Владимир Новоженов.

Два ледокола. Другая история Второй мировой



скачать книгу бесплатно

Вот Вам, Резун-Суворов, все варианты нормальной морали политиков всех наций и цветов…

Прошу. На выбор…

Ну да… понимаю Владимира Богдановича. Живет-то он ноне в Англии. В самой правовой стране капитала. Хотя он эту страну считает страной «мякенького» социализма. Меня это очень тронуло… Еще бы добавил «жиденького». Посему если для него где-то и что-то случается иное, то это совершенно нетипично, просто потому, что «невесту украли в соседнем районе». Поэтому у Резуна-Суворова и такие модераторы…

Так вот, коллега, ежели читаете эти строки – знайте, что и в этом Вашем убеждении по Катыни у Вас, Владимир Богданович, есть тот же очень серьезный оппонент. Это Юрий Игнатьевич Мухин. Вот зайдите в Сеть… Наберите в поисковике его фамилию. И обнаружите, что еще 14 лет назад, в 1995 году, он специально для сомневающихся опубликовал книгу «Катынский детектив». Вот там все доказательства и найдете. Кто в катынском лесу расстрелял почти 15 тысяч поляков. И самое главное – когда… Думаю, это Вам будет интереснее судьбы и обстоятельств смерти 35-го президента США. Впрочем, я не думаю, что это поменяет Ваше мнение о том, что СССР – страна-палач.

Слишком хорошо понял суть Ваших работ Ваш коллега – Владимир Буковский.

Да и, судя по последним Вашим работам 2008 года, Вы прекрасно знаете труды Ю.И. Мухина.

Только вот аргументов у всегда готового к бою Суворова, кроме как «всякие там Мухины….», не нашлось. Ну не увидел я Вашего желания возразить Мухину конкретно…

Видимо, нечем…

4

Есть и другая дата – 13 июня 1941 года.

И здесь Суворов безупречен как логик разбора исторических фактов.

Медленно, но верно к началу 1941 года на западных границах СССР было расположено 12 советских армий из 17 образованных.

Подготовлены и сформированы к лету 1941 года еще 11 армий.

Из них только одна пополнила пять дальневосточных, доведя блокирование японской угрозы до шести дальневосточных армий. А вот десять армий второго эшелона пополнения были двинуты к западным границам с Германией 13 июня 1941 года.

Одна только 9-я армия чего стоила! Она по плану формирования имела 20 дивизий, т. е. более полумиллиона солдат и офицеров, которые к тому же имеют дополнительную поддержку семи механизированных корпусов и двух авиадивизий. Чтобы понять эту махину только одной советской армии, достаточно сказать, что ее танковая поддержка могла бы составить более 3300 танков.

Весь вермахт Гитлера начал Вторую мировую войну с 3700 танками.

А тут у Сталина только в одной армии из 22 запланированных на западной границе их практически столько же, как и у всего рейха.

И появилась эта армия-махина территориально на границе союзницы Германии – Румынии.

Этот исторический факт – по словам самого В.Суворова – произвел на него ошеломляющее впечатление. Самая мощная армия СССР – и стоит не на прямой границе с Германией! А вот, мол, все до этого было логично в доказательных рассуждениях Владимира Богдановича.

Неужели сбой в его сверхтщательной теории о СССР как стране-агрессоре?

Ну не Румыния же для СССР предмет агрессии!

Но нет, не беспокойтесь. Сбоя не будет.


Вот после этой даты, 13 июня, т. е. за неполных десять дней до начала агрессии Гитлера против СССР, Сталин уже ничего не мог предпринять для изменения и хода, и итогов Второй мировой войны. Он окончательно тронул всю свою невероятную военную мощь и дал ей движение к западным границам. Именно с этого момента мы и получим катастрофу первого года войны против Германии.

Именно в силу общего тактического замысла – вести грядущую войну не на территории СССР, а за ее пределами – наше верховное военное руководство двинуло вплотную к границе всю свою авиацию на расстояние вплоть до 2 км, расположило на полевых аэродромах подскока практически весь основной 10тысячный запас своих боевых самолетов, придвинуло, не разгружая из эшелонов, до 1 млн. тонн боеприпасов, сконцентрировало в прифронтовой полосе более 100 тысяч единиц орудий и минометов.

В ближайших к западной границе железнодорожных узлах и перегонах скопилось около 8,5 тысяч 62-тонных железнодорожных цистерн с горючим.

К началу июля в прифронтовой зоне западных границ скопилось на ключевых транспортных узлах 47 000 вагонов с воинскими грузами.

В этом гигантском сталинском стратегическом замахе, который мог бы хоть как-то улечься в управляемый военный процесс не ранее чем через месяц, к середине июля 1941 года, реальность боевых действий с немцами была ужасной.

Один знаменитый пример 16-й армии генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина чего стоит. Пока Михаил Федорович как командарм вел свои передовые полки против немцев в бой под Шепетовкой, штаб его армии еще только грузился в вагоны в Забайкалье.

Нет ничего уязвимей в военном деле, как состояние перемещения… Когда и не бомбят твои передислоцируемые части – и то сердце полководцев болит. А если представить себе воинские эшелоны с автотранспортом – «передние колеса в борт впереди стоящих», а массивы танков на железнодорожных платформах, когда их некому сгрузить… да и нечем, и не на что.

Это вам не в Гражданскую – пару досок в чистом поле к теплушке накинуть…и выгружай хоть всю Конармию Буденного… Да что там танки на платформах… Даже когда они в колоннах, опершись гусеницами на матушку-землю, идут к местам развертывания в боевой атакующий строй… Они ох как уязвимы!

Мы это Манштейну и отборным немецким дивизиям от «Лейб-штандарт Адольф Гитлер» до 5-й танковой СС «Викинг» под Курском прекрасно показали.

Наши штурмовики Ил-2 с особым удовольствием засыпали их бомбовым горохом ПТАБ-2.5–1.5…

И думать, и выцеливать ничего не надо.

Танки на марше… в колоннах

Прожигай крыши их башен десятками… с помощью невероятно талантливой бронебойной начиночки инженера 3-го ранга Е.Г. Ледина в не менее талантливо облаченном изделии конструктора И.А. Ларионова.

И всех делов…

Сыпь эту странную аббревиатуру ПТАБ-2.5–1.5 со штатной высоты в 70 метров…

Это уж потом до немцев дойдет, что больше двух танков в чистом поле лучше не собираться…

А в тот момент весь дьявольский замысел фюрера, вся его надежда лета 1943-го – пробить сталинскую оборону танковым тараном cверхсовременных и сверхсекретных «тигров» и «пантер», завернутых в лобовую броню аж до 100 мм, – пошел коту под хвост!


…Если Сталин и имел последний шанс поправить свое решение от 13 июня 1941 года, то он поневоле должен был быть настоящим провидцем. То есть предвосхитить то, что с ним сделал Гитлер 22 июня.

Для этого Иосифу Виссарионовичу нужно было плюнуть на красивую теорию о барашках и моторном масле начальника Разведуправления ГШ тов. Голикова, изо всех сил напрягать руководителя МИД тов. Молотова и мастера нестандартных дебютных начал тов. Старинова и вместе думать над тем, что сказать последующим историкам о внезапной военной превентивной атаке на своего партнера по Московскому пакту.

И начинать точно такую же, но превентивно-встречную агрессию ранним летним воскресным утром 8 июня 1941 года – подставу cуворовского рожна. В этот момент начала июня 1941 года германская военная машина зеркально повторяла все те действия, которые начнет делать советская машина двумя неделями позже. Немецкие войска также тихо, тайно и массово начали выдвигаться к советским границам.


Все на марше…

Орудия в одном эшелоне…

Cнаряды в другом…

Батальоны разгружаются там, где нет штабов, а штабы там, где нет их батальонов.

Связи между частями тоже нет…, ибо в эфире полная радиотишина.

Те же массы запасов боеприпасов, толпе железнодорожных вагонов с вооружениями и техникой на транспортных узлах у границ…

Та же скученная дислокация истребительных авиагрупп первого удара непосредственной близости…

Те же изготовившиеся бомберы люфтваффе – Ju-87/88, He-111 – не далее 50 км от советского потенциального фронта…

Все до боли знакомо… Все один к одному… Только вот сталинского рожна мы в тот момент начала июня не увидим….

Историческая калиточка возможностей для нашей страны сохранить свои 26 миллионов жизней, а для всего мира планеты Земля 56 миллионов его граждан – тихо захлопнулась…


Самое главное – все штабы воинских подразделений, изготовившихся к главной атаке на Запад, имели только один вариант действий по боевой тревоге – наступательный… И к тому же исключительно используя территорию вероятного противника.

С 13 июня Рубикон был перейден. Остановить движение военного маховика было уже невозможно. В лесах на западной границе СССР к этому времени уже дислоцировано около 60 дивизий. С данного дня к ним вплотную из глубины максимум недельного броска скрытно двинулись еще 110 дивизий. И в этот же день приведены в движение в том же направлении западных границ, от Балтики до Черного моря, и с глубины подскока максимум десяти – пятнадцати дней все дивизии второго стратегического эшелона СССР в количестве до 77 дивизий.

Ничего подобного в разовом перемещении войск мировая военная история еще не знала. Повторяю: вся эта военная масса на 2/3 к моменту 22 июня находится в движении, перестроении и дислоцировании к новым местам…

И в штабных пакетах с литерой «М» – ни слова о вероятности хотя бы суточного нахождения в состоянии обороны.


Задача одна и на всех… ТОЛЬКО ВПЕРЕД!

После того, как Сталин даст приказ!

В такой сверхуязвимый тактический момент гигантского маневра на русского медведя невероятной силы нужно только было ловко и неожиданно, как это уже заметил В. Суворов, подставить рожон.

И СССР на него сел 22 июня. Разумеется, история не дала нам никакого другого шанса именно после этого 13 числа… Рассчитывать, что ты перехитришь противника, когда ты ТАК все выставил на карту, все до нитки – НЕРЕАЛЬНО.

Это подтвердит любой опытный карточный игрок. А государственная политика – помудрее картежной игры. И Сталин в ней был исключительно мудр.

То есть все эти военные приготовления без какой либо страховки, без плана возможной обороны, без вариантов хотя бы подрыва заранее разминированных мостов по всей границе, без возможности зацепиться за прекрасную и непробиваемую в белорусских лесах Линию обороны Сталина, которая была к тому времени не взорвана, а как максимум демонтирована в вооружении и запасами, без хотя бы части отведенной авиации и наличия в железе разработанного нами мощного оружия обороны (один только не пошедший в серию стратегический бомбардировщик ТБ-7 чего стоит) были чистой авантюрой.

Все эти настырные колоссальные военные усилия Сталина после 13 июня 1941 года делают его однозначно ответственным перед своим народом. И не стоит тут В. Суворову посвящать целых две книги – «Тень Победы» и «Беру свои слова обратно» – в желании показать, что, мол, пусть и не гениальный Жуков, но он здесь своими зашоренными полководческими мозгами тоже за это ответственен.

Вот уверен – Генштаб РККА сработал на пять с плюсом, если исходить из того, что мы должны были начать освободительный поход в Европу от поработившего его немецкого сапога! Продумано все до мелочей!

Разве не так, Владимир Богданович?

А вот как сделать так, чтобы, замахиваясь, не раскрыть при этом свою грудь для встречного удара, вот за это отвечает только Ваша голова. А головой той был исключительно Иосиф Сталин.

Разве не так, Владимир Богданович? Вы же в собственной главе 5 недавнего труда «Беру свои слова обратно» перебрали судьбы и характеристики почти всех членов ЦК партии советских коммунистов, надавали всем пинков…, ну, из Бристоля это, пожалуй, уже можно, и Вы не нашли никого, кто бы мог быть «мозгом армии». Никого, кроме «глупого Сталина». И это Ваш вывод – не мой.

Итак, это было чисто политическое решение, которое не могло принимать во внимание никаких жуковских доводов, даже если бы они были… Это решение именно лидера страны. И даже начальник Генштаба мог только талантливо его развивать, но никак не талантливо ему противиться… Ну а после войны Жуков в своих мемуарах изворачивался как мог. Тут он на Вас и нарвался. Сталинский нарком обороны Тимошенко оказался много мудрее. Молчание – золото…

При таком одновариантном плане начала похода СССР на Запад – 22 июня было моей стране обеспечено. И не важна тут задним числом игра в даты. Это могло быть и 6 июля 1941 года. Все равно – Гитлер при именно таком замахе Сталина самой судьбою был обречен опередить его в ударе. Хоть на сутки, но опередить.

А далее… смотрите любые учебники истории – хоть наши, хоть американские…

А вот то, что Сталин прекрасно понимал потом степень этой своей вины такого безальтернативного замаха – вот здесь я полностью с Владимиром Богдановичем согласен! Посему и Парад Победы прошел без сталинского его приема.

И День Победы – 9 мая – святой для нас ныне праздник в России – просто не мог быть торжественным днем, пока Сталин был жив. Cталин очень хорошо помнил беспримерный московский ливень Парада Победы 24 июня 1945 года. Этого плача Небес по многомиллионным жертвам нашего народа ему хватило на весь остаток его жизни. Более парадов при Сталине уже не было…


Смею утверждать, что сама по себе война Сталину была не нужна. Ему нужен был как минимум европейский экономический простор для решения чисто экономических задач развития его страны. Экономическая победа во всей Европе как минимум.

В противном случае В. Суворов претендует быть умнее Сталина, задавая торжествующий вопрос: «Советский Союз победил во Второй мировой войне, но почему-то исчез с глобуса. И я спрашиваю: а где же это великое победоносное государство? Куда оно провалилось? Германия проиграла войну, но мы ее видим: вот она – величайшая сила современной Европы, у ворот которой мы попрошайничаем. А где же великий, могучий, несокрушимый Советский Союз? Германия проиграла, но она есть. Советский Союз победил, но его нет. Кому нужна такая победа?»[9]9
  См. «Тень Победы», гл. 4. разд. 7.


[Закрыть]


Все верно, Владимир Богданович! Вот это ВОПРОС! По мне, этот вопрос посильнее центрального вопроса главы 26 Вашего «Ледокола».

Именно такого исхода в дальнейшей истории СССР и ожидал Сталин. Он прекрасно понимал неизбежность развала СССР, если не заполучить для начала экономических рычагов воздействия на принципы экономического устройства как минимум европейских соседей СССР. Чтобы раз и навсегда отучить лидеров США, Англии, Германии, Японии от самой мысли о том, что экономический вариант движения в мировой истории, выбранный СССР, можно пытаться душить силой его соседей.

Спасибо Вам, Суворов, за то, что предусмотрительно не даете однозначную оценку того, какие страны были «раковой опухолью» человечества. «Коммунисты считали себя здоровым организмом, а все нормальные государства – раковой опухолью, которую предстоит пересилить… Не буду спорить, кто из них был здоровым телом, а кто опухолью, но существовать рядом они не могли. Прав был товарищ Ленин: либо одно, либо другое»[10]10
  См. «Истина дороже. Последняя Республика». Гл. 4, разд. 6.


[Закрыть]
.


Мудрые это Ваши слова, Владимир Богданович! Пожалуй, в один ряд можно поставить только Ваши же главы 11 и 12: «Как я воевал с марсианами» и «Кто проиграл войну в Финляндии?» («Последняя Республика»). Посему дело не в свободном мире, рядом с которым существовать Советский Союз не мог. Дело в том, что вот сам принцип существования, а не развития его страны был Сталину как коммунисту неприемлем.

Поэтому-то я и взялся довести логически до конца невольную догадку В. Суворова: «…Корни последующего исторического крушения СССР лежат в победоносном походе Жукова в Бессарабию и Северную Буковину летом 1940 года»[11]11
  См. «Тень Победы». Донецк: Сталкер, 2003, с.73.


[Закрыть]
. Однако мне же думается, что как раз если бы этот поход был бы победоносным, то исторического крушения СССР и не произошло бы…

Позвольте мне подробнее сие мое утверждение развить ниже и отдельно.

5

Нам можно было после подставленного 22 июня немецкого рожна только подсчитывать невероятные потери. Потери – несовместимые с жизнью любого государства. За первый год войны с немцами мы разом потеряли всю кадровую Красную Армию – 5,5 млн. солдат и офицеров. Далее мы могли воевать только своими резервистами и новобранцами.

На оставленной к лету 1942 года советской территории в распоряжении Гитлера осталось более 60 млн. человек. Если сюда прибавить потери Красной Армии, ее военнопленных – то это превысит 70 млн. человек. Это почти 40 % людских потерь для СССР!

Я не говорю уж о потери экономической базы ежегодного производства 800 млн. пудов хлеба, 10 млн. тонн металла, а потеря Донбасса, Харькова, Запорожья, Днепропетровска начисто нас лишала именно военной производственной базы для танко-, авиа– и судостроения. Какая страна это может выдержать? Чей народ способен после этого продолжать воевать?!

Для справки: польская армия и руководство страны сложили к ногам немцев своего белоснежного орла на красном фоне ровно за две недели боев. Потеряно при этом поляками 60 тысяч человек – 5 % от численности не всего населения, а только более чем миллионной польской армии. И все – Польша сдалась.

Французская армия и руководство страны сложили к немецким сапогам свой великий триколор времен Третьей республики и наследия Бонапарта ровно через месяц боев. И это имея грандиозную линию обороны Мажино в 400 км, от Ла-Манша до гор Швейцарии. Более чем двухмиллионная армия французов успела потерять 100 тысяч своих солдат. Это менее 5 % численности армии… И все – Франция сдалась.

Даже немцы, которые прекрасно понимали, что сделают с ними русские после тех зверств, что творили фашисты на нашей территории, подписали капитуляцию перед нами, имея 7 миллионов людских потерь из 80-миллионного своего населения. Этих менее 10 процентов общих потерь было достаточно, чтобы пересилить весь ужас перед возможностью появления в Берлине восставших из пепла красноармейцев.

А мы продолжали сражаться с немцами при 40 % потерь и ПОБЕДИЛИ их! Как же можно объяснить этот героизм?! Ведь вроде тома и тома исписаны и у нас, и на Западе об ужасах сталинского государства, о работе органов безопасности, о сети гулаговских лагерей, о репрессиях, пытках и расстрелах!

А тут более чем каждый третий из всех живущих в СССР уже через год войны отсутствует, вся Красная Армия поголовно выбита, все 20 тысяч танков и все 10 тысяч самолетов потеряны и пожжены… Фашисты в Химках видят в свои полевые бинокли звезды Кремля, а мы все продолжаем биться и верить в Победу!

Тут одними заградотрядами НКВД дела Победы не решишь. Это за что же мы бьемся – за ГУЛАГ, за расстрелы невинных и репрессии заблудших?! За голодомор, раскрученный опосля на всю катушку фантазией Виктора Ющенко, за кровавое раскулачивание?! Да разбежались бы наши солдатики или, что вернее, постреляли бы своих красноперых командиров… Волоком бы свели их всех, вместе со Сталиным, к ногам гитлеровских маршалов, коли это было бы так!

Уж совсем смешно звучат размышлизмы-утверждения современных знатоков истории советского народа: мол, да в гробу видели наши солдатики этот коммунизм… Эту поганую идею. «За Родину!» они бились насмерть (вот только в этом месте стыдливо опускают – «За Сталина!»). За свой родной дом, за хату и жизнь своей семьи…


Вот удивительный Вы человек, Владимир Богданович!

В интервью «Радио Свобода» 21 мая 2009 года в Вашем эфирном присутствии Александр Минкин горделиво приводит цитату от секретаря Тульского обкома партии:

«…У меня был случай. Я разговаривал с первым секретарем обкома Тулы в Тульской области. Это был 1981 год, еще при Брежневе. Он в откровенном разговоре (он воевал) сказал: «Да, вот ни разу за три года мы не поднимались в атаку за Родину, за Сталина.

Матом – да, а вот за Родину, за Сталина – нет!» Это мне сказал не кто-то, не диссидент – первый секретарь обкома партии!..»

Ну, думаю, сейчас нашего Резуна прорвет… Он же коммунистов на дух не переваривает! Думаю, сейчас он Минкину врежет – типа, ты брат с дуба упал – секретарю брежневского обкома верить… Ан нет, отмолчался Владимир Богданович!

Дело-то на «Радио Свобода» было важное… Совместно отбиваться от «президентского наезда» на фальсификаторов истории России. Посему тут не до Минкина с его обкомом… Поэтому Резун и сглотнул минкинско-обкомовское отрицание борьбы наших солдатиков с фашистом не только «За Сталина!», но уже на основе обкомовских воспоминаний мы и «За Родину!» не бились. Так – ради мата!..

Однако позвольте, господа-краеведы, Вам возразить по существу…

Как раз в понятии – «за дом, за жизнь своей семьи» – и не надо было с белокурыми немецкими бестиями биться. Вот смотрите на французов, на поляков. Они это хорошо понимали. Посему и не жгли их деревень, и не насиловали их жен, и в рабство их трудовое никуда не гнали. Как видим, и Париж, и Варшаву даже не бомбили… Целехонькие стояли… Да что там они – девственно нетронутыми остались и Копенгаген, и Брюссель, и Осло, и Амстердам с Гаагой, и Прага, и Вена, и Будапешт, и даже Лондон, пусть и не совсем девственный…

Но когда туда прилетел Рудольф Гесс – человек № 2 в иерархии национал-социалистической партии Германии – в мае 1941 года дела британских демократов стали налаживаться…

Однако сей прилет не мог спасти Лондон позже от знаменитых немецких Фау-2 Вернера фон Брауна, в тонну веса взрывчатого вещества каждая и дальностью полета аж в 350 километров.

Но это все стали кидать в британцев лишь после сентября 1944 года, в предчувствии агонии «Великого рейха» и после демарша бриттов с янки на берегах Нормандии в скромной попытке заявить себя в войне с нацизмом на суше – в Арденнах и под Страсбургом.

Да и спрашивается, если зимой 1941 года Москву отстояли сибирские дивизии, а их дома и семьи точно были за 3–5 тысяч километров от того поля боя, где сибиряки лили свою кровь, – что же гнало этих ребят под немецкие бомбы и пули?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50