Владимир Невский.

Жизнь прекрасна!



скачать книгу бесплатно

Девушка почувствовала его присутствие за спиной. Она оглянулась на мгновение, но Коля успел заметить и её красоту, и затаённый страх в глазах чайного цвета.

– Давай, я помогу тебе, – Коля нагнал её и пошел рядом.

– Не надо, – она опустила глаза.

– Ты не бойся, я просто хочу помочь. – Коля посмотрел на небо, стараясь угадать, успеют ли они до дождя дойти до автобусной остановки. Девушка заметила это.

– Ты иди, а то не успеешь.

– Ничего.

– Промокнешь, заболеешь, – в её голосе зазвенели озорные нотки.

– Ты принесёшь мне в больницу мёд, я обмажусь, словно папуас, и излечусь, – поддержал Коля её шутливый тон. Она улыбнулась, и улыбка её оказалась такой прекрасной, такой очаровательной, что Коля даже остановился. И тут хлынул дождь, сильный и тёплый. В одну минуту он намочил их с ног до головы. На асфальте появились лужи, а дождь не прекращался, и вода в лужах пузырилась, как будто кипела. Коля неожиданно для себя начал дурачиться: он снял кроссовки и шел босиком, прыгал в лужи, поднимая фонтаны брызг. Девушка весело смеялась, смех её был задорным, заразительным, и Коля тоже стал смеяться. Дождь нисколько не испортил её внешности – наоборот, мокрое платье подчеркнуло точеную фигурку, стройные ножки. Черные волосы падали на плечи блестящей массой. Они не заметили, как прошли мимо автобусной остановки, как прохожие награждали их насмешливыми взглядами. Этот дождь, этот асфальт, этот город и целый мир принадлежали только им.

– Вот я и пришла, – сказала девушка и кивнула головой на обыкновенный, обшарпанный пятиэтажный дом.

– Этот дом не для тебя, принцесса! – неожиданно выпалил Коля.

Девушка засмеялась в который раз, но на этот раз в её смехе было больше грустных ноток.

– До свидания, – попрощалась она.

– До свидания.

Когда девушка ушла, Коля словно очнулся. Он обулся и пошел домой, чувствуя холод, хотя дождь к этому времени кончился, и выглянуло солнце. «Надо познакомить Петю с этой девчонкой, – подумалось ему. – Они подходят друг другу и будут, наверное, счастливы. Надо поехать к нему и вытащить в город на недельку».

Дома Колю ждала Наташа. Они дружили уже давно. Жениться, правда, пока не собирались, Наташа ещё училась в институте, но их будущее казалось уже решенным и ясным. Родители знали об этом и одобряли выбор. Вот и сейчас Наташа и Колина мать сидели в уютной комнате, пили чай.

– Привет, – поздоровался Коля.

– Боже, на кого ты похож! – всплеснула руками мать.

– На своих родителей, – отшутился Коля и пошел переодеваться.

– Иди пить чай с малиновым вареньем, а то простудишься, – крикнула вдогонку мать.

– Где ты был? Что, негде было спрятаться? – спрашивала Наташа.

– Я бегал по лужам босиком, – серьёзно заявил Коля. Он вышел к ним и тоже сел за стол.

Мать и Наташа переглянулись. «Почему эта девчонка засмеялась, даже смутилась, когда я назвал её принцессой? – думал между тем Коля. – Она, наверное, слышала такие комплименты миллионы раз, и они уже кажутся ей смешными.

Мы, пацаны, все одинаковы. И ей, конечно, порядком надоело. Вот Петя сказал бы что-нибудь новенькое, оригинальное».

– О чём задумался? – прервала его размышления Наташа.

– Мне надо съездить в деревню, к другу.

– Надолго?

– Как получится.

– Меня возьмёшь с собой?

Коля задумался на минуту, потом пожал плечами:

– Ну, если ты хочешь, то поехали. Только вряд ли тебе там понравится.

– А это мы посмотрим.


Они долго ехали на автобусе, потом шли пять километров до деревни. Наташа устала, часто останавливалась. Присаживалась отдохнуть, но тут же её облипали комары. Она отмахивалась веточкой.

– Ну и глухомань, – повторяла она.

– Разочарована?

– Надеюсь, там есть где вымыться и уснуть.

– Я тоже надеюсь.

Наконец-то они пришли. Деревня представляла собой два десятка старых домов. Это даже смутило Колю, ведь Петя никогда не рассказывал о ней. Бабушки, сидевшие на лавочке возле первого дома, когда Коля назвал Петину фамилию, объяснили, куда им идти, и долго, смотря им вслед, шептались

– Наверное, нас обсуждают, – усмехнулась Наташа.

– Это для них большое событие. Мы – редкие птицы, которые залетели сюда.

– Только слабоумные могут сюда залететь, – согласилась Наташа.

Они подошли к дому. Это была обыкновенная русская изба. На крыльце сидела женщина. «Может быть, единственная в деревне не пенсионного возраста», – подумалось Коле.

– Здравствуйте. Я друг Пети.

Женщина подняла на них грустные глаза.

– Заходите, – и они вошли в дом.

– А Пети нет дома? – спросил Коля.

Женщина тяжело опустилась на стул, и слёзы хлынули из её глаз.

– Он погиб. Месяц назад.

– Погиб? – Коля медленно сел, стул жалобно скрипнул. В голове разом промчался вихрь мыслей, но не было ни одной ясной и чёткой. Всё смешалось: их встречи и приключения, их письма и мечты.

– Я хотела сообщить его друзьям, но не нашла адресов, – женщина уже не плакала.

– Как это случилось?

– Поехал в райцентр и попал под машину. Он словно чувствовал что-то – за день до этого сжёг все свои тетради. Одна только и осталась. – Женщина подошла к комоду и вытащила из ящика обыкновенную школьную тетрадку.

Коля осторожно взял: это всё, что осталось от Пети. На обложке было написано по латыни: «Suum cuigue» – «каждому – своё», а в тетради – стихи. Пока Петина мать накрывала на стол, Коля читал стихи друга. В них была вся его жизнь. Сколько боли! Сколько безнадёжности! Ощущение тупика. Коля только сейчас понял, какая тяжелая была у Пети жизнь. А он даже не смог приехать к нему в гости. Да что там приехать, даже не ответил на последние письма! А Петя, наверное, ждал каждое утро, просыпаясь с надеждой, и каждый вечер эта надежда умирала. Это страшно. Ужасно чувствовать, что ты никому не нужен, что все забыли тебя, судьба забросила тебя в глухомань, где ты с каждым днём таешь и теряешь веру в жизнь.

– Давайте помянем его, – было видно, что мать держится из последних сил.

Коля и Наташа сели за стол. Женщина разлила водку. Наташа деликатно отказалась и красноречиво посмотрела на Колю, но он словно не заметил её взгляда и выпил, не почувствовав даже вкуса. Сердце ныло, и в душе была пустота.

– Где у вас кладбище?

– Да вон, через дорогу. Его могила в самом конце. – В глазах женщины снова блестели слёзы, она сунула Коле в руки початую бутылку, рюмку, закуску. – Налей ему тоже.

Коля, выйдя из дома, жадно закурил. Следом вышла Наташа.

– Ты на кладбище собираешься?

– Да.

– Я не пойду!

– Как хочешь.

– Ты обещал мне, что водку пить не будешь.

– У меня друг погиб, – ледяным голосом ответил Коля и сбежал с крыльца. Петину могилу он нашел быстро. «Двадцать два года. Начало пути. Боже, как несправедливо. Вся его жизнь была сплошным одиночеством. А ведь она, по сути, только начиналась».

Он окинул взглядом деревушку. Тишина. Только лягушки где-то устроили «концерт». Только кружит и кричит вороньё. Только пищат комары. И больше ничего.

Вернулся Коля с кладбища уже поздно вечером. Наташа демонстративно молчала. «Обиделась, – подумал Коля. – Ладно, не впервые». Они поужинали в тягостной тишине, потом легли спать. Коля долго не засыпал – никак не мог привыкнуть к мысли, что его друга больше нет. Он вспомнил его стихи, и сердце от боли сжималось, а по щекам стекали слёзы. «Неужели Петя предчувствовал свою смерть? Может, он это сделал нарочно – под машину? Не зря же сжёг все свои дневники и даже адреса друзей. Мой тоже. А что я? Разве я был ему настоящим другом? Ведь я мог почувствовать, как он живёт, как страдает. А я прошел мимо, не заметил его боли. Вспомнил лишь тогда, когда повстречал ту девчонку. Она, наверное, живёт такой же жизнью. Страдает от насмешек. Проводит вечера в одиночестве. В её душе тоже мечты, которым не суждено сбыться. Вот почему она засмеялась тогда: ей показалось смешным услышать в свой адрес «принцесса». Но ведь она и правда красивая, и ей обязательно должно повезти. Она встретит того, кто полюбит её и сделает счастливой. Но, наверное, все парни, которые ей встречаются, думают так же. Только думают, и не шагу вперёд. Почему бы мне не сделать этот шаг? – от этой мысли ему стало жарко, и он сбросил одеяло. Он посмотрел на Наташу, которая спала на диване в другом конце комнаты. «У меня уже есть девчонка, хорошая девчонка. Но можно же быть просто другом. Иногда приходить к ней в гости, слушать музыку, смотреть кино. Приносить ей книги, цветы. Ведь можно же чаще оказывать внимание, а значит, давать капельку счастья. Дать ей понять, что она не одна в этом мире. Надо поговорить об этом с Наташей. Она должна понять. Должна!»

Утром они собрались в обратную дорогу. Как ни отказывались, Петина мать наложила им целую сумку гостинцев. И снова они шли лесом до автотрассы. Наташа несколько раз пыталась заговорить, но Коля угрюмо молчал, погруженный в свои невесёлые мысли.

– Знаешь, Наташа, – наконец-то он очнулся и вернулся к реальности. – У меня есть одна знакомая девочка.

– Да? – с вызовом перебила его Наташа.

– О Боже! Это не то, что ты думаешь! Она – просто знакомая.

– И давно вы знакомы?

– Три дня.

– Как её зовут?

– Это что, допрос? – парировал Коля. Он и сам не знал её имени. – Понимаешь, она тоже инвалид, и я подумал: ей нужны друзья, как нужны были они и Пете. Давай вместе будем ходить к ней.

– Она молодая?

– Да.

– Красивая?

– Очень! – разозлился Коля. Опять эта глупая ревность, свойственная девчонкам. Им говоришь о серьёзных вещах, а они опять за своё: какие глаза, да какая фигура? Неужели все такие?

Всю оставшуюся дорогу они молчали. Наконец, дошли до остановки. Коля сел и закурил, а Наташа ходила взад-вперёд и ожидающе смотрела на дорогу. Коля знал: чем дольше длится молчание, тем сильнее будет ссора. Но сейчас ему ни с кем не хотелось говорить. Пустота в душе не проходила. Наташе удалось остановить машину с единственным свободным пассажирским местом. Она вопросительно посмотрела на Колю, но тот даже плечами не повёл. Наташа молча села, и машина тронулась с места. Коля встал и пошел в лес. Ему никого не хотелось видеть, не хотелось слышать даже шум проезжающих машин. Он лёг на опушке и опять погрузился в тяжелые думы: о Пете, о себе, о Наташе и о той девчонке.

Лишь к вечеру он приехал в город, но сразу идти домой не хотелось. Наверняка, там сидит Наташа и жалуется матери на него. Сейчас начнут ругать, уговаривать и учить жить – короче, всё то, что каждый человек не любит, хотя это бывает полезно. Коля опять прогуливался по парку. Медленно наступала ночь, спадала жара, становилось легче дышать и совсем не хотелось покидать этот оазис, но Коля понимал, что дома начнут волноваться. Чего доброго, побегут в милицию.

Он не ошибся: Наташа с матерью сидели в зале и смотрели телевизор.

– Ты чего так долго? – спросила мать.

– Так получилось, – пожал плечами Коля.

– Почему ты отпустил Наташу одну, да ещё и на попутке? Ты что, не понимаешь, какое сейчас время?

– Она же не маленькая, сама должна думать.

– Мог бы её остановить, а ты даже не пытался. Плохо соображал, что ли после выпитого?

– Я просто помянул друга! – от матери нелегко было отвязаться.

– Да ещё девчонка какая-то.

– Просто знакомая

– Ты нагрубил Наташе, – не отставала мать. Коля почувствовал раздражение от этой перебранки.

– У меня друг погиб, а она с какими-то глупостями: красивая – некрасивая. И вообще, мама, мы сами разберёмся

– Да если бы не я, вы бы давно расстались!

– Может, и правильно бы сделали, – в сердцах буркнул Коля. В комнате повисла тишина. Потом Наташа вскочила и бросилась в прихожую, мать – за ней. А Коля прошел в спальню и закрыл дверь. Он слышал, как Наташа ушла, как мать что-то пыталась сказать ему через закрытую дверь, как потом они ужинали с отцом. Коля больше в этот вечер не выходил из комнаты.

Он несколько дней ни с кем не встречался. Гулял в одиночестве по городу, уходя на рассвете и возвращаясь поздно вечером. Он вдруг почувствовал себя счастливым, словно какой-то груз свалился с его плеч, и он обрёл свободу. Только сейчас он почувствовал, что отношения с Натальей его тяготили. Он устал от её подозрений, её контроля. Ему хотелось видеть в глазах любимого человека не только власть и волю, но и восхищение, доброту и любовь. Он искал встречи с той знакомой девчонкой. Целыми днями бродил по парку, но бесполезно. А как хотелось ещё раз увидеть эти глаза и улыбку, услышать радостный смех. Хотелось сделать для неё что-нибудь особенное, чтобы её глаза заблестели от изумления и счастья. Даже во сне он стал видеть её. Это были романтические, со сказочными концовками сновидения.

Отпуск близился к концу. Наташа больше не появлялась, и Коля не искал с ней встреч. Родители говорили с ним мало, сквозь зубы. Но Коля вопреки всему чувствовал себя счастливым.

Прошел дождь. Коля вышел подышать свежим воздухом в парке. Навстречу шла девушка с тросточкой. Платье на ней было мокрое, а в глазах блестели озорные огоньки. Коля с трудом верил своим глазам. Она ему улыбнулась, и в этой улыбке было что-то обещающее.

1994

Каникулы

– Ты редко приезжаешь домой, – мать суетилась возле стола, за которым сидел сын.

– В институте тяжело учиться, приходится много заниматься, – ответил Валера.

Мать лукаво посмотрела на него:

– Чем заниматься?

– Уроками, – Валера понял её и улыбнулся.

– Девчонку, наверное, нашёл. Вот и забыл о доме.

– Нет. Ты же знаешь: бегал я тут за одной, хотя и прошёл целый год, но всё равно вспоминаю о ней.

Мать невольно охнула и опустилась на стул. Валера удивлённо посмотрел на неё и вдруг понял, что что-то случилось.

– Она вышла замуж? – глухими голосом спросил он.

– Нет, – качнула она головой.

– Умерла? – страшный вопрос вылетел невольно.

Мать ничего не ответила. Раздался звонок, и она, обрадовавшись, что можно прервать этот тяжелый разговор, вышла из кухни. На короткое время Валера остался один. Он тупо смотрел в тарелку, а в голове мелькали страшные мысли. «Лена, Леночка! Что с тобой случилось? Неужели страшное и непоправимое?».

На кухню зашли мать и Валерина сестрёнка.

– Привет!

– Привет, – растеряно ответил он.

Галя была младше его всего на год, и они знали друг о друге абсолютно всё.

– Что случилось с Леной?

– Какой Леной? – Галя повела плечами.

– Моей Леной! – Валера чувствовал, как в груди закипает злость, понимая, что Галя просто разыгрывает его. Была у неё такая привычка: прикинуться простодушной.

– Она никогда не была твоей, – Галя улыбнулась.

Валера ощутил холодок в груди. Сестрёнка ударила в самое больное место. Лена не была его девчонкой. Валера безрезультатно добивался взаимной любви.

– Спасибо. Всё было вкусно, – Валера встал, решив отказаться от расспросов. Легче узнать о ней от друзей. Но когда он был уже в дверях, Галя бросила в спину:

– Она недавно сделала аборт!

Хорошо, что он стоял к ним спиной, поэтому они не видели, как он растерялся и покраснел. Ничего не сказав, чтобы голос ненароком не дрогнул. Он закрылся в ванной комнате и закурил.

«Вот, значит, что! А строила из себя недотрогу! Пай-девочку! Сама скромность, сама чистота!» чем больше он думал об этом, тем сильнее росла в нём злость и обида. «Даже целоваться не позволяла. А сама? Интересно, как же она теперь будет смотреть мне в глаза? И вообще, останется ли она в их компании? Олег и Вова не так воспитаны, чтобы терпеть общество таких девчонок. Честь и совесть! Да и Наташа с Олей – сама невинность!»

Валера вдруг почувствовал желание выпить и заглушить в себе так неожиданно нахлынувшие чувства. В дверь постучала Галя:

– Ты чего, решил искупаться?

– Да, – Валера включил воду. Меньше всего он хотел сейчас смотреть в глаза сестрёнке и матери. Он неожиданно для себя чувствовал себя виноватым.

Он с трудом дождался вечера и выскользнул из дома. Сразу же пошёл в парк, где они всегда проводили время. Северная сторона парка была старой и запущенной. Кроны деревьев переплелись, бросая на разбитые аллеи сплошные тени. Но именно здесь, на старой, облезлой скамейке проводили время три парня и три девчонки. Слушали музыку, пели, смеялись и мечтали о будущем.

Именно сюда отправился Валера, но по пути заглянул в пивной бар. Желание выпить не проходило. Он выпил три кружки, но боль не покидало его. Наоборот, росла и крепла. На их возлюбленном месте он увидел своих друзей: Олег играл на гитаре, Володя, как всегда, «кидал» остроты. Девчонки плели венки из ромашек и смеялись. А лены не было. «Я так и знал» – подумал он и подошёл к ним.

– Привет!

– Валерик! Привет! Привет!

Все бросили свои занятия и окружили Валеру. Поцелуи, рукопожатия, возгласы восторга, расспросы. А когда улеглась радость встречи, все вновь уселись на скамейке, которая неожиданно заскрипела.

– Совсем рассохлась старушка. – Валера окинул взглядом друзей. – А где Лена? Снова в больнице?

Парни засмеялись. Валера бросил взгляд на Олю. Они с Леной были очень хорошими подругами. Оля слегка побледнела и закусила губу. «Переживает подружка, хотя и не оправдывает. Значит, это правда». И добавил вслух:

– Мы – одна семья. Как говориться, в семье не без урода


Так продолжалось несколько дней. Валера старался реже бывать дома. Целыми днями бродил по городу, несколько раз бывал в школе, ходил в кино на дневные сеансы. А по вечерам ходил в парк, где с друзьями весело проводили время. Валера часто в разгар веселья шутил на счёт Лены, и Оля каждый раз бледнела и прятала взгляд, в глубине которого была неподдельная боль. А Валера старался не оставаться с ней наедине, боясь, что разговор сам по себе перейдёт на Лену. Но однажды они столкнулись на улице.

– Ты ждёшь меня? – Валера был прям.

– Да. Мне надо поговорить с тобой.

– Я ничего не хочу слышать о ней, – Валера вздохнул. Они шли рядом и несколько минут молчали.

– Ты же любил её! – Оля привела аргумент в пользу необходимости разговора.

– Что же от меня требуется? – Валера остановился и заглянул в её глаза.

– Ничего особенного. Во-первых. Прекрати свои шуточки и намёки.

– А во-вторых?

– Поговори с пацанами, пусть Лена вернётся в компанию. Она сейчас совсем одна и ей очень трудно. – Она опустила глаза и добавила тихо: – Она совсем одна.

– Почему я? Попроси Володю.

Оля ничего не сказала, пошла дальше по тротуару. Валера догнал её и пошел рядом.

– Он во всём подражает Олегу. Он – его кумир. А какой Олег, ты сам знаешь.

– А Наташа?

– Наталья не знает, что я по-прежнему дружна с Леной. И я не знаю, как она отреагирует. Ну, как? Они всегда прислушиваются к тебе.

– Мне надо поговорить с Леной.

– Зачем?

– Она сама хочет вернуться туда, где её все призирают?

Оля вздрогнула и вздохнула.

– Она ничего не знает. Это моя идея.

Они снова молчали и довольно долго.

– Давай забудем про этот разговор. Пусть всё остаётся по-старому. Только перестань шутить, я прошу тебя. Она не такая, какой ты себе её представляешь. Каждый совершает в жизни ошибки. И ты забудь про неё. – Оля отвернулась и зашла в подъезд. Валера успел заметить в уголках её красивых глаз слезинки.

Прошло ещё несколько дней. Теперь Валера избегал не только родных, но и друзей. Но, даже находясь в их компании, его не покидало чувство пустоты, и он не знал, чем заполнить вакуум.


***


Лена сидела в комнате и читала книгу. Был тёплый, ласковый вечер. В открытое окно заползала едва заметная прохлада, которая приятно шевелила занавески и ласкала лицо. Родители долго уговаривали её вместе сходить в кино, но Лена отказалась, сославшись на головную боль. Они ушли, и Лена осталась одна. Раздался звонок. Она открыла дверь и вздрогнула:

– Валера?

– Привет! – от него пахло спиртным.

– Привет, – тихо ответила она.

– Не пригласишь?

– Проходи, – она посторонилась. – Чай будешь?

– Нет, спасибо. – Валера зашел, и они прошли в её комнату, – читаешь? – Валера взял книгу. – О! Бердяев! От философии сходят с ума.

– Я не сойду. А ты, как я слышала, начать выпивать?

– Ольга информирует тебя?

– Просто к слову пришлось. Я, если честно, не ожидала от тебя такой глупости.

– Я разочаровался в людях, – он первый раз взглянул ей в глаза.

– Один человек – это не все люди, – тихо ответила она и отвела глаза, не выдержав его взгляда.

– Да, конечно. Но этот человек затмил весь мир.

Лена смутилась, слегка покраснела. В прихожей раздались голоса.

– Это родители, – пояснила Лена

– Тебя не будут ругать?

– Нет.

В комнату заглянула женщина приятной наружности.

– Здравствуйте!

– Это Валера, а это моя мама.

– Очень приятно.

– Я уговариваю её сходить в кино, – неожиданно даже для себя сказал Валера.

– И что же?

– У меня болит голова, – сказала Лена. – А тебя уже ждут. Я провожу.

– Надеюсь, что завтра пройдёт твоя мигрень. – Валера не твёрдой походкой направился к двери. И когда он уже вышел на площадку, Лена сказала:

– Зря ты это говорил. Она всё знает.

– Что знает?

– Что ты возненавидел меня.

Валера опустил голову, а потом резко поднял и взглянул в её глаза:

– Я люблю тебя, – сказал он быстро и сбежал с лестницы.

Он долго сидел за стойкой бара, медленно потягивал пиво и всё время думал о ней, вспоминая прошлое, её глаза, улыбки, походку.

«Я люблю тебя, люблю, – шептал он. – Неужели, чтобы понять это, мне надо было вновь увидеть тебя? Заглянуть в глаза? Каким же я был глупцом!»

Мать и Галя долго не ложились спать. Вот уже несколько дней они совсем не видели Валеру. Утром, когда они уходили, он ещё спал, а в комнате витал запах алкоголя. Это пугало и тревожило их. Они решили дождаться его. И наконец-то, далеко за полночь, он пришёл

– Вы не спите? – он удивлённый зашел на кухню.

Матери было достаточно одного взгляда, чтобы понять, в каком он состоянии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9