Владимир Морозов.

Посолонь или Мой опыт месяцеслова



скачать книгу бесплатно

Посолонь,

или

Мой опыт месяцеслова

Всё сказанное в этой книге – не сакральная фантастика, не народное фэнтези. Нет, – это самый настоящий реализм, только христианский, назовём его так. Направление в художественной литературе, кстати, не новое, которое включает в реальность бытия всё то, что считает реальным христианское вероучение, в том числе и чудеса, и иные сущности – ангелов и бесов.


Посолонь

Кружится в холодной кромешной тьме наша планетка. Крутится малым голубым шариком и летит сквозь ледяной мрак бесконечности. Кружит подле косматого яростного солнца. Так говорят мудрецы в своих умных книгах. То же самое повторяют и космонавты. Они видели это со стороны, из чёрных глубин безмолвного космоса.

Да сколько их, тех самых космических пионеров. По пальцам сочтёшь и не ошибёшься. Умных книг, правда, куда больше. В библиотеках все полки заставлены.

Ну так и что с того? Мы-то с вами совсем ведь другое видим!

Велика и необъятна мать всего сущего – сыра Земля-кормилица. Широка и незыблема. Каждое утро встаёт над горизонтом пресветлое Ярило-солнце. Обходит землю кругом по высокому терему синего небушка. Обойдёт, согреет, и спать завалится. Наступит ночь тёмная.

Ночь за день цепляется, день за ночь. День да ночь – сутки прочь. Сутки сплетаются в недели, недели – в месяцы. Двенадцать месяцев минуло – и год прошёл. И опять всё снова да ладом, по той же самой дорожке. Изо дня в день, из года в год, из века в век. Тянется бесконечная нить времени, разматывается клубок.

Ныне-то нам куда как просто. Заглянул в любой календарь-численник, и знаешь точно, какой сегодня день, какое число какого месяца. А можно и не заглядывать, телевизор включи – то же скажут. А вот предкам нашим, что обживали русскую землю, надо думать, туже приходилось. Не было в те досюльные времена ни телевизоров, ни радио, ни даже бумаги. Не изобрели ещё. Зато были святцы.

Святцы – тот же календарь, только церковный. Там каждому из 365 дней года дано своё название. По церковному празднику или имени святого. Потому и святцы. Потому именослов. Ведь в древние времена новорожденных называли именами тех божьих угодников, которые поминались в восьмой день по рождении младенца.

Допустим, родился человек 10 марта. Через неделю после рождения, 17 марта, по святцам-именослову поминается преподобный Герасим. Значит, и зваться человеку Герасимом.

Но люди на Руси жили и до Церкви. Всё примечали древние русичи: крестьяне-пахари, пастухи-скотоводы, охотники-полесовщики. Когда пахать и жито жать, когда скотину на выгон гнать и сено косить, когда пернатую дичь бить и за пушным зверем идти. Тоже свой календарь, только устный. Хранился он не буквой, но словом. Приметами, пословицами, поговорками в памяти мудрых стариков. Точно так же словом, из уст в уста, и передавался из поколения в поколение.

Как уж там получилось, нам неведомо, но соединились народное устное и церковное писаное.

Срослись и прижились, как приживаются привитые друг к другу груша и яблоня. Получилось нечто новое. Вроде ни то и ни сё, не груша и не яблоня, а вкусно!

Так и со святцами. Получил каждый божий споспешник народное прозвище и примету с поговоркой. Преподобный Герасим стал Грачевником. На Герасима Грачевника, считают в народе, возвращаются с тёплого юга грачи. Налетели грачи – стали зиму толчи, пить снегов молоко. То есть, увидал грача – весну встречай.

Это и есть народный месяцеслов. В нем каждый день месяца – живое и задорное народное слово.

Как и сутки, делится год на свои утро, день и вечер.

Утро – весна красная. День – лето ясное. Вечер – осень ненастная. Ночь – зима морозная. Лютое корочуново времечко.

Светлый день утренней зарей начинается. С утра года отправимся и мы, по словам месяцев, как по ступенькам лестницы. Пойдем вослед за Ярилой-солнцем. По ходу его. Посолонь то есть.

Оговорюсь сразу, – это у Бога ежедневно праздник, да не каждый день в году приметой славен. Потому и буду перескакивать некоторые из них. И ещё, многие приметы русских месяцесловов связаны с подвижными праздниками, так называемыми двунадесятыми, православной церкви. Это Масляная неделя, Великий пост, Пасха, а с ними и зелёные обряды Троицы. В этом моём повествовании все подвижные праздники будут приведены для 2008 года. Причин тому много, – и то, и сё, и год-то високосный, и много чего важного ещё. Словом, кому интересно будет – пересчитаете.

Позимье-каплюжник

Март считается месяцем начала весны: календарной (с 1 марта), астрономической (со дня весеннего равноденствия 21 марта), фенологической (с появления первых проталин и робких пока желтков мать-и-мачехи). Лишь метеорологическая весна, – тот рубеж, когда среднесуточная температура воздуха переходит в сторону тепла через ноль, сдвигается, как правило, в наших северных краях на апрель.

Потому русские народные календари величают этот месяц – Протальником. Ведь именно в марте появляются, даже в наших северных краях, первые проталины. А также силён март капелью. Сказывали досужие старички: «На дворе капель, так и у нас тепель». Отсюда и Каплюжник.

Когда-то март считался и Новогодьем. Исследователи фольклора и археологи утверждают, будто до Х века нашей эры, племена, проживавшие на территории Руси, жили по лунному, то есть женскому календарю, и за рубеж нового года принимали дни весеннего равноденствия. А с переходом на юлианский (мужской) календарь, отражающий солнечный цикл обновления природы, празднество Нового года древние русичи перенесли на 1 марта. Новый год на Руси начинался 1 марта до 1492 г. И даже в XIX веке ещё сохранялся обычай не работать в этот день.

А ещё март – Зимобор. Ведь первую половину марта можно назвать весной лишь с натяжкой. Потому и говорят в народе: март – не весна, а предвесенье. И называют первые дни марта – ярилиными.

1 марта по святцам поминают православные мучеников Памфила пресвитера, Павла, Порфирия, Илию, Даниила. В народе – Павел и Данила. Так как это первый день новой весны, то – Новичок, а ещё и Ярило с вилами. Вздел Ярило зиму на вилы, – говорят про этот день Месяцесловы. И всё. Правда, коль стоит в начале марта тепло, добавляют: раненько март веснянку затягивает – ненадёжное это тепло. Ранняя весна недорого стоит.

2 марта отмечает церковь память Феодора Тирона и праведной Мариамны. Праведная Мариамна, сестра одного из 12 апостолов – Филиппа, дала обет девства и стала спутницей и помощницей своего брата и святого апостола Варфоломея в апостольских трудах. После казни брата Мариамна отправилась проповедовать Евангелие в Малую Азию, где мирно скончалась.

Маремьяна Кикимора, – таково народное прозвание этого дня. За что прозвали святую праведницу столь мерзким именем, не знаю. Не знаю, ни сном, ни духом не ведаю. Да видно был повод.

Кикимора – это нечисть. Нечистый дух, то есть. Дух, потому что бывает невидима. Как воздух. Его тоже не видно, но каждый дошкольник знает, что он есть. Точно так же и кикимора.

Мала телом кикимора. Что ивовый прутик, – тонка статью. Головёнка у неё с напёрсток, а рот вдвое шире. Руки длинные, загребущие, а ноги вообще птичьи. Так уверяют бывалые люди, те самые, кому ведомы тайные знания. Простому люду кикимора и является попроще. То косматой тёткой в грязном рваном платье, то чёрным маленьким поросёнком.

Рассказывал один мой хороший знакомый. Как-то лёг он спать, а не спится. Час лежит, другой лежит, третий – одну и ту же думку мусолит. Сна ни в одном глазу. И вот на утре, почти рассвело уже, вдруг слышит: шебуршится кто-то на кухне. Ложками-вилками бряцает, шуршит в мусорном ведре.

Это сейчас мой приятель завёл собаку, а тогда совсем один жил. На кухне у него тараканы и те не держались. Забежит какой-нибудь случайный проходимец мимоходом от одних соседей к другим и то на час-другой. Не больше.

Знакомый мой – человек не робкого десятка. Потихоньку встал и на кухню. Чуть было не застукал на месте, да в прихожей скрипнула под ногой паркетина.

Тут же распахнулась дверь кухни, вывалился оттуда мохнатый чёрный поросенок и прямиком ему в ноги.

Взвизгнул, скользнул мимо и скрылся в ванной. Друга моего чуть не сковырнул на пол.

Я уже говорил, что того моего приятеля не скоро-то запугаешь. Взял он настольную лампу, вкрутил туда лампочку на полтыщи ватт, и обследовал с тем прожектором ванную комнату. Всё осмотрел. В каждый угол шваброй потыкал. И под ванной, и за ванной, и в стиральной машине под грязным бельём. Нигде и никого.

После того, он недели две по ночам прислушивался да приглядывался. По собственной квартире ходил как партизан-диверсант по тылам противника. Ничего больше не выслушал. Ни стуку, ни дрюку, ни поросячьего визгу. Видно, как и редкие тараканы, заглянул тот поросёнок проходом, на минутку.

Потом уже, много позднее, объяснили приятелю бывалые люди, что была то кикимора.

Беда, коль поселится у вас в комнатах этот зловредный дух. Уйдут из дома мир и покой. Будут ночами стучать по полу твёрдые босые пятки, шелестеть старые газеты под шкафом, звенеть посуда на кухне. И этак-то все ноченьки подряд; ни сна, ни отдыха. Хоть вон из дома беги.

Не приведи Господи оставить рядом с кикиморой на ночь неоконченное вязание. Любит она заниматься всяческим женским рукоделием, да толку-то. Не столько навяжет, сколько напутает. Правда ночь пройдет тихо и покойно, но уж утром…

Клубки окажутся распущены, нитки спутаны в узлы. Узлы те только ножницами и можно взять. Вся работа насмарку. Хоть сейчас выбрось, хоть погодя недельку. Всё одно пряжа пропала, нитки загублены. Уж лучше бы, право, бегала всю ночь, пятками стучала.

А вот домашней живности не любит кикимора. Не приживётся в доме ни кошка, ни собака, коль поселилась эта пакостливая нечисть. Тем ли, иным ли способом, но выдавит хвостатых из дому. А то и совсем со свету сживёт.

Особенно не выносит птиц. Тёмными ночами изводит несчастных тяжкими муками. Встанешь утром, а весь пол в комнате усыпан птичьими перьями. И твой любимый щегол или попугайчик лежит в клетке, задрав скрюченные лапки. Весь ощипанный. Наголо. Вот такая она, кикимора запечная.

Потому именно накануне этого дня вешали крестьяне над насестом в курятниках камень с природной дыркой – «курячий бог», стоптанный лапоть или отбитое горлышко кувшина. Чтоб не давила курей злобная кикимора. А Фёдору Тирону молились об отыскании украденных вещей и беглых рабов. Примечают Месяцесловы: после Крещения морозов жди на Афанасия Пучеглаза, Тимофея Полузимника и Тирона с Маремьяной Кикиморой. Морозы на Маремьяну, так и звались – Кикиморскими. Утверждают досужие люди рыбаки с охотниками, – на Феодора серая ворона принимается строить гнездо, а плотва начинает брать насадку с полводы.

В 2008 году этот день пришёлся на воскресение, в которое началась мясопустная или сырная неделя, а проще говоря – Масленица.

В день преподобного Космы Яхромского, Кузьмин день, 3 марта поутру обычно запускаю я руку в карман куртки, где по мужскому моему небрежению хранится обыденная проездная мелочь. Добываю всё что там есть и пересчитываю. Если в горсти одна монетка – к удаче, две – к прибыли, три – будут заработки, четыре – сбудется что загадано. В народе день прозывался – Ярило с птицей-овсянкой. То есть, в это время начинают запевать овсянки. «Зинь-зинь-зинь-зии-зи!» – разносится с высоты телевизионных антенн на крышах домов. «Покинь сани, достань воз», – слышалось нашему предку-крестьянину в этой незатейливой песенке, да мы-то ныне другие. В эру автомобильного колеса и овсянкина песенка звучит иначе: «Синь-синь-синь-си-няя!» – славит жёлтого цвета пичуга лимонную ясность тающей зари. Оно и действительно так, – по данным, приведённым в книге Аркадия Иосифовича Шернина «Летопись природы Кировской области» средняя дата пробы голоса для самца овсянки – 3 марта, но для широты Вятских Полян. Для окрестностей города Кирова она сдвинута на 4 дня и приходится на 7 марта. Но ведь книга та издана 30 лет назад, а за треть века, это фенологи отмечают, все весенние явления сдвинулись на более ранние сроки.

Как уже говорил, в 2008 году эта неделя была Масляной. Эх, Масленка, – разудалая, блинорожая! Прощай зима вьюжная да морозная, привет тебе, весна звонкая да привольная! Радуйся честной люд, озорным весельем провожай зиму стылую, буди вешнюю силу яроносную! На то и понедельник-встреча, чтоб ухватив блинок, горячий ещё, словно яркое солнце, круглый, будто полная луна, надкусить его, совершив тем древнее действо поклонения силам мироздания. Потом, во вторник-заигрыш, в среду-лакомку, в широкий ли четверг или на тёщины посиделки, – блины ещё будут. И пшеничные и гречишные; со сметаной, с маслом и с яйцом всмятку. Тут уж кто как любит: кто с рыжиками, кто с паюсной икрой, а кто и с мороженым молоком. На вкус и цвет, как говорится, товарища нет. У каждой хозяйки, как свой рецепт приготовления этого сакрального продукта, так и своя к нему приправа. Одно заруби, любезный мой читатель, не вздумай блин кромсать ножом, упаси также, Боже, копаться и вилкой в этом символе и олицетворении нашего светила. То – великий грех. Всё равно, что ранить Солнце, обретая людей и окружающий мир на недород, болезни, голод. Во времена оные стародавние за подобное кощунство предавали виновника очистительной смерти, пожертвовав яроносному свету.

Рубежные дни Масленицы не обошлись без примет. Считали вятские мужики: на Масленицу ненастье – к плохому урожаю. В первый день Масленицы снег валит большими хлопьями – к грибам. На Масленицу снег – лён будет нечистым.

Следующий приметный день – 5 число. В этот день чтят православные память преподобного Льва, епископа Катанского. В народе – Лев Катанский. В ночь на Льва Катанского старались люди не смотреть на звёздное небо, – не дай Бог увидеть падающую звезду, – обязательно трудно заболеешь. Считалось: кто в этот день заболеет, тому не жить. Примечают Месяцесловы: если с первых дней весна разгульна, незастенчива, – обманет, верить нечего. Кошка умывается – к перемене погоды.

Тимофей Весновей6 марта – тоже был приметным днём. Примечают Месяцесловы: по Тимофею и весна. Отсюда и поговорка: Тимофей Весновей – уж тепло у дверей. В Тимофеев день старики выползали на завалинки и грелись на вешнем солнце. Весеннее тепло веет – старого греет.

В Александровском парке на ветвях липы снегири. Один – малиновогрудый, другой – серенький. Значит, самец и самочка. Снегирь и снегурушка. Парнечок и девушка. Я проходил по аллее со стороны солнца, и снегирь сидел ко мне грудью. Снегурушка наоборот – спиной. От того, что цвета клюквенного морса грудь самчика была освещена яркими лучами, казался он ещё более нарядным. И, в противовес, тень, отбрасываемая головой и плечами, наоборот, усугубляла серость снегурушкиного убранства.

Снегирь сидеть не может спокойно. То хвостом повертит, то переступит по ветке, головой повертит. Горлышко раздувается, трепещут пёрышки под клювом – поёт снегирь. С улицы шумно – машины идут, бульдозер гремит траками гусениц, счищая с тротуаров заледенелую натоптаницу, потому о чём поёт, не слышно, но всё же кое-какие звуки доносятся – тихие, переливчатые. А самочка как уселась, так и сидит. Не шелохнется. Парнишечка и так к ней, и этак: и голосом пригласит разделить свою солнечную радость бытия, и осторожно притронется клювом. Ноль внимания.

Вертелся снегирь, вертелся, завлекал подружку, завлекал, да, видно, надоело. Да и впрямь, сколько ж можно без взаимности-то! Вспорхнул и перелетел на соседнюю липу. И что же? Тут же следом снялась и самочка. На ту же самую липу. Снова уселась рядом. Снова хвостом ко мне, носом на север.

Аналогии не находите?

7 мартаМаврикий. В этот день ели «чёрную уху» – суп, где мясо варилось в огуречном рассоле с примесью разных пряностей и кореньев. Примечают Месяцесловы: если в эти дни оттепель, и курица из лужи у порога напьётся – быть весне дружной и тёплой.

9 марта церковь празднует первое и второе обретение главы святого Иоанна Предтечи. В народных календарях этот день значится как просто Обретение или Иван Будный. Примечают Месяцесловы: пора сорокам в лес убираться, а тетеревам выступать с запевками. Есть на эту дату в народных календарях и примета: когда на Обретенье снег, то в день святой Пасхи будет идти дождь, если сухо, – то и на Пасху дождя не будет. Светлое Христово Воскресение ещё впереди, но уже совсем недалече, так что проверить, как вы понимаете, уважаемые читатели, совсем несложно.

А в 2008 году этот день был ещё и Прощёным воскресением. Во времена прошлые – богобоязненные, просили люди прощения не только живых родственников и знакомых, но и почивших родителей. Ныне лишь к живым обращаемся: Прости, брат, коль согрубил тебе нечаянным словом. – Бог простит, – отвечает товарищ, – а я давно уже простил. И как символ прощения – братский поцелуй над сковородой со шкворчащей яичницей.

И домашним своим на сон грядущий: Простите, милые! Ведь самые глубокие раны наносим мы походя, не замечая того в будней круговерти, родным и близким, тем, кто всегда рядом. То, что рядом, – оно привычное, обыденное – не замечается и не бережётся.

10 марта значится в народных календарях как Тарасий Кумошник, Бессонный. Тарас – опрокинь на матрас. С этого дня запрещалось спать днём, иначе могла напасть кумоха-лихорадка и увести человека следом за уходящей зимой.

После обеда прилёг я с газетой на диванчик. В квартире никого, тихо, только и слышно как стучат часы-ходики. Даже воробьёв не слышно через открытую форточку. Да оно и понятно. За окном будто туман – валит косой пеленой снег. Ветер подхватывает крупные снежинки, крутит водоворотами на перекрестках, вьёт длинные белые косы с углов крыш. Воробьи, ясное дело, забились по щелям карнизов, пережидают метельную непогодь.

Читал я, читал, и сам не заметил как примарило. Задремал после обильной сыти. Дрёма не сон, так, полуявь. Лежу с прикрытыми глазами и все слышу: и часы-ходики, и ветер в открытой форточке, и редкие машины на улице. Глухо, будто сквозь ватные затычки, но слышу.

Вдруг окликнул меня кто-то по имени. Громко позвал, отчётливо. Совсем уж было, собрался отозваться с простой души, да будто кто в бок пихнул.

– Приходи вчера, – говорю.

В ответ лизнуло по губам студёным дыханием, да хлопнула, закрываясь, оконная форточка. Всю дремоту как ледяной водой смыло. Мигом понял, что за лихая напасть подкрадывалась ко мне в дремотной полуяви. То же была комуха – лихорадка-кума. Да видно сильно небесное воинство, крепок мой ангел-хранитель. Вовремя торкнул под бок, разбудил. Не допустил злобную немочь к беззащитному телу.

Гонит вешний Ярило зиму прочь, плавит снега. Разбивает ледяные оковы, освобождает сыру Землю-матушку для свадебного пира. Да не бывает добра без худого. Потревоженные горячими лучами, просыпаются от зимних долгих снов и беззаконные лихоманки. И самой первой из них, на Тарасов день, встает комуха-гнетея. За то и прозывают мартовского Тарасия Кумошником.

Всего лихорадок числом двенадцать. Чуть погодя пробудятся и остальные: огнея-горячка, дрожея-трясучка, ледея-знобуха, гыркуша-хрипучка, глухея-тетеря, лютея-желтуха, ломея-костоломка, пухлея-толстуха, корчея-судорога, глядея-бессонница, навья-погибель. Из всех двенадцати – навья самая старшая. Редко сама кого зацепит, а лишь командует остальными сестрицами. Но если уж навалится – пиши: пропало. Обязательно сживёт с Божьего свету.

Пробудятся лихорадки и пойдут бродить грязными дряхлыми старухами по всем дорогам и проселкам Великой Руси. Будут подглядывать в окна жилищ, костлявыми пальцами стучать в переплёты оконниц. Станут окликать людей по имени.

Разожмёт человек губы, чтоб отозваться с открытого сердца, а сестрицам только того и надобно. Тотчас скользнут в отвёрстые уста и угнездятся внутри, под самым сердцем. Начнут возжигать огнём кровь в жилах-веночках, трясти-желтить тело белое, застилать туманом глаза и уши. Станут корчить-ломать кости трубчатые, выворачивать напрочь суставчики.

Пойдёт человек по докторам да аптекам, да бабкам-знахаркам. И всё-то будет ему не в радость: и соль пресна, и сахар горек, и белый свет не мил. А всего и надо-то было, что оберечься, – ответить на негаданный оклик по имени, приглашением приходить вчера.

Но и телу своему противиться не след. Захочется зевнуть с потяготиной, не препятствуй. Ладошкой рот притвори и тянись, как твоей душеньке угодно. Не всякие, ведь, потягушки к лихорадке, иные и к росту.

Вот и в «Сказаниях русского народа» собранных Иваном Петровичем Сахаровым и опубликованных в конце XIX века об этом дне ничего хорошего: «За великую беду считают наши поселяне, если в этот день сорвется с крючьев дверь избяная. Эта примета всегда предвещает домашнюю беду, или смерть какого-нибудь из домочадцев, или пожар, или мор оспенный». Словом, тот ещё денёк. К тому же, как уже говорил выше, строки эти писались в 2008 году, – понедельник, да не простой, а Чистый. Чистый понедельник – начало Великого поста. Не знаю, кто как, а я норовлю в этот день из дому ни ногой. Тем более что всему православному люду, верному дедовским преданиям, сидеть в этот день на сухоядении. Хлебать тёртый хрен с квасом да солью и не варить ничего горячего.

Существовали у вятских свои приметы и для Чистого понедельника: в Чистый понедельник снег, вьюга – грибов и ягод будет чисто – ничего не уродится в лесу; метель в Чистый понедельник повыметет с повети заготовленные корма, – их не хватит до лета; в Чистый понедельник не давали плясать, иначе лён не вырастет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное