Владимир Мединский.

Мифы о русском пьянстве, лени и жестокости



скачать книгу бесплатно

Идеологическое нашествие Запада намного опаснее нашествия военного. Судите сами: с Наполеоном мы воевали с 1799 по 1815 год. 16 лет, причем с большими перерывами. Самое опасное вторжение 1812 года было нейтрализовано и отражено менее чем за полгода.

С Гитлером справились за четыре года – очень напряженных и страшных, но справились полностью и окончательно.

А с мифами о том, что вся наша история – сплошное пьянство, кровь и грязь, справиться не можем уже пятое столетие.

Утверждаю: гордости за свою страну, за свою историю у русских будет гораздо больше, когда мы научимся распознавать и обезвреживать черные политические мифы. Точно так же, как распознают и обезвреживают поставленную на дороге мину. Эти мифы и есть идеологическая мина на пути в любое цивилизованное будущее.

Для этой работы необходимо знать истоки и причины мифотворчества, уметь распознавать мифы, используемые до сих пор западными (и не только) историками и политиками.

Пора разобраться с тем, что же такое вообще исторические мифы, как они «работают». Откуда они взялись, кому выгодны. Кто и зачем поддерживает их внутри страны, какова их разрушительная сила.

Этому и посвящена моя книга.

Часть I
Происхождение мифов о России и их влияние

Темная, с красными пятнами держава лежала в яме Земного шара… По краям ямы густо стояли стражи, и зарево пожарищ кровавило железо, зажатое в их когтистых руках.

А. Белинков «Россия и Черт»

Глава 1
Зачем нужны мифы о России?

Невозможно так ужасно обращаться с неграми, если считать их полноценными людьми.

Давид Ливингстон «Путешествия по внутренней Африке»

Мифы о себе есть абсолютно у всех народов. Обычно это мифы положительные – в них народ предстает немного лучше, чем он есть на самом деле. Англичане видятся самим себе деловитыми и честными, свободолюбивыми, преданными короне и своей стране. Американцы считают себя прирожденными демократами, не терпящими никакого неравенства и несправедливости между людьми. Немцы – чувствительными, романтичными (да-да, не удивляйтесь!), трудолюбивыми и добродушными.

Каждый такой миф – приятное упрощение, в котором нет места для негативных сторон народного характера или черных пятен в истории народа.

У всех народов есть мифы о своих соседях. Это мифы и положительные, и отрицательные, черные: кого-то любят, кого-то и не очень. Англичане ославили шотландцев как невероятных жадин. Мы до сих пор сравниваем скрягу с шотландцем.

Корни этого мифа известны. Шотландцы и правда были поприжимистее англичан: народ этот более бедный, они вели себя скромнее и аскетичнее. Когда шотландские дворяне приезжали в Лондон ко двору новых владык Шотландии – английских королей, английские дворяне смеялись над их скромной одеждой и сдержанным поведением.

Шотландцы не швыряли щедрые чаевые, не переодевались пять раз на дню, не держали большого штата слуг. Вот английские дворяне, уже разбогатевшие на торговле и колониальном грабеже, и ославили шотландцев как скряг и жмотов. И весь мир поверил.

Но поверьте: любой русский, хоть раз побывавший в стране верескового меда, подтвердит – на уровне бытового общения шотландцы намного щедрее англичан. По собственному опыту знаю: если вы гостите в средней шотландской семье, то это совсем другое ощущение, чем в средней английской, тем более «средней лондонской». Шотландцы очень гостеприимные, искренние и дружелюбные люди.

Японцы до сих пор считают европейцев дикими и нечистоплотными. Ведь у японцев еще в древности царил культ чистоты, они принимали ванну каждую неделю, разувались при входе в дом. Считая иноземцев варварами, японцы XVI–XIX веков раздули миф о нечистоплотности и грубости европейцев. Этим, кстати, идеологически оправдывалась и политика сегуната на полную политическую изоляцию Японии от внешнего мира. «Что, мол, эти европейские варвары могут принести, кроме вшей и прочей заразы?» В книге Джеймса Клавелла «Сёгун» прекрасно описаны мифы европейцев о японцах, и наоборот[3]3
  Клавелл Дж. Сёгун. СПб., 2005.


[Закрыть]
.

Известны и черные мифы о самих себе: например, финны искренне верят, что они неразговорчивые и упрямые. Так сильно верят, что убедили в этом окружающие народы.

Мифы рождаются в народном сознании. Но их порой используют и для политики. А некоторые мифы специально создаются для ведения политической пропаганды. Целью создания подобных мифов может являться, например, легитимизация власти, полученной в результате переворота или революции. Тогда на свет Божий извлекаются положительные мифы о новой власти и создаются черные о старой.

Черные политические мифы создаются и о целых народах. В Британии XVІІ-ХІХ веков сформировался громадный пласт мифологии об ирландцах. По страницам газет расхаживал эдакий «Педди» – побратим «тонкошеего Аарона» или «русской свиньи Ивана». Вечно пьяный, безответственный и нелепый ирландец Педди изображался дураком и бездельником, не способным научиться чему-то путному. У него по 10 детишек, которых он не может прокормить, он постоянно влипает в разные идиотские ситуации, вечно пропивает имущество. Если Педди и голодал, то исключительно по причине собственной скотской сущности, безответственности и неумения работать.

Невозможно разделить два понятия: «ирландцы» и «беспорядки», утверждал Бернард Шоу, кстати, ирландец по происхождению.

В 1848 году в Ирландии случился неурожай. От страшного голода умерло больше миллиона человек, а еще полтора миллиона уехали в Америку. Не будь мифа о противном, тупом Педди, британцам было бы неудобно смотреть в сторону Ирландии. А так миф позволял снять комплекс вины, возложив ответственность за произошедшее на самих «неправильных» ирландцев[4]4
  Джексон Т. А. Борьба Ирландии за независимость. М., 1949. Керженцев П. М. Ирландия в борьбе за независимость. М., 1936.


[Закрыть]
.

Тогда же сочинялись черные политические мифы о колониальных народах. Ведь, «как известно», ни индусы, ни африканцы не способны сами с собой управиться, они остро нуждаются в наставниках-колонизаторах. Индия побольше Ирландии, но все же статистика впечатляет: не в одном 1848 году, а КАЖДЫЙ год с 1840-го по 1900-й в Индии умирало с голоду примерно МИЛЛИОН человек[5]5
  Неру Д. Взгляд на всемирную историю. В 3 т. Т. 2. М., 1964. Алаев А. Б.
  Такой я видел Индию. М., 1968.


[Закрыть]
. Примерно – потому что никто не считал. Может, и по два миллиона. Может, и по пять.

«Кто их, таджиков, считает» – как говорится в любимом анекдоте московских строителей.

А почему в Индии голод?! Конечно же, потому, что в Индии «неправильная» система земледелия. Потому что индусы не умеют работать, ленивы и глупы. Да еще учиться не хотят. Колониальная администрация пытается, пытается их исправить, да все без толку. И вообще, верят индусы в каких-то дурацких божков со множеством рук и со слоновой головой. Стали бы они протестантами, прихожанами англиканской церкви – и не было бы в Индии никакого голода. Миссионеры стараются, просвещают индусов… А они не хотят! Никакой положительности в них нет.

Политические мифы о нелепых индусах, не умеющих пахать землю и собирать урожай, внедрялись в сознание народа средствами государственной пропаганды со школьной скамьи и даже усилиями таких талантливых писателей, как Р. Киплинг[6]6
  Киплинг Р. Бремя белого человека//Киплинг Р. Стихи и рассказы. М., 1994.


[Закрыть]
и А. Конан Дойль[7]7
  Конан Дойль А. Знак четырех. Собр. соч. в 8 т. Т. 2. М., 1964.


[Закрыть]
.

Таковы же и черные мифы о неграх в США. Почему они рабы? А потому, что – сущие дети, не способные жить самостоятельно. Грязью заросли, сучьи дети. Умственно они отсталые, даже арифметике научиться и то не могут. Отпусти их на волю – им же самим только хуже. К тому же криминальные типы. Кто совершает 80 % всех преступлений? Негры! Всех белых женщин перенасилуют, дай им только волю, чернож… м негодникам.

Английский историк Колингвуд[8]8
  Колингвуд Р. Д. Идея истории. М., 1991.


[Закрыть]
восхвалял мудрость Творца: мол, Господь создавал каждую расу для какой-то определенной цели. Белая раса создана Богом, чтобы воевать и править. Желтая – идеальные промышленные рабочие, исполнительные и трудолюбивые. Черные – отличные сельскохозяйственные батраки. Они тупые, к промышленному труду не пригодные, а на солнце им, физически крепким и выносливым, не жарко[9]9
  Похожие расистские идеи в XVІІ-ХІХ вв. распространялись множеством европейских историков разных национальностей. Есть они и у Кларендона (Кларендон Э. X. История мятежа и гражданских войн в Англии. М., 1992), и у Бюффона (Всеобщая и частная естественная история графа де Бюффона. 10 частей. СПб., 1789–1808), и у Мирабо (Васильев Б. Мирабо//Мирабо. Меттерних. Франклин. Вашингтон. Линкольн. Челябинск, 1998), и у Стэнли (Стэнли Г. М. В дебрях Африки. М., 1948). (Прим. науч. ред.)


[Закрыть]
. Семиты же (подразумевались, видимо, арабы и евреи) – те просто прирожденные торговцы.

Так же были ославлены и индейцы. Кто они, коренные жители Америки? Кровожадные сволочи, которые только и делают, что охотятся за скальпами, поклоняются бизонам и солнцу, «большие дети» – скачут по прериям, орут и воют. Не будем недооценивать пропагандистский потенциал такого литературного жанра, как вестерн. Поколение за поколением американцы читали книги, в которых простоватые, но честные белые ковбои осваивали «Дикий Запад», а грязные жестокие дикари нападали на них, убивали и грабили.

С появлением кинематографа вестерн сразу сделался самым популярным киножанром в США. Черный миф об индейцах утверждался теперь не только силой печатного слова, но и кинотрюками, спецэффектами, богатой цветопередачей, великолепным техническим исполнением.

Мифы кинематографа оказались настолько сильными, что само слово «индеец» вызывает в памяти образ некоего воина верхом на коне с томагавком. Этот стереотип совершенно поглотил память о цивилизациях инков, ацтеков и майя, уничтоженных европейскими колонизаторами.

Все это примеры черных политических мифов о народах, которых эксплуатируют, держат в нищете, мифов, призванных оправдать создание колониальных империй, насилие и грабеж.

Другие мифы, еще страшнее, идут в ход, когда надо идеологически бороться с серьезным геополитическим врагом.

Таков, к примеру, миф, а вернее, целый набор мифов XIX и XX веков о немцах – поголовных садистах, любителях маршировать и преступниках по нравственному убеждению. Немцев расписывали так, чтобы любое преступление против них выглядело бы совершенно естественным поступком. Чтобы даже обсуждать политику в отношении Германии стало бы невозможно, чтобы при одном упоминании о немцах сразу возникала бы чисто эмоциональная реакция. Чтобы любые доводы разума уже не воспринимались.


К. Джордж «Бизонье сало – главный вождь черноногих индейцев». 1832 г.


Черный миф о немцах возник в XIX веке, когда Германия стала конкурентом Британии и Франции.

И ушел в небытие в середине XX века, когда Германия перестала быть врагом и сделалась стратегическим союзником. Тогда-то немцы из садистов и тупиц «превратились» в трудолюбивых и «хороших»[10]10
  Бывает жутко читать о немцах у Жюль Верна: какое-то сборище уродов. Отвратительны образы немецких шпионов у Конан-Дойля. Голсуорси был противником дискриминации немцев, живших в Британии во время Первой мировой войны. Но и у него «уличенная» немка начинает распевать «Вахту на Рейне» – националистический гимн. Генерал Эйзенхауэр, ставший президентом Эйзенхауэром, задумчиво произнес: «А ведь мы ошибались насчет немцев» (Эйзенхауэр Д. Сочинения. Крестовый поход в Европу: Пер. с англ. М., 1980). Так и ошибались почти сто лет, пока немцы не перестали быть опасны. (Прим. науч. ред.)


[Закрыть]
.

Таковы же черные мифы о России. Этих политических мифов так много, что их трудно с лёту перечислить. В обойме и отвратительные дороги, и поголовное пьянство, и особая кровавость русской истории, и конечно же, неумение работать, жестокость русских, и их стремление завоевать весь мир, их рабская сущность и многое-многое другое.

Черные мифы о России создавались не только для политического использования. Но практически все бытовые и литературные стереотипы были рано или поздно превращены в политические.

Кстати, бытовые и литературные мифы могут со временем меняться, порой даже на противоположные. Стоит почитать Томаса Манна[11]11
  Манн Т. Будденброки. М., 2001.


[Закрыть]
и Эриха Марию Ремарка[12]12
  Ремарк Э. М. На Западном фронте без перемен. М., 2001.


[Закрыть]
, чтобы убедиться: в начале XX века в Германии русских считали добрыми и веселыми людьми. А к концу 1930-х преобладало мнение о том, что русские – люди мрачные и свирепые. Вот и современные немцы колеблются: между комплексом вины перед русскими, понимают все-таки, что с теорией славян-недочеловеков, чье место – в Бухенвальде, и главное – с попыткой ее практической реализации герры Гиммлер/Гитлер/Геббельс/Геринг со товарищи как-то… переборщили, и с представлениями о русских дикарях, которых надо учить пользоваться телефоном и унитазом.

Политические мифы о России

Приманка лжи поймала карпа правды.

У. Шекспир

Черные мифы о России просто поразительно стабильны. Как и мифы о Педди, тупых неграх и жестоких индейцах, они вроде бы повествуют о разных сторонах жизни страны и народа, но на самом деле формируют весьма цельную картину. Передать ее можно примерно так:

1. Русские – народ, в психологии которого нет стремления регулярно работать, работать на результат, нет умения организовать труд. Именно поэтому в России нет чистых уборных, хороших дорог, царит нищета и убожество. Царила, царит и будет царить – ведь русским это очень нравится.

2. Русские – непосредственные недоросли, дети, у которых игра легко становится жестокой и грубой, как у всех детей и дикарей. Распорядиться собой они не способны, им нужен строгий, но справедливый начальник – «отец», который бы приказывал, распоряжался, наказывал.

Типично в этом плане использование летописного мифа о Рюрике. Вот, мол, пример того, что только германцы могут принести русским орднунг – порядок.

Если брать историю, то до сих пор неизвестно, существовал ли вообще Рюрик. Неизвестно, был ли он когда-то князем в Ладоге или попросту наемником, захватившим власть. Неизвестно, имело ли место вообще «призвание варягов», и никто толком не может объяснить, откуда именно они пришли. В. О. Ключевский полагал, что летописец «сказочкой о призвании прикрыл факт узурпации и разбоя»[13]13
  Ключевский В. О. Собр. соч. в 8 т. Т. 4. М., 1958.


[Закрыть]
. Зато миф о Рюрике-цивилизаторе живет, делая свое черное дело! Под Стокгольмом поставили даже памятник Рюрику – завоевателю и цивилизатору Руси.

3. Русские – рабы в душе, для них нормально почитание жестокой власти. Только авторитарную, деспотическую власть они уважают, только ее принимают всерьез. Демократия для них совершенно невозможна.

4. Российское государство не способно решать задачи внутреннего развития. В нем царит азиатская деспотия, произвол и грубость нравов. Единственная цель российского государства – внешняя экспансия, завоевание как можно большего пространства, покорение и эксплуатация соседних стран и народов. Это – сокровенная цель России, и что бы ни говорили сами русские, ничего другого от них ждать не приходится.

Бытовые и литературные мифы не так живучи, как политические. Причина понятна: рядовой человек изначально может думать что угодно и верить во что угодно. Он и не виноват, что думает глупости и верит в полную чепуху, – его так воспитали. Известно, что Карло Бартоломео Растрелли-старший вместе с сыном, будущим строителем Смольного монастыря и Зимнего дворца, Бартоломео Растрелли-младшим, в июне 1716 года приехал в Россию в шубе и в санях. И первое время очень удивлялся их популярности – чего это в каждой деревне за ними бегут мальчишки, а взрослые хохочут и тычут пальцами?![14]14
  Пыляев М. И. Старый Петербург. СПб., 1993.


[Закрыть]

Но в частной жизни люди легко убеждаются в неправильности своих представлений. Те же Растрелли: и папа, и сын шубы быстро поснимали, а позже много раз смеялись над своими представлениями о русском климате.

Есть много других примеров из разных эпох, когда стереотипы постепенно рассыпались в результате открытости стран и активного культурного, образовательного, туристического обмена. Стоит «открыть» страну – и на уровне отдельных личностей она уже воспринимается адекватно.


В. Матэ «В. О. Ключевский». Гравюра. Конец XIX в.

Искренне пытался написать историю России объективно и непредвзято. Это не помешало западникам, выхватив из контекста его сочинений дюжину фраз, провозгласить Ключевского своим прозападным идеологом


А вот черные политические мифы поразительно устойчивы. «Новые» мифы о России, родившиеся в середине и даже в конце XX века, вовсе не так уж новы. Здесь и миф о невероятной агрессивности Советского Союза, и о неумении русских застегивать штаны и пользоваться ватерклозетом, и о том, что Россия «слишком холодна и не приспособлена для жизни».

Все они восходят к образцам «старых» мифов, созданных на протяжении XVI–XIX веков и «благополучно» доживших до нашего времени.

Взять хотя бы миф о «Завещании Петра Великого». В середине XVIII века он мелькнул и пропал. В записках французского шпиона и агента влияния кавалера д'Эона (да-да, того самого мужчины, почти всю жизнь вынужденного переодеваться женщиной, героя романа В. Пикуля и телесериала канала «Россия» «Пером и шпагой») можно найти упоминание о том, что в 1757 году он, благодаря тесной дружбе с царицей Елизаветой Петровной, получил доступ в архивы. Там он скопировал «Завещание Петра Великого» – инструкцию Петра, данную им наследникам, как надо стравливать европейские державы, расширять пределы Российской империи, дабы в конечном счете достичь мирового господства. Якобы д'Эон отдал это «Завещание» королю Людовику XV в Париже.

Кстати, откуда взялось слово «Париж»? Этот старый галльский город был центром племени паризиев. Назывался он тогда Лютеция. Собственно, от паризиев и пошло название Париж. Кстати, слово «Франция» в значении общего места жительства галлов, франков и бог знает кого еще на этой территории появилось от латинского Regnum Francorum – то есть Королевство франков. И обозначалась так первоначально не современная территория Франции и даже не все галльские земли на территории Франции, а лишь небольшая область расселения древних франков ближе к Германии.

В 1778 году отставленный от двора и потерявший былое влияние д'Эон пытался напомнить о себе, для чего был найден отличный предлог – раздел Польши между Россией и Пруссией. Именно его кавалер д'Эон интерпретирует как реализацию «излюбленного плана Петра Великого, страстно желавшего приблизить свои границы к Германии, чтобы играть там серьезную роль». Вот! Вот! Слышите! Ведь он, он, д'Эон, давно предсказывал раздел Польши в своем докладе королю!

Итак, что такое «Завещание Петра Великого»? Это только слух и не более. Слух, запущенный политическим авантюристом для того, чтобы вернуться в политику.

В 1807–1811 годах Наполеон готовил общественное мнение Европы к походу на Россию. Сначала в Париже были запущены в обращение две брошюры, включавшие вариант текста «Завещания», который был взят из сочинения некоего очередного польского эмигранта М. Сокольницкого, написанного в 1797 году.

Потом, по прямому заданию Наполеона, французский чиновник Мишель Лезюр, историк по образованию, написал книгу «Возрастание русского могущества с самого начала его и до XIX века». В ней, помимо прочего, было сказано: «Уверяют, что в частных архивах русских императоров хранятся секретные мемуары, написанные собственноручно Петром Великим, где откровенно изложены планы этого государя». Текст «Завещания» не опубликован, и Лезюр использует слухи, чтобы убедить европейскую публику в наличии агрессивных и наступательных устремлений российской внешней политики. Суть слухов такова: якобы Петр подробно спланировал территориальную экспансию в северном, южном и западном направлениях, вплоть до покорения значительной части Европы, Персии и Индии. Как же с такой страной не воевать?!

А затем появилась и сама фальшивка, завершавшаяся «страшными» словами: «Так можно и должно будет покорить Европу». Специалисты давно доказали, что так называемое «Завещание Петра Великого» – грубая фальсификация. Но в нее многие поверили! Не одно поколение уже не европейских, а российских и советских историков искали «Завещание Петра Великого».

Так миф начал самостоятельную жизнь, совершенно независимо от того, что было в реальности.

Повторю, в Европе лучше, чем в любом другом месте, знают: это фальшивка. Ведь д'Эон на самом деле вообще никогда не привозил во Францию ни авторский документ Петра Великого, ни его копии. Он только составил для короля меморандум об основных внешнеполитических аспектах политики Российской империи. Записки кавалера д'Эона и сейчас хранятся в архивах французского МИДа, и французам прекрасно известно, что в них написано.

Тем не менее фальшивка вытаскивалась на свет всякий раз, когда недругам России надо было оправдать свои агрессивные замыслы и действия. Так, интерес к ней усилился в 1854–1855 годах. Англо-французская пресса тогда объясняла агрессию союзников в Крыму необходимостью пресечь «старинные захватнические планы потомков Петра».

О «Завещании» вспомнили еще раз в 1876 году в связи с началом освободительного движения балканских народов: вот, мол, Россия опять наступает, мирового господства хочет.

В 1915 году снова-здорово: немцы инспирировали публикацию «Завещания» аж в иранских газетах. Замысел был прост: вызвать страх и недоверие к России в соседней, очень лояльной к ней стране. Берегитесь! Скоро придут русские казаки! Мало не покажется!

В ноябре 1941 года, когда стал очевиден провал «блицкрига», немецко-фашистские газеты вновь повсеместно публикуют «документ», предваряя его крикливым заголовком: «Большевики выполняют завещание Петра Великого о мировом господстве»[15]15
  En Russie au temps d'Elisabeth. Memoire sur la Russie en 1759 par le chevalier d'Eon/Pre sente et annote par Francine-Dominique Liechtenhan. Paris: L'Inventaire, 2006 (Collection Valise Diplomatique).


[Закрыть]
.

Известно, что обвинения в адрес Советского Союза в стремлении к «мировому господству», в намерении выполнить «завещание Петра Великого» раздавались и в годы «холодной войны»…

Уже в XXI веке экс-министр обороны США Дональд Рамсфелд заявлял, что «Россия – это новая угроза», и ссылался на «Завещание».

Начиная со второго президентского срока Путина в США стало просто дурным тоном не кричать на каждом углу об «имперской политике» России. При этом любят подчеркивать одну деталь: сам Путин – из Петербурга, любит все связанное с памятью Петра, даже у себя в кабинете Президент Российской Федерации повесил портрет первого русского императора.

Или порассуждать о том, как в реконструкции Константиновского дворца в Петербурге явно прослеживается своего рода реинкарнация эпохи и личности Петра I. Константиновский дворец изначально предназначался для принятия иностранных послов и делегаций, затем был заброшен… Что же плохого в восстановлении дворца и в реанимации активной европейской политики? В том, что В. В. Путин откровенно старается показать себя преемником проевропейской политики Петра I?

Казалось бы, такую позицию можно понять лишь как верность политике европеизации страны, сближения с Западом…

Но раскручивается маховик политической истерии: раз президент повесил портрет Петра, значит, верен идеям его завоевательной политики. И посему опять всплывает «Завещание». Юристы называют такое настроение «презумпция виновности». Что бы ни делали русские, это наверняка что-то плохое.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12