Владимир Мясоедов.

Первая колония



скачать книгу бесплатно

На экране инопланетянин, выглядящий как нечто среднее между человеком и медузой, безразлично взирал на зал, заполненный послами и президентами разных стран. Ну, во всяком случае, мне казалось, что безразлично. Я не очень-то разбираюсь в мимике студенистых разумных жителей иных планет, затянутых в некое подобие тёмно-синего мундира с отдельным рукавом и штаниной для каждого из двух десятков отходящих в разные стороны щупалец. Часть их использовалась для поддержания вертикального положения, а остальные, очевидно, служили хватательными конечностями. Интересно, могут ли они меняться местами? И точно ли нам показывают голову? Возвышающийся покрытый несколькими рядами оборок и пигментными пятнами объект вполне может оказаться и задницей. Показать столь пикантную часть тела при официальном Первом контакте… Это было бы забавно.

– Скажите, а вы верите в Бога? – спросил пришельца папа римский.

Кстати, сидящего рядом с ними далай-ламу этот вопрос, похоже, тоже интересовал.

– Нет, нам в богов верить нельзя категорически. – Пришелец колыхнулся непонятным образом, оставаясь при этом вроде бы и неподвижным. Аналог мимики? – Иначе эти заразы совсем оборзеют.

– Почему вы всегда говорите о себе во множеством лице? – спросила женщина-президент из Франции.

Несмотря на то что ей ещё не было и сорока, выглядела она страшной мымрой с воистину лошадиным лицом. Неужели у выдвинувших её во власть либерастов и сторонников равноправия с женским доминированием над мужчинами не нашлось хотя бы более-менее симпатичной представительницы? Этой-то точно беспокоиться о домогательствах к своей персоне не стоит. На подобную красоту может польститься только не утративший боевого духа пенсионер. И то он должен быть слабовидящим или находиться в условиях недостаточного освещения.

– Мы представляем собой симбиотический организм, состоящий из трёх существ, – ответил…ли инопланетяне. Они не говорили в привычном понимании этого слова. Просто после пары движений щупальцами перед ним в воздухе зависал небольшой светящийся экранчик, по которому бежали буквы английского алфавита. Биологи сейчас, наверно, бьются в корчах, строя одну за другой гипотезы об анатомии пришельца. Но думать из этих тварей, наверное, может только одна. Или перед нами сейчас пример коллективно-коммунального разума. – Предлагаем пропустить малофункциональные вопросы. Наше время не ограниченно, но слишком ценно, чтобы тратить его по пустякам.

– Вы вычерпали до дна озеро Чад! – тут же вскричал какой-то чернокожий депутат с крупными бусами поверх криво сидящего на нём смокинга. Ну да, костюм вам – это не повязка из пальмовых листьев, его ещё правильно носить уметь надо… Я вот, например, так и не научился. Разговаривал негр не то на своём родном языке, не то на английском, но отвечающие за трансляцию телевизионщики оперативно прикрутили к изображению и субтитры с переводом. – Во имя пресвятой матери Девы Марии, зачем вам понадобилось ловить всех наших розовых фламинго?!

– Популяция синих китов уничтожена вашими аппаратами целиком и полностью, – вторил ему представитель Швеции. – Вообще в морях и океанах, по данным служб экологической безопасности, почти не осталось крупных живых организмов.

Уж не знаю, сумеют ли восстановить свою популяцию хотя бы дельфины.

– К чертям ваших куриц и рыб! – Дипломат из США, на которого сместился фокус камеры, мог похвастаться воистину выдающимися знаниями биологии. Примерно такими, какими обладали те из соплеменников давешнего негра-посла, кто ещё не отказался от родо-племенного строя, каменных топоров и привычки мыться два раза в жизни. При рождении и после смерти. – Расхищаются минеральные богатства! В том числе и те, которые были законсервированы нашим правительством для будущих поколений! Уран, нефть, железо, даже уголь! Мы решительно требуем объяснений, извинений и компенсаций!

– Нас не волнует, чего вы требуете. – Пришелец, для простоты я решил считать его единым организмом, слегка качнулся на своих щупальцах-подпорках. – Мы делаем то, что должны, и не собираемся ни перед кем извиняться.

– Где наш-то? – Дядюшка пристально выискивал глазами первое лицо Российского государства. – Собирался же вроде. Неужели струсил в последний момент и в бункере спрятался? На него не похоже…

– Да вон он, в уголке сидит, как в засаде, – ткнул я пальцем в монитор, оставив на чужой собственности шикарный отпечаток. – Только на себя не похож, зеленый весь какой-то… Видимо, на стимуляторах прошедшую неделю сидел, пытаясь навести порядок в воцарившемся бардаке. Или сердце начало пошаливать, и врачи таблетками по самую шею накачали.

– Прошу прощения, но зачем вы всё это делаете? – спросил император Японии, лично прибывший на эту встречу. И на всякий случай, а может из-за впитанного с молоком матери этикета, неглубоко поклонился инопланетянину. Впрочем, тот если данный жест и заметил, то никак на него не отреагировал.

– В ходе столкновений с пиратами наше исследовательское судно получило ряд повреждений. – К моему удивлению, медуза не замедлилась с ответом. Секундочку, если это мирное судно, то каковы же у них тогда военные корабли?! И что же тогда должны представлять собой космические джентльмены удачи, чтобы напасть на такую махину?! – Часть систем вышла из строя. Понадобились материалы для их ремонта или замены. При помощи сканирования вашей планеты были установлены наиболее подходящие образцы. Наши действия по их изъятию могли доставить вам неудобства, но не привели к сколь-либо значительным долговременным последствиям.

– Восстанавливаться, беря то, что вам не принадлежит, – это не цивилизованно, – подал голос император Японии, видимо не испытывающий страха перед инопланетным гостем. Впрочем, гордым самураям это чувство вообще не положено. – И бесчестно.

– Нас не волнуют ваши представления об этичном и неэтичном. – Медуза странно дёрнулась, переплетя несколько верхних щупалец. Жест агрессии? Презрения? Недоумённое пожатие плечами? – Хотя да, действия по изъятию вышли немного грубоватыми.

– Действия по изъятию?! – На посла США напал нервный тик. – Это так вы называете кражу всего нашего ядерного арсенала?!

– Делающиеся материалы являются довольно редкими. – Текстом довольно сложно передать эмоции, но почему-то я был уверен, что сейчас разумная медуза просто издевается над окружающими её дикарями-людьми. – Спасибо, что подготовили для нас полуфабрикаты.

Посол Штатов вскочил и принялся что-то кричать, но ему оперативно выключили микрофон. Наблюдающие за происходящим специалисты по безопасности явно не зря ели свой хлеб. Молодцы ребята, успели вовремя устранить опасность межпланетного конфликта.

– Ладно, пока оставим этот вопрос. В конце концов, урон, понесённый экосистемой планеты Земля и промышленностью наших народов, действительно, со временем будет возмещён. – Слово взял наш президент, до того смирно сидящий на своём месте и внимательно наблюдающий за своими коллегами. Ну и за пришельцем, разумеется. Интересно, сколько в него сейчас целится спрятавшихся снайперов, просто обязанных охранять глав государств? – Скажите, можем ли мы обменяться информацией? Разумеется, речь идёт только о той её части, которая является общедоступной для всех. Язык, законы, культура, может быть, карта территорий, которые вы считаете своими. Ну и, естественно, нам хотелось бы узнать ваши дальнейшие намерения в отношении нашей планеты.

– Мы не намерены давать вам какие-либо сведения, – спокойно ответил инопланетянин. – Также нас не интересует продолжительный контакт с вашей примитивной расой. В течение двух ваших суток ремонт корабля будет закончен, и мы уйдём.

– Фух! – выдохнул дядя, словно ставший теперь жутко дефицитным на планете Земля кит. – Пронесло!

А я с недоумением уставился на компьютерную мышь… Вернее, её обломки. Сам не заметил, как раздавил хрупкую электронику в то время, когда ожидал решения о судьбе человечества.

– Народ Китая очень волнует, намерены ли вы в дальнейшем проводить подобные акции, – подал голос президент нашего многолюдного соседа, также прибывший на это мероприятие.

По лицу правителя более чем миллиарда человек тёк пот, но он старался держаться максимально невозмутимо. Видимо, боялся уронить себя в глазах сидящего рядышком Микадо.

– Маловероятно, – отозвалась медуза. – Данный сектор пространства беден и для нас не интересен.

– А для других? – живо уточнил представитель какой-то страны, чей флаг я не узнал… Ну, политическая география никогда не интересовала меня с практической точки зрения. Какой может быть смысл в запоминании реквизитов какого-нибудь архипелага в Тихом океане или маленького клочка земли в Африке, где даже туризм не развит? – Нас долгое время волновал вопрос жизни и разума на других планетах. Но не было твёрдых доказательств их наличия.

– Ваши астрономы уже сами нашли не то сотни, не то тысячи галактик, в каждой из которых насчитываются десятки миллиардов звёзд. – Медузоподобный пришелец странно задвигал оборками на той своей части, которая выступала вверх из мундира. Интересно, это веселье или какая иная эмоция? – Какие вам ещё нужны доказательства? Или вы действительно считали себя такой уникальной аномалией в масштабах целой Вселенной?

Задавший вопрос человек попытался что-то ответить, но ему тоже отключили микрофон. Видимо, просто на всякий случай.

– Дипломатических отношений с нами вы поддерживать не собираетесь. Делиться какой-либо информацией не намерены, – слово осторожно взял премьер-министр Великобритании, сильно напоминающий их знаменитого Черчилля. Такой же низенький, толстенький и лицемерненький. – Зачем же в таком случае вы вообще взяли на себя труд встретиться с нами?

Если пришелец сейчас скажет что-нибудь вроде «чисто поржать», я буду долго сожалеть о том, что оккупации Земли не случилось. С существом, обладающим подобным чувством юмора, мы бы сработались!

– Мы намерены обсудить с населением вашей планеты компенсацию, которую предоставим за заимствованные ресурсы.

Ответ заставил меня подавиться воздухом. Чего-чего, но такого я не ждал. Все предыдущие слова инопланетянина давали понять, что ему плевать на нас. Впрочем, чего бы я ещё понимал в логике существ, даже не относящихся к гуманоидам…

– Вы собрались нам заплатить? – Англичанин тоже казался шокирован. Видно, у достойного наследника тех, кто менял территорию индейцев на зеркальца и бусы, в голове не укладывалось подобное. Взять по праву сильного, никого не спрашивая, а потом расплатиться. Нонсенс! – Но почему? Вы же сказали, что не интересуетесь нашим мнением!

– Нас не волнует ваше мнение, – согласился пришелец. – Но нас волнует мнение тех, кому может стать известно о данном инциденте.

– Значит, существует больше двух видов, – задумчиво заключил дядя. – Чую, теперь акции занимающихся космонавтикой компаний взлетят до небес. Надо бы озаботиться их скупить, пока волнение не улеглось и обрушившийся рынок не начал набирать прежние позиции.

– Насчёт астрономов он, кстати, говорил правду, – заметил я. – Учитывая же размеры только видимой нам части Вселенной… Я бы скорее говорил о сотнях или тысячах цивилизаций. Вопрос только, какая часть из них находится в той зоне, откуда можно хотя бы теоретически добраться до нашей планеты.

– И оружейными компаниями тоже заняться.

М-да, дядя Стёпа целиком ушёл мыслями в рынок больших капиталов… Ну и пусть рискует, а потом пьёт шампанское. Или скорее купается в нём. Мне вполне хватит и случайно доставшихся крошек от его пирога, чтобы намазывать чёрную икру на красную.

– Технологии! – выпалил быстрее всех президент Китая, видимо, уже предвкушая, как миллиард спасающихся от перенаселения космонавтов кинется осваивать Вселенную. – Те, которые вы считаете сильно устаревшими, но неизвестные нам! Законы физики, химии, биологии, которые люди ещё не успели открыть…

– Неравноценно, – махнул щупальцами пришелец. Ну да, как же, будет он давать дикарям в руки стальной нож. Или каноэ, на котором можно будет доплыть до цивилизованных земель. – Неприемлемо.

– Эм… Может, тогда вы предоставите нам образцы вашей техники? Думаю, людям будет полезно ознакомиться с их возможностями, – вновь подал голос президент, переглянувшись с императором Японии. Тот поймал его взгляд и кивнул, ясно давая понять, что его подданные в лепёшку расшибутся, но постараются разобраться в принципах работы техники чужих. Или сделают себе харакири. Не мечом, так микроскопом, наплевав на трудность последнего способа. – Что-нибудь простенькое, но функциональное и полезное… Только такое, чтобы мы случайно сами себя не угробили.

– Интересно, как перевели понятие «угробить» на английский? – подал голос дядя, которого слова президента не слишком шокировали. Полностью правильной литературной речью хорошо обращаться к согражданам на новогоднем поздравлении. В жизни же соблюдать протокол и церемониал никаких нервов не хватит. Иногда даже без матерных конструкций просто никуда. Впрочем, наш глава государства при случае и перед телекамерами их не особо стеснялся использовать. – А на инопланетный?

– Наверняка у них есть свои синонимы фразы «совершить самоубийство». Или нечто похожее, – отмахнулся я. – Не отвлекай.

– Нас не волнует, угробите вы себя или нет. Но данный вариант ещё более неприемлем, – вновь качнулась медуза, переплетя верхние щупальца так, что они почти завязались узлом. – Подобное неравноценное предложение мы не будем рассматривать.

– Ваши действия нанесли непоправимый урон Соединённым Штатам Америки! – заорал на весь зал посол США, которому зачем-то снова включили микрофон. На крикуна разом посмотрели все собранные в одном месте политики, представляющие свои народы. И даже инопланетянин как-то заинтересованно развернулся в его направлении. Может, это диверсия дружественных спецслужб такая? Вот сейчас оскорбит янки пришельца, корабль на орбите жахнет разочек из вспомогательного калибра по обидчикам, и будут в школах, ругаясь, закрашивать на картах синим цветом пролив между Мексикой и Канадой. – И всей планете Земля тоже! Если уж намерены платить компенсации пострадавшим от вашего произвола, то предложите уж человечеству сами что-нибудь равноценное!..

– Равноценное вашей планете? – переспросил пришелец и вдруг свернулся в нечто вроде парящего прямо в воздухе клубка.

Судя по отсутствию продолжения, он глубоко ушёл в себя. Видимо, пытался понять, правильно ли он понял сказанное дипломатом. Или советовался со своими.

Председатель ООН жестом велел охране заткнуть американца и попытался вновь наладить диалог с инопланетянином, но был медузой проигнорирован.

– Вот сейчас, похоже, кто-то знатно огребёт, – задумчиво пробормотал я, взирая на экран, где среди собравшихся политиков нарастала тихая паника.

К американскому послу подбежала парочка не то секретарей, не то маскировавшихся под них спецагентов. Первый отлетел обратно с выбитыми зубами, второй получил в глаз массивным пресс-папье для бумаг. Дипломат, похоже, имел весьма бурную молодость. Может, в его прошлое затесалась полноценная военная подготовка. Между ним и служащими завязалась драка. Представитель Индии снял с шеи чётки, подёргал их, проверяя на прочность, и принялся проталкиваться к месту происшествия, стараясь передвигаться так, чтобы янки его не видел. Судя по всему, имели место какие-то личные счёты, и теперь забияку могло ждать удушение в прямом эфире. Возможно, даже межпланетном.

– Вопрос только – морально или по морде… – поддержал меня дядюшка, нервно потирая шею.

Драка набирала обороты, но индиец до американца так и не добрался. Помощь к одной из борющихся сторон пришла оттуда, откуда не ждали. Располагавшийся по соседству с янки премьер-министр Великобритании вскарабкался на стул и ударом взятой со своего стола Библии отправил представителя взбунтовавшейся английской колонии в забытье. Голова дипломата не смогла выдержать воплощённой в виде совсем не маленького тома древней религиозной мудрости. Ну, или он был одержим, а после изгнания беса успокоился. Хотя последнее вряд ли. Как-то не вязалось в моём сознании одновременное существование чертей и пришельцев.

– Приемлемо, – вдруг развернулся обратно в относительно человекоподобную форму инопланетянин, вызвав в зале несколько испуганных возгласов. – За предоставление ресурсов, требующихся нам для ремонта корабля, мы оставим рядом с вашей планетой малые внепространственные врата. Эта одноразовая дешёвая дрянь всё равно имеет фиксированную точку привязки, а планетоид, где располагается выход внепространственного туннеля, уже никому не нужен и бесполезен. Его условия должны подходить для вашего вида. А биосферные ресурсы могут заполнить образовавшиеся из-за нашего вмешательства экологические ниши.

– Че-го? – по слогам произнёс я и посмотрел на дядю. Но тот на своего любимого, а по правде говоря, единственного, племянника внимания не обращал. С абсолютно офигевшим лицом пытался переварить услышанное. Впрочем, сейчас все, кто приник к мониторам, должно быть, находились в состоянии глубокого шока. Даже у невозмутимого для глаз европейцев Микадо глаза округлились так, что сразу становилось понятно, ни черта они у японцев не узкие, там просто особая складка подобную видимость создаёт. А ещё у императора Японии слегка отвисла челюсть. – Дядя Стёпа, у него это… Переводчик, наверное, барахлит.

– А? – совершенно невпопад переспросил мой родственничек и непосредственный начальник. – Ага.

– Э-это очень щедрый дар. Даже не уверен, что взятые вами ресурсы могут служить равноценным даром за подобное, – справившись с удивлением, наконец произнёс председатель ООН. – Не могли бы вы объяснить подробнее? Уверен, всех собравшихся в этом зале это очень интересует.

– Нас не волнует, что вас интересует, – качнул своими щупальцами пришелец. – Решение о достойной компенсации принято. Малые врата будут висеть на орбите планеты. Над тем местом, которое вы называете Антарктидой. Чтобы пройти через внепространственный туннель, просто направьте свои корабли сквозь них. Данная структура способна к неограниченной по срокам автономной работе. Как-то повредить вы её не сумеете при всем старании ещё пару тысячелетий. А если всё же сломаете – это будут уже не наши проблемы.

– Вы уже несколько раз сказали, что вас не волнуют вопросы и действия людей, – снова взял слово наш президент, пока остальной зал пытался переварить услышанное. Ну, что сказать, реакция у него хорошая, стрессоустойчивость большая. Впрочем, с его-то работой, как прошлой, так и нынешней, иначе никак. – Что же вас тогда вообще волнует?

– Бутылка с пивом, которую мы не успели допить, – оповестил прилежно внимавшее ему человечество пришелец.

– Пиво?! – Один-единственный возглас на разных языках, изданный правителями стран и дипломатами, слился воедино.

– Хорошее пиво, – счёл нужным заметить инопланетянин. – Такого в вашей Галактике не варят. И теперь оно выдыхается. Хватит с меня, пожалуй, пойду я отсюда.

– Пиво? – только и смог сказать я, изо всех сил щипая себя за руку, чтобы убедиться, что не сплю.

– Я готов поверить в цивилизацию, у которой число пи равно четырём, – пожал плечами дядя, который такой пассаж инопланетянина перенёс куда спокойнее, – но отказываюсь признавать разумной расу, у которой нет своего аналога алкоголя. Стой! Куда, блин?!

Пришелец окутался всполохами сияния разных цветов и в следующую секунду просто исчез. Взметнулись со столов листья бумаги, поднятые ветром, образовавшимся, когда воздух заполнил пустое пространство. Через минуту в зале начал подниматься гвалт, производимый большим количеством взволнованных политиков. Все старались дать ответ на два извечных риторических вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?».

– Ну, и на этом всё? Возвращаемся к нормальной жизни, с поправкой на неизбежную в течение ещё пары лет истерию? – несколько нервно спросил я дядю, с задумчивым видом барабанящего пальцами по столу.

– Сначала надо убедиться, что этот любитель пива не навешал нам лапшу на уши, – покачал головой мой ближайший родственник, недовольно поджимая губы. – Их летающая крепость вполне может и не убраться восвояси через два дня. Или пришельцы уйдут, но решат сэкономить на компенсации, если выступавшему перед нами типу выкатит претензию их инопланетная бухгалтерия. Перерасход средств – это такая штука, за которую по головке не погладят нигде во Вселенной.

– Но если всё же нам оставят то, что обещали… – задумчиво протянул я, откидываясь на стул и всё-таки укладывая ноги обратно на монитор. – Это сильно перетряхнёт наше общество. Малые врата, внепространственные туннели, пригодные для нашего вида условия на каком-то там планетоиде… Звучит интригующе.

– Вот зуб даю, что за возможность посадить свои яблони на чужой планете и проверить, нет ли под их корнями нефти, наши правительства друг другу глотки готовы будут вырвать, – задумчиво пробормотал дядя. – Войны за колонии Нового Света поблёкнут перед конфликтами, которые могут разыграться из-за удалённой от Земли территории, пригодной для жилья. Это же какие перспективы откроются перед тем, кто ими овладеет!

– Солидные, – согласно кивнул я. – Думаешь, попытаться туда пролезть?

На экране компьютера очнувшийся американец снова начал возмущаться непонятно чем. Вопли, слюни и документы летели во все стороны. Премьер-министр Великобритании с сомнением смотрел на свою Библию и явно жалел, что она выполнена не в виде тяжеленного фолианта, включающего в себя полностью Ветхий и Новый Заветы. Индиец успел вернуться на своё место и снова вставать категорически не желал. Хотя его старательно уговаривали какие-то арабы. Наш президент, японский Микадо и канцлер Германии о чём-то шушукались, с неодобрением оглядывая творящийся вокруг бедлам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7