Владимир Мясоедов.

Искры истинной магии (сборник)



скачать книгу бесплатно

Я сморгнул, чтобы переключиться на обычное зрение, и удивленно присвистнул. От паладина, недобро глядящего на нас, удалялся обычный нищий, который уселся на какой-то приступочке у самой стены собора. Рыцарь демонстративно сплюнул в нашу сторону и, развернувшись, устремился за своей группой поддержки.

– Кажись, пронесло, – глубокомысленно изрек Артем.

– Запасное белье в сумке возьми, – мрачно ответил Ярослав, машинально уворачиваясь от дружеской оплеухи. – Кажется, не купи мы у инквизитора ту писульку, и этот отряд взял бы нас за жабры. За незаконное владение темными силами. А так им придется подождать, пока мы чего-нибудь нарушим. Если, конечно, церковь будет играть по правилам. Знаешь что, Аллисандр, а гони-ка ты отсюда. Пофиг оружейные лавки, целыми бы уйти, а то вдруг еще какую-нибудь провокацию организуют.

– Не накаркай, – предостерег я его, запрыгивая на телегу.

Глава 9

Из города мы, слава богу, не будем уточнять какому, выбрались без приключений. А вот дальше начались проблемы. Лучник в упор отказывался ехать по дороге, ведущей в баронства, в одиночестве. В смысле, без попутчиков. Он был уверен, что нас могут не понять не только разбойники, но и местное население. И в результате будут проблемы не с первыми, так со вторыми.

– Ну, мало ли какой народ попадется, – втолковывал он нам. – В голодный год крестьянин вилы использует отнюдь не для ворошения соломы. А как узнать наперед, какой осенью был урожай в землях, по которым проедем?

– Да вопросов нет, мне после знакомства с этими лесными братьями излишняя вера в доброту человеческую не грозит, – соглашался с ним Ассасин. – Но делать-то нам что? Возвращаться в город, снова платить придорожный сбор и ждать, что случится раньше: обоз в ту сторону пойдет или инквизиция таки найдет повод нас допросить?

И все начиналось по новой.

– А ты чего сидишь? – обратился ко мне Алколит.

– Думаю, – задумчиво пробормотал я, уставившись взглядом в небосвод, по которому ползла одинокая тучка. Именно она и подала мне идею. – Слушай, а ты с помощью этого климатического заклинания вон то облачко снизить и в одном месте удерживать сможешь долго?

– Ну, песенка в принципе универсальная, – задумался Ярослав. – Переделке легко поддается, куплеты-команды типа «влево, ветры, дуйте», «тучка, стой надо мной» и «гром, ударь» могут компоноваться в произвольном порядке… А время вроде не ограничено, пока не усну, наверное. Нам такие бензобаки для магической энергии присобачили, что их в качестве цистерны с маной для взвода слабеньких колдунов хватит.

– Врешь, – не поверил я.

– Ни капельки, – возмутился Ярослав. – Просто взвод, в зависимости от рода войск, это от десяти человек и выше. Так что максимум слегка преувеличиваю. А зачем тебе тучка?

– Туман. Мы опустим ее на нашу повозку и по возможности сгустим. Маскировка, конечно, так себе, но за неимением лучшего…

– Странная будет картина, – почесал голову недоучившийся медик-программист. – В общем-то погода сухая, а по дороге клуб тумана плетется, сквозь который телега виднеется.

Если сделать его чересчур густым, мы же сами ни зги не увидим. Да и не уверен я, что получится уплотнить до такой степени.

– Да ну и пусть, – пожал плечами я. – Главное, нас за обычных ротозеев не примут. Мало ли чего там в этом сумасшедшем облаке прячется, а ну как вылезет и за задницу цапнет? Нежить-то тут водится вполне реальная, и именно она яркого света не любит. Среди грабителей клинические идиоты тоже не живут. Или живут недолго, так что вероятность нарваться на них мала.

– А если какой-нибудь маг нас остановит? – все еще сомневался Алколит.

– И чего он нам предъявит? – не разделил его скепсис я. – Расхищение атмосферных осадков? Скажем, что просто тренируемся.

Так и поступили. Я и Ярослав на пару заставили снизиться приглянувшееся нам облако и стали пытаться его уплотнять вокруг повозки. Получалось плохо. Ветер, будто нарочно подувший именно в этот момент, сводил наши потуги к нулю, разбрасывая концентрирующиеся в одном месте клочья тумана в стороны.

– Что-то мы не так делаем, – пожаловался Ярослав мне, утирая градом текущий со лба пот. Напряжение магических сил вызвало, помимо всего прочего, и физическую усталость.

– Может, попробовать управлять не всем облаком, а только маленькой его частью? – предложил я, чувствуя, как ручьи пота стекают по загривку. – А потом последовательно сконцентрировать оторванные кусочки в одном месте.

– Давай попробуем, – согласился Алколит.

Наконец-то дело пошло. Телегу вместе с сидящими на ней и оживленно спорящими Ассасином и Аллисандром укутал рукотворный туман. Мы с гордостью переглянулись и, вымотанные донельзя, уселись прямо на дорогу. Но холодный утоптанный грунт не остудил нашего энтузиазма, чары, заставляющие кусочки облака собраться в кучку вокруг транспортного средства, держались прочно, а потому настроение было на редкость приподнятым. Наши магические способности развивались. Пусть медленно, но верно.

– Ну вот, сейчас дождь, наверное, хлынет, – раздался из-за пелены тумана раздраженный голос Артема. – Эй, вы, ханурики, чего вы там делаете?

И наш друг, сделав пару шагов, оказался под ярким солнцем.

– Не понял, – подозрительно прищурился он. – Это что еще такое, а?

Путешествовать под покровом тумана оказалось, может, и безопасно, но несколько некомфортно. Вещи отсыревали, и их приходилось долго сушить на привалах у огня, а кашель и чихание, подхваченные всеми без исключения, даже лошадью, свидетельствовали о нашем появлении, похоже, задолго до того, как телега, укрытая магической, маскировкой появлялась в поле зрения потенциальных налетчиков. Впрочем, как мрачно шутил Ассасин, подобное звуковое сопровождение могло отпугнуть не то что каких-то там разбойников, но и нежить. Может, он был и прав. Во всяком случае, никто на нас до самой границы баронств и княжества так и не напал. И даже два из пяти пунктов по сбору придорожного налога, официально выполняющих роль защиты тракта от преступников, мы проехали, не заплатив ни копейки. Тамошнее отделение ДПС оказалось то ли плохо видящим, не разглядевшим в искусственном тумане повозку, то ли излишне трусливым и не решившимся окликнуть ее пассажиров. А вот государственная граница меня впечатлила. Массивный форт, явно рассчитанный на защиту от хорошей осады, вздымался вверх своими стенами и бастионами на добрый десяток метров. И над ними острыми иглами в небо уходила высокая башня-донжон, не менее чем пятидесятиметровой высоты.

– Дом вспоминается, – задумчиво пробормотал на русском Ярослав, разглядывая ее. – Никогда не думал, что буду скучать по высоткам, а вот поди ж ты. Интересно, кто в ней живет?

– Ну, если верить фэнтезийным канонам, то могущественный маг, – пожал плечами Артем. – А если здравому смыслу, то смена наблюдателей. Крепость-то на холме стоит, а это еще к высоте немалая прибавка, обзор с нее, наверно, открывается неплохой, нарушителей далеко видать. Интересно, есть ли здесь контрабандисты? И если да, то как они прячутся? По ночам через границу бегают?

А в форте начались проблемы. Стоило телеге проехать через ворота, и дорогу преградило несколько солдат с одним подозрительного вида мужиком в балахоне. Самым настораживающим в его облике, правда, было не одеяние, а посох, буквально один в один похожий на тот, что таскал с собой Алколит. И можно было не сомневаться, что огонь он метает так же хорошо, если не лучше.

– Кто такие? – не слишком-то вежливо осведомился у нас весьма упитанных пропорций ветеран, стоящий за спинами солдат.

– Маги, – не стал запираться я, припомнив слова священника о том, что нас легко могут опознать по характерной ауре. Странно, кстати, что в городе этого не сделали. – Лицензия от церкви Отца Времен имеется.

– Предъявите.

Пришлось доставать медальоны, выданные нам в обмен на двадцать монет каждый. Именные, к слову: тот инквизитор как-то хитро настроил их на нашу ауру, активировав упрятанные в круглые кусочки железа магические плетения. В чужих руках это свидетельство было бы бесполезно. И в случае утери его, кстати, не возвращали. Новое пришлось бы покупать.

– Подлинные, – кивнул маг, осмотрев их в наших руках. – Замечаний или иных отметок ни на одном не имеется.

Хм? Получается, это не только квитанция «уплачено», но еще и что-то вроде личной карточки? Толково придумали, святоши! Интересно, а они туда могут дистанционно поместить надпись «разыскиваемый преступник»? А как «жучок» его использовать?

– Ну, тогда обычный обыск – и пропускайте, – потерял интерес к нам ветеран.

– Запрещенные к вывозу за пределы королевства предметы есть? – придвинулся к нам какой-то таможенник.

Оных не нашлось. А вот за ввоз гоблинской дани с нас слупили целый золотой. Обидно, блин. Она целиком стоит лишь раз в пять дороже! В лучшем случае.

– Так куда едем-то? – спросил Аллисандр, когда мы въехали на территорию баронств. – На мою родину, в Колон, или, может быть, поближе местечко себе выберете? Есть тут недалеко пара симпатичных городков.

– Да нам как-то все равно, – пожал плечами Ассасин. – Какой-нибудь небольшой населенный пункт, где могли бы осесть три чародея-самоучки с тем, чтобы составить конкуренцию местным кудесникам.

– Желательно рядом с морем, – уточнил вдруг Алколит. – Есть тут что-то такое поблизости?

– Ну… – почесал голову лучник. – Вообще в моем родном баронстве выход к побережью есть, но до него ехать далековато. Куда легче вам было бы наняться на службу к какому-нибудь ближайшему владетелю, у них всегда дефицит солдат и колдунов из-за почти непрекращающихся междоусобных войн.

– Как раз по этой причине мы к ним в здравом уме и твердой памяти и не сунемся, – уверил его я. – Сложить голову за чужую славу и в лучшем случае пригоршню монет – это совсем не по нам. Приятнее уж действительно где-нибудь у океана осесть, на песочке загорать да в прибой поплевывать.

– Ну… а поселение на реке или большом озере вас не устроит? – вздохнул предчувствовавший дальнюю дорогу лучник, которому, судя по всему, не очень хотелось в родные края.

– Нет, – покачал головой Артем. – В морг – значит в морг. В смысле к морю.

– Ну что ж, – устало вздохнул наш безжалостно эксплуатируемый вместе с принадлежащей его дядюшке телегой проводник. – Тогда тронулись. Н-но! И вы это, туман-то свой снова начаруйте. Места тут опасные.

– А раньше какие были? – удивился Ярослав.

– Ну, дык… обычные.

– Не понял! – опешил я. – А что еще здесь может попасться нам на пути, за исключением грабителей, хищных монстров и нежити?

– Бароны, естественно. А среди них иногда такие твари попадаются – куда до них всем чудовищам окрестных лесов! Могут сразу со своим войском на прохожих напасть и все отобрать, а могут и в замок на пир пригласить и уже там перерезать.

– И что, часто такие ублюдки встречаются? – опешил Ярослав.

– К счастью, нет. Примерно один из пяти. Да и те далеко не каждого трогают, а иначе кто по их землям ездить-то будет? Все в обход потянутся. Нам бы до какого-нибудь города добраться и там к обозу прибиться надо бы. А то пропадем. И так Отцу Времен свечку поставить не мешало за то, что до границы нормально добрались.

Накаркал, паразит. Той же ночью на нас напали. Точнее, напала. Тварь. И, что особенно обидно, в мою смену. И как раз на единственного часового.

Сначала я услышал негромкий треск из кустов, а потом их проломила туша, которую мое сознание, каюсь, полусонное, сначала приняло за злополучного быка, вернувшегося с того света, чтобы добить своего убийцу. Ну встретил я ее тем, что и в первый раз подействовало. Факел бледного пламени добавил света, которого было явно недостаточно, так как костер совсем угас, и фигура, оказавшаяся почти человекообразной, с негромким взвизгом отшатнулась, блеснув клыками. А потом махнула когтистой лапой и, зацепив меня за плечо, попыталась подтащить к своим распахнувшимся челюстям. На магию времени не оставалось, я двинул тварь тем, что было в руке. Булавой. К рукоятке «волшебной палочки» уже давно был приделан удобный ремешок, накручиваемый на запястье, а потому оружие всегда было со мной. Удар отбросил пасть, уже склонившуюся ко мне, в сторону, но существенного вреда монстру не нанес. Впрочем, от боли тварь несколько растерялась и дала возможность вырваться из ее хватки.

– Вставайте! – заорал я, поднимая весь лагерь (трех человек!) по тревоге. Хотя, может, орал и не очень громко, даже от схватки, занявшей всего несколько секунд, горло пересохло. Да и кричал, честно говоря, вовсе не этот глагол, а, скажем так, его не совсем приличный аналог. Но мне на выручку, впрочем, и так уже бросился Ассасин – видимо, наша с тварью возня его разбудила. Он приблизился к монстру, и секунд пять они махали друг на друга когтистыми лапами, рыча что-то ну совсем нечленораздельное. А потом я, подкравшись к неосмотрительно оставленной без присмотра спине твари, ударил ее по основанию шеи булавой. Что-то хрустнуло, и монстр, уже разворачивающийся к новой угрозе, упал на землю. Впрочем, он не умер. Тогда. А вот когда проснувшиеся Аллисандр и Алколит пришли на помощь Артему, пинающему лежащее мохнатое тело прорвавшей ботинок когтистой ступней, то жизнь существа оборвалась.

– Ну и чего это за образина? – кое-как отдышавшись и опустошив фляжку, спросил я. – Сначала подумал, бруколак, в целом они похожи, но это явно не он.

Про конфуз, когда чудовище с полусна (будем честны с собой, раз уж остальных обманываем) едва не было назначено дохлым быком, мой разум решил умолчать.

– Оборотень, похоже, – вынес вердикт Аллисандр, рассматривающий пригвожденное к земле копьем тело.

– Вервольф? – выразил я удивление и принялся рассматривать труп в поисках сходства с представителями семейства псовых. – Нет, не похож, да и напал он на меня стоя на двух ногах. Вот если бы на четырех, еще можно было бы спутать.

– А он тебя не покусал? – тихим шепотом спросил Алколит.

– Да нет, поцарапал только немного. – И лишь после ответа до меня дошло. – Вот черт! Мою сумку, живо, там бромид серебра оставался! Артем, да не пялься ты на меня, а ну живо к телеге, а то покусаю!

Угроза, видимо, возымела действие, потому что друг рванулся к вещам.

– А зачем тебе серебро? – спросил охотник.

– Как зачем? – удивился я, лихорадочно прислушиваясь к организму и, кажется, начиная ощущать происходящие в нем изменения. – Рану им посыпать. Может, еще удастся не заразиться…

– А чего ради такие сложности? – удивился охотник. – Уж за десяток дней-то по-любому доедем до какой-нибудь церквушки, там тебя священник благословит, молитвы об изгнании зверя почитает. Да вот хоть в форт вернемся, там точно есть тот, кто может такое проделать, и денег за то не возьмут, не нужна им новая тварь кровожадная под боком.

– А не врешь? – подозрительно осведомился я, убеждая собственное дрожащее как осиновый лист тело, что изменение прикуса стучащих зубов ему только кажется.

– Да чтоб меня в лед вморозило, – осенил себя кругом Аллисандр. – В крепостице-то хоть один инквизитор должен быть, а он проклятие такое снимет одним чихом, иначе чего б его на такой должности держали? Да и тушу сдать надо, в княжестве-то за нее маги денег дадут, а в баронствах первый же аристократ отнимет, чучело набьет и будет хвастаться, будто лично тварь затравил.


Дорога обратно к форту тянулась не просто долго, а практически вечно. Я, честно говоря, слабо представляю себе теорию относительности, но то, что время – субстанция абсолютно неоднородная, прочувствовал тогда на своей шкуре. Нет, оно и раньше, бывало, замедлялось. Во время нудной работы, вынужденного безделья, очереди в поликлинике на сдачу анализа крови… Но все это меркнет по сравнению с испытываемыми после драки с оборотнем впечатлениями. Секунды текли так медленно, что казалось, я физически слышу редкий, но тяжкий грохот песчинок, падающих в воображаемых песочных часах, которые сжимает в руке само Время. Мои друзья и Аллисандр двигались в темпе вареных мух, а телега явно обзавелась непонятно где тормозами, которые заставляли ее колеса крутиться едва ли не с отрицательной скоростью. Хотелось выскочить из повозки и бежать по дороге, чтобы успеть добраться до форта, за стенами которого таилось желанное избавление от резкого приступа повышенной волосатости вкупе с обострением зубов и улетом крыши в края вечной охоты.

– Да не трясись ты так! – хлопнул меня по плечу Ассасин. – Телегу раскачиваешь!

Настроение любителя помахать кулаками и штангой явно колебалось где-то в области отметки «великолепно». Он умудрился подраться на кулачках с вервольфом и понял, что благодаря новоприобретенным способностям не слишком уступает твари. А то и превосходит. И больше от мира ему было ничего не надо. Ну, разве что набить морду кому-нибудь еще более большому и страшному. Или познакомиться с маленькой и симпатичной особой противоположного пола без лишних комплексов. В общем, интересной физической нагрузки хотелось бы Артему. И побольше, побольше…

– Тебе легко говорить, – огрызнулся я. – А у меня уже по всему телу мурашки, к тому же в ушах какой-то шум. И зубы ноют.

– Держи, – протянул мне кругляшок какой-то таблетки Алколит, пошуровав в недрах нашей поклажи и, видимо, найдя аптечку. – Поможет, как почти дипломированный медик говорю. Запивать не надо.

Я благодарно кивнул, заглатывая лекарство, и лишь потом до меня дошло. Средства от превращения в человека-волка у нас быть не может.

– Ты чего мне дал?!

– Валерьянки. От нервов самое то, – с важной миной патологоанатома, выносящего неоспоримый диагноз, провозгласил Ярослав. Для полного соответствия ему не хватало лишь белого халата и маски. Ну и еще лесную дорогу неплохо было бы заменить на что-нибудь, имеющее хотя бы крышу.

– Да при чем тут нервы?! Меня вервольф измочалил! – вспылил я. – И вряд ли в походной аптечке, моей, прошу заметить, найдется средство от ликантропии!

– Зато валерьянки у тебя там еще половина пластинки осталась, – ни капли не смутился Алколит. – От невроза хорошо помогает. Еще лучше подошло бы что-нибудь с эффектом плацебо, чтобы кажущиеся симптомы убрать иллюзорным воздействием, но средства, способного помочь в такой ситуации, у меня действительно нет, и ты это прекрасно знаешь. Давай успокаивайся, мы даже в самом неблагоприятном случае до крепости доберемся намного раньше, чем пройдут дни, которые нужны словившему проклятие оборотничества для смены обличья.

– Ты так уверен, что это именно магическое воздействие, а не болезнь? – уточнил Артем.

– Процентов на девяносто, – согласно кивнул Ярослав. – Вирус, способный настолько поменять фенотип человека, в природе возникнуть просто не мог. Оборотней создали, вопрос лишь в том – кто и как. Простой логический анализ убеждает меня, что, скорее всего, при этом использовалась магия, а не технология.

– Это еще почему? – подозрительно осведомился я.

– Очень просто, – пожал плечами Алколит. – Волшебство, во всяком случае, на том уровне, который известен Тонахью, это набор приемов работы с энергетической составляющей вещей при помощи силы воли. Можно сотворить что-то, не понимая, как именно. Так, кстати, и работает большинство магов. А с научным подходом так не получится.

– Ну почему же? – удивился Ассасин. – С помощью тех же самых нанороботов, про которых последнее время в прессе было много шумихи, теоретически можно заставить человека стать звероподобным хищником, легко заражающим окружающих и приводящим их в такое же состояние.

– В теории да, – согласился Ярослав. – Но ты мою мысль не понял. Похожие идеи, скорее всего, будут время от времени возникать у особо беспринципных военных ученых. Но делать именно оборотня никто и никогда из тех, кто хорошо знаком с аналитическим мышлением, не будет, уж поверь мне. Нефункционально. Имея даже половину от возможностей, необходимых для создания чего-то подобного, можно натворить таких дел, что самый злобный вервольф покажется ласковым и беззаботным щенком, время от времени грызущим тапки хозяина. Варианты нафантазируй сам в диапазоне от полного контроля над сознанием масс и до перевода носителя разума в виртуальную среду обитания. Так что оборотней, не знаю уж, сознательно или нет, создали маги.

Аллисандр раздраженно засопел. Тот факт, что мы говорили на русском, потому что отложили свои камни-переводчики в сторону, исключал возможность его присоединения к беседе. А кому понравится, когда за его спиной обсуждают какой-то явно важный вопрос на неизвестном языке?

Нельзя сказать, чтобы в форте нам обрадовались, но определенное оживление туша оборотня вызвала. Уже знакомый нам маг при поддержке все того же десятка солдат, оглядев ее, изобразил на своем лице явную заинтересованность.

– Милая девочка, – огласил он вердикт, рассматривая труп, который, кстати, медленно терял нехарактерные для людей черты. Во всяком случае, теперь в очертаниях этого тела действительно просматривалась четкая принадлежность к женскому полу, а страшная морда несколько изменилась и могла с натяжкой сойти за лицо. Но волосатости все еще было достаточно, чтобы заменить покойной одежду. – А главное, почти свежая. Из нее получатся хорошие эликсиры. Так! Ты, ты и ты, хватайте труп и несите в холодную. Да! И сбегайте кто-нибудь за моим учеником, пусть почистит ножи и подготовит растворитель.

Меня замутило. Эх, все-таки зря я выбрал своим прозвищем слово «алхимик». Грязная это работа. Во всяком случае, некоторые ее аспекты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное