Владимир Маягин.

Три Меченосца. Книга вторая. Царь Алого Огня



скачать книгу бесплатно

Дракон взревел. Он успел взлететь, но его правое крыло теперь было наполовину рассечено острым клинком. Он не смог продержаться в воздухе долго и сразу, завалившись набок, полетел к земле.

Путники едва успели разбежаться, когда чудовище с оглушительным грохотом врезалось в запорошенную снегом землю, сотрясая ее, ровно как сотрясла бы рухнувшая гора. Упав, дракон замер, точно необычный буровато-багряный курган вырос на гладком доселе месте. Все смолкло. Оказалось, это был не столь уж большой дракон. Далеко на севере, на Драконьем Перевале обитали громады вдвое больше этой.

– Он мертв? – почти с сожалением в голосе выговорил Ликтаро.

Но ответ Ихтора сразу успокоил жаждущего сражения юноши:

– Нет… Се было бы слишком просто. Он еще жив. С воздуха нападать уже не сможет, но ползать по земле он по-прежнему в силах.

– Так почему же не убить его сейчас! – вскричал Тэлеск, бросаясь к огромной туше.

Но в этот миг дракон шевельнул тяжелым хвостом. Головы все как одна приподнялись и ненавистными взорами уставились на подбежавшего Тэлеска. Юноша застыл на месте. Гигантская тварь в десять саженей длиной – половину из которых занимал хвост – поднялась на обе пары своих коротких лап и три головы одновременно полыхнули огнем. Тэлеск едва сумел увернуться.

Ликтаро бросился на помощь. Следом помчался Рунш. Ихтор же беспомощно рассматривал свою затупившуюся секиру.

Дракон метнулся навстречу юношам, беспрерывно выплевывая пламя. Огнедышащее создание не давало им даже замахнуться для удара. Меченосцы только и успевали уворачиваться от его дыхания. Они отступали, стараясь держаться на расстоянии, а дракон неукротимо наступал на них. Кругом стоял жар, от которого стал таять снег на земле. Пот рекой тек со лба Тэлеска; о морозе он уже давно позабыл. Ихтор по-прежнему стоял в стороне, не зная, чем помочь.

– Ежели острая секира не сумела пробить его броню, то что проку от тупой! – в отчаянии прокричал он.

– Попытайся запустить ее в пасть! – подсказал Рунш.

Ихтор взглянул на свое оружие. Для метания оно не предназначалось, но все же попробовать закинуть его в горло дракона стоило, тем более, что другой пользы от него он не видел. Гальпинг чуть приблизился к дракону, прицелился и метнул секиру прямо в один из источников жаркого огня. Оружие исчезло в ярко-красном пламени. Голова сомкнула острые челюсти, но в следующее мгновение раскрыла их вновь, выплевывая наружу струю огненно-желтой жидкости. Часть ее вылилась прямо на правую кисть Тэлеска, что сжимала меч. Юноша вскрикнул от нестерпимой жгучей боли и выронил его. Остальной расплавленный металл от секиры Ихтора с шипением излился на землю. Стиснув зубы, Тэлеск погрузил руку в холодный снег и стал отползать в сторону.

В это время одной из своих голов дракон стал вдыхать воздух, чтобы сделать очередной выдох пламени. Рунш, воспользовавшись моментом, кинулся под длинную шею и снизу ударил по ней мечом. Желтая сталь без лишних усилий прошла сквозь броню дракона и отсекла чудовищу голову.

Отрубленная голова покатилась по земле, растапливая снежный покров жидким огнем, который вырывался из нее вместо крови.

Ручьи такого же огня струились из обрубка шеи, и Рунш едва успел откатиться в сторону, одновременно сбивая огонь с плаща.

Тэлеск поднял меч левой рукой. На правую руку припеклось расплавленное железо. Жар дракона заставил его отойти на безопасное расстояние. И вдруг Ликтаро прокричал:

– Да что мы тут с головами мучаемся?! В тело нужно разить! – И он бросился к правому боку дракона, минуя огнедышащие пасти.

Внезапно Тэлеск увидел, что хвост чудовища шевельнулся, и понял, что угрожает халу.

Дракон резко повернулся в сторону и пустил тяжелый хвост в дело.

– Берегись, Ликтаро! Он сметет тебя! – вскричал Тэлеск.

Но было уже поздно. Хвост дракона, точно огромное бревно, снес на пути несколько мрачных деревьев окраины Ведьминых Болот и ударил Ликтаро в грудь. Удар был такой силы, что отбросил того на много шагов в сторону.

Когда Ликтаро коснулся земли, он уже был без чувств. Его клинок, несколько раз перевернувшись в воздухе, вонзился в землю.

Чудовище шагнуло в сторону побежденного юноши, и Ихтор сумел наконец помочь. Сразу смекнув, что на уме у дракона, гальпинг подбежал к Ликтаро и защитил его от огня магическим щитом.

Когда гигантская тварь выдохнула пламя и начала новый вдох, Ихтор вырвал из земли меч Избранного, чтобы биться с врагом, но с удивлением понял, что это оружие чересчур тяжело для него. Вдруг у плеча гальпинга что-то просвистело. В то же мгновение он увидел, как что-то блестящее и почти незримое вонзилось в лоб одной из двух оставшихся драконьих голов и полностью исчезло в нем, оставив источающую огонь шипящую рану. Следующая такая же стрела вонзилась в другую голову.

В то же время Тэлеск и Рунш, увидев, что дракон замер, одновременно воткнули в бок чудовища свои мечи и тут же выдернули их. Из ран потекли ручьи огненной крови. В следующий миг еще три быстрых стрелы вонзились в шеи дракона, и из трех новых ран ринулись вверх тонкие струйки пара.

Ихтор наконец обернулся и увидел нежданных спасителей. Невдалеке стояли пятеро воинов. Они были облачены в серебристые одеяния. У каждого в руках был полупрозрачный лук, а за спиной – колчан со стрелами. Лица их были настолько белыми, что даже снег рядом с ними казался серым. Их волосы, серебряные, как и одежды, развевались по ветру, словно волны чудесного моря. Вне всяких сомнений, это были русалы.

Пораженный дракон пошатнулся и упал, что вновь вызвало дрожь земли.

В грядущем кости чудовища будут лежать здесь не один десяток веков, пламенная кровь, растекаясь, сожжет почти всю растительность и впитается глубоко в землю.

Серебристые воины приблизились к путникам и пристально осмотрели каждого с головы до ног.

– Мы русалы Устлагена! – громко сказал один из них, выступив на полшага вперед. – Из-за вас был нарушен покой Реки. Вам надлежит проследовать с нами!

– Ничего мы не нарушали! – возразил Тэлеск. – Или вы считаете нарушением то, что мы оборонялись от напавшего на нас дракона. Это дракон нарушил ваш покой, а не мы!

– Такого не бывало вовек, чтобы драконы заявлялись в эти места! – молвил русал. – Неспроста он прилетел сюда. Что-то кроется за этим.. Но не волнуйтесь: мы пока не держим вас за врагов. Тем не менее мы требуем пройти с нами! С вами будет говорить Властитель реки Файтлари.

– Мы не на прогулке, чтобы попутно гостить в каждом доме! – возмутился Рунш. – Время не терпит. С какой стати мы должны следовать за вами? Мы идем своей дорогой, и до вас нам нет никакого дела! Мы Три Меченосца!

– А мы пять лучников! – ухмыльнулся русал. – Вы идете своей дорогой, однако она пролегает через наши владения. Через нашу реку беспрепятственно проходят лишь русалы, или иные, у кого есть серебряные медальоны Файтлари. У вас таковых, вижу, не имеется.

– Что за бред?! – воскликнул Рунш. – С каких это пор такие правила?

– Такой закон был введен пару лет назад. Поэтому, кто бы вы ни были, вы обязаны предстать перед Властителем. Отбросьте пререкания, не то нам придется пустить в ход силу оружия. И будьте уверены наши стрелы пробьют любой доспех, как пробили броню этого дракона!

– А наши мечи уничтожат любого соперника! – яростно воскликнул Рунш. – И броню дракона они пронзают не хуже ваших стрел. Эти клинки ковались для нас! – Он поднял над собой меч. – Ибо мы есть Избранные из пророчеств Кисторина Ясновидца! Мы – надежда Мира. И если вы убьете хоть одного из нас, то впоследствии очень пожалеете о содеянном.

Пятеро русалов о чем-то заговорили на своем необычном языке, и слова их красивой песней разнеслись по округе. Когда они закончили, предводитель промолвил:

– Возможно Властитель проникнется к вам милостью. Как бы то ни было, мы все-таки должны препроводить вас во дворец. К тому же, мы помогли вам одолеть дракона…

– Возможно? – усмехнулся Рунш. – А возможно ли, что Властитель повелит утопить нас в реке?

– Такого не будет, – успокоил русал.

– Хорошо, – ответил Тэлеск, левой рукой убирая меч в ножны. – Но у нас раненый. – И он кивнул на Ликтаро, который в это время издавал сдавленные стоны и хрипение. – Да и сами мы не в лучшем виде. – Он посмотрел на свою правую кисть, покрытую каплями металла, и на обгоревшее лицо Рунша.

Главный русал что-то сказал своим воинам, и двое из них быстро зашагали к реке. Вскоре они вернулись с носилками. Но эти носилки были будто из хрусталя, хотя не составляло труда догадаться, что они сделаны из воды, отвердевшей и принявшей форму по воле владык воды.

Ихтор убрал меч Ликтаро в ножны, после чего двое русалов уложили раненого на носилки. Вскоре они быстрым шагом продвигались в том же направлении, которого Ихтор и Меченосцы придерживались до этой встречи. Серебристые воины шли впереди. Двое из них несли раненого Ликтаро. Ихтор, Тэлеск и Рунш шли последними.

– Будь Ликтаро в сознании, он вряд ли бы доверился каким-то созданным из воды носилкам, – заметил Рунш. – Надеюсь, ему не сильно досталось.

– Досталось-то ему сильно, – сказал Тэлеск. – Лишь бы только жив остался… Интересно, почему Король Хилта ничего не сказал о том, что здесь владения русалов? – задумчиво изрек Тэлеск.

– Он сделал упор на опасности, что подстерегают нас на пути, – ответил Рунш. – Упомянуть о русалах он, видимо, не счел нужным.

– Мог бы и о хорошем сказать.

– О хорошем лучше узнавать неожиданно, – сказал Рунш. – Это об опасностях необходимо знать заранее. Да мы, в общем-то, и так все можем узнать из нашей карты. Я видел, что на ней обозначен некий Устлаген. Теперь остается лишь радоваться, ведь скоро мы войдем под великолепные своды русальего дворца.

– Благо, ежели когда-нибудь мы покинем эти своды живыми, – произнес Ихтор.

– Наверное, ты прав, – подтвердил Тэлеск. – Неизвестно, как этот некий Властитель реки Файтлари распорядится с нами. Русалы Алубехира были более вежливы, когда мы с Ноккагаром пересекали их реку.

Ихтор обернулся. Вдали еще виднелось тело убитого дракона. Его крылья были расстелены по земле подобно упавшим шатрам.

Под ногами стала угадываться едва различимая тропа. Вскоре слева в скале путники увидели трещину, в которую как раз и сворачивала тропа. Все девятеро двинулись в узкий проход.

Шли длинной вереницей. Предводитель русалов шел впереди. Справа и слева путников теснили каменные стены. Они почти смыкались высоко вверху, и оставалась лишь узкая щель, которая пропускала внутрь слабые лучи света.

Впереди посветлело, и вновь послышался знакомый шум реки. Но шум был теперь намного громче, оглушительнее и походил на яростный рев огромного дикого зверя. Тропа вывела их на каменистый берег.

Здесь река текла совсем медленно. Слева, откуда она бежала, путники увидели огромный водопад. Река срывалась там с вышины по четырем громадным каменным ступеням, взрываясь у последней из них тысячами сверкающих брызг и вызывая оглушительный грохот.

Невдалеке от красивого каскада прямо на воде стоял прекрасный дворец со сверкающим шпилем башни. Стены и своды чудесного дворца были созданы из воды, а основанием ему служила сама река. Дворец величаво высился, вздымаясь из вод Файтлари, как горы и холмы вздымаются из земли. Он был полностью сотворен из прозрачной воды, хотя сам по себе не был прозрачен,

Предводитель лучников коснулся волн бегущей реки и закрыл глаза. Рунш, Тэлеск и Ихтор внимательно смотрели на действия русала.

Внезапно река остановилась, замерла, словно замороженная. Водопад тоже замер. Река перестала нести свои воды. Казалось, что время остановилось вокруг. Так и было, но оно остановилось только для реки Файтлари.

Русалы один за другим ступили на воду и двинулись к дворцу. Они шли по ней, как по твердой поверхности. И вода держала их не хуже земли. Река не только замерла, но и отвердела, будто вмиг покрылась льдом.

– Следуйте за нами! – сказал один из русалов. – Не бойтесь. Вода будет твердой, покуда мы не прикажем.

Рунш с недоверием глянул на поверхность прозрачной реки и наконец не без опаски сделал шаг по ней. Поняв, что вода действительно держит, словно каменная мостовая, он пошел следом за русалами. Тэлеск с Ихтором двинулись за ним. Они не без восторга смотрели под ноги, однако боязнь провалиться не покидала их.

На другом берегу начинался лес. Но то был какой-то неживой лес. Все деревья выглядели сухими, поломанными, кривыми, словно чье-то ядовитое дыхание коснулось их.

Как по невидимому мосту, они подошли к входу во дворец. Стены его ярко серебрились. Вход охранялся двумя воинами-русалами в блистающих одеждах и с чудесными мечами на поясах.

Русалы вели гостей – или пленников? – вперед по длинному коридору со сверкающими стенами и потолком. Под прозрачным полом люди с удивлением увидели речное дно, водоросли и множество живых рыб.

Коридор имел много боковых дверей. В одну из них вскоре свернули русалы, которые несли раненого Ликтаро. Они сказали, что уносят его в палаты врачевания, и скрылись за гладкой зеркальной дверью.

Длинный коридор расширился и уперся в двустворчатые двери. Русалы распахнули их, и все шестеро вошли внутрь. Они оказались в большом круглом зале без окон, без углов и резких искривлений в стенах. Его бесцветный свод, который висел очень высоко над головой, плавно переходил в стены, а те так же плавно переходили в пол – такой же прозрачный, как и пол в коридоре.

Впереди стоял переливающийся всеми цветами радуги трон. На нем, охраняемый четырьмя стражниками, восседал старый русал с густой серебристой бородой. Видавший дни древности повелитель Устлагена был облачен в блестящие одежды, чем-то напоминавшие шелк. На его голове не было короны. Волосы ниспадали до самых подлокотников трона, а в руке он держал длинный трезубец – символ власти.

Трое лучников расступились, пропуская путников вперед. Все тот же русал, который говорил на месте нападения дракона, промолвил что-то на своем сладкозвучном языке, и слова песней разнеслись по залу, отражаясь от сводов. Он обращался к властителю реки Файтлари.

Когда он закончил говорить, наступила долгая тишина. Властитель пристальным взором оглядывал вначале Ихтора, затем Рунша и Тэлеска.

– Что ж, приветствую вас, неизвестные, – громко произнес правитель Устлагена. – Мне только что поведали все, что вы сказали моим воинам. Вы называете себя Избранными, предсказанными Кисторином. Правдивы ли ваши слова?

– Это правда, властитель реки! – с низким поклоном ответил Рунш. – Среди нас троих сейчас Избранных лишь двое. Третий, имя которого Ликтаро, сын Оросса, находится в палатах врачевания. Я Рунш. Это Тэлеск. И последний, кого я имею честь представить, это наш спутник, с которым мы встретились вчера. Его имя Ихтор.

– Ихтор? – переспросил властитель. – Так звали одного путника, который древле проходил Ведьминым Перевалом и был обращен в кусок камня чарами Ведьмы. Так говорят людские легенды.

Гальпинг сделал шаг вперед.

– Мне с большим трудом удалось признать это, но я и есть тот самый Ихтор, о коем вы, говорите, властитель. Я высвобожден из-под чар колдуньи благодаря доброй судьбе. Ведьминых чар больше нет, как нет и ее самой. Теперь я сопровождаю Трех Меченосцев.

Воитель взглянул на Ихтора. Удивления не было в его взоре.

– Стало быть, власть Ведьмы пала, – промолвил повелитель русалов, искоса посмотрев на Рунша и Тэлеска. – Поистине, это великая весть! Рано или поздно это должно было случиться. Что ж, знайте, добрые путники, что в моем доме вы почетные гости. Я не имею ни права, ни власти мешать миссии Избранных, к тому же, и повода для этого нет. Но помочь и приютить вас я готов с превеликим удовольствием. Можете оставаться здесь столько, сколько сочтете нужным, и уходить тогда, когда вам заблагорассудится. Велю вас накормить и предоставить достойный приют. А покамест, – он обратился к русалам-лучникам, – проводите гостей в палаты врачевания: битвы с драконами не обходятся без ожогов.

Русалы отворили гостям двери, путники поклонились, и их вывели из тронного зала. Длинный коридор вновь повел их по дворцу.

Они зашли в одну из боковых дверей и оказались в просторном помещении, Он было освещено ярким светом горящих ламп, который отражался от водотворных стен, и от этого внутри все сияло.

Вокруг стояло несколько коек, созданных все из того же загадочного и в то же время всем известного материала – воды. Все койки пустовали, и только на одной из них, что стояла у отдаленной стены, лежал раненый. Друзья сразу узнали в нем Ликтаро. Он лежал до пояса обнаженный, молчаливо и неподвижно, будто мертвый. Его одежда, кольчуга и меч лежали рядом на полу.

Когда Рунш, Тэлеск и Ихтор подошли ближе, они увидели, что Ликтаро уже в сознании. Его взгляд, устремленный в потолок, непонимающе метался по переливающимся сводам. Рядом с раненым сидела женщина-русал. Друзья заметили ее не сразу, потому как она была в длинном платье, которое тоже отражало свет подобно стенам. В правой руке русалка держала прозрачный кувшин, почти до краев наполненный водой.

Она заметила вошедших только после того, как их шаги зазвучали по твердому полу. Она обернулась, и путники увидели ее невыразимо прекрасное белоснежное лицо.

– Он пришел в себя, – молвила она. – Осталось только заживить ожоги и переломы. Это недолго, дольше придется оправляться от них.

Ликтаро приподнял голову и, увидев друзей, вяло улыбнулся.

– Где мы, гоблин меня утащи? – спросил он.

– В Устлагене, дворце русалов реки Файтлари, – с улыбкой ответил Тэлеск.

– Что со мной? Почему я лежу, а вы стоите? Что вообще произошло?

– Ты ранен, Ликтаро, – подал голос Рунш. – Тебе здорово досталось от дракона. Неужто не помнишь? Он ударил тебя своим шипастым хвостом. Тебе повезло. А если бы не кольчуга…

– Вспоминаю, – вздохнул Ликтаро. – И долго мне здесь лежать?

На это дала ответ русалка-целительница:

– Лежать будешь еще до утра. А после понадобится еще пара дней, чтобы твои увечья зажили.

– Простите меня, – вздохнул Ликтаро. – Похоже, из-за меня мы застряли здесь на три дня.

– Не вини себя, – сказал Тэлеск. – Нам и самим не мешало бы отдохнуть и залечить свои раны. Нам тоже досталось. – И он осторожно взялся левой рукой за пылающую от жгучей боли правую. – И слово «застряли» неприменимо для столь чудесного места. Вряд ли мы пожалеем о проведенном здесь времени.

– Здесь все сделано из воды? – спросил Ликтаро, восторженно оглядывая стены и потолок палат врачевания, как будто только что разлепил веки.

– О да! – ответил Ихтор. – Все из воды! Кабы я мог так же повелевать водой, то никакая волшба мне бы не понадобилась.

– Это верно, – подтвердила целительница. – Мы маги от рождения, хоть и иные маги, не такие, как те люди, что обитают в Тригорье. Нам хватает власти над водой, и это лучшее, что есть у нашего народа.

После короткого молчания целительница вновь обратилась к Ликтаро.

– А теперь, – сказала она. – Приступим к твоему лечению, доблестный воин.

И с этими словами она закрыла глаза и вдруг запела что-то на своем языке. Одновременно с пением русалка стала тонкой струйкой выливать содержимое кувшина на грудь и лицо Ликтаро. Когда прохладная вода коснулась его груди, тот вздрогнул и вскрикнул от неожиданности. По телу от холода побежали мурашки.

Когда прозрачный сосуд был в конце концов опустошен, Ликтаро недовольно произнес:

– Зачем было обливать меня холодной водой?

– Вода, впитавшая в себя добро, исцеляет, – спокойно ответила русалка. – Делает это скоро и надежно. Сейчас ты сам почувствуешь.

Неожиданно Ликтаро понял, что кости его больше не ноют, а кожа не горит от ожогов.

– Зачем же мне теперь лежать до утра?! – обрадовано воскликнул Ликтаро, пытаясь подняться.

– Так будет лучше! – повелительно ответила врачевательница и заставила юношу вновь лечь.

– Но почему?

– Вода лишь немного скрепила твое тело. Но еще не полностью излечила тебя.

Она пошла в сторону двери. Ее шаги отдавались мягким эхом. Волосы русалки покачивались с каждым шагом и красиво серебрились. Она приблизилась к одной из полок, что также были частью стены. На ней стоял другой кувшин, тоже полный. Русалка взяла его, а пустой поставила на место.

– Теперь вы покажите свои ожоги, – обратилась она к остальным путникам.

Вскоре лечебная сила воды исцелила юношам руки и лица, которых коснулось жаркое дыхание трехглавого дракона. Даже прикипевший металл на глазах исчез с кисти Тэлеск под холодной струей воды.

– Спасибо тебе, великая целительница! – произнес Рунш.

– Благодарите не меня, а воду, – покачала головой русалка. – Это она удалила следы вашей битвы.

– Вовек не забуду, какую силу имеет обычная вода! – проговорил Ихтор.

– Это самое ценное, что есть в этом мире, – произнесла в ответ целительница. – Ценнее всякого золота и серебра, за которыми гонятся люди и гномы. Для нашего народа она и вовсе бесценна. К сожалению или к счастью лишь нам дано использовать все ее свойства. Мы, русалы, рождены из воды. Но при этом мы сродни людям, ведь Вар, наш покровитель и создатель, сотворил нас по образу человека с дозволения Великого Зиждителя. Вар вдохновил в нас любовь к своей стихии и даровал нам такую власть над ней, какой не имеет более ни одно племя Сынов Элона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное