Владимир Машошин.

Урфин



скачать книгу бесплатно

Урфин

Книга первая «Захват»


«Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир,

а душе своей повредит? Или какой выкуп

даст человек за душу свою?»

Матф.16:26


Пролог


Холодный ветер колючими льдинками царапал лицо.

Коренастый, похожий на бульдога, майор широко шагал. Плохо, очень плохо начинался 1950 год.

Совсем недавно ему жали руку, сыпались поздравления и вот ЧП, нет, хуже, – катастрофа!

«Если не справлюсь мне конец! В лучшем случае десять лет за подрывную деятельность, а если справлюсь?.. Действовать быстро!..» – начальник, особого лагеря «Горный», соображал на ходу.

Рядом, пригнувшись, будто голодный шакал, семенил худенький лейтенант. В шапке-ушанке, шинели и валенках, забегал вперёд, майор, не глядя, проходил мимо, летёха вновь обгонял, под ногами хрустел снег, изо рта густо валил пар.

– Я не виноват, как сообщили тут же к вам. Дед виноват, он мне сразу не понравился. Но я и подумать не мог!.. Это ж надо придумать!.. Отказаться от работы!!

– Сколько простой?

– Уже час, второй пойдёт.

Губы майора сжались, ноздри раздулись, глаза щурились от летящих снежинок, встречный ветер мешал идти.

Впереди тускло мерцало пятно прожектора, в серой мгле угадывалась колючая проволока, из крутящейся снежной пыли выплыли ворота.

Лейтенант, косолапо переваливаясь, побежал к свету, майор зло глядел вслед.

«Подсидеть вздумал?..»

– Что стали?! Начальник идёт, открыть, живо! – зазвенел властный голос лейтенанта.

Два вохровца поспешно закинули автоматы, скрипя железными створками, лагерная пасть распахнулась.

Лаготделение «на ушах», кто не ушёл на общие работы в курсе – пятый барак отказался работать. Как начальство выкрутится? Не всё коту масленица, вохровцы смотрели злорадно.

«Быстрее! Быстрее! Каждая минута задержки грозит суровой карой. Может бегом? Нет, пусть лейтенант бегает».

У барака пять человек: двое вскинули автоматы, дула нацелены на вход, трое удерживают собак. Крупные овчарки рвутся, с клыков брызгает слюна, от лая закладывает уши. При появлении начальника, оцепление расступилось.

– Я распорядился окружить барак, – торопливо оправдывался лейтенант, – чтобы зараза не разошлась. Ведь немыслимо, подрыв советской власти, просто какой-то… мятеж!!

Майор, прозванный «Ухватом», потому что Ухватов Сергей Кириллович и, потому что скор на расправу, задержался у входа.

Негнущиеся ноющие от холода пальцы расстёгивали шинель, металлические пуговицы не слушались.

Края шинели разошлись, морозный воздух до краёв наполнил лёгкие, майор решительно дёрнул барачную дверь и вошёл.

Испуганный уличным ветром спёртый воздух колыхнулся, запах немытых тел ударил в нос, разглядывая среди барачного мрака узников, майор прищурился.

Зэки заняли дальний конец длинного, как туннель, барака, будто перезревшие сливы, тёмные тела рассыпаны в тупике. Люди занимают нары, сидят на полу, подпирают стены.

Перед слушателями, переступая с ноги на ногу и поминутно вскидывая руки, вещал старик.

– …Братия, – завывал дед, – близко время нашего освобождения! Господь! Господь говорит мне, что умрёт вампир, и расточатся врата, падут решётки! Новый царь взойдёт на престол Российский, дарует свободу узникам, накажет мучителей!..

Счастьем блестят глаза, удивлённо приоткрыты рты, руки до белых костяшек стиснули шапки, заключенные слушают.

Вероятно, им нет дела, что в барак, закружив рой снежинок, ворвался ледяной ветер. Видимо, забыт мрачный Ухват с автоматчиками, наверняка им кажется, только протяни руку и возьми, вот она – свобода!

Майор сделал несколько шагов, его рука легла на кобуру.

– Не дайте же, братия, замучить вас непосильной работой! Близок день нашего освобождения, близко торжество справедливости! Я вижу…

– Брешешь, ничего ты не видишь, – не выдержал майор.

Направленный к небу указательный палец старика застыл.

Испуганные взоры слушателей метнулись на майора, глаза заключенных, теряя счастливый блеск, потемнели, автоматчики напряглись.

Суровый свист январского ветра, злобный лай псов, смертоносные автоматные дула, вероятно, зэки возвращались к реальности.

Смутьян повернулся лицом. Глубоко пожилой человек ширококостный, но высохший старик смотрит дерзко. В фигуре, движениях, взгляде, нечто библейское и совсем нет страха.

– Вижу! – взвизгнул старик. – Вижу так же ясно, как твою дочь Любашу, что плачет дома, ибо отец обещал с ней провести воскресенье, но ушёл. Плачет и не простит! Расправы, над беззащитными, не простит!

Майора бросило в жар.

«Откуда?.. Кто посмел?! Найду, удавлю!.. Пусть, кто-то проболтался, но про обещание никто не знает?!..»

Майор нахмурился, кулаки сжались.

– Он, правда, что-то видит, – прошептал лейтенант. – На днях у Мирошкина коза потерялась, так он, – лейтенант покосился на старика, – сказал, где искать, и нашли! Чуть не околела, хорошо успели.

– Вяткин животом мучился, – прогремел один из автоматчиков, – думал желудок, чем только не лечился, а этот… лишь увидел, сказал камень в печени, и, правда, уже вырезали.

Барак наполнился одобрительным гулом.

Майор поиграл желваками, из-под нахмуренных бровей зло сверкнул глазами.

– Значит, видишь? – грозно спросил он.

– Вижу!

– Даже будущее?

– Да!

– И в будущем заключённых выпустят, а нас судить?! Так зришь ты справедливость?

Морщинистые губы старика поджались, он потупил взор.

Улица шумит: тоскливо подвывает ветер, бешено заходятся лаем псы, ругаются мерзнущие вохровцы, но барак словно окунули в чёрную непроницаемую тишину, зэки молчат.

– Хорошо! – воскликнул майор. – Готов поверить! Ты видишь! Я даже готов пойти навстречу… – заключённые удивлённо переглянулись. – Если докажешь, прямо сейчас, что знаешь будущее. Тебе ведь не сложно?! Ответь, перед этими… людьми, на вопрос: «Что тебя ждёт завтра?»

Старик дерзко глянул в лицо майора, решимостью блеснул старческий взгляд.

– Что же ты?.. Поведай нам, докажи!..

– И докажу!! – старик повысил голос. – Да, завтра я буду здесь, буду работать, но…

Хлопок выстрела переполнил барак, уши заложило, а старческий череп дёрнулся, из него вылетели тысячи кровяных капель и, будто подкошенный, старик рухнул.

– Нет, ты ошибаешься! – опуская наган, крикнул майор. – Смотрите! Он даже своего будущего не знал! Зачем его слушать??? Эпоха высшей справедливости наступила! Каждый получил по заслугам. Ваше место здесь потому, что вы фашисты и враги советской власти. Работайте! Благодарите, что вас не поставили к стенке, не пустили в расход. Советский народ даёт вам шанс перековаться, ударным трудом, перед ним и родиной, искупить вину. А кто не желает, для тех, у нас, есть это… – он поднял наган.

Майор повернулся к лейтенанту, но продолжал кричать, чтобы слышали все.

– Запомните Реутов, нет ни бога, ни пророков его, нет демонов с колдунами, есть лишь диктатура пролетариата и народная власть! А вы – орудие этой власти, её надежда и опора. Любой пророк посягает на власть советов. Любой искатель справедливости – провокатор и клеветник. Лжецы оговаривают советский строй справедливее и гуманнее, которого быть не может! Для борьбы с этой нечестью родина доверила вам оружие. Так-то вот.

Изможденные зэки сникли.

Майор вышел из барака, мороз щиплет лицо, мелкий снег колит шею.

«Кажется, справился!»

Следом подошёл лейтенант.

– Вывести на работу и не возвращать пока не выполнят двойную норму. Да… и всему бараку, на сегодня, штрафную пайку.

– Есть, разрешите исполнять? – лейтенант козырнул.

– Выполняйте.

«Хороший, всё-таки, парень Реутов, расторопный, исполнительный, не дурак… выпишу ему премию».

Собаки рвутся к бараку, но теперь, их злобный лай – музыка. Лица вохровцев посветлели.

День только начинается, есть время почитать дочери, выполнить обещание. Северный ветер толкает в спину, торопит, гонит прочь.

На мгновение майору померещилось испуганное лицо провидца, но оно только укрепило пролетарское убеждение, что нет бога, есть лишь диктатура. У кого оружие, тот и бог, и пророк, и победитель…


Глава 1


Солнце слепило глаза, окна брызгали светом, повсюду плясали жёлтые зайчики. Август 2013 года холодный и дождливый, уже на исходе, сухими тёплыми днями радовал городских жителей. Раскалённый воздух пропитался запахом извёстки, словно русские печки, стены домов дышали жаром.

У крайнего подъезда пятиэтажного дома, будто взмокший воробушек, на лавочке сидел старичок. Слабые дуновения ветра колыхали редеющие волосы, загорелый лоб блестел капельками пота, типичный российский пенсионер, имеющий нетипично пронзительные глаза.

Над стариком навис жилистый бледный парень с заячьей губой и косящим глазом, его татуированные руки мелькали, как крылья мельницы, по-волчьи хищно напрягалось лицо. Старик отклонился от хищного парня, поджал ноги, сухими морщинистыми руками упёрся в скамейку.

– Нет, ты чё, дед? Хочешь сказать… можешь забрать у меня?!! – парень, по кличке Щепа, вызывающе глянул на старика.

– Почему забрать? Сам отдашь, – невозмутимо парировал дед.

Второй парень, известный как Булат, наблюдал исподлобья, мускулистые руки сцеплены за спиной, стриженая голова упрямо наклонена.

Непохожестью внешности, одежды, поведения, парни составляли странный дуэт.

Щепа длинный худой человек, нервный и шумный, почти совершенно белый, даже глаза прозрачные.

Булат напротив, спокойный мускулистый и темный на столько, что многие считали его нерусским, ещё и нос с горбинкой.

Парни второй день караулили Сёму, который задолжал Белому.

Подобные задания Булату не нравились, а Щепа лишь усложнял положение.

Вчера блатной напарник, полдня увивался за школьницей, сегодня прицепился к деду, хотя, старик тоже хорош, сам провоцирует. А если неспроста?

Разглядывая старика, Иван Булатов, в народе Булат, сдвинул брови.

С виду обычный пенсионер, таких сотни ковыляют по тротуарам, сидят на лавочках, жалуются в собес. Коричневые мятые брюки, взмокшая глухая рубашка, но нет, пугающе пронзительный взгляд.

Однако старик подозрительно спокоен, рядом уркаган, того и гляди заденет клешнями, а дед улыбается, подначивает, играет.

И ещё… смутное предчувствие… нужно держать ухо востро.

– Сколько? – спросил Щепа и достал пухлый бумажник.

– Давай, что есть, – лениво ответил старик.

Щепа охотно вынул бумажки, тоненькая пачка перешла к деду, мелькая наколотыми перстнями, пальцы уголовника выгребли мелочь.

Булат не верил глазам. Напарник любил деньги брать, а не отдавать, урка скорее отмутузит деда, невзирая на возраст и заслуги, чем отдаст хоть грош!

И всё-таки, с довольным, сияющим лицом, Щепа чуть высунул язык и старательно выскабливает последние копейки.

Старик ловко свернул бумажную пачку и спрятал в карман, звонко ссыпая монетки, дед весело подмигнул Булату.

«Что это?! Не может быть!..»

Щепа сунул бумажник на место и задумался. Его обычно резвые руки безвольно повисли, взгляд потух, будто, выполнив назначение, робот застыл в режиме ожидания.

Задумчивое спокойствие совсем не шло к его блатной привычке говорить и действовать быстро. Под палящим солнцем напарник, кажется, завис.

Продолжая загадочно улыбаться, старик слегка толкнул Щепу.

– Что за?!. – Щепа дико оглянулся. – Это… ты чё… чё сделал?!!

На его лбу вздулись синие жилы, пальцы собрались угловатыми кулаками, напарник подступил к старику.

Мимо шла семейная пара, женщина покосилась на Щепу, муж под руку подхватил жену и повёл быстрее.

– Ты знаешь, кто я? – зашипел Щепа.

Старик молчал, лишь на его бледных губах обозначилась презрительная улыбка.

Ослеплённый яростью, Щепа заметался, как лев в клетке, белые брови сдвинулись, прозрачные глаза свирепо буравили старика, кажется, скрипнули зубы. Щепа подбежал с боку, кулак похожий на увесистую кувалду взлетел, но рука, будто встретив невидимую преграду, застыла и бессильно опустилась. Злобно вращая глазами, он отошёл.

– Ты меня узнаешь!.. Я тебе сокращу время доживания… – бессильно бубнил Щепа.

Из-за угла появился высокий молодой человек. Привычным шагом юноша направлялся к подъезду.

Заметив на пути странный дуэт, а может испугавшись разъярившегося Щепу, паренёк остановился.

Мгновение юноша пребывал в нерешительности, затем, изменил направление и двинулся дальше. Вероятно, он собирался пройти мимо опасного подъезда.

Однако Булат заметил юношу, он сделал пару шагов навстречу молодому человеку, их взгляды встретились, вдруг паренёк развернулся и бросился бежать.

– Это он! Не упусти! – крикнул Булат.

Щепа кинулся догонять…

Местные дворы имеют два выхода, один ведёт на оживлённую улицу, другой обрывается глухим лесопарком.

Уверенный, что Сёма попытается выскочить на людный проспект, Булат решил его перехватить.

Увы, должник искал спасения в лесопарке, как волк, быстрый Щепа первым настиг Сёму.

Когда подошёл Булат, дело оказалось сделанным.

Сёма валялся на траве, колени упёрлись в живот, руки прикрыли голову, губа разбита, из носа тянется тоненькая кровавая струйка. Светлая футболка смотрелась грязной половой тряпкой, при каждом шорохе тело должника нервно вздрагивало и стонало.

– Надо было лишь напомнить.

– Я и напомнил, разбитая морда лучшее напоминание, – Щепа улыбнулся. – Как глянет в зеркало, сразу вспомнит, у-у-у… – подопнул он жертву.

Разгорячённый погоней, напарник пританцовывал, его волчье лицо оживилось.

– Ладно, идём. Хоть не торчать больше здесь… надоело, – махнул рукой Булат.


***


Вечером мысли крутились вокруг старика, поэтому Булат долго ворочался. Стоило закрыть глаза, тут же проступал образ хитрого деда. Как легко обобрал Щепу!

Фокус с деньгами ловкий, но Булата тревожило другое… старик полон знакомой силы.

«И не ясно, действительно подмигнул или показалось?..»

Очнулся от ощущения, что в квартире чужой.

Придавленная темнотой комната молчала. Сохраняя неподвижность, Булат прислушался: мягко шелестят ходики, глухо стучат капли о железо раковины, за дверью спальни тарахтит унылой песней сопение матери.

Всё как всегда, но тревога скользкой змеёй ползла в душу, затылок ныл от чужого взгляда, позади определённо кто-то есть!

Вдоль позвоночника пробежал нервный холодок, рука Булата скользнула под подушку, влажные пальцы нащупали талисман – булатный нож.

Подскочив на кровати, Булат резко сел и повернулся, в лунном свете блеснуло стальное лезвие.

У стены занял стул вчерашний старик. Старческая фигура выглядит моложе, узловатые пальцы задумчиво поглаживают колено, жёлтым пламенем светятся глаза, словно призрак, старик сидит неподвижно.

– К..как?.. – слова застряли, пальцы до боли сжали рукоять ножа.

– Не стоит… – старик ожил и кивнул на оружие. – Мне, этим не навредишь.

«Как попал в квартиру, обошёл сигнализацию, кто с ним??! В квартире тихо… нет, не мог… скорее глюк…»

– Зачем вы… здесь? – стараясь подробнее разглядеть старика, Булат прищурился.

– Нужно поговорить, – старик говорил спокойно, будто в его ночном появлении нет ни чего необычного.

– Я не… не по этим делам…

Булат зажмурился и резко тряхнул головой, незваный гость оставался сидеть.

– Всю жизнь на подхвате, бегать за неудачниками? По этим делам?!! Брось, Иван, сколько осталось, год, два, а потом? Смерть, тюрьма??!

Булат вздрогнул, будто получил удар током, старик угадал его собственные мысли.

– У тебя хорошие задатки. Я покажу путь, – гость наклонился, – завтра в полдень на Лысой горе. Не забудь! Полдень!..

Темнота навалилась, оказалась сном…

Проснулся Булат, как обычно, часы показывали шесть утра. Старая армейская привычка глубоко укоренилась: рано встать, умыться, пробежать три километра, выполнить комплекс упражнений на турниках, и лишь потом начинать дела. Многие посчитают такое поведение чудачеством, взрослый человек бегает, как мальчишка, прыгает, кувыркается словно белка – бред! Но далёкие от спорта люди даже не подозревают, что тренировка даёт огромный заряд бодрости. Стоит пропустить, тут же чувствуешь вялость, появляется хандра.

Быстро умывшись и напялив тренировочный костюм, Булат выскочил на улицу. Утренний воздух обдал прохладной свежестью, чистейшим кислородом наполнились легкие.

Редкие прохожие, опустив головы, спешили по делам, молодая девушка в черных обтягивающих штанах замедлила шаг, её подкрашенные брови сошлись, глаза сверкнули, она зло крикнула в телефон:

– Ты всё время так говоришь! Да… я… я слышала уже…. Да пошёл ты!!! – она сердито ткнула экран и Булата обжёг её свирепый взгляд.

Тренировался Булат за школой, спортивную площадку огораживал доходящий до груди забор, обычно калитка закрыта, поэтому часто приходилось перелазить.

Вдоль школьной ограды неровными шагами переступала женщина, ее вытянутые руки сжимали поводки с парой рослых чёрных дворняжек. Кобели, исследуя края дорожки, тянули и дёргали в разные стороны, поэтому хозяйка двигалась толчками.

Привычным движением Булат легко перемахнул забор.

Собаки остановились и уставились на ограду, один из кобелей тявкнул, второй подхватил, ободрённые друг другом, псы бешено залаяли. Дворняжки размером с овчарок звонко лаяли, шерсть на загривках вздыбилась, женщина отчаянно тянула поводки.

– Фу! Фу! – с ноткой раздражения закричала она.

Сидевшая на могучем тополе ворона заметила раннего спортсмена, мудрая птица перебралась повыше и недовольно каркнула.

«Что-то сегодня, все недовольны».

Тренировка началась скучно, ноги бежали вяло, рассеяно забывались пройденные круги, подтягивания давались тяжело, будто возросла сила тяжести. Посторонние мысли отвлекали, лень тянула домой.

Образ ночного визитёра не давал покоя, настырный старик выглядывал из-за каждой мысли и непонятно был ли он сном или явью? Случаются моменты, когда невозможно отличить выдумку от реальности, а спросить не у кого.

Подхваченный упадочным настроением, Булат на середине прервал тренировку.

Уличные реки успели наполниться пешеходами, автомобили стальными пароходами гордо несли хозяев к далёким целям, обратная дорога показалась длиннее.

Старенькая «шестёрка», натужно кряхтя, пронеслась через пешеходный переход и почти скользнула Булату по ногам. Он послал вдогонку возмущённый взгляд.

Заднее стекло оголтелой машины украшало число «12».

«Странно, хотя чего странного? Когда-то был номер телефона, потом цифры отлетели…» «Не забудь, ровно в полдень».

Дома произошло ещё одно необычное событие: старинные ходики с кукушкой, подарок бабки, остановились и тоже на цифре «12».

– Смешно… – вслух произнёс Булат.

Он хотел спросить мать, не трогала ли она часы, но дверь спальни ещё закрыта.

«Ладно, потом…»

Жизнь с матерью имела преимущества, квартира убиралась, обед готовился, по бытовым мелочам можно не отвлекаться. Сын давно мог съехать, однако не торопился, благо трёхкомнатная квартира позволяла жить вместе.

«А нервы то расшатались… видеть во всём знамение дурной знак, так и до психушки недалеко… проклятый старик».

Булат нахмурился.

По утрам он много ел, можно пропустить обед или ужин, но завтракать следовало основательно. После тренировки на свежем воздухе, аппетит рос, бодрость требовала энергии.

Пара минут, и обеденный стол накрыт, мёртвый экран телевизора ожил, замелькали пёстрые новости, Булат завтракал. Холёный диктор с видом умудрённого сытого кота уверял, что россияне стали жить лучше. На другом канале женщина тревожным голосом поминутно спрашивала: «Куда мы катимся?..» Каждая программа пестрела сообщениями о террористах, взрывах, авариях, убийствах… покачав головой, выключил телевизор и трапезу закончил в тишине.

Проснулась мама, дом ожил, наполнился бархатным материнским голоском, посыпались известия, вовсю ширь развернулись сплетни. Закипела обычная жизнь.

Увы, тревога лишь нарастала, ночное происшествие беспокоило, выбивало из колеи. Булат давно понимал – так жить нельзя! Жизнь надо менять, нужен иной путь, но как менять и где другой путь?

«Чёрт с ним… поеду… хоть узнаю, приснилось или взаправду…»

Сразу же вернулось спокойствие, уверенность вытеснила тревогу, поднялось настроение.

«Вот так и сходят с ума…»

Высокую горку, занимающую юго-западную окраину, называют «Лысой горой». Когда-то гору использовали пожарные, а теперь для желающих рассмотреть город с восьмидесятиметровой высоты вершина оборудована смотровой площадкой.

У подножия серым пятном раскинулась внушительная парковка, между паркингом и вершиной, будто змея, ползла вверх узкая бетонная лестница.

«Лысую гору» огибала оживлённая автомобильная трасса, отделившись от общего потока, старенькая «Нива» вырвалась на парковочный простор. Машина крутанулась и осторожно въехала между белыми линиями.

Булат выбрался из машины и звонко хлопнул дверцей. Оглянулся, оправил спортивные штаны, тесная футболка приятно обтянула тело. Наброшенная, несмотря на жару, спортивная куртка расстегнута. Ветровка скрывала спрятанный подмышкой, в специальных ножнах, верный талисман – армейский нож.

Обычно популярное место отдыха пустовало.

Впереди единственная парочка спешила к подъёму, женщина что-то торопливо шептала мужчине, тот кивал, у начала лестницы пара остановилась, словно наткнулась на преграду.

Женщина замолчала, удивлённо огляделась, схватила мужчину за руку и потянула прочь.

Проводив взглядом передумавшую подниматься парочку, Булат широкими шагами побежал вверх.

Восемьдесят метров тренированному человеку пустяк! Ноги легко пружинят, кроссовки едва касаются ступеней, тело летит, лишь на середине Булат оглянулся. Двое мужчин остановились возле подножия, словно тоже уткнулись в невидимую преграду, мужчины помялись, оглянулись и ушли.

Вершина необычно пуста, солнечные лучи плавили потемневший асфальт, яростный ветер, сердясь за остриженные волосы, парашютным куполом раздувал ветровку. Ленивые облака ползли по небесной синеве, меж белых барханов метались чёрные молнии стрижей, а выше парили крикливые чайки. Внизу усыпанная треугольниками лодок раскинулась водная гладь пруда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное