Владимир Крышталёв.

Завещание из космоса



скачать книгу бесплатно

Даже если на борту Аниного звездолета не было библиотеки, девушка вполне могла захватить несколько книг с Земли. Языки она выучила.

А вот у Стаса такая возможность отсутствовала. Ведь еще сегодня утром он никуда лететь не предполагал.

"Ничего, – сказал себе землянин, намереваясь поддерживать бодрое расположение духа. – Можно открыть воду в душе, или еще что-нибудь придумать. В крайнем случае начну сочинять поэму. Вслух".

Вот тогда его и выпустят: никто не станет добровольно терпеть поэта, декламирующего свои стихи.

Правда, за бортом – безвоздушное пространство, так что увлекаться тоже не стоит…

Перед глазами снова возникла эта безжизненная, пугающая чернота. Стас поежился. Интересно, корабль уже начал разгоняться?

Мысли в который раз устремились к Ане.

Информации не хватало, но при определенных допущениях вся история укладывалась в изящную схему.

Возможно, от девушки хотели избавиться. Незаметно. Так, чтобы все выглядело несчастным случаем. Практика не нова, на Земле используется с незапамятных времен… так чем же инопланетяне хуже?

Ложный курс ввели с таким расчетом, чтобы корабль прошел сквозь пекло сверхновой. Однако злоумышленники чего-то не учли: то ли ошиблись на какую-нибудь тысячную долю градуса, то ли прозевали специальные характеристики звездолета (например, более высокий по сравнению с другими уровень защиты). В общем, Аня миновала опасную зону. А потом двигатели работали до тех пор, пока не закончилось горючее. И это тоже легко объяснить: думая, что корабль сгорит, враги девушки не задали конкретный пункт назначения.

Ну что ж, некоторое время они могли праздновать победу. Но Аня умудрилась отправить сигнал бедствия. И тогда в отдаленный район галактики вылетел человек, который должен был завершить работу.

Только он опоздал. На целых полтора месяца. Так что вместо вожделенной девушки получил злого аборигена с отсталой планеты.

"Я совсем не злой, – возразил себе Стас. – Просто хотелось создать приятное впечатление".

Гипотеза объясняла многое. Но за кадром по-прежнему оставалась роль самого Стаса. Зачем он понадобился чужакам?

"Может, этот парень думает, что я наведу его на след Ани?"

Нет, бессмысленное предположение. Злоумышленники должны гораздо лучше знать, куда она направилась. Ясно же, что домой. Туда, откуда все они родом.

Подозревают, будто она сообщила землянину важную информацию? Что ж, больше похоже на правду. Но если преследователи охотятся за информацией, гипотеза теряет стройность. Ценные сведения не отправили бы в топку сверхновой.

А вот если они хотят просто сохранить тайну…

Стас вытер лоб.

Это уже паранойя. Будь Аня хоть номером один в тамошнем государстве, ни одно расследование не возьмется перетряхивать чужую планету в поисках фактов. Да и потом, на Земле могли остаться другие свидетели. Где же логика?

– Люди – существа импульсивные и далеко не всегда поступают в соответствии с логикой, – менторским тоном напомнил себе Стас. – Но этот парень что-то затеял.

Собственный голос после продолжительной тишины казался громким и низким.

***

Время тянулось, как запряженная быками телега.

Стас полагал, что прошло несколько дней.

Он уже три раза ложился спать, и семь раз открывалась небольшая ниша рядом с санузлом. В нише была еда.

Кормили здесь однообразно: горячая сероватая масса по консистенции напоминала кашу, хотя вкус от случая к случаю изменялся. Напиток рубинового цвета походил на компот, но подавался тоже теплым. Фрукты и овощи отсутствовали напрочь.

Выбирать не приходилось. Впрочем, разве когда-нибудь узников спрашивали, чего они изволят на завтрак?..

Когда лежать стало невмоготу, Стас занялся физическими упражнениями. Это оказалось проще, чем сочинять стихи, и помогало одолеть подступающую апатию.

Он как раз пытался отжаться от пола в семьдесят шестой раз (потерял-таки форму за прошедшие четыре года!), когда на столе что-то защелкало. Стас тут же перекатился на спину, а затем сел.

Сантиметрах в десяти над столешницей, полностью игнорируя гравитацию, вращался бронзовый шар. Диаметр его не превышал полуметра, однако сам факт появления странного объекта был для землянина полной неожиданностью. Откуда здесь это взялось?

Строя различные теории, Стас поднялся и осторожно приблизился.

Шар исчез. Вместо него в воздухе появилась голова немолодого человека и тут же начала что-то рассказывать с самыми дружелюбными интонациями в голосе. У Стаса, который не понимал ни слова, возникло странное впечатление, будто он очутился на месте одного из персонажей Кэрролла.

Но он уже догадался, в чем дело. Медленно обошел стол, наблюдая, как голова всякий раз поворачивается к нему лицом, поднялся на цыпочки, затем присел. Удивительно! Изображение кажется полностью объемным, не просвечивается насквозь… и разговаривает! За подобные технологии Голливуд отдал бы миллиарды долларов.

Впрочем, разве только Голливуд…

Голова никак не реагировала на все перемещения землянина, из чего тот сделал вывод, что видит запись. Живого человека такое поведение со стороны собеседника заставило бы сбиться, или по крайней мере чуть-чуть изменить тон. Когда тебя изучают, а не слушают, это действует на нервы.

Если бы под руку попался незакрепленный предмет, Стас попробовал бы пронести его сквозь изображение. Но создатели звездолета наверняка рассчитывали на то, что гравитацию время от времени будут отключать: даже привычные одеяло с подушкой на кровати отсутствовали, хотя они явно не могли представлять опасности в невесомости. А более подходящих вещей не было и подавно. Рисковать же руками Стас не отважился. Кто ее знает, эту враждебную технику…

Исчерпав возможности для исследования, землянин уселся в кресло за столом. Интересно, что все это значит?

Голова с почтенной неторопливостью излагала свои проблемы, поводя кустистыми бровями. Голос – приятный и спокойный – без напряжения исполнял сложную партию интонаций. Светло-голубые глаза ласково улыбались.

Все зря. Завоевать симпатию Стаса изображение могло. А вот пробиться сквозь языковой барьер – нет.

Тем не менее, землянин выслушал незнакомца до конца. Минут через десять тот, судя по мимике, распрощался, а потом изображение погасло. Над столом опять ничего не было.

– Ну и что? – вслух поинтересовался Стас.

Ему никто не ответил.

Как оказалось, выступление было лишь первым из длинного ряда. Голова взялась развлекать Стаса на постоянной основе – не меньше шести раз между каждыми двумя приемами пищи. Из-за невозможности определить время суток (вернее, из-за отсутствия такового) землянин теперь спал, когда захочется. Его не беспокоили. Но стоило проснуться – и голова со своими прокламациями снова возникала из ниоткуда.

В какой-то момент Стас даже задумался: не галлюцинация ли это? Может, от космического одиночества с ума сходят быстрее?

Нет. Три-четыре дня – все равно слишком мало. Иногда он в самом деле ощущал тягучий страх, думая о безвоздушном пространстве за бортом и об уплывающем вдаль Солнце. Но как раз это была наиболее здоровая реакция на происходящее.

Как бы там ни было, выступления продолжались. А когда однообразное бормотание приелось Стасу, устройство преподнесло сюрприз. Неизменная голова уменьшилась и приобрела туловище, одетое в желтую хламиду. Появился зеленоватый фон, оттеняющий самого человека и разнообразные рисунки, которые то и дело вспыхивали рядом.

– Вот это больше похоже на телевизор, – отметил землянин с удовлетворением.

В хламиде человек немного напоминал ему буддиста, или кришнаита. От мысли, что его, пленника, пытаются обратить в какую-то инопланетную веру, Стас развеселился. Разве это не абсурд – с фанатичной настойчивостью читать длинные проповеди туземцу, который ни бельмеса не понимает?..

Однако через какое-то время все встало на свои места.

Слушая привычное бормотание краем уха, Стас разминал суставы. Он намеревался отжаться от пола сто сорок раз без передышек и таким образом установить свой новый рекорд. Особой необходимости наращивать число отжиманий не было, да и само желание заниматься уже после второго десятка тренировок сошло на нет, но пленник заставлял себя продолжать. А чем еще заполнить нудные часы заточения? Не превращаться же в овощ.

И тут землянин выпрямился. Посмотрел на объемное изображение, витающее над столом. Вслушался.

Оратор медленно и внятно рассказывал:

– …вы сможете понимать… часть… разговоров. Если этот… мало… следующий…

Некоторые слова по-прежнему казались бессмысленным набором звуков, но с другими произошла странная метаморфоза. Стас осознавал, что слышит фразы на чужом языке, – и все же угадывал их смысл. Более того, он мог повторить целые предложения!

– Вот это техника! – Стас покачал головой, не в силах поверить самому себе.

Ремарка, произнесенная вслух по-русски, что-то нарушила. Речь оратора снова превратилась в тарабарщину. Пока землянин пытался вернуть себе нужный настрой, изображение вовсе пропало: очередной сеанс закончился.

Стаса охватило возбуждение. Он рассеянно отжался сто раз, позабыв о предвкушаемом рекорде, и начал расхаживать по комнате.

Его обучают языку! Инопланетяне умудрились разработать методику, которая не требует переводов и кропотливой работы со словарем. Мечта лингвиста…

Только ведь это невозможно!

Именно так, с нуля, осваивают язык дети. Они впитывают новые слова вместе с понятиями, не отделяя одно от другого. Они познают мир и прилагают к этому все свои способности.

У взрослых база понятий уже готова. Что такое детское бессловесное мышление, нормальный взрослый даже не представляет. Лист сознания, когда-то чистый, давно заполнен, и потому приходится записывать между строчек.

Очистить лист и начать заново не может никто.

А тут…

"Да я даже толком не слушал этого мужика, – думал Стас. – И он просто рассказывал. Поразительно!"

Гипноз? Вряд ли. В земной практике это сложная процедура, не в последнюю очередь связанная с речью.

Тогда что?

Он попробовал восстановить в памяти звучание чужих слов. Тщетно. На ум не приходило ровным счетом ничего, хотя усилия Стас прилагал изрядные.

Оставалось ждать следующего сеанса.

"Интересно, зачем они меня учат? Этот парень все-таки хочет что-то узнать?"

Подозрения вспыхнули с новой силой. Возможно, хозяин корабля захватил его, надеясь получить любую информацию касательно девушки. Кто знает, какие детали могут навести на след в этой неизвестной Стасу игре?..

***

Словарный запас быстро рос, а передачи стали разнообразней. Теперь Стас с нетерпением ждал каждого выпуска, надеясь узнать новое о чужой цивилизации. И редко разочаровывался.

Хозяин корабля не напоминал о себе. Стасу, который уже мог бы объясниться с инопланетянином, подобное безразличие казалось странным. Встретиться стоило хотя бы для того, чтобы выяснить позиции друг друга. Мало ли какие недоразумения возникли на первоначальном этапе знакомства.

Впрочем, такое отсутствие любопытства лишь укрепляло подозрения. Ведь если бы чужак был настроен дружелюбно, он давно бы поговорил с пленником. Пусть даже не лично, а через вот это устройство на столе.

Чтобы хоть немного ориентироваться во времени, Стас приспособился делать отметки по количеству приемов пищи. Это оказалось непростым занятием: вся мебель, да и стены в каюте были изготовлены из прочного материала, на котором не оставалось царапин. Во всяком случае, от ложки. Других подходящих предметов Стас не нашел: тарелка отказывалась ломаться, а стакан –разбиваться.

Зато в шкафчике над умывальником обнаружился крем для удаления волос. Однажды спутав его с мылом для душа, Стас полностью избавился от растительности и потом вздрагивал, видя в зеркале лысую голову без бровей и ресниц. К счастью, через несколько дней волосы стали отрастать, а у крема открылось другое полезное свойство. Нанесенный на стену, он серел и приклеивался настолько крепко, что соскрести его нельзя было даже ложкой. Высохшую субстанцию растворяла вода, но тоже не сразу, и это гарантировало записям определенную степень защиты.

С тех пор на одной из стен появился нестройный ряд серых штрихов, который постепенно рос вправо.

Этот ряд остановился, едва перевалив за сотню. И причиной тому было еще одно – воистину грандиозное – открытие. Стас научился пользоваться информационной системой корабля.

Метод активации терминала он подсмотрел у человека в хламиде, а остальное требовало лишь незначительных знаний языка и чуточку смекалки.

***

Корабль шел с огромной скоростью, но звезды казались неподвижными. Лишь Солнце за долгие недели уменьшилось до размеров точки – незаметно, украдкой, как бы исподтишка. Тем не менее, оно оставалось самым ярким из светил.

"Еще долго, – думал Стас, рассматривая знакомые созвездия. – Мы даже не выбрались из Солнечной системы".

Наблюдать космос стало одним из его хобби. Генератор изображений (у землянина язык не поворачивался назвать это экраном) обладал уникальными возможностями. Например, он мог воссоздать картинку вокруг сидящего за столом, вытеснив из поля зрения реальные предметы. И тогда человек обнаруживал себя в совершенно другом мире – иллюзорном, но полностью трехмерном.

Вот и сейчас Стаса окутывала темнота с тлеющими искрами далеких звезд и облаками туманностей.

"Главная часть путешествия еще впереди. Господи, поскорей бы!"

Он уже изнывал от одиночества, хотя никогда раньше не испытывал потребности в общении. Хотелось увидеть живого человека, услышать чужой голос. Четыре стены надоели до отвращения, а блуждания по информационной системе развлекали лишь отчасти. Стас понимал, что в ближайшие месяцы мало что изменится, и порой был готов выть на луну. Однако от Луны его теперь отделяли сотни световых минут. Шарик диаметром в три с половиной тысячи километров давно затерялся в бездне пространства.

"Ну что ж, у меня полно времени для самосовершенствования, – утешал себя пленник. – Просто море…"

Рассуждая о собственной судьбе, он едва не пропустил самое главное. А когда наконец заметил, то не поверил собственным глазам.

Сияющие песчинки больше не покоились на одном месте. Они ползли!

Сперва незаметно, а затем все явственней светила начали смещаться друг относительно друга. Подобную картину Стас наблюдал из окна автомобиля, когда ближние деревья мелькали на фоне дальних. Но звезды…

"Маршевый режим, – вспомнил землянин. – Вот что это такое".

Он ощутил, как поднимаются волосы на затылке – то ли от страха, то ли от непонятного восторга. Корабль словно вырвался на волю и теперь за секунды преодолевал в миллионы раз большее расстояние, чем за прошлые недели. Согласно всему, что знали на Земле, это было невозможным.

***

Прошли месяцы.

Хозяин корабля по-прежнему избегал Стаса. Дверь была заперта. Еда подавалась в положенное время.

Впрочем, землянин обнаружил, что привыкнуть можно ко всему. Он ведь точно знал, что путешествие закончится, и на основе рассказа Ани даже определил приблизительную дату. Если корабль должен быть в пути "почти полный земной год", то уже скоро…

Эта определенность придавала ему силы. И чем меньше времени оставалось до предположительной даты, тем интенсивнее Стас к ней готовился.

Уникальная методика позволила ему быстро освоить язык. Но этого оказалось недостаточно. Землянин выяснил, что в "цивилизованном мире" основных языков… двадцать восемь!

– Всегда есть место подвигу, – пробормотал тогда изумленный Стас и взялся за изучение еще трех.

Параллельно этому он читал, просматривал интерактивные материалы, штудировал историю и философию чужих народов. Объем интересующей его информации рос подобно снежному кому, и Стас лишь удивлялся, почему он так бестолково расходовал драгоценные минуты в самом начале путешествия. Ведь иной раз он валялся в постели от одного приема пищи до другого!

Так что когда звезды вновь замерли на местах, а впереди появились Врата, пленник накопил приличный запас сведений о чужой цивилизации. Однако ключа к тому, как искать Аню, или зачем он понадобился хозяину корабля, по-прежнему не было.

***

Врата предстали в виде непримечательного шарика, подсвеченного далеким местным солнцем. Стас с помощью компьютера определил размеры – что-то около пяти километров в диаметре. Крупноват для искусственного объекта, хотя и кажется лишь пылинкой.

Звездолет вышел из последнего прыжка несколько часов назад, и потом маневрировал исключительно на обычной тяге. Сейчас он выравнивал положение относительно Врат. Вот-вот должно было произойти самое главное.

Стас ощущал растущее нетерпение. Увидеть чужой мир воочию, а не на экране, – уже одно это могло быть причиной душевного трепета. Но сейчас землянин думал о другом.

Что станет делать с ним хозяин корабля? Объяснится ли наконец? Сдаст другим людям? Оставит в каюте до лучших времен?

Все решится в считанные часы.

Рукотворный шарик увеличивался. В каком-то смысле это напоминало момент, когда самолет выруливает на взлетно-посадочную полосу: корабль тоже обменивался невидимой для пассажира информацией с диспетчерами Врат и ожидал разрешения. Боясь пропустить то, о чем он так много читал, Стас прекратил моргать.

И вот включились двигатели. Станция Врат устремилась навстречу, вытесняя звезды. Корабль шел по касательной, намереваясь оставить шар справа, но по мере приближения стало казаться, будто катастрофа неминуема. Хотелось зажмуриться.

А потом это произошло. Слабая, почти незаметная вспышка, которая тут же осталась позади и в прошлом. Ничего особенного.

За тем исключением, что солнце в один миг выросло до размеров баскетбольного мяча.

– Сработало, – прошептал Стас, озираясь.

Врата за какую-то секунду реального времени перебросили их на расстояние нескольких световых часов.

***

На звук открывающейся двери Стас отреагировал мгновенно. Взмахнул рукой, отбрасывая виртуальный космос, поднялся. Сделал глубокий вдох.

На пороге стоял все тот же хозяин корабля. В руке он сжимал парализатор.

– Выходи, – не самым дружелюбным тоном сказал чужак.

– Теперь мы можем поговорить, – быстро произнес Стас, глядя на оружие. – Мне очень жаль…

– Выходи, – повторил хозяин.

Стас непроизвольно поднял руки. Потом вспомнил, что этого не требовалось, и опустил их.

– Почему ты не хочешь объясниться?

Парень молчал.

– Ты научил меня своему языку, предоставил в мое распоряжение информационную систему корабля – и зачем?

– Выходи, – вместо ответа процедил хозяин и сделал красноречивый жест парализатором.

На сей раз уже следовало подчиниться. Стас шагнул к двери. Чужак посторонился.

– Ты мог хотя бы выслушать, почему я на тебя напал, – сделал последнюю попытку землянин. – Язык жестов несовершенен, мы поняли нечто разное…

– Это не имеет значения.

"Ах, не имеет? – рассердился Стас. – Между прочим, я хотел извиниться".

– Ну и что же, по-твоему, означает этот жест?

Землянин взмахнул рукой, делая еще один шаг к парню. А затем прильнул к стене, уходя из зоны обстрела, перехватил парализатор и с чувством наступил противнику на ногу. Где-то сбоку вжикнула опоздавшая игла. В следующий миг Стас выкрутил чужую кисть и завладел оружием. И тут же всадил две иглы прямо в живот хозяину.

Парень вздрогнул, часто моргая, и стал падать. Палец Стаса дрогнул, отправив вдогонку еще одну иглу.

С третьей или четвертой попытки землянин поставил оружие на предохранитель. Руки тряслись.

Три иглы. Это ведь безопасно, правда? Он пытался вспомнить спецификации, но цифры вылетели из головы.

Парень лежал на полу, не подавая признаков жизни. Склонившись над ним, Стас попытался нащупать сонную артерию, но понял, что никакого пульса все равно не почувствует. Собственные пальцы стали холодными и как будто чужими.

Игла парализатора пробивает дерево толщиной в ладонь, однако не способна проникнуть внутрь тела больше, чем на пару сантиметров. Это выглядело странным, невозможным – и потому запомнилось лучше всего. А информация о смертельной дозе утонула в глубинах памяти.

Три иглы…

Осознав, что теряет время, Стас выпрямился и, то и дело оглядываясь, побежал по коридору.

Одной было мало: чужак мог остаться в сознании. А значит, управлять кораблем. Для этого ему вовсе не требовалось идти на мостик и садиться за пульт. Звездолет прекрасно слушался мысленных команд.

Кажется, впервые обнаружив эту деталь местной цивилизации, Стас не очень удивился. Так, принял к сведению.

Каждому ребенку едва ли не с самого рождения вживляли крохотную пластину, которая играла роль своеобразного "бортового компьютера". Постигая мир, дети учились взаимодействовать и со своим неразлучным напарником. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже, но к совершеннолетию почти все могли использовать чужеродный компонент как частицу собственного разума.

А среди прочих свойств пластины была способность транслировать и принимать радиосигналы.

Три иглы…

Две почти наверняка вгонят в ступор даже здоровилу. С этим тщедушным пареньком они справились бы на сто процентов.

Третья была лишней.

Стас кусал губы.

Все стало слишком серьезным, не успев толком начаться. Зачем этот малый приперся с оружием? Могли же они поговорить…

Добежав до ангара, Стас открыл дверь прикосновением к сенсорной панели. Не заблокировано. Хорошо.

Катер покоился там же, где его оставили почти год назад. Люк распахнут, внутри – слабый свет. Почти не глядя под ноги, землянин ворвался в рубку.

Пульт ожил под его пальцами. Стены и потолок переключились в режим обзора, показывая все тот же ангар. Люк затянулся.

Все-таки не зря просиживал кресло последние несколько месяцев!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8