Владимир Крышталёв.

Завещание из космоса



скачать книгу бесплатно

"Или же он что-то упустил", – подумал Стас, глядя вслед парню с растущим подозрением.

Вспомнилось, что Аня рассказывала о странностях в поведении корабля. Сбои и незнакомец… Связано ли это между собой?

"Она не уточнила, кем была у себя на родине", – вдруг понял Стас.

На миг детские сказки о звездных принцессах обрели плоть. Интриги? Заговоры? Покушение?

Погрузившись в пьянящую атмосферу воображаемых приключений, Стас едва не пропустил самое главное. Очертания цистерны растворились, уступая место совершенным формам инопланетного корабля. Открылся люк. Незнакомцу оставалось сделать пару шагов.

Шанс?

Стас рванул, не разбирая дороги. Затрещали и подались ветки. Кубарем, низкий старт. Черт, затекли ноги – зря сидел на корточках!

Спотыкаясь и размахивая руками, он метнулся к незнакомцу.

"Не успею! – вспыхнула полная отчаяния мысль. – Снова опоздал".

Однако его расчеты почему-то не учли вполне обычной человеческой реакции.

Услышав позади себя шум, парень обернулся. Рассеянность на смуглом лице сменилась изумлением, руки стали подниматься в защитном жесте…

На следующей секунде Стас сбил его с ног. Оба влетели в открытый люк и покатились по полу.

– Взлетаем! – заорал Стас.

Чтобы придать словам дополнительный вес, он навалился на ошалевшего инопланетянина, схватил его за волосы и приложил лбом о ближайшую стену. Тот вскрикнул, а потом что-то залопотал на незнакомом языке.

Приехали!

– Не понимаю. I don’t understand. Ich verstehe nicht. Je ne comprends pas. No comprendo. Китайского не знаю.

Каждую свою фразу он сопровождал тычком, так что незнакомец снова и снова ударялся лбом о стену. Наверное, это не слишком способствовало пониманию, однако Стас боялся утратить преимущество. Инопланетянин мог в любой момент прийти в себя и начать бороться, а опыта реальных драк у Стаса не было.

К тому же вцепившаяся в волосы рука предательски дрожала, и он не хотел, чтобы незнакомец это почувствовал.

Его жертва притихла, но когда Стас закончил, опять забубнила что-то свое.

Бесполезно. Выходит, Аня выучила пять языков, а этот – ни одного? Не очень вежливо с его стороны.

– Взлетаем! Вверх! Вверх!

Стас попытался объясниться жестами. Спустя какое-то время инопланетянин, кажется, понял. Завертев головой, он с усилием повторил:

– Верх.

А потом добавил что-то свое. Интонация походила на утвердительную, но даже в этом Стас не был абсолютно уверен. Если у некоторых земных народов кивок означает "нет", то что говорить об инопланетянах?

Тем не менее, беседа явно зашла в тупик. Требовалось освободить незнакомца и посмотреть, что он уяснил, – или продолжать без толку кататься по тесному помещению.

Стас вдруг обнаружил, что не может заставить себя разжать пальцы. Он до жути боялся отпускать инопланетянина.

"Ну, давай же, – стал уговаривать он себя. – Иначе через пару секунд этот тип сам начнет вырываться.

Тогда все переговоры накроются".

Конечно, "переговорами" это можно было назвать лишь условно, однако Стас почему-то верил, что продемонстрировал чужаку самые добрые намерения. В конце концов, он искренне старался не расквасить тому нос (хотя лоб ободрал до крови своими иступленными тычками).

Но вот сам незнакомец отнюдь не вызывал у него доверия.

Пересилив себя, Стас все-таки отпустил чужие волосы. Погрозил инопланетянину пальцем:

– Смотри, не обмани.

Тот недвусмысленным жестом втянул голову в плечи.

– Хорошо, – кивнул Стас. – Тогда пойдем. Где тут у вас рубка управления?

Что-то зашуршало за спиной. Стас резко обернулся.

Выхода на лужайку больше не было. Панель из неизвестного материала встала на место, и теперь стена казалась сплошной, без малейших признаков двери. В наступившем полумраке загадочно и тускло замерцал синий огонек.

"Пока я пялюсь на люк…" – молнией блеснуло в голове Стаса, и он представил, как инопланетянин, воспользовавшись моментом, изо всей силы бьет его по почкам.

Приготовившись к худшему, он развернулся.

Чужак понуро брел к дальней стене. Похоже, у него и в мыслях не было нападать.

Стас опустил поднятые для защиты руки, надеясь, что инопланетянин не заметил паники в его движениях, постарался напустить на себя уверенный вид и зашагал вслед за чужаком.

Словно почувствовав их приближение, стена разделилась на две половинки, которые непонятным образом втянула в себя. Сквозь открывшийся проем виднелись спинки трех высоких кресел и море всевозможной аппаратуры за ними.

Они вошли в рубку. С легким шуршанием странная дверь закрылась. А потом Стас вздрогнул и едва удержал испуганный возглас.

Внешние стены, равно как и потолок, исчезли. Яркий дневной свет ворвался в рубку со всех сторон, оглушая и заставляя жмуриться. Уютного помещения как не бывало. Складывалось такое впечатление, будто инопланетянин и Стас находятся посреди небольшой открытой платформы с укрепленными на ней приборами и креслами. Над головой плыли тучи. Только отсутствие ветра и звуков свидетельствовало о том, что невидимая стена по-прежнему отделяет людей от внешнего мира, – но привыкший полагаться на зрение разум отказывался воспринимать это свидетельство.

Чужак вопросительно посмотрел на землянина. Теперь стала заметна неестественная бледность (даже серость) его лица, подчеркивавшая кровавую ссадину на лбу. Очевидно, он здорово перетрусил, хотя и старался этого не показывать.

На вид он был примерно того же возраста, что и Стас. Чуть выше ростом, но более тонкий в кости и худощавый. Черные слегка вьющиеся волосы давно не стрижены и запущены.

– Вверх, – Стас сделал характерное движение ладонью, попытавшись незаметно проглотить комок в горле.

Затея начинала казаться ему чистой воды сумасшествием. Он боялся думать о том, что уже сделал, и еще больше боялся предстоящего.

Чтобы заглушить собственные сомнения, он закричал:

– Давай!

Инопланетянин вздрогнул. Затем кивнул и опустился в одно из кресел. Худые руки с длинными, как у музыканта, пальцами легли на пульт.

Зеленая лужайка покачнулась и уплыла вниз.

Стас едва удержался от крика. Ему показалось, что он непременно свалится с этой летающей платформы. Вцепившись в спинку одного из свободных кресел, землянин кое-как пробрался вперед и сел.

Чужак убрал руки с пульта и теперь наблюдал за незваным гостем. Стаса это злило, но его внимание почти без остатка поглощало открывающееся зрелище. Кусты, деревья, река, ближние многоэтажки – все это уползало вниз, линия горизонта отодвигалась, серая пелена туч, наоборот, приближалась. Боязнь высоты отступила, осталось упоение и какое-то полубезумное веселье.

А потом скорость подъема начала расти.

Мелькнули и пропали из виду облака. Небо сделалось чистым, но скоро потемнело. Проступили звезды. Вместе с тем продолжало светить солнце, и Стас уставился на родную звезду с изумлением. Маленький корабль каким-то образом гасил яркость, так что ослепительный свет не жег глаза. Землянин видел и сам шар, и неровную ауру короны с языками протуберанцев.

Солнце уплыло вниз, а вместо него сверху нависла лазоревая громадина Земли.

Стас вцепился в подлокотники. Голова закружилась от переоценки понятий "верх" и "низ". Вдобавок чудилось, что этот огромный шар вот-вот прокатится по крошечному суденышку. Соседство такого гиганта угнетало и душило.

Сделав глубокий вдох, Стас попытался расслабиться. "Никогда не думал, что в космосе можно страдать приступом клаустрофобии", – подумал он.

Инопланетянин жестом привлек к себе внимание. Показав на планету, он пальцем прочертил в воздухе дугу и застыл в вопросительном ожидании.

"Он предлагает мне вернуться? – удивился Стас. – Решил, что я все это затеял исключительно ради того, чтобы прокатиться до орбиты?"

Подобная недооценка его даже обидела. И хотя чужак мог спрашивать о чем-то совсем другом, Стас выпрямился.

– Нет, – сказал он, указывая прочь от Земли. – Туда.

И тут он осознал, что объяснить чужаку свои намерения – задача не из легких. Если "вверх" можно выразить простым жестом, то "возьми меня с собой" – только с помощью какой-нибудь странной и заведомо неоднозначной пантомимы. У Стаса не было ни малейшего желания устраивать цирк.

Но чужак продолжал смотреть на него непонимающим взглядом. Проклятье! Каким идиотом чувствуешь себя, когда невозможно просто сказать, чего хочешь! Пожалуй, на Земле Стас никогда не попадал в подобные ситуации.

Вот Илюха на его месте не растерялся бы.

Стиснув зубы, Стас начал представление.

– Ты, – жест в сторону чужака. – Я, – ладонь к груди, легкий кивок. – Взять, – изображаем человека, несущего сумку. – С собой, – взмах рукой типа "в добрый путь".

Инопланетянин покачал головой. Стас повторил все сначала. Та же реакция.

Не понимает, или отказывается брать попутчиков?

Как же объяснить?..

– Домой. Домой, – Стас изобразил ладонями крышу дома.

Опять не то. Высадят его на вершине горы…

Тогда он решился на крайние меры. Скопировал жест, показанный ему чужаком, выразительно сложил руки крестом и покачал головой. Затем нарисовал в воздухе два маленьких круга и один большой. Показал на Землю, плывущую вверху. Ткнул пальцем в воображаемый большой круг. "Взял" маленькие круги, потащил их один за другим к большому. "Посадил" первый, увел его прочь. Проделал ту же операцию со вторым. Потом ткнул во второй круг и показал на чужака.

– Это твой корабль, понимаешь?

Инопланетянин следил за ним с пристальным вниманием. Не зная, как быть дальше, Стас показал на первый корабль и на себя.

Брови чужака поползли вверх.

Ну наконец-то! Хоть что-то.

– Понимаешь? Ну так поехали!

Кажется, инопланетянин в самом деле понял. Потянулся к пульту. Земля дернулась, с грациозной неторопливостью уплыла за спину. В поле зрения завертелись бесчисленные звезды. Они перестали двигаться, когда корабль лег на курс.

Стас смотрел на эту россыпь блестящих песчинок, как завороженный. Не может быть. Не может быть, не может быть, не может быть…

Лет пятнадцать прошло с тех пор, как он перестал воспринимать свои мечты о космосе всерьез. Вселенная слишком велика для человека. Даже одна Земля чудовищно огромна, потрясающе многообразна, и вряд ли хватит жизни, чтобы посетить все ее достойные внимания уголки. Стремиться в неизвестные дали, не оглянувшись по сторонам, – признак незрелости, юношеской близорукости, неумения принять реальность.

Мечты растворились в повседневности и доводах рассудка. Так почему же он сейчас так счастлив?

"Это потому, что я сошел с ума, – не без самокритики заметил про себя Стас. – Впал в детство и все такое прочее. Не переболел, в общем".

По мере того, как спадало возбуждение, он возвращался мыслями к сегодняшней импровизации. И обнаруживал, что испытывает ужас.

Его как будто подменили тогда. Стас хорошо помнил почти животную ярость, с которой он набросился на инопланетянина. Если бы тот начал сопротивляться, одними ссадинами на лбу не обошлось бы.

"И это я! Мирный и безобидный человек!"

Может, дело в подозрениях?

Он начал восстанавливать цепочку рассуждений, предшествовавших "налету". Кое-что имело смысл. Например, вопрос о том, почему чужак вообще явился на Землю.

Первый корабль мог быть случайностью. Но второй – никак. Подобных совпадений просто не бывает.

Значит, Аня и этот парень связаны между собой.

Почему же он прилетел с таким опозданием? Если Стас все правильно понял, девушка пробыла на Земле около полугода, пока роботы собирали топливо для обратной дороги…

Стоп! Она говорила о том, что отправляла какие-то сигналы. Возможно, ее все-таки услышали, и один из соотечественников прилетел на помощь.

За что и получил по голове.

Ладно, спишем на местный обычай встречать гостей.

Итак, не интриганы, а спасатели. Версия, которая должна была прийти в голову первой. Наиболее вероятная, разумная, правдоподобная и…

"И все-таки я слишком мало знаю", – на всякий случай уточнил Стас.

Все это хорошо и красиво, но парень в глазах землянина никак не ассоциировался со спасателем. Уже одно это заставляло сомневаться. А если копнуть глубже…

Почему он один? Разве спасатели работают в одиночку? Тем более, на таком расстоянии от дома?

Ну предположим, это случайный человек, услышавший сигнал бедствия. Первый и главный вопрос: почему он не передал информацию профессионалам, а отправился в путь самостоятельно?

Да и откуда у него столько горючего? Аня ведь упоминала, что ее корабль по "емкости баков" значительно выигрывает у обычных.

Стас посмотрел на чужака. Тот сидел, откинувшись в своем кресле. Глаза полузакрыты, на лице – торжественное и вместе с тем усталое выражение. Профиль четко вырисовывается на фоне ярких немигающих звезд, тусклого свечения от аппаратуры хватает, чтобы различить пустяковый шрам под левым глазом. Руки расслаблены, лежат на подлокотниках.

Поди узнай, что на уме у этого парня! Он ведь даже не в состоянии рассказать свою версию событий.

Одна из звезд прямо по курсу начала увеличиваться. Стас еще несколько секунд пялился на растущий объект, прежде чем до него дошло, что это не может быть звездой. Тогда он выпрямился, отодвигая размышления на второй план.

Корабль. Пузатый и неуклюжий, он продолжал расти, пока не заслонил собой все остальное. "Похож на дирижабль, раздувшийся посередине", – решил Стас, пожирая глазами техническое чудо.

Впрочем, смотреть было особенно не на что. Корпус из сероватого материала сиял в солнечных лучах, но светофильтры исправно гасили яркость до приемлемого уровня. Немногочисленные надстройки, о назначении которых Стас по большей части даже не догадывался, отбрасывали двойные тени. Единственной по-настоящему впечатляющей вещью была почти незаметная, просвечивающая насквозь конструкция, отдаленно напоминающая параболическое зеркало какой-нибудь спутниковой антенны. Выпуклой стороной конструкция соприкасалась с "пузырем", а огромные лепестки расходились так, что кончики их заостренных краев лежали в одной плоскости с носом (кормой?) звездолета.

"Действительно антенна? Или что-то совсем другое?"

Инопланетянин открыл глаза, но к пульту не прикасался. Очевидно, сближением управляли компьютеры.

Впереди показалась очередная надстройка. Сперва крохотная, она неспешно выросла до размеров приличного гаража, затем ушла под брюхо. И тут движение прекратилось.

Над головой висели немигающие звезды. Впереди и по бокам светился корпус звездолета, перерезанный густой тенью от маленького космического челнока. Миг безмолвного ожидания.

Слабая вибрация пробежала по палубе, отдаваясь дрожью во всем теле. Челнок скользнул вниз. В темноту.

Потолок и стены опять стали непрозрачными, и Стас почувствовал себя котом, на которого набросили мешок. Целый огромный мир сжался до пределов тесной рубки управления.

Но землянина ожидал еще один сюрприз.

Ему вдруг показалось, что их маленький космический аппарат не остановился, а начал куда-то проваливаться с возрастающей скоростью. В животе заныло. Стас вжался в кресло и бросил взгляд в сторону чужака.

Тот плыл по воздуху к задней стене, жестом приглашая землянина присоединяться.

Невесомость? Стас не без труда проглотил слюну.

До сих пор в рубке сохранялась нормальная сила тяжести. Челнок выныривал из гравитационного колодца Земли, набирал скорость, маневрировал, а перегрузок не было. Лишь минимальная вибрация перед стыковкой намекала на какие-то внешние воздействия. В остальном искусственное притяжение работало идеально.

И вот тебе!

Может, на звездолетах не ставят системы для создания искусственной гравитации?

Борясь с подступающей тошнотой, Стас сделал глубокий вдох. Потом всплыл над креслом и, легко оттолкнувшись от спинки, направился вслед за хозяином.

Они выбрались в тускло освещенный ангар. Вопреки изначальному предположению землянина, челнок не стыковался со звездолетом (что более рационально в космосе), а прятался в специальном отсеке. Здесь тоже царила невесомость, хотя давление и состав воздуха, по всей видимости, приближались к земным.

Следующая дверь открывалась в длинный коридор. Стасу быстро надоело путешествовать зигзагами от стены к стене и терять ориентацию, но чужак двигался с уверенностью заправского космонавта. Каждые несколько секунд он останавливался, чтобы подождать своего неуклюжего спутника. Землянин ругался про себя, но развить большую скорость не мог.

Затем в правой стене обрисовался проем. Чужак жестом пригласил входить.

Стас ухватил руками края проема, подтянулся и вплыл в просторную комнату. Однако прежде, чем он успел окинуть взглядом обстановку, позади зашуршала дверь. И в ту же секунду вернулась сила тяжести.

Если бы нормальный вес восстановился сразу, Стас определенно заработал бы пару шишек и синяков. Но невидимое поле опустило его с полутораметровой высоты мягко – как заботливая мать опускает в кроватку младенца, – и лишь потом гравитация достигла привычного уровня.

Землянин приподнялся на локтях. После трюков в невесомости он казался себе удивительно тяжелым, однако через считанные секунды ложное ощущение прошло.

Чужак его обманул! Загодя выключив гравитацию, заставил думать, что так должно быть. Пока Стас привыкал к новым ощущениям и на все остальное почти не обращал внимания, хозяин корабля впихнул его в одну из кают, закрыл дверь на замок и отправился по своим делам.

Красивый ход. Рассчитан на простаков, никогда в жизни не видевших звездолета.

"На меня".

Добравшись до двери, Стас все-таки попробовал ее открыть. Бесполезно. Сенсорная панель не реагировала на прикосновения, а какие бы то ни было ручки здесь отсутствовали.

Ну что ж, этого и следовало ожидать.

С одной стороны, он сам отчасти виноват в таком приеме. Буйных туземцев проще держать взаперти, подальше от людей и ценного оборудования. Взялся махать кулаками – отвечай за последствия.

Но, если вдуматься, у чужака могли быть совсем другие мотивы.

Что вынудило его так быстро согласиться, когда Стас упомянул о другом корабле? Ведь он ни на секунду не поверил, что землянин пилотировал тот корабль, или хотя бы ступал на борт. Фокус с гравитацией это подтвердил.

Почему же предыдущие пантомимы он встречал бескомпромиссным "нет", а тут вдруг перестал спорить, привез туземца на звездолет и запер в каюте?

– Все зависит от того, зачем он вообще прилетел, – произнес Стас вслух. – Спасать потерпевших аварию…

Корабль проходил в районе взрыва сверхновой.

– …или наоборот?

Глава 3: Билет в никуда

Тишина в каюте скоро начала действовать на нервы.

Широкая кровать, большой стол, дверь в санузел (здесь сенсорная панель работала безотказно) – все это Стас исследовал в первые же часы. Ничего по-настоящему чуждого: земные дизайнеры порой додумывались до куда более экзотичных вариантов. Вероятно, сходство анатомии заставляло стремиться к одинаковым формам.

Конечно, стол был напичкан какой-то техникой, в углу стояла загадочная тумба, которая вполне могла оказаться аналогом телевизора (или – почему бы нет?! – камина), – и Стас не представлял, как все это включается. Но общие концепции оставались понятными. А что касается включения, то входная дверь тоже ведь не открывалась.

Итак, утолив любопытство, Стас лег. Интересно, как долго его будут здесь держать?

Он почти не думал об оставшейся позади Земле. Что сделано – сделано. Жалеть – поздно и глупо. Его жизнь изменилась не сегодня, а полтора месяца назад, когда челнок Ани улетел к полночному небосводу.

Наверное, девушка со звезд забрала с собой его душу. Иначе почему все эти недели он жил, как во сне?..

Размышлял он о настоящем. И о будущем.

Быть пленником – удовольствие сомнительного толка. Однако, в конечном счете, Стасу удалось проникнуть на звездолет. Уже поэтому затею нельзя считать провалившейся.

"Ага, – иронизировал землянин, – все идет, как и было запланировано".

Впрочем, другого пути в космос все равно не существовало. Управлять кораблем в одиночку Стас не мог – да что там, он даже приблизительно не знал, куда лететь! Так что вручить свою жизнь чужаку пришлось бы в любом случае. Только при других обстоятельствах тюрьмой Стаса сделалась бы не отдельная каюта, а весь корабль.

"Или планета Земля, – он хмыкнул. – Признайся, ты просто ни о чем не подумал. Не успел. Ну вот как ты собираешься выбираться отсюда по прибытии? И как искать Аню?"

Второй вопрос уже несколько раз приходил ему на ум, но Стас пасовал. И тому были весьма основательные причины.

Как найти нужного человека на той же Земле? Или даже в пределах какой-нибудь определенной страны? В большом городе?

Будь это плевым делом, люди не обменивались бы адресами.

Насколько же усложнится задача, если искомый человек может находиться не только на одной из нескольких обитаемых планет, но и в любом месте огромного куска пространства? Ведь при наличии самодостаточных звездолетов нетрудно представить целую расу вечных космических скитальцев – людей, для которых корабль является домом.

"Нет, – возразил себе Стас. – Аня к таким не принадлежит. Иначе она бы не путешествовала одна".

Мысль вернула его к текущему моменту. К звенящей в ушах тишине. И Стас остро почувствовал себя беспомощным.

Сенсорный голод. Одна из самых страшных напастей для разума. Отсутствие посторонних звуков, новых ощущений. Идеальная обстановка для того, чтобы быстро подавить волю. А затем и свести с ума.

"Если путешествие длится около года, я тут не выдержу. Даже при условии, что будет еда".

Он вполне мог понять тоску Ани, нечаянно вырвавшуюся наружу в том кафе. Однако девушка была хозяйкой своего корабля, а это куда более выгодное положение, чем у него.

Любой землянин может коротать время, читая, играя на компьютере, просматривая фильмы из видеотеки. Такая деятельность позволяет забыть об одиночестве и дать мозгу определенную нагрузку. Она не заменяет живое общение, но отчасти его компенсирует. Мир людей остается рядом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8