Владимир Крышталёв.

Блуждающая звезда



скачать книгу бесплатно

Потрогав ссадину и убедившись, что она не болит, маркетолог вернулся к кровати. Но о том, чтобы лечь спать, он уже и не думал. Сейчас появилось кое-что поважнее. Нужно было определить, где он находится.

Самое первое, что приходило в голову, – "Блуждающую" всё-таки захватили. Возможно, экипаж был уничтожен, а самого Сергея, провалявшегося всё время без сознания, взяли в плен…

…Воображение охотно нарисовало такую картину: один за другим к их кораблю цепляются абордажные катера, пираты наводняют ставшие родными коридоры, везде кипит бой, звенит сталь… а потом всё кончается, и захватчики, потирая руки, делят добычу…

Это было похоже на правду, хотя юноше очень не хотелось в неё верить. При мысли, что Старик, Джей – да и остальные – уже мертвы, становилось не по себе. А есть ли ещё какие-нибудь варианты? Может, что-то связанное с тем грохотом?

Сергей потёр вспотевший лоб. Если бы экипаж "Блуждающей" был в полном порядке, то маркетолог очнулся бы на своей кровати, правильно? Товарищи не дали бы унести его просто так. Да и зачем пиратам пленники?

Его могли забрать только в том случае, если на "Блуждающей" больше никого не оставалось. Предположим, заметили, что парень жив, когда горячка боя уже схлынула, и решили проявить человеколюбие. Не оставили его погибать на безнадёжно разрушенном корабле, а прихватили с собой.

Ничего другого на ум не шло. "Но может, это не пиратский корабль? – со слабой надеждой подумал Сергей, рассматривая стены каюты. – Тогда моя версия оказалась бы ложной… Как это определить?"

Он начал мерить шагами свободное пространство, пытаясь что-то придумать. Подошёл к внешней двери, которая должна была вести в коридор. Попробовал открыть.

Дверь не поддавалась. Его заперли. Однако это ещё ни о чём не говорило. Возможно, хозяева не предполагали, что он придёт в себя так скоро.

Что ещё? Стол! Сергей чуть ли не в следующий миг оказался возле стола – настолько хотел он удостовериться, что его гипотеза ошибочна. Ведь не может быть, чтобы его друзья погибли. Это лишь домыслы…

Так, что здесь? Вот чистые листы, а вот какие-то записи… Юноша взял наугад один из листов и пробежал глазами по немного корявым, но вполне разборчивым строкам.

"Фрейд, без сомнения, оказал на дальнейшее развитие человечества такое влияние, перед которым меркнет даже величие Аристотеля. Работы по психоанализу, имеющие в качестве подпорки мощную психотерапевтическую практику, будоражили умы не одно поколение. Простота философского базиса, талант публициста, слава первооткрывателя и врача, который действительно излечивает, – всё это неизменно привлекало внимание. Человек всегда пытался понять, что он такое на самом деле, и разве теория, подтверждённая практикой, не есть наилучший ответ?

Осознанно или неосознанно, Фрейд ввёл в своё учение именно те элементы, которые могли обеспечить – и обеспечили – его трудам самую широкую популярность. Во-первых, это общедоступность. Нет ничего, кроме стремления к продолжению рода и стремления к смерти, а ключевой момент функционирования психики человека – принцип удовольствия.

Согласитесь, подобную схему запомнить куда проще, чем архетипы Юнга…"

Здесь лист заканчивался. Продолжение Сергей искать не стал. Какая-то научная работа, похоже. Юноша почувствовал, что воодушевляется. Пираты вряд ли занимаются научными работами. Значит…

Нет-нет, – одернул себя Сергей. Этого мало. Не стоит тешить себя преждевременной надеждой.

Он поднял взгляд на книжную полку. Солидные тома и тоненькие брошюрки, одни более потрёпанные, другие менее, выставили напоказ свои корешки. Сенека, Платон, Эпиктет, Гомер, Древнеегипетские мифы, Полибий, Флавий, снова Платон, Святой Августин, Шопенгауэр, Кант, Бэкон, Макиавелли, Гусерль, Уильям Джеймс…

Слабая надежда постепенно перерастала в почти радостную убеждённость. Образ пирата – взлохмаченного, с трехдневной щетиной и лексическим запасом в четыре десятка слов – никак не сочетался с образом философствующего интеллектуала. Такого просто не бывает!

Однако следующие несколько книг опять вернули неуверенность. "История морского пиратства", "Фрэнсис Дрейк: второе кругосветное путешествие", "Страницы славы морского пиратства: уничтожение Непобедимой Армады", "Джон Хокинс – герой или мерзавец?", "Звёздные волки", "История космического пиратства" (в двух томах)…

Не слишком ли много интереса к пиратам? А к философии? Раздираемый сомнениями, Сергей уже не знал, что и думать. Но тут, к счастью, вернулся хозяин каюты.

В царившей тишине шелест устройства запирания прозвучал достаточно отчётливо для того, чтобы привлечь внимание маркетолога. А потом дверь распахнулась.

С виду вошедшему было не больше тридцати пяти, однако если бы он удосужился сбрить свою аккуратную шотландскую бородку, то, возможно, выглядел бы ещё моложе. Светло-коричневые – на грани рыжего – волосы обрамляли лицо, а зеленовато-голубые глаза смотрели с добродушной насмешливостью. Довольно крупный нос казался вполне уместным, прекрасно сочетаясь с широкими скулами. Подбородок слегка выпирал вперёд – вероятно, чисто визуальный эффект, создаваемый бородой. Незнакомец был также широк в плечах и немного выше ростом, чем Сергей.

– Приветствую! – широко улыбнулся он, обнажив отлично ухоженные белые зубы. Его улыбка располагала – как, впрочем, и вся наружность.

– Здравствуйте, – кивнул юноша, не успевший отойти от стола и теперь в смущении решавший, что ему делать.

Но бородача конфиденциальность собственных записок, кажется, совсем не волновала. Он абсолютно по-домашнему переобулся в тапочки и с той же улыбкой подошёл к Сергею. Слегка поклонился, представляясь:

– Артур.

– Сергей, – юноша, не придумав ничего лучше, повторил поклон хозяина каюты.

– Поживёшь пока у меня, – без обиняков заявил бородач. – До Хабба шесть дней ходу, а там решим, что с тобой делать.

– Хабб? – переспросил Сергей. – Почему мы направляемся на Хабб?

Спросить о чём-нибудь другом, более важном для него самого, юноше в тот миг просто не пришло в голову.

Бородач добродушно рассмеялся. То ли по поводу вопроса, то ли из-за озадаченного выражения лица своего гостя.

– Контракт у нас, – пояснил он. – Везём полторы тысячи тонн какой-то дряни. И опоздать – ни-ни!

Говоря всё это, он жестом предложил Сергею присаживаться на стул, сам пододвинул второй – для себя. Бумаги на столе сгрёб в одну большую кучу (выглядело это не очень эстетично, но зато появилось больше свободного места), из ящика (где, по идее, и должны были лежать бумаги) вытащил ещё одну чашку – в пару к той, что стояла с недопитым чаем.

– Чистая, – сказал хозяин по поводу только что извлечённой чашки, пальцем вытирая обильный слой пыли.

Но юноша сейчас думал о другом. Контракт…

– Так вы не пираты? – вырвалось у него само собой. В голосе чувствовались нотки радостного восторга.

– Гм? – Артур непонимающе уставился на маркетолога.

Последовала небольшая пауза. Сергей даже затаил дыхание. И в абсолютной тишине слова хозяина каюты прозвучали необычайно отчётливо:

– Мы-то пираты, но как ты об этом так сразу догадался?

Юноша ощутил холодок, возникший в районе живота.

– Пираты… – тупо повторил он.

Всё-таки правда. "Блуждающей" больше нет…

Мгновенно между собеседниками возник барьер. Большая часть симпатии к радушному хозяину у Сергея бесследно испарилась. Пираты…

Но Артур словно не заметил изменений во взгляде своего гостя.

– Так поделись, в чём секрет, – настаивал он, заинтересовавшись истоками догадки.

И юноша уступил. Он тщательно выложил все свои логические построения, не забывая о вариантах. Артур слушал с очень серьёзным видом, изредка кивая. Однако когда Сергей закончил, бородач расхохотался.

– Ну ты даёшь! – хмыкал он, вытирая набежавшие от смеха слёзы. – Типичный случай, когда неверное решение приводит к правильному ответу. А я уже начинал было думать, что ты ясновидец.

Сергей, несмотря на то, что он решил относиться к новому знакомому с высокомерным презрением, немного обиделся.

– А разве что-то было не так? – поинтересовался он вызывающе.

– Да всё было не так, – заверил Артур. – И не кипятись, я воду на чай обычно по-другому грею.

Словно для того, чтобы подтвердить свои слова, он полез куда-то под стол и достал простенький электрочайник. Критически заглянул внутрь, поболтал содержимое, которое отчего-то по вязкости совсем не напоминало воду да ещё в придачу отдавало коньяком. Сунул в субстанцию палец (тот же, которым вытирал пыль), затем тщательно облизал его.

– Что за отрава? – спросил он сам себя вполголоса. – Напоминает перебродившее машинное масло, настоянное на дохлых тараканах. Господи, неужели кто-то пил эту гадость?

С гримасой отвращения на лице он направился к санузлу, вылил непонятное вещество в раковину, прополоскал чайник и заполнил его чистой водой. Всё это время Сергея подмывало полюбопытствовать, откуда его новый знакомый знает вкус перебродившего машинного масла, настоянного на дохлых тараканах, однако другая часть сознания юноши слишком уж старалась быть не в духе, чтобы допускать шутки. Артур вернулся, поставил чайник точно по центру стола и, подмигнув маркетологу, активировал режим кипячения.

– Всё было не так, – повторил он, возвращаясь к теме.

***

Когда бородач поставил точку в своей версии событий и начал разливать кипяток по чашкам, Сергей задумчиво поинтересовался:

– Это правда?

Артур пожал плечами:

– Слушай, неужели ты ожидаешь, что я сейчас скажу: "Извини, я тут наврал с три короба, а ты, конечно, был справедлив в своих подозрениях"? – он улыбнулся. – Разумеется, правда!

В глазах юноши всё ещё читалось сомнение.

– А что произошло с "Блуждающей"? – спросил он.

– Не знаю, – хозяин каюты как-то безразлично махнул рукой. – Когда начался бой, нам было не до торговца. Малый крейсер – штука серьёзная.

Про себя Сергей согласился, что версия, рассказанная его новым знакомым, правдоподобна. Однако поверить Артуру до конца он так и не смог. Да и как вообще можно доверять пирату?..

– Ты пей чай, – предложил бородач, для примера взяв собственную чашку и сделав небольшой глоток.

Пример оказался заразительным. Сергей машинально потянулся к чашке и тоже отхлебнул исходящего паром напитка. Кипяток слегка обжёг кончик языка, заставив поморщиться.

– Капитан наверняка огорчится, когда услышит твою историю, – вслух размышлял Артур. – Мы-то надеялись, что хоть ты в курсе произошедшего.

– В каком смысле? – не понял юноша.

– В самом прямом, – хмыкнул бородач. – Кто напал на вас, почему, для чего они поднимали наш флаг… Ну, и так далее.

– Разве вам не всё равно? – удивился Сергей. – Вас же это не касается.

– Не касается, говоришь? По-твоему, мы можем позволять всяким аферистам прикрываться нашим именем и творить всё, что им заблагорассудится? Да?

Маркетолог не смог сдержать ухмылки.

– Мне показалось, что пираты – это и есть аферисты.

Бородач расхохотался:

– Тут ты прав! У тебя ещё будет время познакомиться с некоторыми моими товарищами. Сам увидишь, насколько ты прав. Повезло тебе с соседом, – чтобы было понятнее, Артур ткнул большим пальцем правой руки себе в грудь, – со мной. Я мирный философ, никого не убиваю… ну, по крайней мере, не каждый день, – поправился он. – Да ещё и не имею ничего против чужаков.

– В общем, масса достоинств, – подытожил Сергей.

– Точно!

***

Последующие дни убедили юношу в справедливости слов бородача. Артур действительно выигрывал на фоне остального экипажа "Астарты". Его обаяние было практически неисчерпаемым, а что такое плохое настроение, он попросту не знал. Шутки, игра слов, всевозможные цитаты из классиков так и сыпались на Сергея, заставляя пересматривать свои взгляды и стереотипы.

Отношение маркетолога к пиратам потихоньку изменялось. Он уже не воспринимал их как однородную и бесформенную массу абстрактных негодяев.

Впрочем, негодяев всё-таки хватало. И совсем не абстрактных. Но больше всего Сергея поразила встреча с капитаном. Он и представить себе не мог, что всем этим сбродом прошедших огонь и воду мужиков руководит девушка. Да ещё такая девушка!

Иссиня-чёрные волосы, свободно ложащиеся на плечи, выглядели эффектно. В тёмно-карих глазах светился ум. Чуть вздёрнутый носик мог свидетельствовать о некоторой склонности к капризам, но остальные черты лица полностью сглаживали это впечатление. Чётко очерченные алые губы не нуждались в помаде, которая могла их лишь испортить. Одета Юлия была в чёрные облегающие брюки, подчеркивающие формы изумительно сложенного тела, а верхнюю часть туловища прикрывала тёмно-коричневая кожаная жилетка. Под жилеткой не было ничего, кроме белоснежного лифчика, который, словно поддразнивая, резко контрастировал с волосами и брюками.

Она покорила воображение Сергея с первого взгляда. Тщетно твердил он себе, что внешность обманчива, и что лидер пиратского корабля не может слишком уж сильно отличаться от того самого сброда, которым она управляет. Ничего не помогало. Юлия была дьявольски хороша, и юноша попросту не верил собственным измышлениям.

Тем временем жизнь не стояла на месте…

***

О том, что он, попав на "Астарту", приобрёл себе статус пленника, Сергей догадался и сам. Артур, пожав плечами, подтвердил его догадку. Однако то, как пираты понимают этот статус, юношу обескуражило.

– Не вертись под ногами и держись подальше от мостика, – такую инструкцию выдал Артур, когда об этом зашёл разговор.

– А что будет, когда мы доберемся до Хабба? – спросил Сергей, уже удивлённый.

– Захочешь – останешься там, – зевнув (он укладывался спать), ответил бородач. – Не захочешь… хм, ну это уже другой разговор.

Как выяснилось, Артур не шутил. Никто не собирался задерживать юношу на корабле. Никто не планировал требовать какой-то платы за спасение его жизни. Бескорыстие и пираты не стыковались друг с другом в голове Сергея. Однако в который раз он был вынужден признаться самому себе, что кое-какие из его представлений ошибочны.

***

На "Астарте" обитало двести восемьдесят семь человек. Некоторые из них были потомственными искателями приключений, и как раз они составляли иерархическую верхушку. Остальные либо претерпели неудачу в своей "допиратской" жизни (Сергей узнал, что многие из экипажа разыскиваются планетарными полициями), либо вовсе не придумали себе лучшего занятия. Неудачники эти часто были малоприятны в общении.

Однажды юноша в своих путешествиях по огромному кораблю забрёл на нижнюю палубу. Ему не возбранялось посещать любую часть корабля, кроме мостика, и Сергей пользовался этим, стараясь изучить конструкцию "Астарты" до мелочей. Такие прогулки помогали размышлять и вносили в его жизнь какое ни какое разнообразие.

Нижняя палуба на любом большом корабле традиционно считалась местожительством тех, кого капитан хотел бы видеть как можно реже. Естественно, это всё никак не озвучивалось, однако вертикальная структура корабля примерно отражала вертикальную же структуру власти на данном корабле. Пиратские корабли здесь отнюдь не были исключением.

Сергей, в силу незначительности своего опыта, с такими тонкостями ещё не успел ознакомиться, и потому спокойно шагал по широким коридорам, с любопытством заглядывая в нежилые помещения. Он привык, что его присутствие воспринимается хозяевами, как нечто само собой разумеющееся, и не содрогался при виде усеянных шрамами зловещих физиономий.

Так что когда одна из таких физиономий появилась на его пути, он просто ступил в сторону, намереваясь обойти её обладателя. Однако это ему не удалось. Пират сделал шаг в том же направлении и развел руки, окончательно перегораживая проход.

Только теперь внимание Сергея, витавшее среди каких-то мыслей, вернулось к окружающему миру. Юноша остановился, с непониманием уставившись на возникшее препятствие.

Пират казался видавшим виды космическим волком. Отчасти такому впечатлению способствовали несколько выбитых передних зубов и два рубца, тянувшихся крест-накрест через всю левую щеку. Брился "волк", наверное, раз в неделю: подбородок его был покрыт обильной растительностью. Что касается одежды, то она находилась в плачевном состоянии. Кое-как зашитая в местах многочисленных прорех рубаха (вероятно, следы "боевой доблести") блестела жирными пятнами. Низ не менее засаленных брюк превратился от времени в бахрому беспорядочно спутавшихся нитей. Несло от незнакомца сложным букетом запахов, среди которых наиболее сильно выделялся аромат перегара.

– Новенький? – осведомился пират неожиданно тонким голосом. Подобный голос заставил бы Сергея рассмеяться, содержи он поменьше некой безумной угрозы, от которой становилось не по себе.

Маркетолог, уже понимая, что попал в неприятности, глянул по сторонам в поисках возможной помощи. И лишь подтвердил свои подозрения. Помощи ожидать было неоткуда.

Коридор в этой части корабля представлял собой печальное подражание трущобам большого города. Люди, такие же грязные и с такими же зловещими лицами, как остановивший юношу "волк", по преимуществу просто не обратили на происходящее внимания. Четверо чуть поодаль от места намечающейся стычки с азартом играли в какую-то карточную игру, сидя за вынесенным на самую середину коридора столиком. Один из этой четвёрки только лениво покосился на маркетолога, услыхав вопрос своего собрата, но тут же вернулся к игре и вылил на голову соседа по столу целый ушат ругательств, заявив, что наконец-то уличил того в подтасовке карт. Судьба пленника, похоже, его волновала только в качестве забавного бесплатного зрелища – эдакое приятное приложение к игре.

Ещё один пират сидел на корточках у стены и бессмысленно созерцал противоположную стену. Вид у него был какой-то обкуренный. Едва ли он вообще осознавал происходящее вокруг.

Остальные выглядели в глазах Сергея ещё хуже. Эти, по крайней мере, не собирались вмешиваться на стороне "волка". Насчёт других у юноши такой определённости не было.

Вся эта оценка отняла лишь несколько мгновений. По-прежнему не зная, что сказать и как выкрутиться из сложившейся ситуации, Сергей опять перевёл взгляд на заступившего дорогу пирата.

Второе впечатление оказалось хуже первого. Пират был моложе, чем представилось юноше сразу, – возможно, только на два-три года старше самого Сергея. Однако образ жизни успел основательно поработать над довольно-таки крепким от природы телом. Синеватые обводы вокруг глаз, желтизна оставшихся зубов, большие залысины – всё это отнюдь не красило "волка". Поразительная худоба могла указывать на регулярное употребление наркотиков (Сергей знал, что на корабле кормили всех одинаково, так что едва ли здесь было повинно недоедание). Последнее в сочетании с невысоким ростом могло бы подействовать на юношу успокаивающе, но тот самый огонёк безумия, светившийся в глазах пирата, был куда более пугающим, чем какая бы то ни было физическая мощь.

– Чего молчишь? Немой, да? – "волк" придвинулся к маркетологу поближе, и тот едва не закашлялся. От зловонного дыхания незнакомца мог потерять сознание даже выносливый мул.

– Ты будешь жить с нами? – продолжал свой допрос пират, его голос вдруг подобрел, приобретя какие-то странные ласковые нотки.

– А где же твои вещички?

Он опять подступил ближе, и Сергей, не в силах больше сдерживаться, сделал шаг назад.

– Ты меня боишься? – рот пирата расплылся в идиотской улыбке. – Не бойся. Пойдем, я покажу тебе, где ты будешь спать.

Тот человек за столом, чей взгляд юноша заметил раньше, с ухмылкой бросил своим приятелям, отнюдь не пытаясь приглушить голос:

– Видели, Болван салагу клеит?

Те обернулись (с их мест сценка была не видна). Несколько секунд Сергей чувствовал себя в центре внимания. Потом игроки коротко заржали и возвратились к своим картам.

Пират, которого они      назвали Болваном, всё это проигнорировал. Видно, ему было наплевать на мнение общественности.

– Пойдем, красавчик, – он уже совершенно по-хозяйски схватил Сергея за правое плечо, намереваясь увлечь за собой. Хватка слабой на вид руки оказалась крепкой и… профессиональной. В этот момент юноша вдруг осознал, что противнику опыта драк не занимать, и сила всё-таки не на стороне маркетолога, несмотря на видимость обратного.

– Что, Болван, нашел в своем вкусе? – поинтересовался тот, из-за столика. Он как раз сбросил карту и решил взглянуть, что там с развитием событий.

Пират снова пропустил мимо ушей этот комментарий под видом вопроса и подтолкнул Сергея вперед, по коридору. Но маркетолог, вместо того, чтобы следовать настойчивому приглашению, резко развернулся, полностью выкладываясь в движение. Рука Болвана не удержалась на плече, и в следующий миг юноша был свободен.

Однако бежать он не собирался. Кажется, в те секунды у него просто отключилось чувство самосохранения, хотя позднее он и находил логические обоснования своему поступку. Кличка "Болван" – теоретизировал он – указывала на достаточно низкий авторитет пристававшего среди своих товарищей. Значит, убеги Сергей – и его собственный авторитет опустился бы ещё ниже. А это в свою очередь означало, что жизнь среди этого сброда, уважающего больше всего грубую силу, стала бы сущим адом. Если и не в физическом смысле, то в моральном точно.

Тогда же он вообще ни о чём подобном не думал. Его глаза застила пелена какой-то бешеной ярости, и, продолжая разворот, Сергей выбросил вперёд руку, сжатую в кулак. Костяшки со щелчком приложились точно к подбородку Болвана.

Окружающие мгновенно повернулись на шум. Скучающий вид большинства как ветром сдуло. Лишь сидевший у стенки наркоман остался безучастным.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное