Владимир Козлов.

Танго скорпионов. Авантюрный роман



скачать книгу бесплатно

© Владимир Козлов, 2017


ISBN 978-5-4485-8148-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Владимир Козлов. автор трилогии «Горькое молоко» Хвост фюрера, Родится царём и других произведений.

Пролог

Немецкие военнопленные видели эту странную семейную пару только в зимнее время. Они поочерёдно привозили в лагерь, обнесённый колючей проволокой на подводе воду. Один день появлялся муж, – другой жена. Подъезжая к невысоким воротам вахты, вне зависимости, где восседал кучер на бочке или на облучке, увидеть его было не возможно. Причиной тому служил их низкий рост. Он был, не больше метра. И когда ворота открывали для проезда подводы, то на возвышающей бочке, показывалось лицо маленького человека, цыганской внешности. От них постоянно пахло рыбой, и карманы полушубков детского размера, всегда были оттопырены от сушёной рыбы. Они пытались угощать военнопленных ей, но немцы с брезгливостью воротили носами, считая эту рыбу мёртвой. Одевались они в детскую одежду, но внешность их была скорее старческая, чем детская. Волос их никто не видал, так, как их шапки – ушанки глубоко были натянуты на головы и туго перетянуты цветными завязками. Эта деталь наводила военнопленных на мысль, что они были оба седовласые или лысые. С пленными они разговаривали жестами, добавляя к ним свой непонятный ни для кого язык. Несмотря на то, что некоторые военнопленные в совершенстве владели русским языком, распознать тот язык, на котором разговаривали водовозы, никто не мог.

Военнопленный Бекам Ульрих, – языковед по образованию, до начала второй Великой Отечественной войны занимавшийся исследованием типологической лингвистики. Считал эту науку квалифицированными отношениями между разными языками, и со знанием дела говорил:

– Ничего похожего я в своей жизни не встречал. Скорее всего, их язык относится к древней Индии или к новому изобретению Сталина. Больше у меня на этот счёт никаких предположений нет.

После такого высказывания, языковед исчезнет из лагеря. Больше его никто не увидит.

Кто – то из пленных говорил, что его вывезли на историческую родину строить новую Германию. Но большинство военнопленных склонялось к мнению, что Ульриха спрятало НКВД, за интерес к двум маленьким уродцам. Он безбоязненно делился своими рассуждениями о них не только с пленными, но и охраной лагеря.

С приходом весны лилипуты исчезали с поля зрения военнопленных, и воду возил кочегар Курочкин. Но как только начинались заморозки, они заступали на свою должность. Чем была вызвана сезонное исчезновение лилипутов, это вызывало любопытство у всех. Хотя большинство пленных думали, что лилипуты, которых звали Михей и Нора были артистами цирка и в тёплые времена ездили с гастролями по городам Советского Союза. Были и другие ничего не доказывающие версии, но всё это были всего лишь догадки и не больше.

Никто об их сезонных исчезновениях толком не знал, кроме начальника лагеря

Тамаза Лобелия, и его молодого заместителя майора Черкасова.

Эти слуги Сталина запрещали интересоваться лилипутами всем без исключения. К этой категории людей относился и подчиненный и военнопленный контингент. Обсуждать, тему лилипутов было не безопасно. Только мирные жители не знали никакого страху.

Когда в тысяча девятьсот пятьдесят третьем году, после смерти Сталина лагерь покинет последний военнопленный, исчезнут и Лобелия и лилипуты. Половина немцев уедет домой в Германию, а вторую половину перебазируют в Поволжье. Ходили слухи, что грибники и охотники в этих лесах видели группу низкорослых людей в конце пятидесятых годов. Но что в этой группе находилась именно семья водовозов, никто этого факта подтвердить не мог. Так как лица лилипутов были закрыты капюшонами. Они все поголовно были кривоногие и, несмотря на этот физический недостаток, бегали очень резво. Людей они не боялись, но приблизиться к себе, не позволяли. При случайной встрече с грибниками они моментально растворялись в гуще леса. О том, что по лесам близ Каролины бродят лилипуты, знал и местный участковый Шевлягин. Он вначале проявит к этому известию нездоровый интерес, собрав охотников для облавы на лилипутов. Несколько дней они прочёсывали лес по берегам реки, но кроме двух дырявых лотков и гору протухших рыбьих голов, кишащими червями, ничего не обнаружили.

– Неужели они золото мыли здесь? – выдал охотникам свою догадку Шевлягин. – У нас, его испокон веков, здесь не было. Тут до войны разведку вела геологическая партия из Ленинграда. Я тогда мальчишкой был, – в классе пятом учился. И мы с пацанами иногда им помогали, ныряли в воду и доставали грунт с тех мест, где они просили достать. Дно здесь местами песчаное, а в большинстве случаев, грунт каменистый, будь – то, в реку щебёнку сыпали. Геологи уехали ни с чем, но сказали, что песок в реке качественный. Я хорошо помню все их слова. При мне у них разговор был с секретарём райкома Малининым, который ежедневно приезжал к геологам и интересовался их работой.

Участковый тогда в посёлок с охотниками вернулись без результатов. Поиски загадочных лилипутов, тогда ничего не дали. Безуспешность всего этого липового поискового проекта была предрешена, намного раньше важными людьми. Но местные властные структуры, не зная этого, решили изловить загадочных людей своими силами, чего бы это им не стоило. После чего они собирались досконально изведать до каждого сантиметра, то место, где было кладбище рыбьих голов.

Но на следующий день приедет высокий чин из области и немедленно запретит участковому заниматься преследованием лесных жителей. А через день этот участковый сам бесследно исчезнет. За ним следом сгинут в лесу и четыре охотника, которые принимали участие в облаве. Селяне Больших Орлов понимали, что пропажа людей не была случайной, и они прекратили посещать те места, где раньше находился лагерь для военнопленных и потом на этом месте стоял небольшой леспромхоз, где в основном работали сосланные люди, ведущие паразитический образ жизни и злостные неплательщики алиментов. Эта категория людей ничего не боялась. Они смело ходили по лесу в одиночку, но, как только, кто – то из них ставил верши на рыбу, то, придя на следующий день проверять улов, обнаруживали, верши не в реке, а валявшиеся изрубленными на берегу.

Ссыльные пытались поймать вредителей, и стали охранять свои установленные снасти. Они незаметно прятались в кустах и вели наблюдение. После такой засады их находили с разбитыми черепами.

Тогда ссыльные люди, стали ходить ловить рыбу далеко от лесопункта к низовьям реки. А это место они прозвали проклятая Каролина. Со временем про лилипутов забудут, так как встречи с ними будут всё реже и реже. А после шестьдесят первого года, когда Сталина перезахоронят, встречи с ними совсем прекратятся. Они исчезнут и все забудут про то, что когда – то эти леса населяли маленькие люди с непонятной речью. И на реке временами будут появляться рыбаки не только с посёлка, но даже из ближних городов. Но именно саму местность Каролину, где раньше был леспромхоз, старались обходить стороной, даже самые заядлые рыбаки и охотники. Одному только местному егерю и травнику Мише Капралову было всё нипочём. Лучше его никто в округе не знал истинного назначения коротышек и почему пропадали в неизвестность люди.

…Миша Капралов был верным слугой Лаврентия Берия. Он отличился в массовом расстреле польских военнопленных в 1940 году. За успешную депортацию народа в Чечне, лично от Берии получил погоны лейтенанта и был направлен в одну из исполнительных тюрем Советского Союза, приводить смертельные приговоры. От такой работы у него окаменело сердце, и выцвели глаза. Он считал лишение жизни врагов народа почётной миссией. Спустить курок в затылок, бывшему военному начальнику, для него это было делом чести. Он считал себя всесильной личностью и приравнивал свою миссию на земле, чуть ли не божеской, от которой зависело будущее страны. Но однажды в 1947 году к их дому подъедет чёрная эмка. Из неё выйдет высокий мужчина, в офицерской шинели без погон и в фуражке со звёздочкой. В руке у него была сумка – планшетка. Войдя в дом, мужчина бегло осмотрел убогое помещение и, увидав в военной гимнастёрке без портупеи Капралова, чистившим рядом с печкой свои форменные сапоги, негромко поздоровался и протянул ему свою руку. Восьмилетний сын Михаила, Гена, тогда лежал на печке, делая вид, что спит. На самом деле он вслушивался в разговор отца и важного гостя. Жены Михаила дома не было, она была на лесопилке, где трудилась учётчицей на складе готовой продукции:

– Вы дома один? – спросил гость, снимая с себя шинель.

– Сынишка маленький на печке спит, – ответил отец, – а вы собственно кто будете? – покосился он в сторону нежданного гостя, но сердце ему подсказывало, что в эту глухомань заехал важный гость. Он имел офицерскую выправку и на его груди висел орден Славы.

– Я генерал МГБ Коршун Николай Остапович, – представился он. – С сегодняшнего дня вы переходите в моё распоряжение и продолжения службы в тюрьме у вас отныне не будет. С завтрашнего дня вы егерь и мой личный курьер. Запомните, кодовая кличка у вас будет теперь не Капа, а Хаус. Вашу кандидатуру утвердил Лаврентий Павлович Берия. Думаю, нет необходимости объяснять, что он за человек? – вопрошающе взглянул он на отца.

– Да, конечно. Я имел честь, однажды обменятся с ним рукопожатием, – горделиво ответил Михаил и посмотрел на свои погоны.

– И это нам известно, – с металлической ноткой произнёс генерал, – но вы не обольщайтесь малым. Вы достойны больших погон, – намекнул гость хозяину дома, что у него есть возможность отличиться. – Работа будет ваша очень ответственная, о которой будете знать вы и я. И чтобы не случилось в будущем, никогда даже шёпотом не произносите мою фамилию. Так – же никто не должен знать вашего главного задания. Конспирация и только конспирация, залог нашего совместного успеха.

Генерал подошёл к печке и приподнял полог где, закрыв глаза, лежал восьмилетний Гена. Убедившись, что мальчик спит, он опустил занавеску.

– Теперь ближе к делу, – он указал Михаилу глазами на стол и открыл свою планшетку.

Тот отложил сапог в сторону и сел за стол. Перед его лицом сразу появился печатный лист бумаги. Он не торопясь, прочитал текст и, потупив взор, вернул бумагу генералу.

– Это приказ, – произнёс генерал твёрдым, не терпящим возражения голосом. – Я к вам больше приезжать не буду. Каждый месяц двадцать девятого числа, независимо от дня недели, я вас жду по адресу, который указан в бумаге. Так же с завтрашнего дня вы по нашему приказу будете оформлены на работу егерем. С лесничеством вопрос решён. Зарплату будете получать там и у нас ежемесячно. Учитывая важность задания, помимо этого, от МГБ будете иметь дополнительный паёк.

Удивлённый Капралов, прочитал ещё раз приказ и, протянув его обратно генералу, тихо сказал:

– Какой из меня егерь, я окромя, как дырки в головах больше ничего не делал, да вот травками занимаюсь.

– Не беспокойтесь, – перебил его генерал, – не исключено, на этой работе вам тоже придётся стрелять, пока мы не, скажем, хватит. Вражеские гниды не все ещё истреблены. Но главной вашей задачей будет операция «Каролина». По нашим данным в военное время, по приказу Сталина на вашу реку была отправлена бригада кладоискателей из семи человек. Все они до одного лилипуты. Сталин посчитал, что у них самый лучший нюх на скрытые сокровища. Старшие в бригаде супруги Михей и Нора. Они работали в лагере, и все сводки передавали через начальника лагеря. Связь с ними в настоящее время утеряна, так – как летом они исследуют горы Джугджурского заповедника в Хабаровском крае. Прошлый сезон их не было в ваших краях, что наводит на тревожные мысли. Сейчас нет никаких гарантий, что они остались живы, но мы не теряем надежд на их возвращение. Жёлтого металла ещё достаточно в реке, только где именно, нам не ведомо. Лилипуты все карты держали в голове. Будем надеяться, что они вернуться к золоту и дадут о себе знать. Вот тогда и наступит у вас ответственная работа. До нас дошла информация, что львиную долю золота, они утаивали от государства. Ваша задача войти с моей подачи к лилипутам в доверие и тщательно следить за ними, а так – же оберегать их от любопытства извне нашего круга. Всех, кто постарается приблизиться к этим существам, ликвидировать без разговора, за исключением конечно Лобелии. Он тоже должен находиться под вашим зорким взглядом. Все его движения докладывать мне, но не больше. Не забывайте, это человек хозяина! Постарайтесь выявить, где лилипуты прячут сокровища, но прикасаться к ним запрещаю. Не исключено, что у них был сговор с самим Лобелия и моим предшественником полковником Абрикосовым. Он в данный момент арестован, и уже дал ряд чистосердечных признаний, касаемо деяний лилипутов.

Порывшись в сумке, генерал достал оттуда ещё один лист бумаги и передал Капралову:

– Здесь на бумаге карта возможного их места нахождения, – ткнул он пальцем в чертёж. – Надеюсь, разберётесь. Они в основном обитали на той стороне реки, в районе лагеря. Но есть вероятность, что коротышки ежегодно место дислокации меняют. В 1945 году у них был специальный курьер, который исчез бесследно с пятью килограммами золота. (Кстати, его кличка была Хаус – теперь, она перешла к вам). Поиски его ни чем не увенчались. Как в воду канул коротконогий цыганёнок. Сбежать он не мог. С такими приметами он бы и трёх суток не прогулял, попался бы нам в руки. Выходить сгинул, где – то в лесу по неосторожности или пал от руки злодеев. Абрикосов утверждает, что Хаусу раньше приходилось и значительно больше груз доставлять. Значит, напрашивается версия, что он попал в беду.

Коршун замолчал, тяжело вздохнул и из кармана достал пачку папирос Герцеговина, положив её перед Капраловым:

– Курите? – предложил он.

– Не балуюсь, – вымученно ответил Капралов. Он сидел в раздумьях, не понимая радоваться ему предложению генерала или бежать сломя голову из этих мест.

– А я, пожалуй, закурю, – протянул к папиросам свои пальцы генерал. Чиркнув спичкой, он сразу наполнил избу дымом, отчего маленький Гена закашлялся.

Генерал встал со стула и заглянул на спящего мальчика. Убедившись, ещё раз, что у того глаза закрыты, продолжил:

– Мы не просто так, остановились на вашей кандидатуре. Заслуги у вас перед отечеством неоспоримы. И вы, собирая здесь травы и хорошо ориентируясь в данной местности, внимания вряд ли к себе привлечёте. Чем чёрт не шутит, а вдруг вам посчастливится найти тело пропавшего курьера.

– Вряд – ли, – испуганно посмотрел на генерала Капралов, – если человек сгинул, то он о нём следует непременно забыть. А начнёшь ворошить его могилу, то выроешь проклятье для своего рода.

– Эти сказки оставьте для своего сына, – сказал генерал, – а мне нужны – результаты.

– Буду стараться, – сказал Михаил.

– И ещё одно, – впился генерал глазами в нового агента. – Если лилипуты всё – таки появятся, отныне курьером будете вы. Им доверять после долгого отсутствия рискованно. Возложенная, на вас государственная и серьёзная работа, делает вам честь! Я думаю, вам не стоит объяснять, какое значение имеет для нашей многострадальной страны золото. Надо поднимать индустрию и лечить нездоровую экономику. И обязательно сытно накормить народ, после голодных военных лет!

– Такая важная работа мне по душе, – восторженно сказал Капралов – Я польщён, что меня не забыли. – Буду служить верой и правдой! Поверьте мне, я никак вас не подведу!

– Другого ответа я от вас и не ждал, – сказал генерал.

Затем он достал из кармана шинели бутылку водки, и они с Капраловым распили её, закусывая солёными грибами и огурцами.

Больше генерала в этом доме никто не видал.

Капралов же, дождался своего часа. На берегах реки всё – таки появились низкорослые люди с цыганской внешностью. С ними новый егерь не без помощи генерала, установил тесный контакт. Эта работа захватила егеря и он, выполняя все указания генерала, не догадываясь, что его усердие больше направлено на обогащение генерала, чем на государственные нужды. Как верный служака Капралов ежемесячно встречался с ним в районном центре конспиративной квартиры, в небольшом флигеле, сбитом из еловых досок. Однажды в середине пятидесятых, генерал на встречу с Капраловым не явится. Это было впервые за многие годы. Капралов тогда поймёт, что случилось, что – то страшное, от чего ему нужно быть начеку. После смерти Сталина и ареста Берии многих высших чинов государственной безопасности потрошили на причастность к смертным грехам чёрного министра. Хаус был прав в своих догадках. Коршун находился под арестом, после чего егерь стал дожидаться своего ареста, трясясь каждую ночь от страха. Но опасность пройдёт стороной. Егерь Капралов отделался только доверительной беседой с седым майором. Затем Михаила ещё несколько раз вызывали к этому майору, но ясности о деятельности лилипутов и их работе он не внёс. Для него существовал только один начальник – это Коршун. И он надеялся, что органы во всём разберутся и освободят генерала. Но генерал не появлялся. Дальнейшая его судьба отцу была неизвестна. Не дождавшись больших погон, Хаус приобретёт свободу. Ему ни перед кем не надо будет отчитываться, и выслеживать кого – либо, но тайну о золоте он хранил в своей голове. И сокровенные планы у него нет, да нет, роились в голове, не смотря, что работал он теперь только егерем. Он ждал удобного случая. Мысль обогатиться и уехать к себе на родину в Новороссийск стала у него навязчивой. За это время егерь сыграет свадьбу повзрослевшему сыну, и жена к первому маю родит ему дочку Настю. После чего Капралов старший угодит в тюрьму за убийство двух краеведов. С тех пор много воды утекло, про егеря давно забыли. Но стоял ветхий домик, в котором жила его младшая дочка. Он то и напоминал местным старожилам о человеке, который спасал людей врачеванием. И одновременно убивал тех, кто лез в его лесную вотчину.

Скорпионовая муха

Александр никогда раньше не замечал такой красоты.

Может и-за того, что редко смотрел в окно. А с земли эту красоту, которую создала природа, было не совсем

заметно. И сейчас сидя на кухне своей однокомнатной квартиры с девятого этажа он чесал свою щетину, которая несколько дней не видела бритвы, и любовался природой. Пирамидальные тополя после оттепели и раннего весеннего дождя, были ночью скованные морозом и переливались ледяным хрусталём. Отдельные ветки, захваченные лучами солнца, блестели, словно бриллиантовые россыпи. Некоторые ветки без отростков, были похожи на волшебные палочки фей из экранизированных сказок. И только чёрный ворон сидевший на макушке одного из тополей портил прекрасный пейзаж и навевал паршивое настроение, которое у, Александра и без этого вещуна было угнетённое. Он каркал на весь двор, и Александр отнёс это к знамению. Ворон каркал разлуку, – в этом не было никакого сомнения. Ещё как назло в голову лезли слова из старой песни, которые он часто слышал в детстве в своём дворе, в исполнение доморощенного барда Жоры Мягкого. «Ворон разлуку накаркал». Александр знал, что за стеной в их единственной комнате его жена Валерия, с которой он прожил семь лет, сейчас собирает свои пожитки в чемоданы. Несколько бед кряду навалилось на него за короткий период. Это и увольнение с работы, и развод с женой, не говоря уже о мелких сопутствующих бедах. Поломка телевизора и протекающая крыша над головой, которую коммунальная служба второй год ремонтирует и никак до ума довести не может, придавала ему ещё больше злости. А вчерашний дождь, так наследил в квартире, что весь паркет вскрылся и пошёл волной.

– Я готова, – сказала Валерия, войдя на кухню, – остальную мелочь завтра заберу.

Он посмотрел не на неё, а на два стоявших у её ног больших чемодана,

Она зашла в кухню в кожаном пальто с меховым воротником. На голове у неё была одета цветастая шаль, которую Александр терпеть не мог, за её цыганскую раскраску.

Она будь – то поняла его и эксцентрично вздёрнула вверх руки.

– Хочешь сделать мне замечание, по поводу моей шали? – раздражённо спросила она и рывком сдёрнула её со своей головы. Взгромоздив чемодан на кухонный стол, она открыла его и достала оттуда берет красного цвета, вместо него заложив туда шаль. Она дважды хлопнула крышкой чемодана, но он не закрывался, шаль была объёмная и не вмещалась в чемодан. Бросив эту затею, она резким движением натянула, на голову берет, и повернулась к Александру.

– А сейчас, как я тебе?

– Лично мне никак, – ответил он, безразлично не смотря в её сторону. – С тех пор, как ты отказалась носить мою фамилию, – уточнил Александр. – А если тебе необходим взгляд постороннего человека относительно берета, который ты напялила на свою голову, то могу сказать:

– Берет хороший и если тебе сумку с проездными билетами на грудь повесить, то ты будешь походить на типичного кондуктора троллейбуса, но твоему боссу это понравится. Он такой же колхозник, как и ты.

Валерия со злости хлопнула крышкой чемодана, но берет, оставила на голове.

– Большего я от тебя ничего и не ждала, – сказала Валерия. – За все семь лет, что прожила с тобой, кроме плоских шуток и маленького оклада ничего от тебя не видела. Ты неудачник я в этом убедилась. Все люди, работающие на таких предприятиях, как ваше никаких вариантов чтобы обогатить свою жизнь материально и духовно не имеют. Одна сплошная рутина, от которой происходит только отупение и голод, – сплошной голод. Эти люди присосались к заводу, как телята за коровье вымя, что тягачом вряд ли оторвёшь. Если бы ты умел, что – то другое делать, давно бы своё дело завёл. Но у тебя ни ума, ни таланту нет для великих дел. Одним словом, ты скорпион, который кроме своей жены укусить никого не может. До других, твоё жало никакой опасности не несёт. Потому что ты самый настоящий соломенный тюфяк, на котором спят только бездомные кошки и дворовые псы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное