Владимир Козлов.

Ночной визит на остров Пахан. Колючая сказка для взрослых



скачать книгу бесплатно

© Владимир Козлов, 2017


ISBN 978-5-4485-5184-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Владимир Козлов родился в 1950 году в городе Горьком, ныне Нижний Новгород. По профессии инженер – механик. Работал на Севере матросом, строителем. Большею часть трудовой жизни у него была связана со спортом. Где пришлось работать от тренера до руководителя спортом самого крупнейшего электрометаллургического комбината России. Автор трилогии «Горькое молоко! романов „Хвост фюрера“ „Седьмое небо" Родиться царём“  и др произведений.


***

Государственная инспекция безопасности дорожного движения, среди автоинспекторов имела второе секретное название РУБЛЬЮГЕНД. И набирали туда людей только проверенных с бульдожьей хваткой и акульим аппетитом. Стажёр Капитон Дунаев, не обладал такими свойствами, так – как по натуре он был очень славный парень, которого уважали соседи за отзывчивость и честность. Ребятишки во дворе ценили за золотые руки и добрый нрав. Он мог починить поломанный велосипед, восстановить сломанную игрушку, сделать качели для карапузов. Он даже наглого комара напившего крови на его лице никогда не убивал, а слегка сгонял его ладошкой. И вот с такой положительной характеристикой по протекции своей родной мамы, он из потомственных шорников попал на службу в один из меркантильных полков РУБЛЬЮГЕНДа. Не знала мамаша тогда, что уготовила сынку незавидную участь.

И вот он в небольшом помещении поста, где привольно себя чувствовали мухи, стоит перед лейтенантом Контактным Акакием и получает инструкцию, как нужно беспрекословно выуживать деньги у автомобилистов:

– Смотри водителю в глаза смело, как острорылый американский крокодил в ночи, – наставлял он Дунаева. – Самые денежные машины, – это престижные машины. Они редко оспаривают, твой вердикт. Выложат тебе рубликов, сколько затребуешь, спорить с тобой никогда не будут. Это народ особый, им как – бы за праздник отстёгивать тебе штраф. С колымагами – же надо быть осторожным, если с первой попытки тебе не удалось доказать его нарушение, то дальше и не пытайся потрошить его кошелёк. Удавится, но платить не будет! Мало того пригрозит тебе жалобой в вышестоящие органы. У таких людей ни денег нет, ни совести. Отпусти развалюшку с миром, но в уме её держи и лови богатую тачку. С её хозяином ты потешишься на полную катушку. Ты ему штраф накрутишь и за его нарушение и приплюсуешь ту сумму, что у тебя в уме осталась, – то бишь ту колымагу, которую отпустил с миром.

– Это же не правомерно, – перебил его Дунаев, – получается как в ЖКХ, – примерный квартиросъёмщик платит и за себя и за того, кто совсем отвергает оплату услуг ЖКХ.

– Совершенно верно, – спокойно ответил лейтенант, – поэтому Сенокосов ЖКХ ни под каким предлогом без штрафа не отпускай. Дери с них три шкуры, невзирая соответствует их транспорт, штрафу или нет.

Даже если Сенокос ЖКХ пешеход, – дунь в свой свисток, и оштрафуй его согласно нашему тарифу. Даже если у тебя выходной сегодня, но увидал на дороге дворника, который дорогу метёт поднимая пыль, твой профессиональный долг доказать ему что он работает с нарушением правил техники безопасности и может создать аварийную ситуацию на дороге. Ну а дальше сам знаешь, как поступать. Запомни контора ЖКХ, наш самый главный конкурент. Мы им давно объявили войну! У нас с ППС и вытрезвителями альянс. ППС их тоже хорошо причёсывает. В вытрезвителе контора ЖКХ на доске почёта висит, как самые частые и организованные посетители.

У молодого стажёра глазки оживились, а под ложечкой от предвкушения денежного потока приятно засосало:

– Я тоже на них буду отыгрываться, так, что Хан Батый пускай отдыхает, – радостно потёр ладони Дунаев.

– Молодец! – похвалил его лейтенант за будущее рвение.

– Рад стараться, – отчеканил Дунаев.

Лейтенант с интересом посмотрел на Дунаева и спросил:

– Вам стажёр в давние времена не приходилось служить в царской армии?

– Никак нет вашбродь, – отчеканил Дунаев, – но мой прадед был главным шорником лейб – гвардии Драгунского полка у графа и генерала Фёдора Артуровича Келлера.

– Служу Отечеству! – полагается отвечать, – поправил стажёра лейтенант, – а царский сленг выкинь из головы, не то прямо с трассы угодишь в палату чудиков.

– Служу Отечеству! – вытянулся Дунаев перед лейтенантом.

– Вот так уже лучше, – одобрительно произнёс лейтенант и продолжил наставлять стажёра дальше:

– Ты на трассе в первую очередь должен быть хорошим психологом. То, что отменили заполнение протоколов и даже запретили водителей приглашать в нашу машину это дело конечно не совсем денежное, но нас этим не пробьёшь. Все водители обычно торопятся. В новом указе, сказано, что мы должны выдать нарушителю штрафной жетон в течение минуты, но там не сказано, сколько времени мы имеем права осматривать автомобиль и оспаривать с ним его нарушение. А за это время ты не только у него, но и у любого алчного водителя заветную сотенку вытянешь. Объяснишь, что данное нарушение тянет на пятьсот рубликов и ты его восвояси отпустишь, если он тебе выложит требуемую сумму. Понял?

В ответ Дунаев утвердительно мотал головой.

– Тут всё очень просто, – продолжал лейтенант свой инструктаж. – Твой план на смену пять тысяч рублей, остальное, что снимешь, принадлежит тебе. Знай, – эту таксу установил не я, а люди, у которых огромные знаки на погонах. Невыполнение плана, грозит снятия тебя со всего довольствия вплоть до лишения заработной платы.

– Понять то я понял, а как же новый указ императора о безопасности на дорогах? – спросил Капитон.

– Митя Плясун последние дни на троне сидит. Скоро перевыборы. Его императорская карьера на исходе. Вот он и придумал этот указ во благо водителей и вред нам, чтобы рейтинг себе надуть. Думает народ на этом законе поведётся. А мы все знаем, чей это указ. Это самый настоящий плагиат, который он украл у будущего Императора. Нет, народ сейчас грамотный, мыслит объёмно и попадает в дырочку. Придёт новый Император он обязательно модернизирует свой же закон и тогда труба нашей службе. А зовут следующего императора Вова Златоуст, в мире Наум Давилович. Этим указом, впрочем, как и другими, он уже помахивает с трибуны знаменитого саркофага, где во время парадов всегда присутствует глава правительства со своим окружением.

Так, что пока суть да дело, смело можно игнорировать его закон. Но предупреждаю, когда он заработает, не сладко многим придётся. Но как бы – то, ни было, к новому закону год будут примеряться, а – то и больше. За это время, в «РУБЛЬЮГЕНДЕ», мы сможем неплохие бабки срубить. Ни одного инспектора не накажут по простой причине, что нас вместе с автомобилистами сделали подельниками. Не будут же шоферюги на себя заявлять, а мы тем более, – расхохотался лейтенант на весь пост, что разбудил дремавшего под лавкой приблудившего к посту пса, по кличке Корноух.

А новый закон гласил:

«Автоинспектор не имеет право изымать удостоверения у водителя, так и штрафовать, но имеет право при соответствующей проверке арестовывать машину у нетрезвого водителя. Автоинспектор обязан выдавать жетон нарушителю с кодом нарушения в течение одной минуты. Аналогичный жетон остаётся в „ГИБДД“ для принятия административных мер, на случай если штраф будет не оплачен в месячный срок. При вымогании у водителя денег либо других материальных средств находящихся в автомобиле, как автоинспектор, так и автомобилист, оказавший услугу инспектору, наказываются тюремным сроком до пяти лет. Так же, каждый сотрудник „ГИБДД“, два раза в год в обязательно порядке должен был подавать декларацию о своих доходах».

Это закон на ура приняли все, кто платит налоги за дороги, кроме многочисленной армии сотрудников «РУБЛЬЮГЕНД». И их недовольство понятно было россиянам. Так – как почти все отработавшие около года работники «РУБЛЬЮГЕНД», со смешными заработками ездили на роскошных иномарках и жили в фешенебельных виллах. Кто не смог отчитаться за свои дорогостоящие приобретения, автоматически лишался всех жизненных благ и естественно прощался с работой. Послаблений закон ни для кого, никаких не делал. Инспекторов пытавшихся обмануть государство и кураторов скрывающих преступные деяния «РУБЛЬЮГЕНД» ждало неминуемое наказание.

…В первый день, после провозглашения закона стажёр Дунаев смог заработать только двадцать рублей, которые ему нагло засунул бывший депутат нижней палаты Федот Лопухин:

– Совесть имейте Лопухин. Вам не стыдно такие деньги мне давать? – распекал стажёр экс депутата.

– А что разве мало за не включенный поворот? – спросил Лопухин.

– Пройдите, пожалуйста, на пост? – я вас познакомлю с дополнительным тарифом, – вежливо пригласил Дунаев в свою «резиденцию» нарушителя дорожного движения.

Федот быстро забежал на пост, где на него вопрошающе, голодающим и недобрым взглядом смотрел корноухий кобель – овчарка немецкой породы. Он лежал около электрической печки и бесшумно водил по сторонам своим единственным ухом.

– Вот видите, господин Лопухин, – показал Дунаев на кобеля, – вы наверняка сегодня позавтракали и пообедали, а мой напарник шар фюрер Корноухов маковой росинки во рту с утра не держал.

– А он что у вас наркоман?

– Когда голодный, – ломает часто его. Может порвать скупого нарушителя от злости. Больше всего он любит куриные лапки и головы. Но от ливера тоже не отказывается.

– Хорошо, я вскоре буду назад возвращаться, завезу ему косточек, – пообещал Лопухин.

Корноухов понял, что разговор идёт о нём, и о мясных косточках пустил из пасти голодную слюну и тут же подбежал к Федоту, обнюхивая его ноги.

– Умный видать кобель? – сказал бывший депутат.

– Ещё какой. Не просто так всем коллективом инспекторов его зачислили в нашу организацию «РУБЛЬЮГЕНД», – гордо сказал Дунаев. – Если обманете, то при следующей встрече он обязательно вам «поршень» до земли сделает.

– Как это так? – выкатил свои глаза из орбит Лопухин.

– Не как это так, – передразнил Капитон нарушителя, – а откусит вам ходули до самых ягодиц, вот и будешь свой «поршень» по земле волочить. С ходулями твоими он уже познакомился, а нюх у него на обманщиков собачий. Не то, что у ваших бывших избирателей, которые не смогли кристальную чистоту отличить от явной сажи.

– На что это вы намекаете? – спросил экс депутат.

– Я не намекаю, а констатирую факт. Когда по стране шла громкая избирательная кампания, вы мозги взбивали своему электорату, как заправские манипуляторы. Знали, что после выборов они вам ничего не сделают. А Корноухов, другой породы. Он серьёзный у нас господин, – его не обманешь!

– Я тоже не обману, – стучал себя в грудь Федот. – Век свободы не видать. Слово честного автолюбителя обязательно сдержу, – зуб даю! Не лишаться же мне ног, за какие то ничтожные кости.

Услышав, что кости будут ничтожные Корноухов злобно ощерился.

– Вот видите, он уже проявляет недовольство к вашей особе, – кивнул на собаку стажёр. – Понимает, что вы собираетесь ему привезти контрафактный продукт из помойки.

– Нет, нет, я привезу вам уважаемый шар фюрер сочного ливера, – напугался экс депутат, лебезя перед псом.

Корноух, поняв, что его рычание возымело действие на сытого Федота, довольный отошёл от него и лёг на старое место.

Лопухин действительно не обманул пса, на обратном пути он завёз на пост пару килограммов коровьего вымя. Половина куска досталось шар фюреру, а вторую половину, по совету лейтенанта Контактного, Дунаев отрезал себе и пошёл обратно нести службу на трассу.

Перед концом смены стажёру пришлось держать ответ перед лейтенантом Контактным, за низкую производительность труда:

– Так дело не пойдёт у тебя, – стучал по столу Акакий, – хочешь работать в ущерб себе, – работай! Но мне кровь из носу, а план к концу дежурства выложи. Не будет плана, не будет и тебя! Запомни ты здесь не как стартёр стоишь или бесполезный светофор. Ты в первую очередь кузнец, которому под силу выковать пятак не только у автомобилистов, но и у навигаторов водного, железнодорожного и даже воздушного транспорта. Тебе же палочку со свистком вручили, а у нас этот атрибут относится к волшебному орудию труда. Так что действуй! Понял меня Капитон? И имя у тебя созидательное, – производное от слова «капитал». Заметь не капитан, а Капитон. До капитана тебе с жезлом нужно года три ударно отработать. А это значит не один, а два плана мне обязан сдавать.

Капитон ничего ему в ответ не говорил, только согласно покачивал головой.

Лейтенант, забрал у Капитона двадцать рублей, но вымя оставил, – сказав при этом:

– Дома поджаришь и мне кусочек в следующую смену привезёшь?

После чего наложил на стажёра штраф в сто рублей с вычетом из заработной платы, предупредив того, что подобное безразличное отношение к рублю, может привести его на биржу труда.

…Дунаев со службы пришёл домой в прескверном настроении, отпихнув ногой встречающего его около двери рыжего кота, гаркнул:

– Уйди не до тебя.

– Ты, что какой злой пришёл? – спросила его мать.

– Не злой, а уставший, – ответил он, положив на стол пакет, в котором был упакован отрезок вымя коровы, и укоризненно посмотрев на мать, сказал:

– А вы мамаша напрасно хлопотали и давали взятку начальнику за мою должность. Я первый день форму одел, а у меня уже нет никакого желания работать в «ГИБДД». Кстати, все сотрудники его называют «РУБЛЬЮГЕНД», – это наподобие «ГИТЛЕРЮГЕНДА».

– Что сынок, совсем плохо на новой службе? – въедливо дырявила его мать своими глазками – буравчиками. – Неужели ни рублика не принёс?

– А вы, что мамаша думаете, что я с первого дня вам буду чемоданами бабки носить. Не обольщайтесь! Как бы вообще моя работа инспектора не превратилась в самую, что ни наесть настоящую подёнщину. За сегодняшний день двадцать рублей и полкило вымя срубил, и то у Корноухого кобеля из пасти вырвал, а двадцатка генералам ушла. Я же за нерадивость к работе был оштрафован на сотню рублей.

– Как же так сынок?

– Да вот так мамаша! Жить видать нам придётся в печали. Будущий Император новый драконовский закон подготовил, по которому нам инспекторам, вероятно, придётся жить на одну зарплату. Ни стыда, ни совести у него нет, хоть в петлю лезь от таких нечеловеческих условий.

– Потерпи сынок немного, – успокаивала его мать, – глядишь со временем, как всегда, бывает, про новые законы забудут, и вы будете работать по старым законам. И тот день не за горами, когда придёт новый управленец страной, и запоёшь ты песню бравую. Не вымя будешь приносить с работы, а поросят жареных, осетрину копчёную, да икорку белужью.

– Отрадно слышать, но мне кажется, этого не будет уже никогда. Говорят, продавил видимо серьёзно Владимир Златоуст всех политиков, своими предвыборными законами, а милиции совсем кислород перекроет. Хочет истребить вытрезвители, запретит штрафовать народ, – возложив эту прерогативу на суды. Куда теперь деваться несчастному милиционеру, с чего питаться, не пойму? Хоть плач, хоть смейся! А поговаривают ещё, что грядёт большое сокращение в органах МВД, так – как преступность в России скоро резко упадёт.

…Капитон разорвал пакет с выменем, взял мясо в руку и поднёс его к носу. Тщательно обнюхав вымя и убедившись, что оно не протухло, сказал матери:

– Поджарьте мамаша вымя с луком? Сам я его есть, не буду, не дай бог замычу. Мне борща разогрей. А ты покушай с котом и кусочек не забудь завернуть для моего командира – глядишь, после вымя у него глаза помутнеют, как у коровы и он, добрее будет ко мне относиться. Хотя, что о нём говорить, – он сам такой же страдалец, как и я, – махнул рукой Капитон и пошёл в ванную отогревать после праведных трудов свои продувшие мартовским ветром кости.

После ванной Капитон осушил целое блюдо борща и посмотрел на мать с котом, как они на пару аппетитно трескали коровье вымя:

– Смотрите, если начнёте мычать, то я от вас молоко буду требовать. С вас мама по два литра в день, а с кота Топы пол литра. Сами понимаете у меня сейчас хватка, не как у потомственного шорника, а как у инспектора «РУБЛЬЮГЕНД». Должность обязывает из всего извлекать для себя и начальства выгоду!

– Так ты сынок всё молоко у меня высосал, когда ещё ходить не мог, – оправдывалась мать, – где ж я тебе его возьму? И Топа не может производить молоко по причине того, что он мальчик. Он сам любит не меньше тебя молочко, но где его взять?

– Разговорчики за столом прекратить, – рыкнул Капитон, – или хотите, чтобы я вам штраф выписал за пререкание с сотрудником Министерства Внутренних Дел.

Рыжий кот понимал, о чём говорил Капитон, но речь грозного хозяина на него совсем не подействовала. Топа, довольно урчал и продолжал свою трапезу.

Мать же поникла сразу после обидных слов сына и отодвинула сковороду:

– Да сынок, я опростоволосилась с твоей новой работой, – обхватила она голову руками. – Если тебя за один день работы в «ГИБДД» из примерного и любящего свою мать сына превратили в вымогателя и стяжателя, что же тогда дальше будет? Вас там случаем не потчуют перед дежурством Би – Зетом? – вопросительно взглянула она на сына.

…Капитон ничего не ответил, матери на её сетования, а достал из кармана чистый бланк квитанции и выписал ей штраф на пять рублей, после чего удалился в свою спальню.

Окутавшись ватным одеялом, он долго ворочался, и никак не мог уснуть. Сон его сковал, когда в изголовье к нему пришёл сытый кот, Топа. Он примостился около щеки хозяина и начал намывать ночных гостей, мурлыча и смачно облизывая свои яйца.


***


Шёл двадцать первый век. Перевернулся мир, солнце не стало светить тем регионам, которые на протяжении несколько веков пользовались его энергией, взамен не давая ничего. Пустыня Сахара обросла льдом, а в Арктике разрослись пальмы и кипарисы.

Белорусы бульбой стали называть уже не картошку, а плоды манго и кокосы. В Херсоне кавунами называли не алые сахарные арбузы, а кислую клюкву. В Чарджоу вместо дынь стал расти ягель и мох и жители этого города занялись оленеводством. Китайцы отказались от риса, и перешли на сало, выкупив себе у Украины для свиноводства Львовскую область. Вскоре эта область была обнесена китайцами Великой фирменной стеной, и стала отныне Салосостоятельной республикой. Непрошеным гостям вход туда был заказан. Коренным жителям этой области после подобных преобразований приходилось на улицах прищуривать глаза, кушать палочками и изучать китайскую грамоту.

Во всём мире, что – то ежедневно происходило; от необычных природных явлений до крупных столкновений мятежного народа с властями. Одна Отчизна, прочно стояла. Она была непоколебима ни происками агрессивного запада, ни вероломным поведением климатической атмосферы. Хотя волнения там тоже возникали порой. Особенно в выборный период. Ползли нелепые слухи по Отчизне, что столицу перенесут на берега Чухломского озера в Костромскую область. Но Император Митя Плясун взял и построил для правительства новое здание, которое по высоте переплюнуло израильский небоскрёб. А старое здание дома правительства переоборудовал в ночлежку для бомжей. Закрыв этим окончательно вопрос бродяжничества в столичном регионе. А так – же своим строительным жестом он прикрыл все слухи о переносе столицы в захолустный город Чухлому.

Но всё равно народ ходил по улицам хмурый и злой, будто ждали всемирного потопа. На самом деле они находились на волне выборов нового Императора, от которых ни каких сладких надежд не питали. На работу шли с не охотой, еле передвигая ноги. На каторгу раньше люди шли хоть и в цепях, но были они значительно веселей, зная, что такую горькую участь сами себе выбрали. В этот раз электорату нельзя было ошибаться, не хотелось добровольно опутывать себя цепями. Народ понимал, что низкий уровень их жизни полностью зависит от заоблачного уровня жизни коррупционеров, – (в народе их называли каракурты). Народ устал от этих каракуртов, но они оказались очень плодовитыми. Весьма наглядны были частые вспышки их массового размножения, что пугало людей. Коррупция взлетела выше неба, а управы на неё никакой не было. Даже маститые уголовные элементы против этих ядовитых пауков казались просто мелкими шалунишками. Их преступления были ничтожными и бескровными, и судьи были к ним весьма гуманны, давая уголовникам срока по их личному желанию. Хочешь один год, – получи! Хочешь три года, – тоже получи! Хочешь оправдательный приговор, – возьми, пожалуйста. На этих процессах даже адвокатов и прокуроров не было. Судья был в одном лице. Но если на скамью подсудимых попадал оборотень в погонах или коррупционер, то приговор был суровый. Как только не взмывали подсудимые руки к небу, бог их не слышал. Зато их хорошо слышал суд, который совсем не имел адвокатов, вместо них на процессе во главе с судьёй заседало звено прокуроров из пяти человек. А судьи снимали с себя маску гуманитария и облачались в одеяние самого кровожадного монстра первобытного общества, – динозавра. Какие только аргументы подсудимые не приводили суду, доказывая с пеной у рта, что они не воры в законе и могут ежедневно приносить пользу человечеству. Суд без излишней застенчивости применял к нарушителям закона самые жестокие статьи уголовного кодекса, в котором отсутствовала лишь смертная казнь.

А воры в законе между тем, не забывая про свои понятия и законы, стали вести себя как вельможи. Они как всегда были умны, интеллигентны и скромны. Они полностью отказались от привычного воровского жаргона, и перешли на язык русских и зарубежных классиков. Современная молодёжь, напротив, в школе, Тургенева, Пушкина и других русских классиков зачастую пересказывали учителям, прибегая к воровскому жаргону.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное