Владимир Козлов.

Горькое молоко – 2. Вальтер. Кофе от баронессы Кюцберг



скачать книгу бесплатно

Он повернул голову в сторону костра. Ребята устремили свои любопытные взгляды на них с Надькой.

– Нет у меня для тебя добрых слов, – шутя, поднося кулак к её лицу.

– Ах, значит, нет, так у меня к тебе есть, – со злобой сказала она.

– Прекрати паясничать и пугать одноклассников.

Она резко повернулась от него и пошла к костру.

– Давайте уху есть, – предложила она. – Нет, и не было, здесь никогда волков. Шутит он. Я эти места не хуже его знаю.

Фомин от радости включил свой магнитофон, откуда лилась мелодичная эстрадная музыка.

Уху разливали, каждый сам себе по потребности.

Женька Коровин вытащил к удивлению всех из своего рюкзака две бутылки медового вина и бутылку водки.

– От нашего бала осталось, – сказал он. – Желающих прошу подставить кружки.

Никто возражать против спиртного не пытался. Даже Надька, ярая противница лишних вольностей, отнеслась к этому спокойно, не произнося никаких нравоучений. Она загадочно улыбнулась и тихо, вопросительно прощебетала:

– Это что, для того, чтобы волков меньше бояться?

Фомин, бросив на неё встревоженный взгляд, на который все обратили внимание, с опаской проговорил:

– Я, пить не буду. Мне противопоказано. Лучше пускай волки мной полакомятся, – и он неестественно затряс головой.

…Над его испуганной реакцией смеяться никто не стал, подобные странности за ним наблюдались и раньше. То, что он дал согласие на участие в походе, это они считали уже смелым шагом в его затворнически – футлярном образе жизни. И самое удивительное было то, что его никто не провожал из родителей на эту поездку, как это замечалось раньше. Славку до девятого класса обязательно кто – то из близких родственников, мама или бабушка провожали и встречали из школы. Его постоянно окружала опека. Он получал тепличное воспитание и отличное образование. По успеваемости с ним могла потягаться только Крупица. Он был добродушный и безвредный, что отличало его от всех одноклассников.

После его категорического отказа испить медового вина, Фомин подошёл к палатке и на корячках неуклюже влез в неё. Через минуту он в таком же положении покинул палатку, подойдя к костру со своей бутылкой.

Потряхивая ей вниз и вверх, он, пыхтя, вполне серьёзным голосом вымолвил:

– Вы пейте свой медок, а я персональный, который мне врачи рекомендуют. Но предупреждаю весь наш коллектив, – делиться, ни с кем не буду, по причине того, что это моя обязательная трёхдневная доза.

Он налил себе в эмалированную кружку своего лекарства, но выпить не успел, из лесу послышались громкие посторонние шумы. Все обратили взоры в ту сторону, откуда раздавались эти шумы. Из зарослей вышел знакомый всем охотник, державший во рту охотничью дудку. На одном плече его висело ружьё, на втором запрокинута связка подстреленных маленьких уток, которые называются чирками. Рядом с ним опустив голову вниз вынюхивая траву, шныряла его лайка. Вбежав в круг ребят, она подошла к Коровину и, лизнув его в лицо, улеглась около его ног.

Фомин отставил свою кружку на землю. Колчак, воспользовавшись отсутствием внимания посторонних глаз, в это время подлил приличную дозу вина из своей кружки в кружку Фомина. Охотник подошёл к костру, сбросил с плеча уток, и приветливо улыбаясь всем, произнёс:

– Вас всех с добрым вечером. Зажарить их можно прямо сейчас пока они тёплые.

Он снял с себя ружьё и приставил его к палатке:

– Уха у вас так аппетитно пахнет. На весь лес приятный душок разносится, она – то меня и заманила к вам на костерок. Угостите? – потирая руки, спросил он.

– Обязательно все сразу хором, – ответили ему ребята.

Девчонки посадили гостя на бревно, а Надька принялась заботливо угощать его ухой из своей посуды, так как лишней миски не было.

– Угомонись дочка, я подожду того, кто первый покушает, и поем из той посуды, – вежливо отказался он.

– Нет, вы кушайте, а я себе найду, из чего поесть, – уговаривала она его.

– У нас банка от тушёнки после обеда осталась. С неё, я и поем.

– Ну, если тебе так будет удобно, то действуй, – и он взял с её рук миску с налитой ухой.

– А медовухи вам налить? – предложил ему Женька.

– Нет, ребята, у меня завтра ответственное утро, да и самим вам тут питья мало.

– А за знакомство, грех не выпить так говорит один мой старший товарищ, – сказал Колчак.

– Ну, если жить, по теории твоего старшего товарища, то лучше жить бирюком, иначе есть перспектива спиться. У нас все в Союзе друзья и если каждое знакомство отмечать выпивкой, то можно заболеть тяжёлой болезнью. Так, что не слушай ты своего товарища. Тем более у тебя организм молодой, он растёт, и если ты с малых лет его будешь травить спиртным, то к двадцати пяти годам у тебя внутри всё сгниёт.

– Вы его не слушайте, он у нас совсем не пьёт, – вступилась за Вовку Абросимова, – он спортсмен и чемпион.

– И страшный хулиган, – громко смеясь, вставила Надька. – Чемпион по хулиганству.

Вовка не ответил на эту справедливую подковырку Надежды. В своем подсознании ему даже лестно было это слышать. Она анонсировала его при постороннем человеке, при охотнике, мужественном человеке, который, когда рос наверняка, тоже хулиганил.

«Из тихоней охотники не получаются», – так подумал Вовка, и произнёс:

– Я предлагаю поднять свои кружки за дядю охотника, которого мы знаем уже много часов, но не знаем, как его зовут.

Услышав такой тост, охотник резко оторвался от ухи, и виновато всех обвёл своим взглядом:

– Я сто раз извиняюсь перед вами. Я виноват, – нарушил этикет. Пришёл в гости и не назвался. Меня зовут Зиновий Афанасьевич, но чтобы вы язык свой не ломали, зовите меня просто охотником. В походе все должны быть равны. А вас я уже всех по вашим друг к другу обращениям запомнил. Для моей профессии феноменальная память, необходима.

Все выпили. Выпил и Фомин свой гематоген, в который Вовка добавил вина. Затем все принялись за уху.

– А кем вы работаете? – проявил интерес, весь вечер молчавший Болотин.

– Моя работа связана с медициной, – сказал охотник.

– Вот теперь у нас будет блат у хирурга или уролога, – включился в разговор Коровин.

– Я думаю, что вам со мной соприкасаться в скором будущем не придётся. Зачем вам нужна моя работа? Вы лучше поговорите о своих перспективах, а я охотно послушаю.

– Полагаю, пора утками заниматься, – прорезался командный голос Фомина.

Он требовательно посмотрел на девчонок, – Ломакина, Максимова, Абросимова и Никитина немедленно марш потрошить дичь.

Девчонки на него удивлённо посмотрели, но команде послушались.

– Фомин, в тебя никак лесной дух вселился? – ухмыльнувшись, спросил Вовка, – ты слышал, что дядя охотник говорил, что в походе все равны, так, что вставай и шуруй в лес за валежником.

– И пойду. Думаешь, я твоих волков напугался, я обладаю астральной силой, и могу победить с большим превосходством стаю этих кровожадных хищников.

– А бороться со мной будешь, – продолжал допекать его Вовка.

– Несомненно, и безотлагательно! – И полагаю, что ты мне проиграешь с позором, но если ты окажешься на лопатках, то за дровами пойдёшь сам.

Никто не догадывался, что Фомину в гематоген было подмешано вино, поэтому смотрели на него с большим удивлением. Тихий и интеллигентный Фомин, вдруг решился сделать вызов Колчину. Надька, почувствовала, что с Фоминым творится, что – то неладное, взяла его бутылку гематогена и отпила глоток.

– Здесь, то чем меня мама в детстве поила, – с полным недоумением показала она всем.

Фомин, не унимался, он начал готовиться к схватке, раздевшись до пояса. Все увидали его худое тело и тонкие, как лыжные палки руки. В таком виде его никто и никогда из класса не видал, так, как от уроков физкультуры он был постоянно освобождён. Вовка понял, что дозировку вина он ему завысил, но вызывающее поведение Фомина подтолкнуло его к схватке. Девчонки, жалея Славку, запротестовали:

– Ты, что Колчин совсем из ума выжил, – сказала Надька, – ты профессионал, а он тяжелее ложки в жизни ничего не поднимал.

Охотник, с неподдельным интересом наблюдавший за этой сценой, взял кружку, из которой пил Славка, понюхал её. Затем достал из своей аптечки нашатырь и подошёл к Фомину:

– Слава, вы видите, против какого крепкого парня собираетесь бороться, вам надо закрепить свои силы. Вот понюхайте этот неприятный на запах препарат, он освежает и приводит в чувство голову.

С этими словами он поднёс к Славкиным ноздрям открытый пузырёк нашатырного спирта, после чего Славкино лицо перекривилось, и он сел на траву.

Все замерли, смотря на это зрелище. Славка, сидел, поджав ноги к груди, положив на них свою тяжёлую голову. Около него, припав на одно колено, стоял охотник. Он взял его за запястье руки, чтобы прощупать пульс. У походного костра стояло сумеречное безмолвие. Треск разгоревшихся дров и монотонное пение лягушек в пруду, не мешало уловить дыхание у рядом стоявших друг к другу ребят. Но Славка внезапно приподнял голову. Он смотрел на всех своим прежним добрым, спокойным лицом, которое ребятам было знакомо много лет.

– Как вы думаете, принца датского смогу я сыграть? – спросил он извиняющим голосом у всех.

После такой разительной перемены Славкиного поведения и его заданного вопроса, ребята встряхнулись от набежавшего на них оцепенения, и, как будто договорившись звонко, и одновременно ему зааплодировали.

Взяв его в круг, они начали отпускать комплименты его таланту. Один Вовка угрюмо смотрел на него и думал:

«Как этот рахит, с головой мыслителя посмел разыграть его. Ну, я тебе сегодня покажу астральную силу и кровожадных волков с гематогеном».

– Фомин у тебя, что после гепатита такой талант прорезался? – раздражённо спросил у него Вовка.

К нему вполоборота повернулся охотник, преподнося палец к своим губам. Подавая тем самым знак, чтобы Вовка молчал.

– Я вам, много чего не говорил, – продолжил Фомин. – Но я познаю не только науку, но и искусство. И как вы знаете, если я чем – то занимаюсь, то это серьёзно.

Чтобы как то отвлечь ребят охотник несколько раз ударил в ладоши:

– Знаете, ребятки, что я вам всем скажу, вы забыли про дичь. Надо завершать работу, а несостоявшимся дуэлянтам, рекомендую сходить вдвоём и собрать дровишек, а я девочкам помогу правильно и вкусно приготовить чирков, – предложил Зиновий Афанасьевич и первым приступил обрабатывать птицу, ловко обдирая перья с неё.

Вовка подошёл к сидящему на траве Славке и протянул свою руку, чтобы помочь ему встать. Славка охотно откликнулся на его жест и навстречу подал правую руку. Вовка, как тисками обхватил его руку и с молниеносной лёгкостью поставил Фомина на ноги:

– Пошли за дровами Гамлет, пока совсем не стемнело? – сказал он ему.

Фомин отряхнул штаны, подошёл к своему магнитофону, включил его и затем нерасторопно пошёл вслед за Вовкой. Войдя вглубь леса, где было намного темнее, чем у костра Славка моментально одел, на себя трусливую маску и плаксиво взмолился:

– Володя, не отходи от меня, я ничего не вижу?

Вовка, никогда не слышал из его уст, чтобы он когда – то так его называл.

Произнёс Фомин его имя с такой мольбой, что Вовке самому на секунду поверилось в существование леших и кикимор, но тут – же отбросил эту глупую мысль:

– Ты чего хнычешь? – спрятавшись за толстый ствол дерева, басовито искажая голос, проговорил Вовка. – В нечистую силу не веришь, говоришь, – более устрашающе подал Вовка свой голос. – А в графа Дракула веришь? Я есть его последователь, и иду к тебе, что – бы крови твоей сладкой испить.

После чего Вовка сложил ладони рупором, и, поднеся их ко рту, подражая филину, несколько раз искусно ухнул. В лесу наступила жуткая тишина, от которой у Вовки самого поползли мурашки по телу.

– Это, что – же получается, сам себя напугал, – прошептал он.

Отчего ему сразу стало весело. И он тогда уже своим нормальным, не искажённым голосом окликнул Славку.

Но ответа не последовало. Он знал, что Славка, дальше пяти метров от него не отошёл и находится, где – то рядом. Он ещё сделал одну попытку позвать его, но вновь тишина. Тогда Колчак начал смотреть его под деревьями, заглядывая под каждый куст. Славку он обнаружил быстро.

Он сидел под густой елью, в той же позе, в которой совсем недавно находился около костра. Вовка потряс его за плечо, тот приподнял голову. Несмотря на то, что вокруг всё было окутано густым мраком, Вовка увидал в глазах Славки не испуг, а отрешённость. Он потряс его уже посильней, как грушу за два плеча:

– Славка, ты чего, очнись, я же пошутил, – извиняющим тоном произнёс Вовка.

– Ты зачем, меня пугаешь? – спросил Фомин, – я же знаю, что это ты. Но я не боюсь, а сильно переживаю, когда со мной так поступают. Я жалею, что дружил с тобой только в школе, а не на улице. Может и, я был – бы таким же спортивным и смелым, как ты, но у меня не получалось, так – как мой досуг по рекомендации врачей был расписан родителями. В этот поход меня, правда, отпустили без всякого врача. Но я тебе безмерно благодарен, что ты подлил мне вина в кружку. Понял я это сразу, когда выпил гематоген, так – как пью его уже несколько лет кряду. Ты хотел чтобы, надо мной все посмеялись? Но я решил вас напугать. И мне это удалось. Я не обижаюсь, что ты пугал меня сегодня весь день. Буквально несколько минут назад, во мне что – то переломилось, и я почувствовал себя другим человеком. Я бы тебе ещё одну важную вещь мог сказать. Но дал честное слово, что об этом никто не узнает, тем более ты. Сегодня, я научился, как устанавливают туристические палатки. Сегодня я впервые управлял лодкой и ловил рыбу и знаю, как готовят уху. Это же много для одного дня? – Правда, Володь? – спросил Славка, – а теперь пойдём за дровами, иначе нас пойдут искать

Он бодро поднялся, и они пошли собирать дрова в зоне, где хорошо просматривался костёр.

«Вот это Славка, – подумал Вовка, – преподал мне урок человечности, может ему в действительности мои штучки – дрючки на пользу пошли. И какую интересно он мне важную вещь мог бы, сказать, за которую честное слово дал. Надо будет попытать его завтра. На сегодня с него хватит ужасов. Хотя ночь ещё впереди. Посмотрим, как он себя поведёт дальше».

…Прихватив с собой несколько коряг, они вернулись к костру, где работа по потрошению чирков шла к завершению. Вовка взял топорик и быстро расправился с корягами. Охотник посоветовал в костёр пока дрова не подбрасывать, так как для готовки, большой огонь не нужен. Кулинарные обязанности он взял все на себя.

Вовка, предложил всем перед приёмом вкусной пищи искупаться в пруду, но как выяснилось, что плавать умеют, не все. В пруд залезли Надька, Женька и Вовка.

Остальные были наблюдателями. Вовка, хорошо зная этот пруд, заплыл до середины, в надежде наловить ужей, но видимость была плохая, а луна, спряталась за тучей. И он не встретив ни одной плавающей рептилии, поплыл к берегу. Надька с Коровиным в это время отогревались у костра и вдыхали ароматные запахи жарившей дичи. Охотник, облачившись в фартук Люльки, как заправский кулинар ловко орудовал у костра, периодически переворачивая мясо и смотря на собаку, приговаривал:

– Пекись, Пекись чирок, наших ребятишек накорми под вечерок.

– А, где все остальные? – подойдя к костру, удивлённо спросил Вовка.

– Пока вы купались, мы совместно приняли решение, что я сегодня ночью буду дежурить у вашего костра и заодно с моей Лайдой охранять ваш покой будем. А, на рассвете мы вас покинем и с вашего позволения воспользуемся лодочкой, чтобы к семи утра мы уже сидели в кукушке. Вот вся ваша остальная гурьба и вызвалась сходить в шалаш принести мои вещи.

– Да они ничего не найдут, смотрите на небо. Луны нет. Вовка пальцем показал в небо. – Они леса не знают. В трёх соснах могут заблудиться, – дрожа от холода, с тревогой сказал Вовка.

– Я, им фонарик дал, думаю, минут через пять, они возвратятся. Ориентировка этой местности здесь несложная. Найдут. Они ребята уже взрослые, если вино пьют, – иронически высказал он последнюю фразу.

– Как это они решились? – пожимал от недоумения плечами Вовка, – да один только Славка, не купаясь, придёт назад с мокрыми штанами.

– Плохо ты Владимир знаешь своих товарищей, он, кстати, первым и изъявил желание сходить в шалаш. Хочу, говорит посмотреть, а то никогда не видал настоящих охотничьих шалашей. А остальных тоже любопытство разобрало, они и увязались за ним.

Он внимательно посмотрел, на никак не согревшихся ребят сидящих на корточках около углей от костра, да и те были закрыты жарившей на них дичью.

– Вот, когда вам нужно было выпивать, – после купания. Согрелись бы. А вы перед ухой всё выпили.

– Почему? Зиновий Афанасьевич, у нас ещё есть водка и бутылочка вина, – доложила ему Надька.

– Так, что же вы теряетесь, действуйте, а то, так и заболеть недолго. Вон, вы оделись, а зуб, на зуб не попадает. Давайте мне её сюда? – Я вам налью каждому по унции, – сказал охотник повелительным голосом.

Женька извлёк из рюкзака бутылку, и протянул её охотнику.

Охотник сорвал пробку, и начал разливать по кружкам водку.

– Мне, не наливайте, я не буду, – отказался Вовка, – я без спиртного в состоянии согреться.

– Не дури, парень, тебе как никому это необходимо, так – как твоё пребывание в воде было самым длительным, это может ударить по организму. Переохлаждение, может чревато отразиться на твоём здоровье. Поверь слову медицинского работника.

И он, не дожидаясь согласия Вовки, напористо вручил ему кружку с налитой водкой.

Все опустошили свои кружки, но Вовке показалось, что водки, ему охотник налил не унцию, а с явным перебором. Поставив кружку на траву, он претенциозно сказал ему:

– Вы мне Зиновий Афанасьевич, кажется, перелили, я по столько никогда не выпивал. Сейчас буду пьяным возьму ваше ружьё и пойду по совам стрелять.

– А стрелять то тебе приходилось, когда? – спросил он, продолжая переворачивать чирков.

– Из ружья нет, а вообще, то, да.

– Приблизительно я догадываюсь, из чего ты стрелял, это рогатка, самопал, лук, который сам в раннем детстве мастерил, и игрушечный пистолет, – обязательный атрибут, каждого дошкольника. Ну, может ещё пневматическая винтовка в тире, – сказал охотник. – Угадал я Владимир или нет? – спросил охотник.

Выпитая сорокоградусная водка Вовку не только согрела, но и приятно ласкала голову, и не в меру развязала язык.

Он взбунтовался от последних сказанных слов охотника и с обидой в голосе заявил:

– Почему же рогатки и игрушечные пистолетики? Приходилось стрелять и с серьёзного оружия. И даже совсем недавно.

Вовка поймал на себе любопытный взгляд Коровина.

«Наверное, догадался, почему нас в милицию с ним таскали, – подумал Вовка, – ну и пусть знает. Парень он вроде не плохой, не заложит. А от пушки я всё равно скоро избавлюсь, чтобы жилось спокойней. Захочу, подарю этому охотнику, ему он пригодится».

– В армии легче служить будет, если знаком с разными моделями огнестрельного оружия, – донеслись до Вовки слова охотника. – Вот ваш возраст, чуточку не застал военного дела, а мой сын сейчас в армии офицером служит, так в школе они изучали многие виды оружия.

– Помним мы всё это, и видели, как они с винтарями вышагивали по школьному стадиону. А мы воевать не собираемся, а если что, пролетарского оружия нам хватит, чтобы врага сломить. У меня личный опыт уже имеется. И друзей у меня целая армия, кому угодно рожу начистим.

…Охотник оторвался от своего занятия, встал во весь рост и с удивлением посмотрел на Вовку.

– Да, дела, по – видимому, я в действительности тебе лишнего налил.

Надька стремглав бросилась на Вовку, опрокинув его с бревна, на котором он сидел. Прижав его своим телом к траве, она, обвив его шею своими руками, и горячо дыша в ухо, прошептала:

– Вовочка миленький, умоляю тебя, не болтай глупостей.

Вовка от такого обхождения Крупицы замер, ему было приятно, что она на нём лежит, обняв за шею. Ему в этот миг хотелось ей ответить взаимностью, так же нежно её обвить своими руками. Но он не мог понять, с чего это она проявила к нему такую странную ласку, да ещё назвала Вовочкой, и не просто Вовочка, а имя окропила самым ласковы словом в мире.

«Наверное у костра пережарилась?» – подумал он. Так его только мать называет. Он лежал, не шевеля, ни руками, ни ногами, и согласен бы, лежать в таком положении долго, но с лаем сорвалась собака навстречу возвращающемся ребятам. Надька испуганно отстранилась от Вовки, и быстро поднялась.

Задержку на себе Надьки Колчак отметил с приятной улыбкой, что не ушло от ревностного взгляда Коровина.

– Как вы вовремя пришли, – громко воскликнул Зиновий Афанасьев. – Королевское жаркое в одно мгновение сейчас окажется на скатерти самобранке.

Они пришли довольные и весёлые, обсуждая всё до мельчайших деталей, как они нашли охотничий шалаш, как каждый посидел в нём.

– Я бы даже спать в нём согласился, так там уютно, – восторженно сказал Славка.

– Кушай чирка своего и шуруй туда спать, ещё раз тест на смелость пройдёшь, – не вставая с травы с издёвкой, проговорил Вовка.

Славка, подошёл к валявшему на спине Вовке заглянул ему в глаза. Почесал за ухом. Обычно в классе он всегда так делал карандашом.

– Странно Володя, как ты можешь так быстро меняться, буквально недавно, когда мы с тобой ходили в лес, мне показалось, что наши отношения приобретут иную окраску. Ты я полагаю, человек настроения, – без обиды произнёс Славка.

– Да никакой он ни человек настроения, он просто пьяный, накупался и замёрз. А чтобы мы не заболели ему и мне с Женей, Зиновий Афанасьевич налил водки, – робко сказала Надька.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10