Владимир Козлов.

Горькое молоко – 2. Вальтер. Кофе от баронессы Кюцберг



скачать книгу бесплатно

«Утопить его в Волге, чтобы спрятать концы и больше никогда не думать о нём, это не выход. Всё равно необоснованные нападки милиции не прекратятся. Сдать им добровольно? Этим можно приписать себе преступление, о котором он и духом не ведает, – размышлял он. – Отдать его Августу, который сам после ареста Сергея и гибели Захара, постоянно находится под невидимым надзором милиции, – тоже опасно. Можно его под монастырь этим подвести. Тем паче Гридин проболтался, что Вальтер, возможно, имеет криминальную биографию. Этот вариант не пойдёт, его отметать сразу надо. Может, как – то подкинуть в милицию его, это задача решаемая, но где гарантия, что во время этой процедуры мне не скрутят руки, и слепят статью. Они злые на меня сейчас за своего Ланина. Нажил себе заботу» – думал Колчак.

– Выкинуть жалко, да и стоит это редкое оружие немалых денег, – рассуждал он.

Выход Колчак нашёл. Он решил срочно найти серьёзного покупателя, желательно не с их города. Можно отдать и без денег, лишь бы освободиться от него.

– Колчак, ты чего задумался? – донёсся до него оклик ребят, – ты с нами идёшь на берег?

– Нет, я на футбол пойду. Водник с Мотором играют сегодня, – отказался Вовка от предложенной прогулки.

На футбол он пошёл, пригласив с собой Марека и Вовку Корня.

Во время футбола Вовка рассказал, своему другу Мареку, о его вчерашнем пребывании в милиции.

– Слушай, Колчак, у меня есть план, как скинуть пушку ментам, я давно уже думал об этом. Нужно из другого города отправить им посылку, – предложил Марек, – пускай даже они думают, что она от нас поступила, но доказать не смогут. Они точно успокоятся и отстанут от тебя. Меня они почему – то не тревожат. И тебя не будут после этого.

– Вроде ты правильно говоришь, но есть одно, но, которое мешает мне поступить, как ты советуешь. Я боюсь, что за этим пистолетом тянется ужасное преступление, которое могут повесить на меня. Запомни, Захар не простой урка был, а коронованный. А вдруг этот ствол его близких криминальных друзей, которые и не подозревают, что существует этот пистолет, и живут сами себе спокойно. А мы им получите, пожалуйста, геморрой из подземелья. А что ты говоришь, отправить почтой и они не найдут кто отправил. Это ерунда, они преступников по автобусным билетикам ловят, книги читать надо, – отверг предложение друга Вовка. – Давай лучше посмотрим на поле, а то просудачим с тобой и игры не увидим.

Вовка Корень заметил, что его друзья, чем – то озабочены, но интереса на футболе проявлять не стал. После окончания матча они пошли в садик. Марек закурил единственную у него имеющуюся сигарету. Выкурив половину, он дал докурить Корню. Вовка глубоко затянулся, выпустив изо рта дым, спросил:

– Вы чего пацаны, мне, не доверяете что ли, всё шепчетесь и шепчетесь. Я же не глупый давно понял, в чём дело.

– Почему не доверяем, – сказал Колчак, – но, к чему тебе неприятные думы иметь, какими страдаем мы. Живи спокойно, зачем тебе озадаченным мыслителем ходить.

– Я краем уха слышал, о чём вы говорили на стадионе, и предлагаю простой выход из этого положения.

Я ни при делах, на меня подозрений никаких не падёт. Беру, что вы прячете. Вытираю отпечатки и несу в милицию. Скажу, что нашёл в подвале. Вот увидите, меня похвалят за это, – предложил свой вариант Вовка Корень.

– Неплохо, даже здорово, – похвалил его Колчак, – так, наверное, и поступим, больше придумывать ничего не надо, а то сами запутаемся. После похода, провернём это дело. Жиги, всё равно сейчас нет. Он с отцом на Каму поехал за рыбой, приедет неизвестно когда, но к экзаменам точно будет дома.

На Вовку Корня Колчак всегда полагался, с этим парнем, можно было идти в любое пекло. Ради спортивного интереса они вместе с ним неоднократно по балконам добирались, до третьего и четвёртого этажей жилых домов и срезали вяленую рыбу и никогда не попадались при этом. А три года назад, вместе с ним заблудились в лесу, когда ходили за грибами и пролазили почти тридцать километров, пока не наткнулись на строение, где жили сборщики живицы. Они – то утром их и вывели на нужную тропу. И, сейчас он готов был взять огонь на себя, не ведая, чем может обернуться добровольная сдача пистолета

***

Экзамены закончилась, прошёл выпускной бал, но у школы суеты было больше чем в обычные школьные дни. Выпускники раздробились на две группы. Причиной тому была Лара, которая перед экзаменами сообщила, что после бала сразу же уедет работать в оздоровительный лагерь, где она уже числилась вожатой с начала лета. Она была опечалена, что не смогла на прощание объединить класс и идти в поход со всеми вместе, так как могла на всё лето остаться без работы. Но многие в классе уже знали, что одна походная группа была создана вместе с Надькой и Вовкой. Они собрались в поход на станцию «Площадка». Вторая группа поехала на озеро Светлое в другой район за двести километров от города. Первая группа через день после бала собрались все у школы, и пошли пешком за город к коммутаторной станции, откуда отправлялась леспромхозовская кукушка, так называли маленький паровоз, который ходил по узкоколейной дороге. Эта транспортная линия отживала свой век, так как рядом была проложена широкая асфальтированная дорога, по которой курсировали рейсовые автобусы. С рюкзаками, котелками и рыболовными снастями, они сели в узкий вагон, загородив своими пожитками проход. Бабки с корзинами и молочными бидонами, пробивались к сиденьям, спотыкаясь о рюкзаки, недовольно ворча себе под нос. Последним в вагон зашёл охотник с лайкой, бабки заорали на него, чтобы он с собакой вышел в тамбур. Он спорить не стал, без лишних разговоров удалился в тесный тамбур. В вагоне стояла сильная духота, Вовка с Коровиным вышли тоже в тамбур. Там дверь была открыта. От небольшой скорости паровоза освежающий ветер приятно обдувал маленькое сквозное помещение.

Собака, открыв пасть и высунув язык, прерывисто дышала, не обращая внимания на ребят.

– Умная собачка, – похвалил её Женька Коровин, но близко приблизиться к ней не решился.

– Умница, но укусить может, – подтянув поводок на себя, сказал охотник, – с ней, я хоть на медведя, хоть на утку хожу. Универсальная собачка. Выносливая и бесстрашная, с ней я чувствую себя всегда уверенней.

Но собака, не проявляя злости к Женьке. Она неожиданно подпрыгнула и, положив, лапы ему на грудь лизнула его в лицо.

– Хорошего человека сразу чувствует, – сказал он и натянул поводок на себя. – А вы в поход собрались, смотрю я, и куда же? – спросил он у ребят.

– На Площадку, к пруду, – ответил Вовка, зная, что Женька не сможет дать точный ответ, так как в тех местах никогда не был.

– Выходит, в соседях будем. У меня там шалаш стоит, когда на утку иду, он меня спасает. Шалаш обжитой, уже лет пять стоит. Заходите в гости? – пригласил он ребят.

– А найдём мы его? – спросил Колчак.

– Найдёте, он стоит между болотом и прудом, – ответил охотник.

– Если этот шалаш, то я его хорошо знаю, – сказал Колчак, – этот шалаш сверху глиной обмазан.

– Он самый, – подтвердил охотник слова Колчака.

Вовка там частенько коротал с мальчишками время, когда был на смене в лагере, но говорить об этом охотнику не стал. Пообещав ему, что обязательно придут к нему посмотреть, как он будет охотиться, пошли в вагон.

В вагоне полным ходом шла дискуссия между бабками и ребятами. Бабки стыдили, девчонок, что они остригли косы и натянули на себя штаны. Девчонки им доходчиво объясняли, что ничего зазорного в этом нет. Идёт эволюция в жизни и качественные изменения в разных областях, является закономерностью.

Бабок сложно было переубедить, они всю свою жизнь прожили в деревне и о городской жизни имели мизерное представление.

– Нам хоть революция, хоть эволюция, мы по учебникам мало учились. Мы с малых лет на фермах, да на полях работали, спину гнули от зари до заката, – наперебой орали старушки.

– Бабуля, – обратился Вовка к самой говорливой старушке, – я вам сейчас одним простым примером объясню, что такое эволюция. Вот приезжаете вы ко мне в гости в город и пойдете в туалет по нужде. Как вы будете справлять нужду?

– Бог с тобой сынок, это в уборную я пойду никак. Залезу наверх да справлю.

Вагон зашёлся от хохота. Бабки, не понимали, чем вызван смех учеников.

– Бабуль, – продолжал Вовка объяснять ей про эволюцию, – а если ты упадёшь сверху? – У меня дома унитаз узенький, как ручка у твоей корзины.

– Что – же ты, узкий его построил? – спросила бабка. – Я к тебе в гости не пойду, а пойду лучше к тому, у кого рундук обширный.

Под весёлый смех, ребята доехали до места назначения, а бабки продолжили путь дальше вглубь леса до станции Керженец, так и не поняв, что такое эволюция.

На полустанке учеников встречала их классный руководитель Лара Давидовна. В лагерь она приехала днём «раньше» на продуктовой машине.

Она обняла Надьку, сказала, чтобы ребята шли все выбирать место, где можно лучше раскинуть палатки, а затем пришли в склад лагеря за ними.

…Вовка, знал, где лучше облюбовать место для палаточного лагеря. Он повёл ребят за собой в чащу леса, по протоптанной тропинке, минуя болото и буреломы, предупредив всех, чтобы смотрели под ноги и нечаянно не наступили на хвост змее, хорошо зная, что в этих местах змей нет, но ужей клубками можно ловить.

Определившись с местом, они скинули с себя рюкзаки, оставив девчонок располагаться, а мальчишки пошли на склад, за палатками, где их ждала Лара и физкультурный работник лагеря. Взяв палатки и ключ от лодки, они к девчонкам вернулись на лодке. Девчонки копошились, возле костра, который не могли разжечь.

Когда ставили палатки, у Вовки внезапно прихватило живот, и он несколько раз бегал в кусты, привлекая внимание девчонок и мальчишек, ловя на себе их ехидные насмешливые взгляды.

«Хихикайте сегодня, а я завтра смеяться буду», – подумал Вовка.

После обеда, Коровин, Болотин и Фомин поехали на лодке ловить рыбу. Вовка не притронувшись к обеду, пошёл в лагерный лазарет, попросить у врача, таблетку от живота и встретиться, если повезёт с Ларой. Ему всегда хотелось возобновить с ней разговор, который, как ему казалось, они не закончили в голубятне.

Лес для таких разговоров самое лучшее место считал он.

– Но если у меня будет такое снайперское состояние, как сейчас, – никаких разговоров не может быть, – рассуждал он сам с собой, идя лесом.

Он вошёл на территорию лагеря, и прямым ходом никуда не сворачивая, направился в лазарет.

Там работала, знакомая ему врач Надежда Борисовна, которая Вовку тоже хорошо знала по прошлым годам проведёнными им в лагере. Он пожаловался ей на расстройство желудка. Она порылась в коробке, где лежали медикаменты, но ничего не найдя пошла в соседний кабинет.

…Вовка ради любопытства заглянул в коробку, перетянутая пачка резинкой в которой находилось несколько упаковок, под названием «Сенные» притянуло его внимание. Это было то, что нужно. Он незаметно положил пачку в карман и сел на стул, дожидаясь врача. Она пришла с горстью таблеток в руке, заставив все их выпить разом, не заметив пропажи в коробке. Вовка выпил медикаменты и ушёл в свой лагерь. Девчонки находились в палатке. Вовка, подошёл тихо к ней и по чьему – то выпяченному, через брезент заду слегка задел ногой. Раздался испуганный визг. Вовка, спрятался в кусты понаблюдать за остановкой. Из палатки никто не вышел. Он зашёл с другой стороны и проделал ту же процедуру. Крика на этот раз не было.

– Колчин, это ты балуешься? – спросила Надька, не выходя из палатки. – В ответ молчание.

Потом Вовка начал кидать по палатке еловыми шишками. Из палатки никто не выходил.

– Девчонки может, это наши рыбаки приплыли и балуются, давайте в окошечко посмотрим. Пруд хорошо из него видно, – сказала Надька девчонкам.

– Мальчишки в лодке сидят, – раздался уже тревожный возглас Таньки Абросимовой.

– Всё тогда ясно, это проделки Колчина, – определила Надька.

Вовка повернулся и пошёл к шалашу, в гости к охотнику.

Тот лежал на спине, подстелив под себя телогрейку. Собака сидела, рядом охраняя своего хозяина. Завидев Вовку, она с лаем кинулась к нему на встречу. Вовка, как вкопанный встал на месте. Охотник, приподнявшись на локти, посмотрел на гостя. Узнав его, он подозвал собаку к себе. Та, показав Вовке свой крючковатый хвост, возвратилась к хозяину.

– А это ты, ну, что обосновали, вижу пруд. Утром только на лодке не выезжайте, а то распугаете мне всех уток. Вечером я сегодня ещё постреляю, а завтра утром уеду домой. Иначе, вся дичь так протухнет, что и собака в пасть не возьмёт.

– А если ничего не подстрелите? – спросил Вовка.

– Такого не может быть, мы с моей Лайдой охотники не первогодки, уложим несколько серых.

– Волков? – не поняв о чём, идёт речь, переспросил Вовка.

– Нет, серыми я уток называю, они намного крупнее чирков. Вон видишь, кучка большая плавает – он показал на плавающих как голуби птиц, – это чирки, а серые раз в пять больше будут. Жалко их нет сейчас, а то бы я тебе показал.

– А чирков почему, не бьёте?

– Случается, что и их стреляю, но с ними не интересно. Один выстрел сделаешь, штук пять уложишь, я их обычно с близкого расстояния с пневматического пистолета стреляю. А сегодня может гуси или журавли присядут, – он погладил собаку. – Журавль осторожная и серьёзная птица. Его просто так не возьмёшь. Здесь много полян и они с полей часто прилетают сюда на ночлег. Вот я с утра и проверю эти поляны.

– А на медведя или на волков, вы ходите, – присаживаясь рядом с охотником, спросил Вовка.

– Случалось волков бил, а медведь зверь опасный. На него один не пойдёшь, порвёт сразу. Что в книгах пишут, будто мужик в старину ходил на медведя с рогатиной, это неправда. Я в это не верю. Не каждый охотник его и с ружьём возьмёт. Чтобы взять медведя, нужно идти как минимум вдвоём и иметь полный арсенал оружия. Хорошее ружьё, это ещё не всё. Желательно пистолет для надёжности иметь, он весомей охотничьего ножа будет для мишки. Но нам запрещено их иметь. Конечно, у многих они есть, кто сумел достать. Я бы не отказался от такой игрушки, но, где его достанешь. Только у бандитов или милиционеров, а к ним я обращаться не хочу.

Вовка замер от таких слов.

«Вот и клиент, кажется, нашёлся, – подумал Вовка, – но спешить пока не надо. Нужно посмотреть еще на него. С виду вроде нормальный и приятный мужчина».

Вовка поднялся с травы, отряхнул брюки, – ладно я пойду до наших ребят. Лодки нет, рыбы, наверное, наловили. Приходите вечером на уху?

– Рыбы здесь много, но один карась, я его не особо люблю, от него тиной воняет, а прийти, я приду, но со своей добычей, – пообещал охотник.

Вовка, пришёл, когда рыбная обработка шла полным ходом. Девчонки сразу набросились на него.

– Ты зачем нас пугал? – Мы одни остались, нам страшно было.

Вовка сделал недоуменный вид:

– Когда это я мог вас пугать и как интересно, если я в лагерь ходил к врачу, а потом у охотника был долго. Вот от него иду. Он на уху к нам заглянет вечером, может даже с дичью придёт.

– Странно, что – же это могло быть. Кто – то через палатку имел с нами контакт – сказала Таня Филатова.

– Половой? – спросил Колчак и рассмеялся.

– Ненормальный что – ли, – бросила ему Танька.

– Может зверушка, какая пробежала, а вы испугались, – успокоил их Вовка. – Лиса, а может волк. Если волк, то летом они на людей не нападают, потому что сытые, а лисы эти – твари бешеные, кидаются на всех без разбора. Если укусит, дуба можно дать, – вполне серьёзным голосом объяснял им Вовка, наблюдая за их реакцией.

– Ой, мамочки, я боюсь, бросив чистить рыбу и прижав к груди руки, усыпанные чешуёй, – простонала Галя Никитина.

– Врёт он всё. Вы, что не изучили его за школьные годы? – начала утешать Никитину Надька, – будешь девчонок пугать, назначим тебя на все три дня поваром, чтобы у тебя время было не так много на разные глупости.

– Согласен готовить, но посуду мыть не буду, – сказал Вовка.

– Свою посуду будет мыть каждый за себя, а ты завтра приступай к поварским обязанностям, я тебе помогу, – откликнулась на его скорое согласие Надька.

Вовка подошёл к костру и присел на лесину, подбросив под кипящий котёл несколько коряг.

«Зачем я поехал в поход? – подумал он, – наверное, из – за Лары, зная, что она рядом будет. А с этими туристами от скуки завянешь, без своих пацанов. Эти Костя и Славка, маменькины сыночки, странно, как их родители отпустили в лес. Они, как мелом на доске теоремы чиркать, да сосиски на переменах трескать, больше ничего не могут. Славка естественно телок, потому что болеет часто, но для него этот поход, равносильно тому, что меня одного послать на Джомолунгму. Он мне в классе изрядно надоел. Женька, тот ни чего парень, с ним есть о чём поговорить и друзей моих не отвергает в школе. Но всё равно парень пока мутный и любопытный. Много вопросов задаёт и хочет, чтобы ему на них отвечали. Надька, на него засматривается, специально меня подговорила, чтобы я заманил его в этот поход, на который он с радостью согласился. Галька Никитина, – тоже ничего, никогда жадной не была, скромница и интеллигентка. Танька Абросимова, – тише воды, ниже травы, но очень сильная троечница, и палец никогда не покидает её ноздрей. Всегда радуется, когда в журнале напротив её фамилии тройка стоит. Зачем с такими способностями нужно было школу оканчивать? Ей бы вязальщицей работать, чтобы обе руки были заняты, или парикмахером. Ирка Ломакина девчонка весёлая, за парнями со скоростью гепарда бегает. Замуж, точно рано выскочит или по рукам пойдёт. Люлька Максимова и Зинка Соловьёва это две пустышки и росомахи. Вырастут, будут, как наши дворовые бабки. Скучно, но веселье, я им устрою звонче Славкиного магнитофона. Женьку Коровина не надо бы, но как говорят за компанию, и жид удавился».

– Колчин, а здесь действительно волки водятся, – прервал его думы Фомин, никогда не называвший в классе ни кого по имени, считая, что во всём должна быть официальность, требуя, чтобы к нему обращались подобным образом.

– Наверное, – ответил Вовка, и вопросительно посмотрев на Славку, спросил:

– Фомин ты и дома родителей по фамилии называешь? Здесь же лес, тайга, болота кругом. Волков, здесь видимо, не видимо, и лешие с кикиморами обитают. Ночью обязательно услышишь, а ты официальный протокол соблюдаешь, – устрашающе проговорил Вовка.

– В доме мы все друг к другу на «Вы» обращаемся, а насчёт кикимор и леших, я полагаю, ты пошутил. Пора сказок у меня давно прошла, и тебе не мешало бы реальные вещи читать, – изрёк Фомин.

– Как тошно Фомин, иди рыбу чисти, и полагай. Не зли меня, ты думаешь, умные книги один читаешь, – отогнал его от себя Вовка.

– У тебя в обед понос, а в ужин золотуха. Лечиться надо Колчин, – сказал Фомин и обиженно отошёл от костра.

– Если бы, кто на улице, не из класса, посмел сказать такие слова мне, точно в глаз бы словил. А ты Фомин, со мной два года за одной партой сидел. Я привык к твоему убогому чванству. Ты человек не от мира сего. Поучи меня уму разуму в лесу, а я выводы завтра сделаю, – сказал Вовка.

– Ни какой я не чванливый, а воспитанный, – отходя от него, пробормотал Славка.

…Вечерело, в котёл запустили рыбу и все нужные для ухи специи. Запах разлапистых елей и ароматной ухи пьянил ребят, и они начали позёвывать.

Кроме Надьки и Вовки остальные ребята до этого в походы никогда не ходили. Для них всех процедура приготовления ухи являлось настоящим праздником. Командовала у котла Надька. Вовку она не тревожила, по причине его временно подорвавшего здоровья. Внезапно раздались сразу два выстрела.

От неожиданности все вздрогнули.

– Не бойтесь, это наш охотник уток бьёт, – успокоил всех Вовка, – к нам обещал заглянуть, так что уху всю не вздумайте приговорить, и костру не давайте потухнуть. Вечереет уже. Волки к огню, никогда не подойдут. Он бросил короткий взгляд на Фомина. Тот передёрнул своими, бесформенными плечами, так, как голова у него была почти шире плеч и, поперхнувшись, предложил:

– Ребята, а давайте ещё один костёр разожжём, или два. Дополнительный огонь я полагаю, нам помехой не будет.

Его идею все поддержали.

– Тогда идите в лес за дровами, если не боитесь, – нагонял на них страху Вовка, – а я не пойду уже темно. Мне одного костра хватит. А вы сейчас зажжёте ещё пару костров, то прощай уха. К нам на уху обязательно десант с неба свалится. Пожрут всю уху, девчонкам сделают функцию, а мальчикам пункцию, потом заставят парашюты скручивать, и после всех на фарш пустят.

– А ты тоже будешь скручивать парашют, – спросила наивная Никитина.

– А я убегу, так, как эти места знаю хорошо.

– Жди от него, скрутит он, – влезла в дискуссию Надька, – он как крот в землю залезет, или растворится как УПСА в воде. Не понимаю, почему его Колчаком зовут. Белогвардейский адмирал всё – таки героической личностью был. Даже находясь в эмиграции, он нашёл в себе силы отказать предателю Власову в пособничестве.

Одуванчик – самое приемлемое для него имя, – начала Надька посылать в Вовку словесные ядовитые стрелы. – Он только на улице отчаянный, а в классе примерным школьником был все года.

Вовка приподнялся с места, терпение его было на пределе. Он взял Надьку за руку и отвёл её за палатку. Сжав медленно, но сильно её запястье руки, он хотел ей выразить несколько слов, но не успел. Она нежно положила ему обе руки на плечи:

– Что ты мне хочешь сказать? – сменила свой колючий тон, на более ласковый разговор Надька, – явно кокетничая перед Вовкой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10