Владимир Козлов.

Достучаться до президента. Жалоба государственного значения – в прозе



скачать книгу бесплатно

© Владимир Козлов, 2017


ISBN 978-5-4485-2996-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Козлов Владимир родился в 1950 году в городе Горьком, автор трилогии «Горькое молоко» романы «Хвост фюрера» Родиться царём и других книг.

Медицина начинается с клятвы Гиппократа, – а управление социальной защиты населения обязано начинаться со справедливости!!!

В. Козлов.

Пока в государстве не изжито пьянство, наркомания, проституция – сиротам, неизбежно быть в нашем мире! И этих сирот государство причисляет к государственным детям. В этой книге я хочу показать, как некоторые педагоги и чиновники нерадиво, я бы даже сказал преступно – халатно относятся к частице государства. И как бы иные руководители не меняли вывески на фасадах детских домов, – сущность остаётся та – же. – Дом для сирот!

Возможно, кому то не по нраву придётся эта книга, так как в ней вскрыты порочные и не педагогические методы воспитания сирот.

2003 год

Это был 2003 год. Он пришёл, туда пытаясь, трудоустроится на полставки тренером. Он вошёл в новое длинное трёхэтажное здание. Это был главный корпус детского дома, но выглядел он пустым, так – как основная масса детей была на улице. Кто – то что – то красил, кто – то орудовал лопатами и граблями, а кто – то просто гулял. Тогда, его вахтёр направила к директору Владимиру Ивановичу Дьякову, но не в кабинет, а в летний павильон. Характерная особенность, которую позже не раз будет вспоминать Владимир Алексеевич, – это целый ряд разнообразной обуви стоявшей у входа. В этот раз вместе с детской обувью находились и плетёнки с обрезанными задниками, которые наверняка принадлежали взрослому человеку. Не смотря на большое количество кроватей летний павильон можно смело было назвать просторным строением. Ничего лишнего внутри не было – уголок для настольных игр, шкаф с книгами и большой телевизор – вот и вся атрибутика, летнего помещения. Посередине центральной комнаты суетились дети около грузного мужчины, который из красного кирпича выкладывал камин. Увидав постороннего человека на территории детского дома, мужчина, отложил работу. Он вымыл руки в ведре и, обтёр их полотенцем не первой свежести. Прихрамывая и опираясь на трость, он подошёл к незнакомцу, протягивая ему руку для приветствия:

– Здравствуйте! – учтиво сказал он, – вы ко мне?

– Если вы директор, то к вам, – ответил на рукопожатие незнакомец.

– Да я директор Владимир Иванович Дьяков, – представился он, – с кем имею честь разговаривать?

– А я Владимир Алексеевич Ковров, – ответил гость. – Имею некоторые спецификации по спорту, в частности по настольному теннису. И у меня есть желание реализовать свои умения и возможности во благо сирот.

Они вышли из душного помещения на улицу.

Директор сунул свои ноги в плетёнки и, отойдя немного от дверей, сказал:

– Приходится и каменщиком работать. Летом мы в спальных комнатах головного сооружения делаем косметический ремонт, детей сюда переводим. Да и жарко там сейчас спать, – кивнул он головой на главный корпус. – А то, что вы тренер, это замечательно! – заулыбался директор. – Нам такие люди вскоре понадобятся, – и он показал рукой на строящийся впритык с детским домом большой спортивный зал.

– Это спортзал? – понял по архитектуре Владимир Алексеевич.

– Он самый, – подтвердил догадку гостя директор. – Немного денег не хватает на завершение строительства. Как только сдадим его в эксплуатацию, так милости прошу? Нам такие люди нужны! А сейчас, – увы? – Хотите, могу вам предложить должность моего заместителя по хозяйственной части. Сразу скажу, работы много будет. Мне одному инвалиду тяжело будет совладать с этим. – Он описал в воздухе рукой большой круг: – А планы у меня грандиозные!

– Спасибо конечно за доверие, но я, пожалуй, уже не справлюсь с такой работой, – отказался Владимир Алексеевич. – В своё время я много курировал и сдал в эксплуатацию спортивных сооружений, которыми позже и руководил. А сейчас возраст не тот, да и отвык я руководить. Амбиций прежних нет. А вот тренировать можно в любом возрасте. У меня один знакомый тренер по настольному теннису в Нижнем Тагиле в девяносто два года оставил работу. И не смотря на преклонный возраст, работал результативно.

– Согласен с вами, – сказал директор, – настольный теннис хороший вид спорта, живой и, что в нём ценное, он разнополый. Что для нашего детского дома существенно, важно! Так что имейте в виду на будущее. Для вас наши двери, всегда будут открыты!

Они не успели на прощание пожать друг другу руки, как дети директора срочно позвали в павильон.

…Владимир Алексеевич осмотрелся в поисках тропинки, по которой пришёл к павильону и не найдя её, по густой траве пустыря вышел на тропу, имевшую функцию компаса, так – как она имела ответвления на четыре стороны. Он был в восторге от масштабов территории детского дома, но вот ухоженности здесь пока не наблюдалось. Только лишь в одном месте, где около детских песочниц были установлены скамейки, где весело выглядывали красные головки тюльпанов, – определяло, что это не заброшенный пустырь, а зона отдыха детей и сотрудников детского дома.

– Да! – многозначительно протянул Ковров в пустоту. – Чтобы преобразовать эту территорию в прекрасный парк, тут не только деньги нужны, а ещё людей с крепкими рычагами в администрации города. И главное необходимо любить чужих детей, не меньше, чем своих! Только тогда все планы воплотятся!

Прошли годы, и о существовании детского дома Ковров забыл, так – как был избран председателем региональной федерации настольного тенниса. Работы тогда было много, в основном она была направлена не только на созидание и организации новых спортивных мест и секций, а на сохранение старых площадей, надёжных кадров, которые воспитали Чемпионов мира, Европы, Чемпионов ЦФО. Всё это нажитое и пережитое в то время пытались забрать всесильные лица вместе с детским спортом. И надо сказать это у них получилось.

2011 год

Ему совершенно случайно напомнила тренер по волейболу Шабанова Людмила Ивановна – большая юмористка, воспитывающая одна дочь. Она сообщила Владимиру Алексеевичу, что его хотят видеть в детском доме. Тогда её дочка занималась у него в секции и на данный момент считалась одной из сильнейших спортсменок города. Людмила Ивановна в радужных красках обрисовала ему все условия работы, в конце посулив, что он, находясь там, будет себя чувствовать, как в самом престижном санатории. И он верил ей, так – как к этому времени много стекалось лестных слов о детском доме. В газетах и на телевидении постоянно упоминались достижения детей из детского дома по разным направлениям.

Владимир Алексеевич шёл по извилистому тротуару, ведущему в райский уголок. Этим уголком в городе называли детский дом. Он шёл мимо больших садов, где справа цвели, как японская сакура абрикосы. Сад был огромный и был огорожен по периметру металлическим мощным забором. Слева находился другой сад. Там цвела вишня, черешня – площади этой территории были не меньше фруктового сада. В конце вишневого сада он увидал вольеру, из – за которой на него смотрели два страуса. Один из страусов протянул к нему свою голову. Он отпрянул от него и упёрся в кованную большую дверь. Это оказался центральный вход во владение детского дома. Открыв эту дверь, он очутился в тоннеле из сплетённых лоз винограда. Пройдя по затемненному тоннелю метров сорок, и выйдя на свет, он обернулся. Его глазам предстал огромный разноцветное большое покрывало, где вместе с плодовыми деревьями цвела черёмуха, миниатюрные и парковые розы. В его сознание не укладывалось, что всю эту красоту мог сделать мужичок с тросточкой. Он молниеносно проникся к нему симпатией, и у него внезапно разогрелось любопытство. Хотелось посмотреть, как выглядел тот павильон, в котором он познакомился с директором. Он шёл по памяти. Пройдя Г – образный путь по тротуарной плитке, очутился возле большого изгибного бассейна наполненного водой, в котором на данный момент плавали два спасательных круга. Павильон стоял у него за спиной. Он был снаружи облагорожен, но обуви около дверей не было, что объясняло – «павильон закрыт на замок». Он осмотрелся ещё раз, и ему в этот миг показалась, что находится в плену у природы, где кроме него нет ни одной души. Он оцепенел от такой красоты, пока не услышал своего имени.

Это была Людмила Ивановна. Она встречала его не на улице, а холле второго этажа. Почувствовав, что он забрёл, не туда выскочила ему навстречу:

– Владимир Алексеевич, ты где? – несколько раз прокричала она.

– Здесь я, – ответил он ей, – не могу налюбоваться здешней красотой.

– Некогда сейчас любоваться, – торопила она его, – это не самое лучшее место. Потом сам убедишься. Нас директор ждёт, – пошли.

Она его взяла за руку и потащила за собой. Он не сопротивлялся, но продолжал любоваться порядком и обустройством территории детского дома. Около парадного входа была разбита рабатка с цветами со скульптурой писающего мальчика и бассейном где плавали две огромные большие черепахи.

– Ничего себе! – присвистнул Ковров, – вот это гербарий! Ну, ваш директор дал. Да ему орден надо за это дать!

– Он всё имеет! – гордо объявила Людмила Ивановна, – и ордена, и научную степень и звание Заслуженного педагога России!

Они оба разулись и по коврам прошли на второй этаж. Кругом сияло чистотой. В глубине коридора две технических сотрудницы чистили ковры пылесосами, а другие две сотрудницы поливали цветы, стоявшие на полу всего детского дома. Они зашли в просторный и светлый кабинет, где стоял большой стол с компьютером, а сзади кресла стеллажи с книгами.

Директор встретил его не сидя в кресле, а встал из – за стола и крепко пожал ему руку. В этом рукопожатии Ковров прочитал радушие и успокоенность:

– Ждал Вас намного раньше, – сказал он, – потом с делами в забытьё ушёл. А тут с Людмилой Ивановной разговорились, и к счастью оказалось она вас знает, и представила мне вас всего через компьютер. Думаю, если вы здесь появились, значит, готовы приступить к работе? Правильно я мыслю? – спросил он, после чего предложил ему присесть на стул.

– Совершенно верно, – садясь на стул, ответил Ковров. – Почему бы не поработать с новыми детьми в хорошей обстановке. В городе настольный теннис приходит в упадок, а мы в детском доме будем его возрождать.

– Тогда мы балясы не будем разводить, – пишите заявление, а завтра милости прошу на работу. Людмила Ивановна, вас сейчас отведёт к моему заму, и вы оставите у неё заявление. И завтра же мне подготовьте список, что вам требуется для продуктивной работы. А сейчас мне некогда еду к спонсорам. К ним опаздывать нельзя, могут в вину мне поставить как не уважение.

Ковров тут – же написал заявление, которое завизировал директор. После чего он пошёл оформляться к секретарю.

На следующий день он должен был выходить на работу.

Первый рабочий день

Ковров, пришёл на работу к четырнадцати часам. При входе в «стеклянном аквариуме» была гора обуви, как детской, так и взрослой. Он тоже разулся и прошёл на второй этаж, где ему открыли бассейн с двумя пустующими ваннами, в которых стояли теннисные столы. Глашатаем в этот день была Людмила Ивановна. Она бегала по этажам, собирая всех детей в бассейн.. Собралось порядка шестидесяти человек воспитанников разных возрастов. Более, младших привели с собой воспитатели. Все дети расселись на гимнастических скамейках и театральных креслах. Кому места не хватило, расположились на окнах. Дело оставалось за дочкой Людмилы Ивановны Яной, с которой он должен был показать мастер – класс, но она задерживалась в школе.

Ковров в ожидании девочки, скромно стоял в ванной бассейна, облокотившись на теннисный стол. Он уже размышлял с чего начать показывать все прелести настольного тенниса, если не явится Яна.

Людмила Ивановна посмотрела на часы и решила взять инициативу в свои руки:

– Внимание дети! – крикнула она, и захлопала в ладоши, пытаясь заглушить детский шум.

Как ни странно, но это ей удалось. И она продолжила, да не так как надо. А выдала такую чудотворную речь, что Ковров от стыда готов сквозь землю провалиться. Она, взобралась на пьедестал почёта, как Ленин на броневик и понесла пороть несусветную чушь, напоминающую речь Остапа Бендера, когда он выступал перед любителями шахмат на берегах реки Суры:

– Уважаемые детки! – наконец – то мы вместе с вами дождались лучшего тренера в мире по настольному теннису – это Ковров Владимир Алексеевич. Он воспитал целую плеяду Чемпионов мира, Европы, Олимпийских игр. Он работал со сборными Китая и Кореи, где был государственным тренером. Сейчас он на пенсии, но дал добро на работу с вами. Так, что прошу почитать его и уважать. Самых способных ребят он будет вывозить за рубеж в разные страны мира. К Владимиру Алексеевичу до сих пор на спарринг игры приезжают спортсмены из Германии и других стран. Это ещё раз доказывает, что мы получили себе в штат профессора настольного тенниса, который будет вас готовить к Олимпу, а может даже выше! (Она знала, что каждый год из Германии приезжал на малую родину Коля Палыч, с которым Ковров встречался за теннисным столом во Дворце спорта «Аркада» Вот Людмила Ивановна и решила эту встречу сделать, значимой.)

У Владимира Алексеевича спазм перехватил горло. Он не знал, что ему делать, то ли смеяться, то ли возражать ей. Как выяснилось ни того ни другого он сделать не мог. Он в это время находился, словно в ступоре. И когда он увидал в створе дверей Яну, облегчённо вздохнул, надеясь, что Людмила Ивановна закончит своё выступление. Но она незамедлительно без паузы перешла уже к яркому воззванию:

– Так что детки, я вас всех призываю заниматься этим полезным, долговечным, нестареющим видом спорта, где развиваются все мышцы. С сегодняшнего дня вооружаемся ракетками и мячами и вперёд! Через полгода мы покажем всему городу и области, что сильнее команды нашего Дома детства нет!

Она выбросила вперёд кулак и выкрикнула:

– Но пасаран! – после чего сошла с пьедестала.

В ответ ей дети захлопали, а воспитатели загадочно улыбались. Ковров, немного отошёл от ступора и чтобы не рассмеяться обхватил левой рукой свою челюсть. Подойдя к оратору, он кивком головы, показал на пришедшую Яну.

Она повернула голову и, встретившись взглядом с дочкой, тут – же, как кенгуру взметнулась на пьедестал и вновь обратилась к детям:

– А сейчас вы увидите изумительный кусочек искусства. Вам будет показан великолепный мастер – класс по настольному теннису. После которого вы обязательно влюбитесь в этот вид спорта. И будете стремиться попасть в сборную России или защищать честь профессиональных клубов европейских лиг.

…Мастер класс, к счастью удался. Яна выполняла удачно все элементы за столом. Накаты справа направо, слева налево, восьмёрка и подрезка ей удались. Дети с восхищением смотрели на девочку, которая училась с ними в одной школе и которую на переменах они каждый день дергали за косички.

Она была довольна собой и поняла, что детдомовцы после этой игры не будут её дёргать за косы, а будут просить

поиграть с ней на тренировках в настольный теннис. И она была права.

Педагог от бога

После мастер – класса Ковров пожурил Людмилу за её фантазёрский экспромт. А вот что она собрала большую массу детей и обеспечила явку дочери, похвалил.

Она показала ему тренерскую комнату, которая находилась рядом с её комнатой и, вручив ключ, сказала:

– Пока будем, с тобой ютится, в бассейне. Ты и работать будешь здесь, а моё рабочее место в спортивном зале. Всё – таки волейбол, это не настольный теннис. У нас и мяч больше и сетка как невод.

– Спортзал, здесь хороший? – спросил он.

– Увидишь сейчас, если пойдёшь со мной, – сказала она. – Там и тренажёры на балконе силовые стоят, только никто не занимается на них. Дети все больные и у них страсть только одна здесь, – наесться до – отвалу. Хотя кормят здесь не плохо. Бывает, мне на тренировку принесут целую тарелку либо котлет, либо сырников. А яйцами так и вовсе закидали меня.

– Ну вот, а ты говоришь, что у них страсть одна наесться до – отвалу? – подковырнул её Ковров.

– Я же тебе не про столовскую пищу говорю, а про деликатесную. Им хочется всяческих разносолов, которые я сама только по праздникам ем. Дорогие колбаски, икорка, да разные копчёности – то, что им снится во сне. Вот они и ищут сами себе через интернет спонсоров, которым назначают встречи в кафушках да пиццериях. А после таких знакомств ходят в гости к спонсорам. Как правило, эти дружбы не долговечны. Спонсоры быстро понимают, что этим сиротам нужны только деньги и сладкие харчи. Всё остальное им по барабану.

…Её дочка Яна в это время копалась в своём ранце, краем уха прислушиваясь к разговору взрослых

– Ничего не по барабану, – подала голос Яна, – они почти все мечтают, чтобы их взяли в семью. Но приёмных родителей себе сами выбирают. Если семья будет даже со средним достатком, они в неё не пойдут. Я хорошо знаю их нравы. Они прилюдно делятся своими несбыточными мечтами. Мы в школе их уже всех изучили.

….Их беседу прервал директор. В одних носках, в модном галстуке с тростью в руке он, переваливаясь, зашёл в бассейн. Его лоб был покрыт обильными каплями пота:

– Ну как дебют сегодня состоялся? – спросил он у Владимира Алексеевича. – Трудностей надеюсь, не было?

– Да спасибо, всё прошло на пять с плюсом, – ответил Ковров, – народу было много и это радует! Записалось сорок человек. И я заметил, что у них у всех глаза горели. Отталкивали друг друга, чтобы записаться.

Директор свёл брови к переносице, затем достав носовой платок из верхнего кармана сорочки, вытер лоб от пота. После чего вернув платок на старое место, грустно произнёс:

– В нашем детском доме выработалась не совсем хорошая тенденция. На всё новое дети набрасываются с охотой. Но через день, два, – это новое становится старым. И желание естественно тухнет заниматься этим видом спорта. Каких тренеров им только не приводили и боксёров и борцов и футболистов и много других тренеров. Сегодня нет никого. …Тренера поняли, что с этими детьми каши не сваришь. А вот настольный теннис – это вещь! Я был на семинаре в одном из детских домов Московской области. Какой там у них хороший настольный теннис. Детей за уши не оттянешь от теннисных столов. Я тогда подумал: «а ведь дети сироты везде одинаковые, чем наши хуже?» И сразу вспомнил про вас. В компьютере нашёл вас, а тут оказалось, что дочка Людмилы Ивановны у вас целый год занимается. В оперативном порядке и вышел на вас. Думаю, у вас дело пойдёт. Я в вас верю!

– Я за свою жизнь не встречал ещё людей, которым этот вид спорта был не по нраву, – сказал Ковров, – вначале новичкам хочется ударить любым способом по скачущему мячу, а вскоре они уже стараются положить мяч точно на сторону противника и это магически завлекает – особенно детей.

– Как мне хочется их вовлечь в серьёзный спорт, – оптимистически произнёс директор. – Хочется, чтобы они заявили о себе и разъезжали везде по соревнованиям.

– Шесть месяцев мне нужно и мы вначале обыграем город, – пообещал Владимир Алексеевич, – а потом будем наступать на область.

Директор расплылся в улыбке, пожелал ему успехов в работе. Перед уходом он пообещал в ближайшем будущем освободить большое помещение для стационарного зала настольного тенниса. Одновременно Владимир Иванович дал задание Людмиле Ивановне, чтобы она нового сотрудника ознакомила с детским домом и его прилегающей, к нему территорией.

– На третий этаж не пойдём, – сразу заявила она, – это спальный сектор. – Я тебе покажу все кружки, какие у нас есть, покажу живой уголок и конечно стадион со спортзалом.

….Они только вышли из бассейна Ковров уже понял, что попал в какой – то оживлённый небольшой городок, где правят бал дети. В актовом зале пел хор, в зале хореографии в народных костюмах танцевали пары. Людмила Ивановна не давала ему насладиться искусством детей. Взяв его бесцеремонно, за локоть, уводила к другим дверям коридора. Когда они вышли из актового зала, – она сказала. – К концерту готовятся. Первое июня скоро. День защиты детей. Вот они и разливаются на все голоса. Сам должен понимать, на концерт спонсоры прибудут. Значит, будут подарки, а так бы, за бесплатно, их не заставишь ни плясать, ни петь.

Когда они вышли из актового зала, она показала ему в большом холле живой уголок, где какой только живности не было, от экзотических лягушек и рыбок до попугаев всех видов. По сути дела это был маленький зоопарк. Всё что он увидел на втором этаже, впечатляло. Дальше они прошли по ковровым дорожкам длинного коридора и по лестнице спустились в спортивный зал. Он был оборудован всем, что должен иметь каждый спортивный школьный зал. Баскетбольные пластиковые щиты, волейбольные стойки, гандбольные ворота. В инвентарной комнате стояли кони, брусья и сложенные до потолка маты. Отдельные раздевалки с туалетами и душевыми блестели свежестью и чистотой. Всё это говорило, что в помещении делается ежедневная влажная уборка. На этом они закончили экскурсию. Оставив дальнейшее знакомство с детским домом на потом. Ковров возвращаясь с работы, домой понял, что Дьяков Владимир Иванович педагог от бога и все ордена и медали, которыми его наградили, он носит заслуженно!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное