Владимир Коляда.

Аз есмь. Поля Гермеса



скачать книгу бесплатно

Итак, всякая деятельность (работа) имеет свою энергетическую цену. Следовательно, с точки зрения Логоса, стоимость и цена любого живого объекта равна количеству энергии необходимого для его возникновения и поддержания его существования. При этом в структуре энергетической стоимости можно выделить части, связанные с химическим преобразованием окружающих элементов в живые структуры организма, физической работой против окружающей среды и часть, связанную с управлением этим процессом, т. е. «стоимость» связанную с передачей управляющих сигналов внутри живой системы. В растении это энергозатраты на химический синтез регулирующих жизненный цикл растения гормонов и энергетическая стоимость транспортировки гормонов адресату – органу исполнения сигнала или даже на передачу сигнала другому растению. По этим же трем направлениям тратит энергию и животное.

Итак, главные затраты организма:

1 Работа против внешней среды (преодоление сопротивления среды).

2 Работа по преобразованию внешнего вещества (для животных пищи) в структуры собственного организма.

3 Работа системы управления и коммуникации.

Конечно никакая работа не может быть произведена мгновенно, поэтому следует говорить и о энергии процесса, приходящейся на единицу времени, то есть о мощности, которая в свою очередь имеет некие границы, диктуемые самой возможностью существования живого. Прежде всего это ограничения по температуре и давлению. При нулевом давлении внешней среды (или слишком низком) прочности мембран клеток не хватит, чтобы удерживать внутренне содержимое. Очевидно, никакие белки (основной компонент живого) не могут существовать при высоких температурах, а при слишком низких прекращается всякая химическая и каталитическая активность. Следовательно, жизнь не может использовать слишком высокие термодинамические перепады. Например, растения используют кванты видимого света, но жесткое гамма излучение для них смертельно. Поэтому продуктивность живого (биосферы в целом) на нашей планете ограничена не только территориально (местом где для жизни есть комфортная среда), но и температурными и иными факторами.

Итак, исходя из сказанного выше – в качестве универсальной, объективной меры стоимости, должны выступать единицы энергии, необходимой для возникновения и существования любых феноменов нашего мира, включая живые системы.

Например, 1 грамм растительной биомассы эквивалентен 42 кДж Солнечной энергии, поглощённой растением в процессе фотосинтеза. А 100 грамм белого, рафинированного сахара-песка, эквивалентны 387 ккал (или 1620 кДж), энергии, доступной человеку для извлечения путём пищеварения и обмена веществ в организме. Предельной же энергетической стоимостью любого материального объекта является энергия, подсчитываемая по формуле Эйнштейна: Е = mc 2, то есть это энергетическая «цена Бога», показывающая каких затрат стоила материализация данного объекта из небытия.

Почему же к деятельности человека в настоящее время не применяется такой научно-обоснованный, объективный подход? Все дело в антропоцентризме, в возвеличивании человеком самого себя выше биосферы и Бога.

Обыватель обычно уверен, что человек – нечто абсолютно особое. Он занимается не какой-то просто физической или интеллектуальной «работой», а выполняет ТРУД подлежащий специальному вознаграждению. Что же, рассмотрим, что это такое – труд.

Согласно современному определению: Труд – целесообразная, сознательная деятельность человека, направленная на удовлетворение потребностей индивида и общества. В процессе этой деятельности человек при помощи орудий труда осваивает, изменяет и приспосабливает к своим целям предметы природы, использует механические, физические и химические свойства предметов и явлений природы и заставляет их взаимно влиять друг на друга для достижения заранее намеченной цели.

Таким образом, труд в классическом определении, отличается от просто работы по изменению предметов природы с использованием физических и химических свойств объектов и явлений природы, только разумной с человеческой точки зрения целенаправленностью. И что видим? Цель задаёт сам человек.

Можно ли назвать «трудом» деятельность других живых организмов? Конечно, можно и нужно, как бы ни был уверен в обратном обыватель. Просто он привычно не «видит» другой целенаправленности работы прочих живых организмов, кроме инстинктивной, заложенной генетически, а потому как труд эта работа не воспринимается. А между тем, целенаправленность есть. Эта целенаправленность задаётся биосферой, в которую включены все без исключения живые организмы (и человек в том числе). Экологическая ниша, формируемая биосферой для биологического вида (точнее, её региональной экосистемой – биомом или местной экосистемой – биогеоценозом), не только обеспечивает параметры среды, поддерживающие жизнедеятельность организма, но и определяет «профессию» данного вида в экосистеме, требующую выполнения организмом в течение жизни определённых функций и совершения им определённой работы. То есть, биосфера предписывает для каждого биологического вида правила, выполнять которые должен каждый организм, принадлежащий к этому биологическому виду и значит биосфера задает цель его деятельности. При этом биосфера – авторегулирующаяся, самоподдерживающаяся система, источник энергии которой – Солнце.

Учёный Э. Лекявичус назвал свод правил, постоянно транслируемых биосферой каждому живому организму «информационным каналом координации». И выполнять установленные для него правила координации в биосфере должны все. В биосфере не может быть биологических видов «бездельников» – получающих необходимые для своей жизнедеятельности ресурсы просто так, без выполнения возложенных на них функций, а также не может быть биологических видов «грабителей» – изымающих дополнительные ресурсы из биосферы сверх установленных для его экологической ниши. Если такие виды появляются, то рано или поздно, они устраняются биосферой, регулирующей видообразование. Биосфера оперирует колоссальным объемом информации. Каждый вид в ней имеет свои сенсорные и интерпретирующие возможности и чем сложнее и разнообразнее биосфера, тем выше вероятность того, что будут возникать виды, стремящиеся приобрести максимальные возможности по интерпретации окружающей среды в некие модели, цель которых – выживание вида. То есть чем сложнее (условно говоря, интеллектуальнее) биосфера, тем вероятнее появление видов с большим объемом мозга и тем выше вероятность появления разума.

Однако человек благодаря мощи проснувшегося в нем разума (все еще находящегося на службе инстинктов), превратился в настоящего «грабителя» Природы. Целеполагание человека и его забота о собственном выживании и развитии вида «Хомо Сапиенс» идут вразрез с требованиями координации биосферы и мотиваций высшего Логоса. Несомненно, такая ситуация не будет длится вечно. Впрочем, у такого поведения человечества есть свой специфический «заказчик и потребитель», и это вовсе не биосфера, но об этом позже.

Итак, «труд» любого живого организма это, собственно, и есть его «жизнь», и ни один биологический вид до человека не смог нарушить требования координации биосферы. И эта «жизнь-труд» зачастую просто поражает воображение. Так, дождевые черви пропускают через свой пищеварительный тракт за 100 лет весь почвенный покров суши умеренных широт толщиной 0,5 м, а моллюски-фильтраторы Большого Барьерного Рифа в Австралии пропускают через себя весь объем Тихого океана за 5 лет. В этих примерах речь идёт о работе живых организмов по биогенной мобилизации химического вещества в биосфере, т. е. об их труде – деятельности, направленной на цель, заданную Логосом биосферы.

С точки зрения энергетического и материального баланса, разницы в работе человека и прочих организмов не существует. Поэтому будет гораздо логичнее и объективнее оценивать труд человека энергетической мерой стоимости. Человек, как было показано выше, отличается лишь тем, что сам ставит себе цели (формулируя их в виде цепочек более-менее четких абстрактных смыслов) и тем самым может на какое-то время «приглушить» или исказить своим целеполаганием канал глобальной координации биосферы, накапливая негативные последствия, отложенные в будущее.

1.4. Творчество – истоки

Человек лишь тогда человек вполне, когда он играет.

Фридрих Шиллер

Жизнь немыслима без источников энергии и необходимых строительных материалов (совокупности химических элементов и их соединений), и получение всего этого невозможно без обмена сигналами и обработки информации в живой системе. Конечно, живая клетка может просто ждать благоприятного стечения обстоятельств, полностью прекращая всякую жизнедеятельность до той поры, пока не поступит пробуждающий к активной деятельности сигнал. Это древнейшая примитивнейшая стратегия выживания, доставшаяся современной жизни от первых клеток, плавающих по воле судеб в водных растворах первичных океанов Земли, а может быть еще от клеток-предков, дрейфовавших по просторам Вселенной в метеоритах и кометах. Однако такая стратегия не оптимальна, активный поиск энергии и необходимых веществ повышают шансы на выживание и размножение. Наверняка примитивнейшие (детекторы-сенсоры) реснички, усики и жгутики одноклеточных организмов трансформировались в простенькие движители, помогающие клеткам перемещаться в водной среде, тем самым совместив функции сенсора и двигателя, а позже некоторые клетки избавили свои движители от сенсорной функции. Исходя из базовой мотивации самосохранения, жизнь отдает предпочтение активному поиску энергии и веществ, пусть даже примитивнейшим способом проб и ошибок, даже без сохранения результатов прошлых проб в резервуарах памяти. Главное, чтобы эти попытки не вели к слишком быстрому истощению энергоресурсов единичной жизни. Если энергоресурсы клетки дошли до опасно низкого уровня, клеточная жизнь возвращается к еще более примитивной и древней стратегии самосохранения – к замиранию до лучших времен. Известно, что голодающий человек начинает замерзать даже при оптимальной для обычных обстоятельств температуре. Это и есть реакция организма человека по типу древнейшей стратегии, организм начинает экономить энергию.

Вообще такое сочетание стратегий (активный поиск – экономичное замирание) характерно для множества видов живого, от одноклеточных амеб, до медведя гризли, впадающего в спячку на зимний период.

Но приглядимся пристальнее, что означают – постоянные пробы на примитивнейшем клеточном уровне? Да ведь это и есть примитивнейшее творчество!

Итак, творчество неотъемлемое и целесообразное свойство живого, заданное высшим Логосом на базе стимула жизни к самосохранению.

1.5. Природа мотиваций

«И сказал Господь: выйди и стань на горе пред лицем Господним, и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь».

Третья книга Царств, Глава 19

Мотивации (как побуждение к действию) в обыденном понимании принято относить к психической деятельности исключительно человека, как будто никакие иные существа в принципе не способны ни к какой вообще психической деятельности. Исходить из такого понимания этого термина было бы неприемлемо узко и слишком антропоцентрично, увы, объективность страдает. Дело в том, что побуждением к какому-либо действию всегда и всенепременно обладает вообще любой объект нашего мира как на макроуровне, так и на микроуровне независимо от того, можно ли считать этот объект наделенным какой-либо психикой или нет. Можно сказать, что мотивацией к действию обладает вся наша Вселенная с самого начального момента её существования. Мотивация вообще является неотъемлемым качеством (свойством, функцией) от наличной энергии, разницы потенциалов и сложности. Рассмотрим эту не слишком очевидную идею подробнее. Итак, для того, чтобы что – то вообще происходило нужно, чтобы:

1. Существовало хоть что-то (нечто), то есть существовал хотя бы один объект.

2. Нужно чтобы этот объект имел либо внешние границы, либо был внутренне структурирован, то есть внутренне неоднороден.

3. Нужно чтобы на границе объекта наблюдалась некая разность потенциалов, позволяющая границе двигаться или изменяться каким бы то ни было способом, либо элементы замкнутого объекта обладали разностью потенциалов относительно друг друга, что позволяло бы им участвовать в относительном движении.

Только при соблюдении этих условий (исходя из здравого смысла и из закона сохранения энергии) возможна какая-то эволюция объекта, внутренняя или внешняя, или та и другая.

Теперь мы обратимся к некоторым знаниям из школьного курса математики и создадим на его основе простейшую абстрактную модель бытия. Если говорить на языке математики, то для наличия событийности в природе нужно чтобы существовало некое множество элементов (в математическом понимании термина), элементами которого будет как минимум пространство (интерпретируемое как вмещающая всё сущность – объект по имени «пространство») и сам объект, находящийся в этом пространстве. Причем если некий объект замкнут (этакая вещь в себе или, как вариант, замкнутая римановская вселенная по Эйнштейну), а мы по факту находимся внутри этого замкнутого объекта, то и в этом случае тоже ничего принципиально не меняется, ибо пространством становится наблюдаемая нами изнутри Вселенная, а ее элементы объектами пространства Вселенной.

Итак, пространство и объект или объекты могут быть интерпретированы как элементы как минимум двух множеств, причем пространство можно интерпретировать как множество, включающее в себя другое множество – множество объектов. На этом уровне абстракции нам уже не столь важно замкнута наша уникальная и одинокая Вселенная или вселенных в неком гиперпространстве множество, важно то, что теперь имеется хороший инструмент для качественного анализа – теория множеств. Астрономические наблюдения (в интерпретации специалистов по космогонии) говорят нам, что в первые секунды своего существования наша Вселенная была довольно простым объектом (очень плотным облаком плазмы), но эволюционировал этот объект необычайно стремительно, так утверждает ныне общепринятая «теория инфляции». Сейчас Вселенная эволюционирует намного медленнее, но относительно своего первоначального состояния она намного более сложна и многообразна. Теперь она располагает не только множествами из первоначальных элементов (вроде кварков или позже атомарного водорода), но и множествами другого типа, вроде космической пыли, черных дыр, галактик, звезд, планет, живых объектов – известной нам белковой жизни. Некоторые объекты обладают необычайно высокой концентрацией энергии относительно общего объема Вселенной. Например, ядра атомов или ядра юных звезд. И эти объекты способны к очень мощному действию, которое и производят, иначе говоря, обладают эксергией. Мы можем говорить, что сами законы природы выступают всеобщими мотиваторами к действиям. Вообще говоря, такое единство в многообразии ощущали еще древние, например, согласно мифам древнего Шумера, боги наказали за проступок определенный вид прочного камня стремлением к расщеплению, и имя этого ставшего полезным человеку, камня: «кремень». Кремень был для шумеров не только множеством отдельных объектов-камней, но и обобщенной и в то же время единой личностной сущностью (в наших терминах – единым качественным множеством), которую боги могли трансформировать как целое, придав этому целому качество расщепляться.

Следует заметить, что чем проще и компактнее объект, тем большую относительную энергию он сосредотачивает. Например, звезда устроена проще планеты, а черная дыра явно проще звезды. Ядерный взрыв возможен при слиянии дробных частей заряда в компактную (и более простую геометрически) критическую массу. Или другой пример: блоха может прыгнуть на высоту, многократно превышающую ее собственные размеры. Такой прыжок недоступен даже тигру, ну а слону или, тем более, древнему сейсмозавру о прыжке вообще невозможно и мечтать. Т. е., в целом увеличивающаяся сложность, во всеобщем масштабе ведет к удельному обеднению энергией, говоря условно, на единицу объема объекта. Следует констатировать, что природа (в том числе и живая), движимая эксергией Вселенной как целого, стремится к увеличению множеств и их многообразию, даже к явной избыточности, что хорошо видно на примере разнообразия родового дерева жизни на нашей планете, включающего тупиковые ветви, вроде всех мастей трилобитов, упомянутых сейсмозавров и прочих исчезнувших видов, не давших явного потомства в других видах животных. Впрочем, космическое многообразие тоже весьма велико, например разнообразие планет, обращающихся у других звезд.

Опираясь на эти наблюдаемые факты, на изложенные выше соображения и на обозначенную нами ранее теорию качественных множеств, мы можем сделать кое-какие простые выводы.

Во-первых: увеличивающаяся сложность и многообразие мира неразрывно связано с уменьшением энергии, приходящейся на каждый элемент вновь возникающего множества. Это стремление к уменьшению энергии следует связать с глобальной мотивацией (законом природы) присущему самому первому множеству – пространству – вместилищу всего.

Во-вторых: множества элементов явным образом образуют структурные иерархии, вмещающие одни в другие и обладающие свойством пересекаться. Например, множество «атомы» содержит (включает в себя) множества звезды, планеты, деревья, люди и т. д. так как элементы всех эти множеств состоят из атомов. Но атомы состоят из множеств «устойчивые» и «радиоактивные», при этом они переходят друг в друга при наличии некоторых событий. Или, к примеру, звезда, после окончания жизненного пути, становится нейтронной звездой или звездой карликом, или даже черной дырой. Но в двойных системах она даже в этом состоянии может отдавать или принимать массу и менять свою категорию вплоть до структурно простейшей черной дыры. Т. е. у звезды есть пути эволюционирования к другим подмножествам множества «звезды» или даже «черные дыры». Эти (приведенные в качестве примеров) множества можно считать условно пересекающимися и тут мы выходим на третий вывод.

В-третьих: само разделение на такие множества и членство в них носит качественный характер. Элемент может быть соотнесен к множествам и быть одновременно членом разноранговых множеств, благодаря качествам участия в этих множествах. Иначе говоря, речь идет о всеобщей связи всего со всем во Вселенной благодаря качествам. Действующими силами для элементов, обладающими некими определенными качествами являются энергетические возможности присущие этим качествам. При этом сами действия, присущие неким качествам, являются не только прямыми действиями между элементами, но еще всегда и сигналами в общем множестве, включающем в себя все сущее. Значит и мотивы, которые осознают и которыми могут руководствоваться люди в своем поведении, в том числе и экономическом, происходят из мотивов (законов природы) заложенных в самом верхнем (общем) уровне иерархии множеств, членами которого и они, с неизбежностью, являются, в том числе мотив осознания собственных мотиваций на разных уровнях осознания реальности. И этот верхний ранг (высшее включающее всё множество) интуитивно связывается человечеством с Богом или предвечным Началом, что прослеживается, к примеру, в Ведах (где наша Вселенная тождественна логосу «Брахма») и в иных древних религиозных учениях. Нашему поколению, с высоты науки, не следует смеяться над излишней антропоцентричностью религиозных верований, человек просто интуитивно ощущал свое единство с чем-то гораздо более могущественным и всеобъемлющим, чем он является сам. И он оформлял это как мог, естественным образом взяв самого себя в качестве образца. Впрочем, европейская философская мысль (самочинно присвоившая себе эпитет «просвещенная») тоже улавливает эти же принципы, хотя и довольно смутно. Ведь Фрейдовские «влечения к смерти» и «влечения к жизни» – просто отображение истории усложнения иерархий (множеств) и качественных переходов элементов из одной иерархии (множества) в другую (другое множество). Да ведь иначе и быть не может, ибо даже человек постоянно рождается и умирает на протяжении свой биологической жизни, просто потому, что клетки его организма постоянно обновляются. Таким образом, философия и религия уловили две объективные противоположные тенденции бытия (явный всеобщий дуализм), но именно благодаря этому дуализму бытия и возможна сложная биологическая жизнь, да и всякое развитие вообще, ибо само развитие существует благодаря этому дуализму (начало – конец, жизнь – смерть). Эту идею европейская философская мысль привыкла выражать как объективную «борьбу и единство противоположностей», находя для усложнения иерархий обсуждаемых нами множеств другой (но куда более расплывчатый) эквивалент, вроде философского постулата о «переходе количественных изменений в качественные».

В-четвертых: судя по выводу № 1, наиболее высокий уровень сложности требует для своего существования наименьшей энергии. Иначе говоря, уровень Бога требует минимума энергии для своего существования в смысле обеспечения присущих Ему логических операций. Поэтому результаты мыслительной деятельности высшего Логоса могут восприниматься нами как непредсказуемая случайность. Современная физика присваивает квантовым флуктуациям физического вакуума нулевой уровень. При этом, по сути, физический вакуум является наиболее сложным объектом в нашей Вселенной, ибо никто не может сказать сколько именно в единичном объеме вакуума происходит квантовых флуктуаций нулевой энергии и какие частицы там возникают и исчезают в единицу времени. Самый очевидный технический пример иллюстрирующий эти соображения – эволюция вычислительных машин, все более малоразмерных от поколения к поколению, все менее энергозатратных и в то же время все более мощных в вычислительном смысле, то есть все более сложных. Всё это означает, что эзотерические учения имеют под собой основания, и Брахма существует физически на уровне флуктуаций того, что древние называли эфиром, а нынешняя наука физическим вакуумом нашей Вселенной. Кроме того, мы можем привести полезные аналогии и из социальной жизни. Наиболее судьбоносные решения в истории человечества принимались без публичного треска, почти всегда под покровом тайны, группой людей, оперирующих наиболее сложным набором понятий (элитой). Вообще о роли элиты и о ее качестве в рамках парадигмы эволюционирующих качественных множеств, мы будем говорить еще не раз.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7