Владимир Кишинец.

Актуальное бессмертие. Часть 1. Надежды и перспективы



скачать книгу бесплатно

Помни о будущем…


Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко…

Из песни

Редактор Анна Баскаева


© Владимир Кишинец, 2017


ISBN 978-5-4485-6882-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. О книге

Автор

Еще 12 лет назад возможность создания технологий бессмертия многим казалась в лучшем случае занимательной фантастикой11
  Речь о вышедшей в 2005 году книге автора «Nano Sapiens, или Молчание небес», первой, и до сих пор, кажется, единственной монографии о перспективах технологического бессмертия.


[Закрыть]
. В худшем – фантастическим вздором.

Но прошло не так много времени, и тема радикального продления жизни, борьбы со старением все чаще звучит в прессе, в Интернете, на телевидении. Это результат постепенного осознания все большим кругом людей того, что земная наука достигла такого уровня понимания фундаментальных основ жизни, за которым неизбежно последует создание эффективных методов управления биологическими процессами, включая технологии радикального продления человеческой жизни.

Хотя в прогнозах необходимо опираться не на чьи-то суждения, а на факты и логику, здесь, пожалуй, уместно процитировать лидера одной влиятельной консервативной организации:

«Сопротивление человека смерти становится очевидным: где-нибудь люди постоянно ищут лекарство от смерти. Рано или поздно должно быть найдено средство не только от той или иной болезни, но и от нашей крайней обреченности – от смерти непосредственно. Конечно, медицина бессмертия должна существовать. Сегодня поиск источника исцеления продолжается».

Автор этих поддерживающих нашу веру в науку слов – понтифик, глава римско-католической церкви, папа римский Бенедикт XVI22
  http://www.vatican.va/holy_father/benedict_xvi/homilies/2010/documents/hf_ben-xvi_hom_20100403_veglia-pasquale_en.html


[Закрыть]
, персона, которую трудно заподозрить в легковесности суждений.

Но за эти годы идея бессмертия обогатилась не только футурологическими прогнозами. Произошли важные, во многом еще недооцененные, события в области клеточно-молекулярной биологии, открывающие пути не только создания «медицины бессмертия», но и решения многих других человеческих проблем.

Предпосылки развития этой революционной по своим методам и возможностям биомедицины и создание на ее основе технологий победы над неизбежной смертностью человека – главная тема первой части этой книги, «Надежды и перспективы».

Грядущая биореволюция вызовет не только прорыв в медицине.

Преодоление «нашей крайней обреченности» и другие неведомые ранее возможности, которые она откроет перед человеком, закономерно породят множество перемен на всех уровнях человеческого существования. Они буквально перевернут привычный нам мир, приведут к переходу земной цивилизации в новое состояние. Вторая, готовящаяся к выходу часть книги, посвящена анализу этих процессов. Ее название – «Конец цивилизации homo» – отражает неизбежность того, что достижение самой гуманной цели – биологического бессмертия, – в то же время станет концом истории человечества и началом нового этапа земной разумной жизни…

Значительное внимание в этой части книги уделено тем неизбежным коллизиям и проблемам – социально-психологическим, экономическим, политическим и т.д., некоторые из которых проявятся еще до реального создания «медицины бессмертия», намного раньше, чем это можно представить.

Трудно представить более гуманистическую, жизненно важную в прямом смысле и в то же время более сложную задачу, чем обеспечение «бессмертия для всех» в планетарном масштабе. Ее реализация потребует грандиозных усилий в самых разных направлениях – от научных разработок до глобальных международных организационных и экономических мероприятий, затрагивающих в свою очередь огромное число вопросов, часть из которых нашли отражение в этой работе – от влияния «фактора бессмертия» на историю и современность до природы смертности; от проблем искусственного интеллекта до такой, казалось бы, достаточно неожиданной темы, как борьба с насилием и терроризмом.

В любом случае я надеюсь, что каждый, прочитавший эту книгу, найдет в ней что-то полезное, увидит важные для себя темы, – как это сделал, например, эксперт, футуролог и философ33
  Э. А. Витол, к. ф. н., руководитель Центра «Глобальные исследования», действительный член Международной академии исследований будущего и Международного философско-космологического общества.


[Закрыть]
, любезно предложивший разместить здесь свой отзыв на ее рабочий вариант.

Эксперт

«Идея о промежуточной стадии земной эволюции, ведущей ее на совершенно новый путь, о переходе земной цивилизации в поствитальную фазу, парадоксальна и революционна. Она ломает все сложившиеся стереотипы о планетарном развитии и грядущих его этапах. Она меняет не только наше мировоззрение, но и образ будущего, в котором станет главенствовать не человек, а совсем иная сущность, имеющая искусственную основу – mega sapiens.

Своеобразие авторского подхода к исследованию будущего представляет эвристическую ценность для современного познания, позволяя совсем по-иному интерпретировать процесс масштабных земных преобразований, выявить их действительный вектор и скрытый потенциал.

Проблема будущего требует дальнейшей концентрации интеллектуальных усилий, нестандартных подходов, отличающихся трансдисциплинарностью. И данная работа, несомненно, вносит свой вклад в формирование новой картины мира, добавляя в ее палитру необычные краски. Всматриваясь в эту картину, мы открываем удивительные возможности: мы можем не только увидеть контуры будущего человечества, что позволяет планировать его стратегию с учетом объективно складывающихся реалий, но также спроецировать установленные алгоритмы эволюции на иные цивилизационные структуры Вселенной, совершенно иначе оценив проблему поиска внеземного разума (им занимается международная исследовательская программа SETI).

Лишая нас привилегий и иллюзий – особого места в земной истории (человек – не венец творения), автор открывает фантастические перспективы, которые дарует нам грядущее: например, возможность бессмертия.

Пожелаем же автору дальнейшего развития концепции перехода, ее детализации и наполнения фактологическим материалом, новых творческих свершений и оригинальных идей. А нам, читателям и любителям футурологии, – почаще встречаться с такими произведениями, несущими в себе позитивный заряд, который, резонируя с нашими мыслями, заставляет менять мировосприятие, очищая его от догм и расхожих штампов о будущем».


В заключение несколько слов о стилистических особенностях книги. Я стремился сделать ее максимально компактной, сохраняя логичность и доказательность, доступной44
  Это может создать у некоторых читателей представление, что «биология – это просто». На самом деле конкретные схемы происходящих на всех уровнях жизни химических, физических, информационных процессов чрезвычайно сложны.


[Закрыть]
и интересной читателю любого уровня подготовленности. Для этого, кроме использования максимально простого языка, книга построена в форме беседы между журналисткой Вероникой Н. и «профессором» Ладими?ром Михайловичем. Однако некоторые материалы все же потребуют от читателя определенных умственных усилий.

Поскольку многие из рассмотренных в работе вопросов никогда ранее не обсуждались и не имеют общеупотребительной терминологии, в ней используются некоторые новообразованные термины. Ну, вот, пожалуй, и все. Приятного и, надеюсь, полезного чтения!

Владимир Кишинец
Москва, август 2017 г. kishinets@mail.ru.
Вероника

Из дневника сотрудницы журнала «Знание и жизнь» Вероники Н.

«…Однажды нам пришло письмо, в котором читатель спрашивал: «Дорогая редакция! Что такое поствитализм?»

Никто в нашей редакции о нем не слышал и мне поручили разобраться…

На запрос «поствитализм» Интернет выдал несколько малопонятных ссылок и имя автора термина – Ладимир Михайлович К. Он оказался философом, социологом, футурологом и инженером, участником различных научных конференций. Мне стало ясно, что его широкая известность ограничена лишь его личной скромностью. Я решила, что буду называть его профессором.

Я разыскала телефон профессора и уже через день мы встретились в кафе в центре Москвы.

Ладимир Михайлович оказался человеком среднего роста, с безукоризненными манерами и небольшими залысинами. Пока мы разговаривали, я смогла хорошо рассмотреть его. На умном лице заметно выделялись серые глаза…

– Ладимир Михайлович, что такое поствитализм?

– Видите ли, Вероника Альфредовна…

– Профессор, прошу вас, зовите меня просто Вероника. Или Вера, как зовет меня бабушка. Или Ника, как в школе.

– Хорошо, Вероника… Что касается поствитализма… Этот изобретенный мной термин состоит из двух частей. «Пост» – приставка, означающая «после», а «вита» – это природная жизнь, та, что существует на Земле и частью которой мы с вами являемся. Поствита – это жизнь, которая будет после виты. Поствитализм – это теория о том, как и почему появится поствита. Понятно?

– Не очень… Хотелось бы поподробней. Почему мы ничего не знаем о вашей теории?

– Видите ли, Ника… Сейчас я как раз завершаю третью главу первого тома об основах поствитализма. И надеюсь, что года через три-четыре он выйдет в свет.

– Но это же очень долго!

– А как вы хотели? Много работы. Нужно все написать, скомпоновать, отредактировать, сверить цитаты, составить список литературы и т. д. и т. п.

Мы немного помолчали, и профессор посмотрел на часы. И тут меня как будто что-то толкнуло изнутри.

– Ладимир Михайлович, а что если… Что если вы мне расскажете про вашу теорию, а я опубликую интервью в нашем журнале?

– Интервью? Вы знаете, не люблю я эти интервью… Что серьезного можно рассказать в интервью? Речь все-таки не о дамской моде…

Мы снова помолчали. Но я уже не могла остановиться.

– Ну, а если это будет несколько интервью? Если мы сделаем целую серию – так чтобы все удалось рассказать. Или, например, книгу… Популярную…

Профессор на минуту задумался, и вдруг неожиданно согласился:

– Популярную? Ну что ж, давайте попробуем.

С этими словами Ладимир Михайлович вручил мне экземпляр своей известной в футурологических кругах монографии «Nano Sapiens».

– Вот, почитайте для начала. Этой работе уже больше десяти лет. В ней содержатся основные идеи поствитализма. Разумеется, за это время кое-что изменилось… Удалось сделать ряд интересных выводов. Должен сказать, что некоторые из них предрекают нам далеко не беззаботное будущее…

Заинтригованная этими словами, т. к. и сегодня в мире не все так уж беззаботно, я поблагодарила профессора. На этом мы и расстались, договорившись встречаться каждую субботу в институте профессора.

…И вот в моих руках первая часть книги с записью наших бесед. Бесед, которые изменили мои представления не только о будущем, но и о настоящем, и даже о прошлом.

Второй эпиграф к ней – это слова песенки из старого детского кинофильма. Я предложила его, когда работа над книгой была уже почти завершена. Профессор по своему обыкновению задумался, потом пожал плечами и согласился».

Глава 2. Знаки из Будущего

– Ну что ж, Ника, задавайте ваши вопросы.

– Ладимир Михайлович, хочу снова спросить, что такое поствитализм? Я никогда не слышала об этой теории.

– Пожалуй, в двух словах объяснить не получится. Если кратко, то это теория о некоторых закономерностях развития разумной жизни. Это модель, позволяющая объяснить некоторые явления (и космические, и земные), сделать прогнозы и дать ответ на вопросы «Куда мы идем?», и даже – «В чем смысл существования человека?» и т. д. Основные идеи поствитализма были описаны 12 лет назад в известной вам работе «Nano Sapiens». За эти годы гипотеза получила развитие и подкрепление новыми фактами.

– Теория о развитии разумной жизни? О развитии человека?

– Не только человека. Об общих закономерностях, универсальных для любой планетарной цивилизации. Как и любые другие процессы во Вселенной, разумная жизнь развивается не хаотично, а подчиняясь определенным закономерностям. И наша земная цивилизация – не исключение… Полагаю, к концу наших бесед вы получите представление о поствитализме.

– А разве есть разумные существа, кроме нас?

– Вне всякого сомнения.

– Ну, это больше предположения, фантазии?

– Это не предположения – это твердая уверенность. «Братья по разуму» просто не могут не существовать – к такому выводу неизбежно приводят современные знания о мире и неоспоримые законы математики.

– Но где же эти братья? Почему мы о них ничего не знаем?

– Сначала отвечу коротко: эти братья в космосе, там, где они и должны быть. И неверно думать, что мы о них ничего не знаем. Кое-что уже знаем… Теперь более подробно. Сначала о том, почему разумные цивилизации в космосе обязательно есть.

1024 и ЗБЧ

…Помните – «Открылась бездна звезд полна; звездам числа нет, бездне дна»?55
  «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния». М. В. Ломоносов. Избранные произведения. – Л.: Советский писатель, 1986. – С. 205—206. (Прим. ред.)


[Закрыть]
Действительно, когда на юге видишь ночной небосвод, кажется, что перед тобой открываются захватывающие дух бесконечные глубины Вселенной. На самом деле наши глаза могут разглядеть не более трех тысяч светящихся точек. В масштабах космоса это исчезающе мало. Реальные же масштабы Вселенной просто недоступны человеческому воображению.

Наша Солнечная система находится на периферии относительно небольшой галактики Млечный Путь, в которой, между тем, не менее 200 миллиардов (!) звезд. В ближайшей к нам галактике, Туманность Андромеды, около 1 триллиона звезд. В некоторых галактиках, которые даже в мощные телескопы видны как крошечные светящиеся точки, и до 100 триллионов (!) светил. При этом галактик, доступных для обозрения с помощью современных приборов, – сотни миллиардов. Точное число звезд во Вселенной подсчитать невозможно, но по некоторым прикидкам их около 1024 (1 000 000 000 000 000 000 000 000).

Осмыслить такую цифру человек не в состоянии. Утверждают, что в пустыне Сахара (около 30% площади всей Африки) песчинок в сто раз меньше.

– Очень интересно! Но какое отношение это имеет к существованию внеземных разумных миров?

– Прямое. Дело в том, что при таких огромных масштабах стопроцентно работают математические законы больших чисел (ЗБЧ). В нашем случае они позволяют однозначно утверждать:

(а) если во Вселенной существует хотя бы одна планетная система (а Солнечная система существует), то должны существовать и другие подобные системы.;

(б) если существует хотя бы одна планета, на которой есть разумная жизнь, то в космосе должно быть немало планет, на которых существует биологическая, подобная земной, разумная жизнь.

Таким образом, разумная жизнь должна быть не только на Земле.

– А что это за законы больших чисел и почему им можно верить?

– Попробую объяснить… Интуитивно понятно, что шансов найти в маленькой деревушке человека, похожего на какого-то артиста, практически нет. Но в многомиллионном городе такие двойники, возможно, найдутся. Когда же речь идет о миллиардах триллионов космических объектов, то количество двойников Земли должно быть весьма существенным. Математическая теория вероятностей позволяет утверждать, что если во Вселенной, где мы имеем дело с огромными массами однотипных объектов, есть хотя бы одна планета с разумной жизнью, то подобных планет должно быть достаточно много.

Конечно, вы можете сказать – это все лишь теории. Еще совсем недавно уверенность астрономов в существовании других, кроме Солнечной, планетных систем была чисто теоретической, основанной на все тех же ЗБЧ. И были предположения, что в силу каких-то неизвестных нам причин наша планетная система или единственная в космосе, или явление крайне редкое. Однако буквально в канун нового века астрономам удалось достоверно обнаружить первые две внесолнечные планеты – экзопланеты66
  Экзопланета – планета, находящаяся вне Солнечной системы. (Прим. ред.)


[Закрыть]
, а затем число таких открытий стало увеличиваться лавинообразно.

К настоящему моменту достоверно подтверждено существование уже приблизительно двух тысяч таких объектов. По современным оценкам только в нашей галактике около 100 миллиардов экзопланет, среди которых до 7 миллиардов находятся в обитаемой зоне, т. е. на них возможна биологическая жизнь. Таким образом, уверенность в множественности обитаемых миров получила эмпирическое подтверждение – ЗБЧ в космосе работают, а, следовательно, не остается сомнений в существовании иных разумных миров77
  Конечно, близость параметров экзопланеты к земным – еще не гарантия появления там природной биологической жизни (виты). А появление виты – еще не гарантия появления жизни разумной. Не исключено, что на некоторых планетах жизнь могла возникнуть, а затем полностью исчезнуть. Однако даже с учетом этого, число разумных миров все равно должно быть значительным.


[Закрыть]
.

– Удивительно! Но где же эти разумные миры, где другие разумные существа?

– Их ищут уже больше полувека. Поиском технологически развитых внеземных цивилизаций (ВЦ) с 1971 года занимается международная программа SETI (Search for Extraterrestrial Intelligence).

«Братьев по разуму» ищут по двум признакам.

Во-первых, по электромагнитному излучению искусственного происхождения. Логика тут такая: любая технически развитая разумная жизнь использует (не может не использовать!) радио, телевизионное вещание, радиолокацию. С развитием телевещания наша планета стала, например, излучать в определенных диапазонах электромагнитных волн сильнее, чем огромное Солнце. По современным оценкам при наблюдаемой плотности звезд даже ограниченному числу технически развитых цивилизаций достаточно порядка тысячи лет использования радиоустройств, чтобы заполнить все пространство космоса искусственными сигналами88
  http://gordon0030.narod.ru/archive/11927/index.html


[Закрыть]
.

Во-вторых, их ищут по признакам «космических чудес», т. е. космических событий, которые выпадают из ряда естественно-природных явлений. Смысл тут такой: возраст Земли примерно 4,5 миллиарда лет. При этом во Вселенной, возраст которой 14 миллиардов лет, существует масса звезд с планетарными системами намного старше нашей. Время технического этапа развития земной цивилизации – всего лишь где-то 150—200 лет. За это исчезающе малое в масштабах космоса время был совершен гигантский скачок от плуга на конной тяге до полетов на другие космические тела. Трудно вообразить, какого же уровня развития могут достигать цивилизации, где технический этап продолжался на сто, тысячу, миллион или миллиард лет дольше нашего.

Судьба их кажется понятной – истощив за свою долгую историю сырьевые ресурсы планеты, они «в погоне за светом (энергией – Авт.) и пространством»99
  К. Э. Циолковский.


[Закрыть]
должны были уже заселить значительную часть космоса, создавать сферы Дайсона1010
  Сфера Дайсона – гипотетическая астроинженерная конструкция, предложенная американским физиком Ф. Дайсоном для наиболее полного улавливания энергии звезды. Сфера при этом должна излучать в нетипичном для природных космических объектов диапазоне. Подобных объектов в космосе не обнаружено.


[Закрыть]
, сдвигать в своих интересах орбиты планет: заниматься такой титанической деятельностью, которая должна выглядеть как некие чудеса в небе. И даже если такие цивилизации по каким-то причинам и не хотят вступать в контакт с иными мирами, то скрыть следы такой их хозяйственной деятельности невозможно.

Парадокс

В 70-е годы прошлого века казалось, что вот-вот, еще немного – и мы услышим обращенные к нам (ну, хотя бы и не к нам) сигналы внеземного разума. Но проходил год за годом, совершенствовалась аппаратура, росло число наблюдений, а результат был один – совершенно никаких признаков существования ВЦ. Ни радиосигналов, ни чего-то, что хотя бы отдаленно напоминало «космическое чудо».

Возникло разительное противоречие между достоверными знаниями о космосе, непогрешимой математикой с одной стороны и реальными наблюдениями с другой. Оно получило название парадокса молчания Вселенной (ПМВ) или астросоциологического парадокса. Его также называют парадоксом Ферми. Знаменитый физик заметил: «Соединение распространенной веры в то, что во Вселенной существует значительное количество технологически развитых цивилизаций, с отсутствием каких-нибудь наблюдений, которые бы ее подтверждали, является парадоксальным и приводит к выводу, что или наше понимание природы, или наши наблюдения неполны и ошибочны».

– Но есть какие-то объяснения этому парадоксу?

– Разумеется, попыток объяснить ПМВ было много. Поначалу преобладали идеи катастрофические: предполагалось, что технологическое развитие каким-то образом приводит к самоуничтожению цивилизаций. Во времена холодной войны всерьез говорили о том, что любая планетарная жизнь, скорее всего, заканчивается глобальным ядерным конфликтом. Однако сегодня мы знаем, что это совсем не обязательно.

Поле начала экологического движения возникло предположение, что все цивилизации по мере роста населения и промышленности самоотравляются, погибая под горами собственных отходов. Но и экологические проблемы не фатальны.

Говорили даже о неизбежных трагических последствиях неких физических экспериментов, о космических катастрофах и т. д. Предположений и фантазий было немало. Но здравый смысл подсказывает, что не могут абсолютно все без исключения обитаемые миры погибнуть от космических катастроф, атомных войн или собственных отходов.

Поэтому сегодня идеи самоуничтожения цивилизаций уже не так популярны. Преобладают рассуждения не о том, почему ВЦ погибают, а почему их «не видно». Но и тут все весьма неубедительно. Вряд ли можно, например, всерьез обсуждать предположения о сознательном отказе ВЦ от технологий «в пользу единения с биосферой». Что может послужить поводом для такой добровольной деградации – непонятно. Или гипотезу о том, что ВЦ намеренно скрываются от нас, потому что в нравственном отношении мы находимся пока на очень низком уровне. «Необходимо отказаться от войн, оружия, покончить с голодом и нищетой» – тогда, по мнению некоторых авторов, можно надеяться на установление контакта. Отказаться от войн, конечно, нужно. Но возникает вопрос: кто мы, собственно, в масштабах космоса, такие, чтобы от нас все прятались? Но, пожалуй, апофеозом бессилия объяснить этот парадокс можно считать высказанное со всей серьезностью предположение, что Земля – это зоопарк высокоразвитых ВЦ, в котором они нас, скрывая свое существование, изучают.

Разумеется, высказывались и куда более взвешенные мысли. От совсем общих, как у Ферми, что «наше понимание природы или наши наблюдения неполны и ошибочны», до более конкретных, как у С. Лема в его «Сумме технологий» – «космическое присутствие Разума мы можем не заметить не потому, что его нигде нет, а из-за того, что он ведет себя не так, как мы ожидаем», и «может быть, высокоорганизованная цивилизация – это вовсе не огромная энергия». Однако эти догадки не получили развития – в те годы еще не было необходимой суммы знаний.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное