Владимир Жуков.

Рафаэль и бабы-жабы



скачать книгу бесплатно

– Виола, держи его за руки, я кусочек засуну в Рафаэлю в рот, – предложила Швец и художник отпрянул в сторону.

– Нет, нет! – потешно замахал он руками, готовясь к обороне. – Тамила, не майся дурью, уймись. Чтобы я жабу ел, ни за какие деньги! Я к этой твари не прикоснусь. Она в желудке начнет квакать.

– Напрасно. Теперь я поняла, что вы не аристократ, – Виола Леопольдовна окинула его надменным взглядом и аккуратно взяла холеными пальцами гипсово-белую «жабичу лапку» и поднесла ее к крючковатому с горбинкой носу. Понюхала, определив по запаху свежесть. Приоткрыла пухленькие в алой помаде губы и сунула лапку в рот. С удовольствием, причмокивая языком, смежила ресницы и принялась с блаженной улыбкой на лице смаковать.

– Фу, какая гадость, – невольно сорвалось с губ хозяина и тошнота подступила к горлу. Он пару раз икнул и поднялся с места, чтобы не вырвать за столом.

– Рафаэль, сейчас же прекрати, не позорь меня перед подругой! Ты не в кабаке, не в туалете, веди себя прилично, – набросилась на него Швец. – Хоть ты и художник, но темный и дикий. Виола Леопольдовна, культурная, утонченная натура, во многих знатных домах Парижа считали за честь ее появление. Она знает толк в деликатесах. Вкушала не только «жабичи лапки», но и виноградные улитки, их икру, а также печень трески, омары, крабы, кальмары, устрицы, лангусты и другие пикантные блюда с царского и королевского столов. Легче перечислить экзотические блюда, которые еще не пробовала. Дегустировала, не только коллекционные вина, текилу, киянти, мартини, виски, шампанское, коньяк, другие крепкие напитки, но и блюда французской, еврейской, тайской, китайской, индийской, японской, вьетнамской, арабской кухонь…

– А украинской тоже? – ввернул слово, подавим позывы к рвоте и придя в себя, художник.

– Конечно, хотя не нахожу повода для восторга, – ухмыльнулась соседка. – Борщ, вареники, яичница-глазунья на сале и, пожалуй, все меню. Толи дело еврейская кухня. Тут тебе и мацу, бешбармак, плов…

– Ты, Тамила, не считай меня кретином, не вешай лапшу на уши. С каких это пор азиатские блюда бешбармак и плов стали еврейскими?

Соседка стушевалась, засуетилась, и не найдя аргумент, предложила:

– Виола, все-таки, давайте выпьем за наше святое дело.

– За кого вы меня принимаете? Сюда я приехала ни пить, ни гулять, а важные дела решать. У меня такое правило: делу время, а потехе – час, – строгим, менторским голосом заявила Баляс, быстро расправившись с порцией жабичих лапок и бутербродами с черной и красной икрой.

«Сразу видно, что не аферистка, а деловая женщина, чувствуется профессионализм и хватка, – с удовлетворением подумал Суховей, взирая на женщину с пышными телесами. – С нею можно сварить кашу, поможет выгодно продать квартиру и гора с плеч. А то, что она ест жаб, так у каждой бабы свои заскоки и причуды, которые делу не помешают. Чтобы я без Тамилы делал? Душевная соседка, свела меня с нужным человеком».

– Как знаешь, хозяин-барин, а мы с Рафаэлем выпьем, – сказала Тамила и наполнила коньяком две хрустальные рюмки.

– Евдокиму Саввичу тоже нельзя – он мой клиент и должен быть трезвым, адекватным, а то развезет, как тряпку.

Ты не при деле, поэтому пей, сколько влезет, – заметила риелтор.

– Вот так ситуация, все при исполнении, деловые, даже выпить не с кем, – толи с грустью, толи с радостью произнесла Швец и залпом выпила золотистый напиток, навалилась на деликатесы. «Слопают все за один присест», – сокрушался художник. Словно прочитав его мысли на помрачневшем лице, гостья завершила трапезу:

– Для затравки достаточно. После осмотра квартиры продолжим, – она вытерла салфеткой лоснящиеся жиром губы и поднялась со стула. – По коням, мои хорошие!

– Виола Леопольдовна, чтобы потом не возникло недоразумений насчет гонорара за услугу, на какой процент от суммы сделки вы претендуете? – спросил он.

– Ни на что не претендую, ведь художника каждый готов обидеть, – улыбнулась она.– Конечно, эта работа потребует времени и усилий. Только дилетантам кажется, что дело простое, не стоит выеденного яйца. Нашел, мол, состоятельного покупатели, получил валюту и все дела, гуляй Вася. Ан, нет, купля-продажа довольно сложная и нервная процедура, необходимо будет оформить кучу бумаг, погасить все долги по жилищно-коммунальным и другим услугам, чтобы дали справку в жэке, затем в БТИ заказать новый техпаспорт на квартиру. Они его выдадут лишь после обследования, экспертизы жилища. Получить подтверждение, что на данной площади не прописаны несовершеннолетние дети и т.д. и т.п. И везде бюрократы ставят рогатки, без взяток не обойтись. И одному, и другому чиновнику предстоит давать на лапу. Поэтому, Евдоким Саввич, чтобы все свершилось быстро и без проблем, придется вам развязать чулок с деньгами. А лично для себя мне от вас ничего не надо. Считайте, что я взялась за это дело из уважения к моей подруге Тамиле. Но, если вы посчитаете этичным отблагодарить, то не откажусь, чтобы не обидеть.

– У меня нет чулка, сижу на мели, последние деньги на выпивку и продукты потратил, чтобы достойно вас встретить, – признался Суховей.

– Возьмите в банке кредит сроком на месяц, а после сделки быстро его погасите, – предложила риелтор.

– Сколько?

– На текущие расходы потребуется не меньше тысячи долларов, а лучше евро.

–Ого-го! – художник озадаченно почесал затылок. – А договор с вашим агентством надо заключать, чтобы иметь гарантии?

– Вы – стреляный воробей, на мякине не проведешь! – польстила она.

– Рафаэль, зачем тебе эта формальность? – подала голос Швец.

–Тамила не встревай. Договор обязателен, – продолжила риелтор. – Агентство недвижимости «Очаг» – ни какая-нибудь шарашкина контора, а солидное, авторитетное учреждение. Поэтому без всякой самодеятельности обойдемся. Все строго по закону, официально. Сейчас мы составим и подпишем договор об услугах в купле-продаже.

Баляс достала из кожаного дипломата два листа бумаги с логотипом АН «Очаг». Один подала клиенту:

– Прочитайте и заполните графы, ФИО, данные паспорта и идентификационного кода. Внизу распишитесь и укажите дату.

Евдоким Саввич прочитал условия договора и остановился на графе «штрафные санкции», где отмечено, что « в случае расторжения договора одной из сторон, инициатор выплачивает компенсацию в сумме 500 долларов США. А в случае форс-мажорных ситуаций стороны не имеют взаимных претензий».

– Слишком велик, неподъемный для меня штраф. Это моя почти полугодовая пенсия. Нельзя ли уменьшить, хотя бы до 200 долларов? – предложил он.

– Нельзя! Это официально установленная сумма для всех агентств, – властно заявила Виола Леопольдовна. – Вы – образованный, просвещенный интеллигент и должны знать, что время – деньги. Мне потребуется немало часов для поиска состоятельного и не жадного покупателя, а ведь могла бы заработать и на других клиентах. Сознательно рискую выгодой.

Суховей почесал затылок и с тревогой поглядел на соседку, мол, что делать?

– Заполняй и подписывай. Это чисто юридическая формальность, – велела Швец. – Ни один риелтор без договора даже не станет с тобой разговаривать.

Художник старательно заполнил и подписал договор. Баляс тоже расписалась и один экземпляр отдала ему с напутствием: – Имейте в виду это не филькина грамота, не договор о благих намерениях, а серьезный документ с юридическими последствиями.

– Не в лесу родился, вполне осознаю, – отозвался он.

– Ура! Ура! Браво! – провозгласила Тамила. – Это событие надо обмыть, как полагается в лучших домах Парижа.

«Тебе бы только повод, бесплатно и моча вкусна», – с досадой подумал Суховей. Снова устроились за столом, выпили и налегли на закуску.

– Евдоким Саввич, я даже не советую, а требую, чтобы об этой сделке, о наличии у вас крупной суммы валюты, никого не информировали. Для вашей же личной безопасности держите язык за зубами, – велела Виола Леопольдовна.

– Так ведь после уплаты налогов, все равно узнают в налоговой инспекции, полиции и в других фискальных органах.

– Лучше позже, чем по «горячему». Если не хотите, чтобы силовики, те же налоговики, на вас «наехали» и под любым предлогом заставили поделиться или полностью конфисковали валюту?

– Нет, не хочу.

–В таком случае, строго следуйте моим советам, у нас все получится, как надо, – заверила гостья.– Еще раз прошу, держите язык за зубами, чтобы никто не знал, что вы собираетесь совершить сделку, иначе мошенники, аферисты пронюхают и ограбят вас до нитки. Еще по голове арматурой или кирпичом стукнут, чтобы разума или жизни лишить. Ведите себя, как партизан на допросе.

– Так точно! Спасибо вам, Виола Леопольдовна, за предупреждение, добрый совет. Понимаете, мне никогда не приходилось сталкиваться с такой проблемой, – признался художник.

– Поэтому многие дилетанты на этом «горят», – предупредила Баляс.– А сейчас я должна увидеть объект купли – квартиру, оценить ее качество и реальную рыночную стоимость.

– Она находится в другом районе города,– ответил Суховей.

– Вызывайте такси! – властно велела риелтор.– Поездка и осмотр займут не более часа. Серьезные дела следует решать на трезвую, чтобы потом не пришлось посыпать седую голову пеплом и кусать себя за локоть.

– Да, на трезвую голову, только так,– поддержал женщину хозяин, довольный тем, что она застолью предпочла работу. “Другая женщина бы на ее месте навалилась бы на деликатесы, а эта сразу взяла быка за рога”, – подумал он, проникаясь доверием к гостье, но в следующее мгновение она его упрекнула.

– Вы уже навеселе, так не годится. Я высоко ценю клиентов, умеющих держать себя в руках, управлять своими потребностями и чувствами. Большие финансовые дела следует решать на трезвую голову при здравом рассудке.

– Извините-простите, я отказывался, но Тамила Львовна настояла, ради дегустации несколько граммулек, – смущенно признался он.

– Ну, Рафаэль, ты и гусь, сдал с потрохами, нельзя никаких секретов доверять, – обиделась соседка.

– Итак, Тамила, ты остаешься здесь, на хозяйстве,– Виола придирчиво окинула содержимое стола и велела. – Вижу одни холодные блюда. Приготовишь что-нибудь горячее, картофель под селедочку и огурчики или жаркое. Я бы и от индейки, фаршированной яблоками, не отказалась.

– А я бы от поджаристого кабанчика, – сам того не желая, съязвил художник и обомлел, смутился под ее испепеляющим взглядом.

– Кабанчика-баранчика потом приготовите, а пока осмотрим квартиру и возвратимся. Пить будем, гулять будем, чтобы пол ходуном и дым столбом!

– Что ей здесь делать в чужой квартире?– возразил Суховей.– Стол накрыт, пусть едет с нами, а то всю икру и другие деликатесы умнет…

–Рафаэль, ну, ты и жмот, – обиделась Швец. – Я ради тебя готова всем пожертвовать, а ты пожалел икорку.

– Ешь кабачковую и баклажанную.

–Тамила пусть остается на хозяйстве. Поездка нам дешевле обойдется,– настояла гостья. Художник не посмел ослушаться. Он набрал номер телефона и с дрожью в голосе вызвал к подъезду такси. Диспетчер сообщила, что будет через десять минут.

– Виола, может тебе граммов пятьдесят коньяка для задорности и моторности? – предложила Швец и потянулась рукой к початой бутылке.

– Тамила, не искушай меня без нужды. Я и без того моторная и энергичная. Такой и следует быть, чтобы куры не заклевали,– отказалась Баляс и взглянула на золотые часы. – Не будем терять время, нас ждет такси.


5. Осмотр квартиры


Оставив Швец в квартире, Виола Леопольдовна и Евдоким Саввич спустились в лифте на первый этаж, вышли из подъезда. Минут через пять подкатило такси «Волга». Приехали в жилой массив, застроенный десяти и девятиэтажными зданиями.

– Подождите нас минут двадцать, – велела водителю Баляс.

– Оплатите услуги, чтобы я вас потом не искал по этажам,– отозвался мужчина и пояснил.– Встречаются еще любители бесплатных прогулок на такси…

– Ну, что, Рафаэль, известный художник, к сожалению, не кутюрье, заплатить за прогулку не хило? – светская львица обратила на Суховея свой иронически-насмешливый взор.

– Пока не хило, – скрепя сердце, ответил он и подал водителю несколько купюр, осознавая, что до следующей выплаты пенсии не дотянуть, придется зубы на полку положить. Водитель удовлетворенно кивнул рыжеволосой головой. Вошли в подъезд, где стены с облезшей зеленой краской и раскуроченными почтовыми ящиками, затхлыми запахами. Баляс приблизилась к лифту.

– Извините, мадам, уже два месяца, как он не работает, сгорел двигатель, – сообщил художник. – Придется пешком по лестнице в качестве профилактики против гиподинамии.

– Обшарпанные стены, запахи гнили и мочи, разбитые почтовые ящики, неработающий лифт, фекалии в подвале – все это минусы, которые создадут негативное впечатление и отвлекут покупателей, – промолвила риелтор.

– Я же не подъезд и подвал, а квартиру продаю. Пусть о ремонте подъезда и подвала с канализацией голова болит у жэковских крыс, – возразил Евдоким Саввич.

– Сразу видно, что вы дилетант в вопросах оценки недвижимости, – усмехнулась Виола Леопольдовна. – Для покупателя очень важно, в каком месте расположено жилье, из чего оно построено, этажность, инфраструктура, логистика, то есть транспорт, связь, наличие поблизости магазинов, рынка, больницы, аптеки, школы, детского сада, зеленой зоны для спорта и отдыха и т. д. и т. п. Ведь человеку здесь жить, дышать, детей растить. Если знала, что не работает лифт, то на смотрины не поехала бы. Не молодая козочка, чтобы по ступенькам скакать и блеять. Так что, господин художник Рафаэль, как вас величает Тамила, коль скрыли от меня информацию о поломанном лифте, придется нести меня на руках, как невесту из ЗАГСа.

– Простите, Виола Леопольдовна, но я не атлет, не Геракл, – оробел он. – Охотно услужил бы, но сил нет. Никогда штангой и гирями не занимался. Что же нам делать?

– Эх, обмельчали мужики! Вырождаетесь, ни племени, ни семени. Скоро некому будет женщин оплодотворять для здорового потомства, – посетовала женщина. – Ладно, не робей, пошли покорять вершину.

Баляс ухватилась рукой за деревянные перила. Суховей запальчиво суетился, старался поддерживать ее сзади за пышное седалище на случай падения, рискуя быть, будто таракан, раздавленным живой плотью.

– Удружил с этим восхождением, – посетовала Баляс. – Поневоле я вынуждена заниматься альпинизмом.

–Простите великодушно, но за лифт я не отвечаю, – покаялся он и с воодушевлением заметил.– Зато потом вниз будет легко спускаться.

– Не скажите, придется тормозить, цепляться за перила, чтобы не сорваться вниз кубарем, – возразила женщина и призналась. – Однажды, спускаясь по ступеням, чуть не скатилась на бетон.

Отдыхая на лестничных площадках, они добрались до шестого этажа.

– Вот квартира брата Никиты, царство ему небесное, – указал Суховей на дверь с № 23, достал из кармана связку ключей, отворил ее.– Прошу вас, Виола Леопольдовна, чувствуйте себя, как дома, – пригласил он. Женщина, не снимая обуви, прошла по паркету в прихожую и сразу заметила на стене картины.

– О-о, вы и здесь поработали кистью! – воскликнула она и, подражая Валерию Леонтьеву, пропела. – Ах, вернисаж, ах, вернисажа! Какой портрет, какой пейзаж…

– Дарил брату на дни рождения и праздники, вот и скопилась коллекция пейзажей, рисунков. Надо бы все свезти домой, чтобы не растащили, – заметил он. – Глядишь, через десяток лет люди поймут мое творчество, по достоинству оценят… Сдам в музей изобразительного искусства, чтобы память обо мне осталась на века.

– Мечта умирает последней. Дай-то Бог, а вы тщеславный?

– Не без того. Каждый творческий человек, будь то живописец, писатель, поэт, музыкант или ученый мечтают при жизни погреться в лучах славы, – пояснил Суховей. – Это является стимулом для творчества и вдохновения.

– А как же женщина – Муза любви и вдохновения? – усмехнулась Баляс.

– Конечно, без Музы не обходится, – согласился он.

– Признавайтесь, как зовут вашу Музу?! – потребовала она. – Может соседка Тамила? Очень удобно, пересек лестничную площадку и в постели. В любое время суток можно слипаться.

Евдоким Саввич, не готовый к пошлой версии, смутился

– Ладно, можете не отвечать,– сжалилась риелтор и, осмотрев жилье, точно определила.– Чешский проект, «распашонка», это хорошо. Такие квартиры пользуются повышенным спросом. Хотя сейчас для состоятельных клиентов в фаворе элитное жилье в нескольких уровнях, а также отдельные пентхаузы, коттеджи, виллы. Но и граждане со средним достатком претендуют на квартиры с большой жилой площадью, просторными кухнями, с двумя санузлами и лоджиями, ванными с биде и джакузи. Практикуют разные варианты планировок по заказу клиентов, если несущие конструкции здания позволяют без ущерба для безопасности. Простор для архитектурного творчества и удовлетворения потребностей жильцов.

– Хорошо, что сняты ограничения на размеры жилплощади на одного члена семьи, как это было в советский период, когда теснились в “хрущевках” и коммуналках,– заметил Суховей.– Но не каждому клиенту элитное жилье по карману.

– Поэтому и пользуются стабильным спросом квартиры сталинской и брежневской постройки. А с маленькими кухнями жилье не столь привлекательно,– пояснила риелтор и поинтересовалась. – Какова общая площадь?

– Пятьдесят шесть с половиной квадратных метров без учета лоджии.

– Годится, – Виола Леопольдовна тщательно осмотрела гостиную, спальню, кухню, санузел и ванную и вынесла вердикт. – Состояние квартиры среднее, что, конечно, уменьшит ее рыночную стоимость. После евроремонта ее бы стоимость возросла еще тысячи на три-четыре в долларах или евро.

– Нет у меня валюты на евроремонт,– посетовал Суховей.

– Жаль, ведь цена товара во многом зависит от красивой упаковки, больше, чем содержание. А что вы собираетесь делать с вышедшей из моды мебелью? – пренебрежительно спросила она, мысленно отметив, что старинные часы с боем, секретер, комод, тахта и рундук, изготовленные из красного дерева, представляют эстетическую, музейную ценность. Можно самой прибрать к рукам или по выгодной цене сбыть коллекционерам предметов старины.

– Мебели не так уж много. Раритетную из красного дерева заберу в память о брате,– ответил Евдоким Саввич.

– Мг, где вы видите раритет? Эти дрова годятся лишь для растопки печки или камина. Их надо срочно вывезти и подготовить квартиру к продаже.

– Мадам, вы не правы. Как художник-реставратор, я тонко разбираюсь в старинных вещах, в том числе и в мебели, – возразил Суховей. – Ваша задача найти покупателя, а с мебелью и другими вещами я сам как-нибудь разберусь.

– Разбирайтесь и быстрее, у меня каждая минута на вес золота, – с явным капризом велела она, недовольная тем, что он проявил себя знатоком в старинных предметах. – Я не собираюсь попусту тратить время, у меня хватает забот с другими клиентами. А здесь следует произвести хотя бы косметический ремонт, чтобы спрятать от покупателей дефекты, изъяны, трещины, а следы сырости, плесени закрыть обоями. Наймите отделочников, чтобы в туалете и ванной заменили плитку и старую сантехнику на современную. Ведь такими вентилями и кранами уже никто не пользуется, их следует сдать в музей или выбросить на свалку. Будьте хитрее, вы же художник-эстет, обеспечьте квартире хороший товарный вид. Через неделю появятся первые покупатели, а они не намерены покупать кота в мешке. Обязательно тщательно осмотрят все уголки. Не поведу я их в этот гадюшник. А как насчет насекомых, паразитов, клопов и тараканов, блох? Может, нужна санобработка, дезинфекция?

–Раньше при Никите, когда была кормежка, появлялись, а потом по вентиляционному каналу сбежали от голода в другие квартиры, – пояснил Суховей. – Эти твари неистребимы, особенно тараканы. Им даже радиация не страшна, только мороз…

– Гляжу, у вас насчет насекомых глубокие познания, – усмехнулась женщина. – Так значит, здесь никто не живет?

– Разве что домовой, уже восьмой месяц пустует, – вздохнул он горестно.– Только долги накапливаются, а из ЖЭКа присылают напоминания о сумме долга, пени и угрожают взыскать через суд. Эта хата меня в гроб загонит, на продукты питания и лекарства пенсии не хватает, а тут еще эта обуза.

– Не будьте пессимистом. Вы еще довольно крепкий и привлекательный мужчина,– польстила Баляс. – Надо радоваться, что у вас есть дополнительная недвижимость, тогда, как много людей, те же бомжи, не имеют крыши над головой, мыкаются по подвалам и чердакам.

– Какая уж там радость, одни расходы, – махнул он рукой.

– Не говорите так, это капитал, пожалуй, надежнее, чем вклады в банке, которые сплошь и рядом из-за афер терпят банкротство. Владельцы таких банков отпетые мошенники, по сути, “кидают” своих доверчивых клиентов. Схема проста: переводят активы банка за кордон и следом за валютой туда же мигрируют. Живут припеваючи на валюту обманутых вкладчиков, поверивших в высокие проценты прибыли. Практичные люди очень дорожат недвижимостью, ведь это валюта, не подверженная девальвации, тем более, что сохраняется устойчивая тенденция подорожания жилья, в том числе и на вторичном рынке. Я вам поясняю на тот случай, если вы после продажи квартиры и получения крупной суммы валюты, решите положить ее в банк на депозит. К этому делу надо будет подойти очень осторожно, чтобы не стать жертвой финансовых аферистов. Я вам помогу выбрать надежный с солидной репутацией банк. А, вообще, на вашем месте я бы не торопилась расставаться с квартирой, могла бы подыскать вам богатого арендатора.

– Эх, Виола Леопольдовна, добрая душа, сколько той жизни осталось?– посетовал старик. – У меня есть крыша над головой и, слава Богу, а эта недвижимость ни к чему. Были бы дети, внуки, другие родственники, тогда другое дело, чтобы оставить им в наследство. Бог мне не дал детей, поэтому и достанется, черт знает кому? Лучше продать и пожить остаток лет в достатке, а то ведь цены на продукты питания, лекарства, жилищно-коммунальные и другие услуги постоянно растут, а нередко и скачут.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное