Владимир Жариков.

Амулет Золотого Льва



скачать книгу бесплатно

– Что, молодец, дела пытаешь, аль от дела лытаешь? – спросила бабка, завидев меня в дверном проеме.

– Вы уж простите, мы тут вчера воспользовались… чтоб переночевать… мы думали это зимовье… я сейчас все уберу!

– Пустяки! – буркнула старуха.

– Скажите, а далеко ли до реки?

– До Смердяши-то? Да версты три, не более.

Не подумал бы, что величественная таежная река, объект поклонения не одного поколения туристов-водников носит в этих краях столь неблагозвучное название.

– А не встречались ли вам поблизости два добрых молодца и две красные девицы? – решив подыграть бабуле, я произнес эту фразу в ее стиле.

– Не, милый. Акромя тебя тут поблизости ни от кого русским духом не пахнет. У меня-то на вас нюх хороший. Дык только вот оно что, ужо лет двести вашего брата сюда не забредало.

– Видите ли, мы ночевали в вашей избушке впятером, а сегодня утром своих друзей я тут не обнаружил. Сам-то я спал на чердаке, и когда они ушли, не слышал.

– А ну-ка, сейчас глянем.

В руках у старухи оказалась колода карт. Ну, ясно! Сейчас раскинет карты и нагадает мне казенный дом, дальнюю дорогу, червовую даму… Бабка перетасовала колоду и положила в печь. Колода с легким жужжанием исчезла в ее недрах. Потом старушка взяла печную заслонку, прислонила к устью печки задом наперед. На закопченной заслонке появились какие-то пиктограммы, забегал курсор и вся заслонка засветилась, как экран жидкокристаллического дисплея. Тем временем, старушка достала из-под шестка замусоленное яблоко и пыльное блюдце, положила блюдце себе на колени, сдула пыль и стала водить по нему яблоком. Я пытался заглянуть ей через плечо.

– Погоди, яхонтовый, сейчас на большом екране глянем, – проворковала она.

Похоже, в избушке велось видеонаблюдение. Печная заслонка показывала все, что происходило в избе минувшим вечером. Вот мы входим и вносим свое барахло. Вот садимся ужинать, разливаем спирт, выпиваем. Вот я упал головой в миску, вот Катька поднимается на метле к потолку. Я потупил глаза, а бабка недовольно пошамкала губами. Вот мы выходим из избушки, потом ребята заходят обратно, залезают в спальники и задувают свечи. Становится темно, но изображение по-прежнему четкое, только зеленоватое и монохромное. Затем вхожу я, пытаюсь устроиться на печке и, в конце концов, залезаю на чердак. Дальше, за окном начинает брезжить рассвет, а передний план, словно в окне вагона, приходит в движение. Точнее, это избушка трогается с места. А потом – яркая сиреневая вспышка и… помехи. Бабка и так, и этак крутит яблоко в блюдце, но рябь с экрана не исчезает. Чуть позже изображение появляется, но комната уже пуста.

– Вот так всегда, – заметил я. – На самом интересном месте…

– И чего с картинкой случилось, – проворчала старуха, – только леший знает. Надо бы позвать Лешека, может он разберется.

– Интересный какой компьютер у вас, – я решил завязать с бабкой светскую беседу.

– И никакой не памфутер, думатель енто! – сердито ответила Баба-яга.

Конечно же, это Баба-яга! Кто же еще? Тут тебе и самоходная изба на куриных ногах, и летающие метлы, и чудо печь-компьютер два в одном.

И хозяйка всего этого, косматая, носатая древняя старуха – фольклорный персонаж древнерусского эпоса.

Кажется, ситуация начинает проясняться. Ну, конечно! Некий хитроумный предприниматель задумал устроить в этом глухом таежном уголке эдакую развлекаловку для туристов – возможность стать участником ролевой игры, фольклорно-эпического представления с похищением нечистой силой, щекочущим нервы приключением, и актерами, косящими под всякую нечисть. Наша группа оказалась, как сказал бы незабвенный Остап Бендер, «головной машиной в этом автопробеге». Но мы такой спектакль не заказывали, очевидно, нас с кем-то спутали. Следовательно, возможны два варианта: либо нас заставят заплатить за оказанные услуги, что вероятнее всего, либо это рекламная акция – бесплатная премьера, пилот-проект. А мы стали подопытным материалом, на котором отработают все тонкости режиссуры на предмет правдоподобности. Сейчас из лесу выйдут мои друзья, а режиссер пьесы пожмет нам руки и поблагодарит за помощь. А может быть, выскочат какие-нибудь стрельцы или три богатыря и потребуют денег.

Тем временем Баба-яга выудила из складок своей необъятной плиссированной юбки корявый сучок (мобильник, что ли?) и, приложив его к уху, произнесла:

– Лешунь, зайди, тут твоя помощь требуется… Ага, явилась – не запылилась, да не одна… – она покосилась на меня и, отвернувшись, понизила голос. – Ага, в подоле принесла… Из другого мира… Пятеро… Четверо пропали, один тута, у меня сидит… А я почем знаю, похоже, врата в другой мир сыскала, ага… Хочет знать, куда остальные подевалися… Так я чего тебя и зову, с думателем повозиться надо, часть информации стерта… Ага, жду!

Черт, что-то спектакль затягивается. Значит еще один акт. Сейчас придет леший, восстановит картинку и выяснится, что моих друзей похитил Кощей Бессмертный. С меня потребуют выкуп, либо представление затянется еще на один акт: мне выдадут богатырскую клячу, ржавый зазубренный меч-кладенец и отправят искать ларчик с яйцом работы Фаберже, в котором спрятана игла со смертью Кощеевой. Для туристов-лохов, заплативших свои бабки за участие в подобном шоу, лучшего и не придумаешь. Но мы-то «дикари», наша цель – сплавиться по порожистой реке и, по возможности, не встречать подобных себе двуногих. То есть, отрываться самим, в своей компании, без инструкторов, режиссеров, каскадеров и продюсеров. Нас явно с кем-то перепутали, и я решил поговорить об этом с Ягой.

– Бабулечка-красотулечка! Скажите, где мои друзья, и мы уберемся восвояси. А вы уж тут развлекайте своих подопечных, а то ведь конфуз получится. Мы-то музыку не заказывали и платить не собираемся. Очевидно, на нашем месте должен быть кто-то другой.

– Никого не должно быть на вашем месте! – сердито перебила меня бабка. – И как она ухитрилась врата пройти, бес ее знает!

Надеюсь, что бесу она звонить не будет. Хотя, кто его знает, сколько тут предусмотрено действующих лиц? Лешие, бесы, домовые… Ну и, конечно же, сценарист не придумал ничего оригинальнее попаданства в параллельный мир! А что, собственно, еще придумаешь? Либо другая планета, либо параллельный мир. Идея затерянного мира себя изжила ввиду его полного отсутствия на нашей старушке-Земле.

Дверь избушки распахнулась и впустила молодого, веснушчатого и патлатого пацана, лет двадцати. Он волочил за собой тяжеленный кованый сундук.

– Привет, ба! – он чмокнул старуху в щеку и кивком поприветствовал меня. – Здрас-сьте.

Я кивнул в ответ

– Тока што рассталися, – проворчала бабка. – Займись-ка, вон, лучше!

Она кивнула на печку. Лешек поманипулировал яблочком по блюдечку и просмотрел видеозапись до того места, где начались помехи.

– Ага… – задумчиво произнес он.

– Ага, – подтвердила Баба-яга.

Лешек вынул из печки один кирпич, приоткрыл крышку сундука, подняв глаза к потолку, на ощупь засунул кирпич под крышку и быстро закрыл сундук. Свои действия он никак не комментировал, только гундел под нос какой-то мотивчик. Похоже, компьютерные мальчики во всех мирах (если я действительно в ином пространственно-временном измерении) ведут себя одинаково. Этим они сильно отличаются от сантехников, телемастеров или, скажем, шоферов, которые могут часами рассказывать дилетантам про трамблеры, строчные трансформаторы, муфты или прокладки. Лешек приложил к сундуку ухо, потом пнул его ногой, еще раз прислушался, пнул с другой стороны и достал кирпич.

– Жив Васька-то? – спросила Яга.

– Чего ему сделается, – ответил леший, водружая кирпич на место.

– Там у него василиск живой, – шепнула мне на ухо Баба-яга.

Сквозь рябь и снег на экране проступило вполне различимое изображение.

– Й-ес! – прошипел Лешек, сжав кулак и дернув согнутым локтем.

Мы увидели, как в избу вошли люди в черных широкополых шляпах и с повязанными на пол-лица черными платками, так что видны были только глаза – ну просто грабители поездов с дикого запада. Они выволокли моих друзей прямо в спальниках (сцена похищения невесты из «Кавказской пленницы»), а в печь бросили какую-то дымовую шашку. Когда эта шашка перестала коптить, появилось нормальное изображение. Похоже, в спешке они просто не догадались заглянуть на чердак, поэтому я остался не обнаруженным.

– Конечно, это дело рук Кощея Бессмертного, – саркастически заметил я.

Яга с Лешеком переглянулись и пожали плечами. Все это мне уже начинало надоедать.

– Послушайте, милые актеры, экскурсоводы, работники турбазы или как вас еще назвать! Вы на самом деле нас с кем-то перепутали. Наша группа совершает самостоятельный поход. Мы и так отстали от графика почти на сутки. Нам надо восстановить плот и пилить дальше, пилить и пилить! Через десять дней на работу, отпуск кончается, от-пуск! Если я не выйду на работу через десять дней, меня уволят! У-во-лят! Пожалуйста, верните поскорее моих друзей и отпустите нас на реку. Вы денег хотите? Ну давайте обсудим, может, договоримся.

– Лешек, – обратилась старуха к своему внуку. – Ты понял, о чем он говорит?

– Не-а, не въезжаю. По ходу, он типа в шоке от похищения чуваков…

– Ты хоть знаешь, мил человек, куда попал, а? – обратилась ко мне Яга. – И ты, и дружки твои совсем не там, где ваша река, ваш плот, работа и ентот, как его… отпуск. Всполох сиреневый помнишь?

Она показала узловатым пальцем на заслонку. Я кивнул.

– Енто, голубчик, ВРАТА! Где они есть и как появляются, не знает никто. Уж мы с Лешеком точно не знаем. И спутников твоих на самом деле похитили. И мы тебя, милок, не разыгрываем. И денег твоих нам не надобно. Мы бы и сами рады тебе помочь, да пока не знаем как.

– Понял, – я кинулся в рассуждения. – Значит, сценарий такой: избушка затащила нас в глухомань, откуда нет ни путей, ни дорог, Кощей похитил моих друзей, а мне надо их выручить и к вечеру найти отсюда выход. Тогда еще есть шанс отплыть завтра и попытаться вернуться домой в срок. Где замок Кощея?!

Я сделал энергичное телодвижение, собираясь немедленно тронуться в путь.

– Как звать-то тебя? – Баба-яга жестом велела мне оставаться на месте.

– Иван.

– Царевич? – уточнил Лешек.

– Нет, Андреич.

– Вот что, Ваня, – заговорила Яга душевно. – Как найти Кощея, нам не ведомо. Знаю одно, за день тебе не управиться. И за неделю. А может, и за месяц.

Я приуныл. Честно говоря, даже не знал, как вести себя дальше. То ли подыграть им и сделать вид, что я ни о чем не догадываюсь, то ли решительно требовать прекратить меня разыгрывать, не то… Впрочем, что «не то»? Позову милиционера? Обращусь к прокурору? Позвоню «браткам»? Похоже, другого выхода у меня нет, придется принимать правила игры, иначе сидеть мне в этой избе до второго пришествия (то есть до появления следующей группы туристов). Я надеюсь, режиссер этого реалити-шоу человек достаточно гуманный и не станет подвергать мою жизнь опасности в предстоящих испытаниях. Ибо гибель человека в развлекательном мероприятии – подсудное дело, а кому охота сидеть на нарах, вместо того, чтобы стричь купоны с хорошо налаженного бизнеса.

– Все равно, нельзя терять время. Хоть направление, куда идти, вы мне покажете? И второе: могу я оставить на хранение кое-какие вещи, хочу взять с собой только необходимое.

– Разумеется, касатик, только чуток погоди. Давай-ка, перекусим на дорожку сначала, чем Бог послал.

Предложение было весьма кстати, ведь с утра у меня маковой солом… то есть росинки во рту не было. Правда, это еще сильнее меня задержит: пока бабка печь растопит (ведь она и по прямому назначению используется, проверено), пока сварит щи там, или чего еще, ведь холодильника и микроволновки в избе не наблюдалось. Но что поделаешь, на два часа раньше, на два часа позже, большой роли уже не играет. Тем временем, Яга извлекла из сундука замызганную скатерть, скорее всего ее ровесницу, встряхнула и расстелила ее на столе. На скатерти, как на проявляемом фотоснимке, стали появляться натуральные блюда: пироги, запеченная целиком севрюга, гусь в яблоках, огурчики, блины, икра, черничное варенье, самовар и большой заварочный чайник. Я ни на миг не усомнился, что все это – ловкость рук, мастерство иллюзиониста. Копперфильд отдыхает.

– Самобранка? – ехидно произнес я. – Незаменимая вещь в походе! Всегда харч при себе.

– К сожалению, работает только в избе, либо шагах в десяти от нее, – опустила глаза бабуся.

Ну вот, что и требовалось доказать. Впрочем, еда выглядела натурально и очень аппетитно. Я отломил от гуся крыло, положил ложку севрюжьей икры на кусок грибного пирога и принялся все это уплетать.

– Атас! – крикнул Лешек.

Наша трапеза внезапно прервалась. За окном послышалось хлопанье крыльев.

– Надень, быстро! – Баба-яга швырнула мне засаленный, изъеденный молью древний треух.

С перепугу я натянул его по самые уши. Хлопанье крыльев раздавалось все сильнее и отчетливее, что-то большое заслонило солнце, бросив на землю обширную тень. Через минуту за окном промелькнул силуэт громадного птеродактиля. Я разглядел мощные кожистые крылья с когтями, и мне показалось… Нет, не показалось, у него на самом деле три головы! Либо это очень искусно наведенный глюк, либо виртуозно выполненный действующий макет летающего трехголового ящера. Ящер сделал три круга над поляной и удалился.

– Можешь снять, – разрешила Яга, когда хлопанье крыльев утихло.

– Змей Горыныч? – спросил я.

– Он, родимый. Злыдень окаянный. Шпион Кощеев.

– А это – шапка-невидимка?

– Типа того, – ответил Лешек.

– Кощей тебя разыскивает, – Баба-яга убрала шапку обратно в скндук. – Хватился, что не всех ночью утащил.

– Так, может, оно и к лучшему? Пусть он и меня похитит, я встречусь с друзьями, а там мы вместе и решим, что нам дальше делать…

– Ишь, чего выдумал! И сам станешь пленником. И кто тогда всех вас выручать будет? Баба-яга? Очень надобно!

Понятно. Отклонения от сценария не предусмотрено. Мы продолжили прерванный обед. Баба-яга заговорщически мне подмигнула:

– Чего ж мы в сухую-то? Эх, была, ни была! Дай Бог не последнюю…

И извлекла на свет знакомую мне баклажку. Неужели Командор с Лёхой вчера так все и не допили? Лишь немного позже я узнал о чудесном свойстве этой баклажки. Дело в том, что влага в ней не кончается никогда, она всегда пуста только наполовину. Любой алкаш полжизни отдал бы за такую штуковину!

– Ух, ядрена самогонка! – зажмурилась Баба-яга, когда мы приняли по стопке. – Сегодня еще вкуснее, чем вчерася! Можжевельником пахнет!

Я не стал пояснять, отчего самогонка стала вкуснее.

– Как же вы не знаете, где живет Кощей Бессмертный? – ехидно заметил я. – Ведь вы вроде как родственники?

– Упаси меня Бог от таких родственников, – Яга понизила голос и в сторонку добавила: – да и черт тоже!

Наша трапеза подходила к концу.

– А теперь, попробуем, яхонтовый, разузнать, что тебе дальше делать.

Баба-яга достала из печки колоду карт, плюнула, перетасовала и засунула обратно в печку. На заслонке появились некие письмена, что-то среднее между старославянскими рунами, арабской вязью и египетскими иероглифами. Бабка несколько минут пристально вглядывалась в них, беззвучно шевеля губами, а потом, похоже, начала задремывать.

– Ну, что интересного говорят нам карты? – прервал я ее медитацию.

– Тебе бы, Ваня, не пристало в твоем положении иронизировать, – ворчливо произнесла старуха. – Короче, есть только один человек, который может помочь победить Кощея Бессмертного, и с друзьями тебя соединить, и вернуть вас к ентому, как его, к отпуску. Это Бэдбэар. К нему отправляйся!

– А кто это?

– Великий Волшебник, Маг и Чародей, Властелин ночи, Повелитель Алмазной долины. У него свои счеты с Кощеем, давно на него зуб точит.

– Тогда почему же он до сих пор с ним не расправился?

– Почему? По кочану! Зачем ему скандал политический? Уж лучше руками инородца все сделать, а апосля отправить его в мир иной… – бабка осеклась, – в смысле в свой мир, на свою родину, то бишь!

Все немного притихли, и в тишине было слышно, как по комнате прожужжал какой-то маленький жучишка. Он немного полетал и выпорхнул в раскрытое окно.

– Ой! – схватилась за щеку бабуля, будто у нее разболелся единственный зуб. – Кажись, чегой-то не то взболтнула.

– Да ладно, ба, забей, не парься, – успокоил ее Лешек. – Пока долетит, его какая-нибудь галка склюет.

– Ну ладно, – произнес я бодрым тоном. – За хлеб, за соль спасибо, а мне пора. Соберу только вещички необходимые – и в путь!

– Лешек, – Яга толкнула внука локтем, – ты тоже пойдешь!

– Прикольно, да? – буркнул Лешек, – Зачем это?

– Не спорь! За тем, за чем я тебе ужо сто лет твержу. Двести лет, ума нет – не будет. А в Алмазной долине университет, доктора, профессора разные. Уму-разуму научат, диплом дадут!

– Нужен мне этот диплом!

– Не спорь со старшими! Вон, у Ивана спроси. Нужен диплом, Ваня, аль нет?

– Вообще-то нужен, – согласился я.

– Он у нас парнишка смышленый, Лешек-то. Но дурень! В железяках всяких, да в чипсах…

– Чипах! – поправил Лешек.

– …в чипах разбирается. Вон, думатель починить может, дальнослов придумал, – она покрутила в руке корявый сучок. – А так, дурак дураком.

– А на фига мне зубрить всю эту теоретическую магию, философию, теологию… И без верхней математики обойдусь как-нибудь.

– Хватит! Проводишь Ваню к Великому Волшебнику, Магу и Чародею, Повелителю ночи, Властелину Алмазной долины Бэдбэару, а сам – в Университет. Хоть магистром станешь, практику получишь. Всю жизнь что ли на бабкиной шее хочешь просидеть?

Я пошвырял в два рюкзака минимум вещей, в основном те, что попадались под руку: взял один кан, самый маленький, девчачью палатку, она поменьше, свой спальник, основную веревку, немного тушенки, паштет, копченую колбасу, пшено, геркулес (будь он неладен), чай, ну и, конечно же, аптечку, топорик, фонарь и разную мелочь. Всё остальное снаряжение и личные вещи ребят оставил у Бабы-яги. Я подумал, что в пути нам очень поможет мой GPS-навигатор и решил сделать привязку к местности. Ведь изба не курьерский поезд, вряд ли за ночь она убежала за обрез карты, вбитой в прибор. Я посмотрел на дисплей и… О-па! Прибор не улавливал сигналы спутников. Изба что ли экранирует? Я вышел за дверь, но лучше от этого не стало. Выругавшись, я вернулся назад, заменил батарейки, но и этим ничего не добился. Разозлившись, бросил прибор на стол.

– Что за аппарат? – поинтересовался Лешек, рассматривая бесполезную диковинку.

– Навигатор. Он принимает сигналы спутников и определяет координаты на местности.

– Чьи сигналы принимает? Ваших спутников?

– Американских… Спутников Земли, – стал я пояснять, заметив, что Лешек тормозит. – Вокруг Земли… летают…

По недоуменному взгляду Лешека, я понял, что он не врубается. Они с бабкой переглянулись.

– Вокруг чего? Как вокруг Земли летать можно? Земля-то она как блин плоская, блин!

– Тронулся! – добавила Яга. – На почве стресса – того! Крыша поехала!


Глава 3. К АЛМАЗНОЙ ДОЛИНЕ


Мы переночевали у Лешека и рано утром двинулись в путь. Мрачный, окутанный туманом, лес дышал сыростью, источая прелые запахи грибов и прошлогодней листвы. Было прохладно и тихо. Я нес свой собственный рюкзак, а Лешеку во временное пользование выделил Лёхин. Поклажу мы поделили поровну, вещей у нас было немного, так что рюкзаки плеч не тянули, и шлось довольно легко.

– И где же эта Алмазная Долина? – спросил я.

– Без понятия!

– ??? … Не понял! Так куда же мы идем?

– А-а! Туда, – он махнул рукой вперед.

– А точнее?

– Надо идти в сторону типа заката.

– То есть, на запад, – уточнил я.

Лешек уверенно брел сквозь чащу, раздвигая ветки. Казалось, что они сами перед ним раздвигаются. Я достал компас: раз уж мой GPS-навигатор не работает, надо воспользоваться для ориентирования более надежным среством. Лешек упорно пробирался на север.

– Стой! – я потянул его за рюкзак, – закат вовсе не там!

– Там, там!

– Да нет же, там север. Блин, ну как тебе объяснить? Полуночная сторона!

– Тут ета, по ходу, магнитная аномалия, – пояснил мой проводник. – Лес, типа, заколдованный. Идешь вроде прямо, а на самом деле – по кругу. Ориентироваться может только тот, кто знает. По памяти. А к нам сюда, как бы, вообще никому не попасть.

Еще через полчаса мы выбрались на просеку, которая привела нас к проезжей грунтовой дороге. Мы скинули рюкзаки и присели отдохнуть на здоровенный, местами заросший мхом камень. Оглядевшись, я обнаружил, что просека, которая привела нас сюда, куда-то пропала, а находимся мы на перепутье четырех дорог. Я поднялся. Так и есть, мы сидели на путеводном камне. Булыжник был грубо отесан с четырех сторон, а на каждой грани выдолблены словеса старославянскими литерами:

«Налево пойдешь – ничего не найдешь»

«Прямо пойдешь – смерть свою найдешь»

«Направо пойдешь – коня потеряешь»

«Назад пойдешь – молодость вернешь»

Надпись, которая гласила, что мы ничего не найдем, местами была замазана белой краской, а поверх нее углем выведено кривыми буквами: «БАГАТЫМ СТАНИШ».

Почесав репу, мы пришли к выводу: богатство нам пока без надобности, у нас есть дела более срочные, завернем на обратном пути. Молодость возвращать нам тоже еще ни к чему, мы и так достаточно молоды. Помирать нам рановато, да и, прямо сказать, неохота. А вот коня у нас нет и потерять его нам никак не грозит. Мы решили идти этой дорогой, то есть направо. А там, глядишь, встретим живую душу, которая укажет нам дорогу конкретнее.

Солнце поднялось, его лучи пробивались сквозь листву деревьев. Туман рассеялся. Мы бодро шагали на северо-восток по широкой торной дороге. Направление, конечно, не то, о котором говорил Лешек, но я надеялся, что эта дорога выведет нас на большую магистраль с дорожными указателями, где, возможно, посчастливится поймать попутку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное