Владимир Холодок.

Конец света. Пожили и хватит. Или… Весёлые шарики



скачать книгу бесплатно

От автора

Кометы и астероиды, цунами и землетрясения, смена магнитных полюсов и глобальное потепление – всё это милые ласточки в деле надвигающегося конца света. Только две стихии по-настоящему опасны для человечества – это Политика и Культура. Эти две Прекрасные Дамы не дают нам покоя ни днём, ни ночью. Они цепляют нас из телевизора, радио и газет, дышат нам в затылок в метро, идут за нами гулкими ночными переулками. Только все вместе, сообща мы можем уговорить их не делать этого. Все беды наши – в наших головах.

Благодаря им…


1. Супер газета! № 1 в мире на русском языке о наших и мировых звёздах. Первые публикации стихов автора, информационная поддержка. Авторы фотографий: Б. Кудрявов, Л. Кудрявцева, Д. Михеев, П. Арчвадзе, С. Минаев.

2. «Комсомольская правда» – первые публикации стихов автора.

3. Интернет-портал «Russia.RU» – публикации в блогах.

4. РИА «Новости» – фотографии.

5. Фотобанк – фотографии.

6. Фотобанк Лори – фотографии.

7. Агентство «Новый регион» – фотографии.

8. Евгений Холодок – дизайн обложки, маркетинг, реклама.

9. Наталья Холодок – набор, вёрстка, редактирование, техническое редактирование, корректура.

I. И за бугром бывает гром

1. Обама и Ромни. Один посторонний

 
Рокфеллер и Ротшильд, хозяева мира,
Сидят обсуждают героев Де Ниро.
Но суть разговора совсем не для прессы —
У каждого в мире свои интересы.
 
 
Владеют всем миром, вы даже не шарьте,
Они подошли к политической карте.
Два цвета на ней – золотистый и чёрный.
Ведь нефти и золоту люди покорны.
 
 
Весь мир – пополам, по полмира на брата.
Но каждому кажется, что маловато.
Ну, правда же мало, всего-то – полмира —
Как будто с соседями ваша квартира.
 
 
И вечно в сортире сосед-недотёпа,
И голым по полу уже не пошлёпать.
А если гостей назовёт он на кухню?
Такого соседа не проще ли «ухнуть»?
 
 
И думают оба: «Такого не ухнешь.
А ухнешь, то сам ещё больше опухнешь.
А может, в асфальт я его закатаю,
Подмажусь к России, подъеду к Китаю».
 
 
Зевнул у камина огромный ротвейлер.
И руку пожал оппоненту Рокфеллер.
Вопрос с президентом решили для Штатов.
Сценарий запущен для электората.
 
 
И что характерно, кого ни назначат,
Того изберут, ну а как же иначе?
Досадные всё же бывают ошибки,
Вот с Кеннеди там получилось не шибко.
 
 
Волнуются в Штатах мормоны, масоны,
Их дни напряжённы, а ночи бессонны.
С одной стороны – хеллоуин с ураганом,
С другой – Башар Асад с советским наганом.
 
 
С одной – непонятное дело с Ираном,
Чтоб не было поздно, но плохо и – рано.
С другой – эти выборы, блин, в президенты.
Всё так закрутилось, распутаешь хрен ты.
 
 
Вот два кандидата: Обама и Ромни.
Плохой и хороший.
Нахальный и скромный.
Обама ласкает нас – перезагрузка,
А Митт – про войну и совсем не по-русски.
 
 
Ведь Ромни – мормон. Он не пьёт и не курит.
А наши в Майами давно бедокурят.
И стонет далёкая эта Флорида
От запахов русских и мощных флюидов.
 
 
И Митт запретит однополые браки.
Вот наши и вспомнят Обаму Барака.
И Митт выступает за смертные казни.
А наши для этого ехали разве?
 
 
И если же Ромни дорвётся до власти,
То нашим ребятам там скажут, ну, здрасьте!
И будут травить их и мазать аджикой.
И вспомнят они про любимых таджиков.
 
 
Он против всего, даже против абортов,
Что будет у них с физкультурой и спортом?
Ну как же в Америке жить с этим Ромни?
Бегите, мы место найдём поукромней.
 
 
И все за Обаму, ребята, молитесь,
Он нам, как родной богатырь или витязь.
Заявим Рокфеллеру честно и прямо:
– Не тронь и не пачкай Барака Обаму!
 

2. Что же с Европою будет?
 
Ангела Меркель и Саркози
Не расстаются друг с другом,
Вместе – на саммит и на УЗИ,
Вместе гуляют по лугу.
 
 
Ими владеет пылкая страсть —
ЕВРО спасти от развала,
Но мировая кОрысть и власть
Палки в колёса совала.
 
 
Кружатся звёзды, встав в хоровод,
На полотне еврофлага.
Чья-то звезда закружилась и вот —
Сделала влево полшага.
 
 
Вот и другая – прыг со стези,
Третью берут на поруки,
Ангела Меркель и Саркози
Крепко схватились за руки.
 
 
Им расставаться просто нельзя,
Сразу посыплются звёзды.
Ангела Меркель и Николя
В дом возвращаются поздно.
 
 
Ангела дома видела сон —
Евро сорвался на волю.
– Ай, Николяша! – вырвался стон, —
Коленька, Колюшка, Коля!
 
 
Муж возмутился: «Кто тут Колян?
И-о-а-хим я, не Коля».
– Ты и не Коля, и не Олланд,
Вспомнила Гельмута Коля…
 


 
… В ухо бубнила Карла Бруни:
– Что-то любовь наша меркнет.
– Карла, родная, ты не брани,
Плохо без Ангелы Меркель.
 
 
К Ангеле рвётся прямо с утра
Гнать европейское горе,
Вместе поют они у костра
Песню про полюшко-поле.
 
 
Это не просто евро-игра,
Евро-улыбки и глазки.
Ест Николя из гуся фуа-гра,
Ангела Меркель – колбаски.
 


 
Из экономии Греция вся —
По площадям и по пляжам.
Им из Европы дали гуся,
Пусть он без печени даже.
 
 
Евро-лягушку съел Саркози,
Устрицы и чебуреки:
– Будет в Европе всё на мази,
Лишь бы не померли греки.
 
 
Мысли – под солнцем и под дождём,
Лидерам трудно расстаться:
– ПО миру, Коля, сами пойдём,
Если за всех рассчитаться.
 
 
Этот тандем им богом был дан,
Зря вы тандемы хулите.
Даже в политике каждый Хуан
Думает о Хуаните.
 
 
Евро-китаец и евро-араб,
Ходят себе евро-люди.
Новой Европы мать и прораб
Не доучли евро-буден.
 
 
…В кабриолете ехал Олланд,
Дождь замочил ему груди.
И подмочился Ангелы план —
Что же с Европою будет?
 

3. Как Стросс-Кан попал в капкан

Эпиграф.

 
Всё больше и больше
В политике секса,
Играют гормоны
От кобеля Рекса.
 
 
Сидел Саркози
На изящном балконе
И думал о друге своём —
Берлускони:
 
 
«Он маленький мачо
И старый развратник,
Но шустрый, как мячик,
И вечный, как ватник.
 
 
Я ростом побольше,
Он ростом поменьше,
Но он чемпион
По количеству женщин.
 
 
Да, Карла моя,
Как стерлядочка в кляре,
Она хороша,
Но в одном экземпляре.
 
 
А Сильвио с Руби
Тусил, из Марокко,
Я тоже хотел бы,
Но знаю – морока.
 
 
Я этих бесстрашных
Поклонников женщин
Готов уничтожить,
Ни больше, ни меньше».
 
 
И Прохоров первым
Попался в ловушку,
На всю в Куршевеле
Кутивший катушку.
 
 
А мстит Саркози
Беспощадно и строго:
Он жало вонзит
И прокрутит немного.
 
 
…Ну кто же не знает
Банкира Стросс-Кана? —
Тот водки не пил
До конца из стакана.
 
 
Когда у банкира
Гуляют деньжищи,
Он круче Шекспира,
Он – Принц! А не нищий.
 
 
И этот Стросс-Кан,
Воротила со стажем,
Решил в президенты,
Пусть Франции даже.
 
 
Летел в самолёте
В Нью-Йорк безмятежно,
И про Саркози
Отзывался небрежно.
 
 
В отеле разделся,
Красивый и голый,
Болтал перед зеркалом
Личным «приколом».
 
 
И эта пантера,
Как с пальмы свалилась,
С ведром и со шваброю
В номер ввалилась.
 
 
Стросс-Кан убегал,
Он запрятался в ванной,
Но всё же был пойман
Мулаткой незваной.
 
 
Вгляделся он в чёрное,
Милое личико,
И плоть заиграла:
– Какая техничка!
 
 
Проснулись инстинкты,
Набухло «изделие» —
Такая техничка
По кличке Офелия.
 
 
Реальность ушла
На такую дистанцию!
Забыл он про Фонд
И, конечно, про Францию.
 
 
И – гонки опять,
Но в обратную сторону,
А видеокамеры
Смотрят, как вороны…
 
 
Тюряга, залог
И ошейник на ногу.
Приходит Стросс-Кан тот
В себя понемногу.
 
 
И он вспоминает,
Бледнея, немея,
Офелию ту
Из далёкой Гвинеи.
 
 
Даёт он советы
Банкирам, пронырам:
– Оставьте для космоса
«чёрные дыры».
 
 
Читает Софокла,
На сон – Еврипида,
Боится всех баб
И возможного СПИДа.
 
 
Из женщин он чтит
Только Ангелу Меркель,
Её красота
Никогда не померкнет!
 
 
…Не парься, Стросс-Кан,
Ты не стал президентом,
Зато овладел
Всенародным контентом.
 
 
Навечно вписал
Своё имя в анналы,
Таких невезучих
Ещё не бывало.
 
 
А тех президентов —
Их было до чёрта,
Да всё позабылось,
И временем стёрто.
 
 
В бессмертие легче
Умчаться дуэтом:
Тристан и Изольда,
Ромео с Джульеттой.
 
 
А ваши дуэты
Ещё симпатичней:
Левински и Клинтон,
Стросс-Кан и техничка.
 


Экс-директор Международного Валютного Фонда, Экс-претендент на должность Президента Франции.



Нафиссату Диалло (Офелия), уборщица в отеле.

4. Да будь он неладен, бессмертный бен Ладен

2011 г.

 
Обама подумал,
Купаясь в бассейне:
«Как это прекрасно,
Что нету Хусейна!
И нет Че Гевары,
Как это прекрасно!
… Но много осталось
Живущих напрасно.
 
 
К примеру, вот на фиг
Живущий Каддафи?
Живущий, ребята,
Без пользы для Штатов.
Да много ещё там
других кандидатов,
живущих совсем
бесполезно для Штатов.
 
 
Но мысли прервал
Неожиданный зуммер —
И новость! – бен Ладен
Давно уже умер.
Да кто ж его, гада,
Вот так надоумил?
Взорвал небоскрёбы
И, здравствуйте, умер.
 
 
Естественной смертью —
Какая подлянка!
И жил, наслаждался
В пещере, в землянке.
Ругался Обама
По-русски и матом,
Им так подобает,
Отцам-демократам.
 
 
Приказ лаконичен —
Врага откопайте!
И даже циничен:
А труп расстреляйте.
 
 
Но выдайте миру
Картинку другую —
Что взят с автоматом,
И помер вживую.
 
 
Аврал в Голливуде —
Из Белого дома
Заказ на блокбастер,
Как это знакомо!
Массовка, тусовка,
Актёры, солдаты,
Летят вертолёты —
Да здравствуют Штаты!
 
 
Бен Ладен Захвачен!
Бен Ладен расстрелян!
А, может, повешен,
Но точно – утоплен.
Отведал бен Ладен
Все виды кончины,
Возможно, не зная
Для смерти причины.
 
 
Уставший Обама
Сидел у камина
И думал о детстве,
Промчавшемся мимо.
Как лазил на пальму,
Бродил по откосам
И как в носорога
Бросался кокосом.
 
 
И девочек вспомнил —
Лауры, Мишели.
И вот докатился —
Все люди – мишени.
Да ладно бы это,
Вот врать неохота.
Но что ж тут поделать —
Такая работа.
 
5. Пусть в Париже холода, Украине – не беда

Смещение часовых поясов происходит по указу, смещение поясов климатических – абсолютно спонтанно. Невиданные морозы, охватившие Европу и Африку, принесли такие сюрпризы, как лёд на каналах Венеции и снег в Сахаре. О том, как мужественно и самоотверженно боролись европейцы с небывалыми катаклизмами, вы узнаете из этой статьи (шокирующие подробности).

 
По Венеции шёл ледокол,
Не видать ни единой гондолы.
Из Сибири товар подошёл —
Подвезли меховые кондомы.
 
 
Снегоход совершает рывок
По Сахаре, в снегу застревая.
Пролетает верблюжий плевок,
На лету в глыбу льда застывая.
 
 
По Берлину идёт… да не танк,
Просто немец, как под Сталинградом:
– Если там и тогда было так,
То кому это всё было надо?
 
 
А в Париже пропал часовой,
Из России француз круглолицый,
Снег засыпал его с головой —
На посту же нельзя шевелиться.
 
 
В Елисейском дворце суета,
Ходят дамы и – так, дипломаты,
Не видать декольте ни черта —
Им от холода дали бушлаты.
 
 
Разговоры, конечно, о том,
Как страшна ледяная угроза.
– Я гордился сиамским котом,
Он теперь без хвоста от мороза
 
 
В круассане был лёд, а не крем…
И лежат на ладони два зуба:
– Пожвоните, пожалуйшта, в Кремль,
Пусть нам газу дадут, а не дуба.
 
 
А Газпром – он и так на рогах,
На ушах, с обмороженным глазом,
И, не думая о пирогах,
Все задвижки открыл до отказа.
 
 
«Хорошо и тепло на Земле!» —
Янукович сказал на обеде.
«Украина всё время в седле —
Дал нам бог и друзей, и соседей.
 
 
Газ даёт Украине сам Бог.
Сам даёт, мы его не просили.
Я и Турции газом помог,
И помог бы, конечно, России».
 
 
В резиденции – жар, даже зной
Рвётся в окна, по улицам бродит,
На Майдане запахло весной,
И каштаны набухли в природе.
 
 
– В географию строчку внесём:
«Самой тёплой страною отныне,
Пусть зимой, но на шарике всём
Быть моей дорогой Украине!»
 
 
…Объяснил нам Великий Мороз,
Что мы все – европейские братья.
Можем все окочуриться врозь,
Но согреем друг друга в объятьях!
 

6. Два Евросоюза

Над Европой нависло счастье, которого она сама пока не осознаёт. Франция и Германия размышляют о том, как разделить еврозону на две части: одна – из более богатых стран, другая – из более бедных. Самое время – подключиться к процессу нам.



 
Топоры стучат по древу —
Вот и нету Папандреу.
Вместо евро будет драхма,
Вместо драмы будет хохма.
 
 
Папандреу очень хитрый,
Взял затеял референдум,
Он хлебнул вина пол-литра
И запил бутылкой бренди.
 
 
Круг вопросов очень узок —
Кто расплатится с долгами?
Или немцы и французы,
Или греки платят сами.
 
 
Был ответ бы однозначен,
Греки всё ж не иждивенцы:
– Ну, конечно, платят немцы
И французы к ним в придачу.
 
 
Удивился сам Обама,
Зря он хитростью кичился,
Папандреу – хитрый самый,
Он в Америке учился.
 
 
Подсластить бы грекам убыль —
Вместо драхмы дать им рубль.
Симпатичны эти греки,
Это наши человеки.
 
 
Если б я был демократом,
То покрыл бы их не матом.
Было очень бы резонно
Их покрыть рублёвой зоной.
 
 
…Проскакали ночью кони —
Вот и нету Берлускони.
Вот и их – в рублёвый пояс,
И живи, не беспокоясь.
 
 
Чтоб военный наш корабль
Не ступал ногой на грабль,
Чтобы Черноморский флот
Мог сказать, закройте рот!
 
 
Можно даже без Хорватий,
Португалия – и хватит.
Хватит ездить по Египтам,
Если видим перегиб там.
 
 
Это всё для наших женщин,
На руках бы их несли
К итальянцам, но не меньше,
На рублёвый край земли.
 
 
Подтянулись позже б сами
Мы на яхтах с парусами.
Всё мы сделали бы для
Зоны счастья и рубля.
 
 
Видят немцы и французы
Сразу два Евросоюза,
Вот и им бы помогли,
От забот уберегли.
 
 
И глядите, добры люди,
Наш союз длиннее будет,
Да потрогайте для спорту —
От Находки и до Порту.
 
 
И, само собой, потолще,
Поприятней и побольше.
Шоколадно заживём
С нефтегазовым рублём.
 
 
Для страны, а не для вида,
Обращаюсь сразу к МИДу,
Я не требую зарплаты,
Вы подумайте, ребята.
 


Папандреу, бывший руководитель Греции



Берлускони, бывший руководитель Италии



Руби, предполагаемая подруга Берлускони

7. Как не влезла яхта в бухту

Мучения Романа Абрамовича с этими западными чиновниками.



 
Шла яхта в бухту у Антиба,
Спешил Роман домой на виллу,
Но не пустили яхту, ибо
По габаритам не входила.
 
 
Она длиной под двести метров,
Броня, подлодка, ПВО там.
Она, как лайнер кругосветный
И флагман личного морфлота.
 
 
Да по-хорошему – вошла бы,
Один бы принял из причалов,
Но яхту шейха из арабов
Уже волною там качало.
 
 
– Построить свой причал могу я, —
Просил Роман у сельсовета.
– Мы это дело обмозгуем, —
Но «нет» звучало из ответа.
 
 
Вот сколько трудностей и козней
Подстерегают олигарха.
А есть запреты посерьёзней —
Не пей, не выкури цигарку.
 
 
Не стать ни мэром и ни пэром,
И даже сэром вряд ли станешь.
Ну, скажут – сэр, а числят – хером,
Ведь их, мерзавцев, не обманешь.
 
 
Ну что за жизнь? И где свобода?
Там наш Аркадьевич в загоне.
Ему поможем всем народом
И все причалы узаконим.
 
 
Канал построим Питер – Сочи,
Для этих дел не жалко денег.
Роман, швартуйся, как захочешь,
Хоть у Кремля, хоть в понедельник.
 
 
Мы раньше были дураками —
На космос вкалывать полвека!
Сейчас вот этими руками
Вложились просто в человека.
 
 
И пусть тускнеет наш Гагарин,
И космос наш – под океаном.
Наш труд сегодня не бездарен,
Пусть яхты ходят караваном!
 
 
Не важно, что Авроре снится,
Она не делает погоду,
Идёт «Эклипс», и ей не спится.
Эй, капитан, прибавь-ка ходу!
 
 
Два корабля и две эпохи,
Сейчас – Эклипс, тогда – Аврора,
Два символа, но оба плохи,
Хотя точны без разговора.
 
 
Пусть у Кремля, а не у Ниццы
Навечно бросит якорь в воду.
Что этой яхте будет сниться —
Нельзя рассказывать народу.
 
8. Судьба олигарха

 
Зажимая тоску в кулаке,
И в расстроенных чувствах отцовских
Просыпался на Темзе-реке
Обедневший Борис Березовский.
 
 
Абрамовичу был, как отец,
И учителем был он, и крёстным,
Но теперь Березовский – истец,
А Роман – в неплательщиках злостных.
 
 
Олигарх с самой буквы большой,
В том же месте по имени Лондон,
Просыпался с открытой душой
И светился улыбкой Джоконды.
 
 
Он улыбкой весь мир подкупил,
Светит взор этот голубоглазый,
Он не брал ни откат, ни распил,
Отдавали ему всё и сразу.
 
 
Было время – до слова «дефолт» —
Березовский пахал в АвтоВАЗе,
Подоил он и Аэрофлот,
Был замечен в трудах на Кавказе.
 
 
Богател непосильным трудом,
Рисковал он душою и телом,
Пригласил Абрамовича в дом
И позвал на серьёзное дело.
 
 
Это дело – Сибнефть и РУСАЛ,
Там они поработали вволю.
Березовский потом отписал
И продал Абрамовичу долю.
 
 
Но с годами подкралась нужда
К Березовскому серою жабой:
– Ведь меня запугали тогда,
Не продал бы так дёшево я бы!
 
 
Кто не знает нужды – не поймёт,
Например, ты катаешься утром —
Мимо яхта, как лайнер, идёт,
Ну, а ты – на судёнышке утлом.
 
 
Да и вечером, севши за стол,
Умирая от зависти в кресле,
Сам играешь в карманный футбол,
А весь мир наблюдает за Челси.
 
 
И слеза так и катится в кейс,
Здесь такие порядки, не бред ли?
Не подоишь ни «Бритиш Эйрвейз»,
Не продашь ни единого Бентли.
 
 
Ничего тут не радует глаз,
На газоне лишь тянет загавкать,
Получаешь платёжки за газ,
За бензин отдаёшь на заправках.
 
 
Угасают чутьё и азарт,
Мимо рук пролетает «зелёный»,
И последний уже миллиард
Разменял на гроши-миллионы.
 
 
И журнал издевается «Форбс»,
Удалил олигарха из списка.
Пролетает над Лондоном «SOS!» —
Нищета осязаемо близко.
 
 
И, конечно, понятно суду —
Не бывать олигарху богатым,
А последние деньги уйдут
На издержки суду, адвокатам.
 
 
План возможен такой для него:
Если норов и крут, и неистов,
Не оставив себе ничего,
Записаться опять в коммунисты.
 
 
Пережить надо лондонский стресс
И собрать, где работал, все справки,
А потом обратиться в собес,
Чтобы пенсию дали с надбавкой.
 
 
Будет пенсию он получать
В месяц аж до двенадцати тысяч!
Может, будет немного кричать
Он, в витрины с продуктами тычась.
 
 
Будет жизнь весела и легка,
К ветерану труда не придраться.
И, возможно, машину «Ока»
У Собянина выбить удастся.
 
 
Здесь пустует в Разливе шалаш,
Вместо яхты есть лодка на вёслах,
Если бедный, то значит ты – наш,
Вместе будем рыбачить по вёснам.
 
 
И до тундры тут пара шагов,
К шалашу подбегают олени.
Если жить полноценно готов,
Мы с тобою, товарищ Еленин!
 
 
И тогда при раскладе таком
За тебя мы любого уроем.
Ты приедешь уже не тайком,
Всенародным вернёшься героем.
 
 
Только чур, ничего не крушить,
Худо-бедно теперь мы не лохи.
Всё же должен на Родине жить
Этот символ текущей эпохи.
 
 
Обращаюсь к властям заодно:
Ставить бюсты ему повсеместно.
Ну, а там… появиться должно
В Мавзолее вакантное место.
 
9. Мадонна на поводке

О чём думала Мадонна на своих концертах в России?



 
Меня куратор вёл на сцену
И говорил про божий дар,
Что я и музыка – бесценны,
В уме считая гонорар.
 
 
Я тихо пела бы на речке,
Качаясь в лодке на волне,
Но этот твёрдый человечек
Опять повёз меня в турне.
 
 
Представьте, люди, а легко ли
Изображать безумный секс,
Когда в боку чего-то колет,
А на спине написан текст?
 
 
Неугомонный человечек
Мне мазал буквы на спине,
Понаписал он там словечек,
А демонстрировать-то мне!
 
 
Спина – не место для граффити,
Для слов крылатых есть забор.
Сказал куратор:
– Как хотите! —
И смотрит пристально в упор.
 
 
Узнать бы, кто они такие,
Что там написано на мне?
Но слышу:
– Это же не Киев,
Исправить надпись на спине!
 
 
Концерт идёт! А там под краской
К чему-то чешется спина.
– А «чёс» – к деньгам, – сказал бы Басков,
– К деньгам! – подпели бы «На-на».
 
 
Поёт и думает певица:
– Как мало времени прошло!
Спасибо, что на ягодицах
Не написали, не вошло.
 
 
А в зале музыка и грохот,
Поёт Мадонна, как во сне,
Поёт и думает, не плохо б
В кого-то бы влюбиться мне.
 
 
Чтоб для него – и день, и вечер,
Подальше чтоб от этих лиц…
Но ей суровый человечек
Грозит и машет из кулис.
 
 
«Давай доклад про секс-меньшинства,
Покажет спонсор нам – любовь!
Скажи, любовь – большое свинство,
Ну и так далее буровь».
 
 
Как речь звучала органично —
Мадонна била, как в набат.
И сразу вспомнила о личном:
– А где мой мальчик Заибат?
 
 
Хотя и нужен-то не очень,
Одно названье – Заибат.
Он просит денег днём и ночью
И скоро всех заколебат…
 
 
Любая женщина планеты,
Как чайка белая легка.
И перед ней – все части света,
Лети! В пределах поводка.
 
10. Мадонна и ножки Буша

 
Не дам Российскую державу
Срамить-позорить никому.
Я – гражданин! Я – баба Клава!
Пишу из Нижнего Му-Му.
 
 
С утра хотелось материться —
Во сне пригрезился гандон.
В хозяйстве мог бы пригодиться,
Но, гад, использованный он.
 
 
К чему – такие закидоны?
К чему приснилась эта дрянь?
А оказалось, к нам Мадонна
Возьми в турне да и нагрянь.
 
 
У нас корова есть Мадонна —
Хребет и впалые бока,
С неё надоев – полбидона,
А воет – требует быка.
 
 
А в стаде – бык такой ядрёный,
Ну, бабы, глаз не оторвать!
Он убегает от Мадонны,
А так никак не сдобровать.
 
 
Отдал он тощую «метёлку»
Бычку-подростку, крепышу.
Сказал, потом любую тёлку
Покрыть немного разрешу.
 
 
Вот так отмазался бычара,
Довольный ходит, как комбат.
Достались те коровьи чары
Бычку по кличке Заибат.
 
 
…Смотрю Мадонну с интернета,
Мой внук подбросил мне кинА,
Концерт – конец живого света!
И в буквах голая спина.
 
 
Попробуй в буквах разберися,
У них там всё наоборот —
И то ли «Пусси», то ли «Писси»,
И то ли в риот, то ли в рот.
 
 
Ну и – отдать Мадонну к Пуссям,
Потом – в такси и на вокзал,
И всех – к Бурановским бабусям
На подтанцовки, в бэк-вокал.
 
 
А нашим звёздам несерьёзно
Считать Мадонну за козЫрь.
И плюньте вы, пока не поздно,
На этот штатовский пузырь.
 
 
Они нам шлют любую рухлядь,
От фордов этих – скрип и стон,
Мы ножки Буша жрать опухли,
Теперь кошмары от мадонн.
 
 
На торсе Насти Волочковой
И на спине, и на плечах
Я написала бы такого —
Весь Запад сразу бы зачах!
 
 
Ругать Россию нет резона,
Когда в Египте не бывал.
А кто в «Постели был с Мадонной»,
Тот сразу спрятался в подвал.
 
 
Они, как крысы-биссектрисы,
По нашим лазают умам,
И делят нас такие крысы,
Как для войны, напополам.
 
 
И, если вновь приснится средство —
Мадонны хренов атрибут,
Я попрошу ребят соседских,
И Заибата за-бут!
 
11. Беда бедуина

(До свержения)



 
Много в мире историй,
До фига – географий,
На Земле появился
Третий полюс – Каддафи.
 
 
И вокруг закрутилась
Вся политика мира,
Тут и пресса вцепилась,
И элита эфира.
 
 
Он, конечно, диктатор
И немного разбойник,
Не совсем реформатор
И немного покойник.
 
 
… Хмурит брови Обама,
Даже лоб перекошен,
Мировое господство —
Непосильная ноша.
 
 
«Ходим раком с Ираком,
Нахлебались с Афганом,
А теперь вот Каддафи
Со своим балаганом.
 
 
То ли дело – Египет,
То ли дело – в Тунисе,
Кнопку «Энтер» нажали —
И порядок, кажися».
 
 
И Обама придумал:
«К Саркози его, на фиг,
Я помог со Стросс-Каном,
Он поможет с Каддафи».
 
 
Саркози очень мудрый,
Простачок только с виду,
Но к любимчикам женщин
Он питает обиду:
 
 
«А Каддафи – мужчина!
Взгляд пронзительно острый,
Много жён – это ладно,
Будоражат медсёстры.
 
 
И причём, с Украины,
Если прессе поверить,
С Колотницькой Галиной,
Вот бы как-то проверить.
 
 
И за что его любят
Эти чудо-медсёстры?
И ложатся под пули,
Романтически просто!
 
 
Иногда погибают,
Но спасают от пули.
Вот за что его любят?
Как поймаю, пойму ли?
 
 
Мне бы как-то бы с Карлой
Со своей разобраться.
Ладно, будет ребёнок,
Нагуляемся, братцы!* (К.Бруни была беременна в тот миг)
 
 
Если даже отвлечься
От ливийской нефтянки,
Посылать-то придётся
Самолёты и танки».
 
 
… И летят томагавки
На ливийские сёла,
Ни собакам погавкать,
Ни попеть новосёлам.
 
 
А повстанцы на джипах
Ездят весело в поле,
То туда, то обратно —
Африканская воля!
 
 
Ни ООН, и ни Лига
Никому не указка,
И бомбят самолёты —
Африканская сказка!
 
 
Как придумали классно —
Управляемый хаос.
Но не знает, что делать
Даже их Санта Клаус.
 
 
Сколько всяких провидцев
Пели нам про Каховку,
Им и бога – за пояс,
Им и чёрта – в духовку.
 
 
Аккуратней, ребята!
Учат вас в Голливуде —
И один в поле воин
На волшебном верблюде.
 
 
А вот Ангела Меркель
С голубыми глазами
По-немецки сказала:
– Разберутся и сами.
 
 
Два пути у Каддафи:
Убежать и остаться,
Но беда бедуина —
Будет всё-таки драться.
 
 
Ну, а если уедет,
То скажу я без лести,
Что везде его примут,
Но с медсёстрами вместе.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2