Владимир Гурьев.

Люди и Боги. Последний из Красного Легиона, или Слеза, изменившая мир. Книга 2



скачать книгу бесплатно

Родителям посвящаю

Благодарности


Самыми первыми хочу поблагодарить моих дорогих и горячо любимых родителей, подаривших мне жизнь, воспитавших, давших образование и уверенность в своих силах. Без них не то что создание, но даже мысль о подобной книге была бы невозможна.

Далее хочется отметить людей, принявших в той или иной степени участие в создании этой книги.

Первой вспоминается Екатерина Акулинина. Ее постоянные вопросы о продвижении моей книги окрылили меня и заставили взяться за работу с двойной силой. За время нашей совместной учебы я достиг колоссальных успехов. Кроме постоянного стимулирования к работе, она вдохнула в книгу новую жизнь, предложив несколько бесспорно ценных идей. Именно благодаря Екатерине в описанной ниже истории появились женские персонажи и связанные с ними любовные переживания.

Благодарю Зою Петровну Колобову за юридическую помощь.

Спасибо Екатерине Козловой и моей родной сестре Насте за посильную помощь в создании книги и поиска путей ее опубликования.

Благодарю своего преподавателя по русскому языку, Елену Петровну Сотникову, за справедливую критику и указание на ряд ошибок, которые мне пришлось исправить.

Огромное спасибо моему лучшему другу Сергею Пеньковскому за то, что он есть и готов всегда прийти на помощь, несмотря ни на какие обстоятельства.

Благодарю Елену Оськину за свежие идеи, корректировку, исправление грамматических, пунктуационных, лексических и прочих ошибок. Без ее преподавательского таланта мне было бы очень трудно.

Спасибо Ксении Сундуковой, Оксане Синициной и Татьяне Михайловой за последние штрихи в корректуре и редактуре книги.

Благодарю Алену Петрову за помощь в поиске художника.

Спасибо Игорю Казакову и Эллине Губиной за художественное оформление книги.

Благодарю свой компьютер, а впоследствии и ноутбук, за то, что выдержали все издевательства над ними в пору создания этой книги.

И, конечно же, огромное спасибо моей безграничной фантазии и бесконечному терпению.


Даже самая прочная семья – не прочнее карточного домика.

Джордж Савил Галифакс

Часть первая
Разрушенная семья

Глава первая
Конец семейной идиллии

Вечен только мир мечты.

В.Я. Брюсов


– Дорогой, как ты думаешь: жители Знатного квартала когда-нибудь простят меня?

– Любимая, опять ты за старое. Я еще раз тебе повторяю, ты ни в чем не виновата. Это все я и моя неконтролируемая жестокость. Но я же извинился перед тобой и перед ними за свою грубость. Я честно раскаиваюсь в содеянном, но больше ничего не могу сделать. Даже отец не может воскрешать мертвых. Это невозможно! Со временем жители Знатного квартала простят меня, и жизнь потечет по-старому. Ну а если нет, то и без них мы проживем отлично. Тебе разве плохо со мной?

– Дурачок! Как ты можешь говорить такое? Хоть ты у меня и злодей, каких свет не видывал, но я безумно люблю тебя.

– Докажи! Не верю!

– Честолюбец! Какие еще тебе нужны доказательства?

– Поцелуй меня.

– С радостью.

Вот такой проходил разговор между Фростом и Алоизой, сидевшими на краю фонтана в парке Знатного квартала.

Они так сильно были увлечены друг другом, что даже не замечали внимательно следивших за ними людей. А их было немало. По одну сторону от влюбленных, в тени деревьев, находился небольшой отряд легкой пехоты, возглавляемый генералом Доронтором, а по другую – несколько жителей Знатного квартала. Первые охраняли императорскую чету, вторые – тревожно поглядывали то на своих детей, беззаботно играющих в догонялки около деревьев, густо растущих по всему парку, то на влюбленную пару, беспечно воркующую. Волнение жителей Знатного квартала было понятно: среди бегающих ребят находился принц Эрик. Данное обстоятельство сулило мало хорошего. Представители знати не забыли недавней кровавой расправы, учиненной Фростом. Да и как такое возможно было забыть. Десятки ни в чем не повинных людей вмиг лишились жизней из-за внезапной вспышки гнева короля. Любого человека за подобное преступление казнили бы, но только не сына императора. Фрост попросил прощения за содеянное, что тоже было событием экстраординарным, но тем не менее это ничего не меняло. Что ему мешало повторить массовое кровопролитие, если он остался безнаказанным? Поэтому жители Знатного квартала с трепетом в сердце, не в силах что-либо сделать, внимательно следили за каждым движением принца. Эрик же тем временем весело играл с ничего не подозревающими ребятами, иногда помахивая рукой своим счастливым родителям.

Вдруг приемный сын короля, схватившись за свою ладонь, резко остановился, отчего догоняющий его мальчик врезался в него на полной скорости. Ребята упали, и по парку разнесся детский рев. Фрост с Алоизой тут же вскочили и подбежали к Эрику, в то время как к другому мальчику – его родители.

– Простите его, он случайно, – стали извиняться последние, одновременно упрекая своего сына за невнимательность.

– Ничего, ничего. Это всего лишь дети, – оправдывалась Алоиза, успокаивая Эрика. – Не надо просить прощения.

Родители мальчика, пользуясь благоприятной ситуацией, поспешно откланялись и увели переставшего реветь ребенка, а влюбленные никак не могли успокоить своего. Эрик продолжал кричать, прижав ладонь к ладони, и вдобавок начал сильно брыкаться ногами, не даваясь в руки. Веселая улыбка сползла с лиц короля и королевы. Обступившие их имперские солдаты, стояли как вкопанные, не зная, что предпринять. У них отсутствовал план действий на этот случай. Даже генерал Доронтор не понимал, что лучше сделать, не накликав при этом беду.

– Сынок, что с тобой? У тебя что-то болит? Скажи где? Я помогу тебе, – умоляла Алоиза, пытаясь успокоить продолжающего кричать сына.

– Ладони… – еле выговорил мальчик.

– Ладони болят? – удивилась девушка.

– Нет… Чешутся… Ужасно… – пролепетал он и снова громко закричал.

Алоиза непонимающе посмотрела на мужа.

– К отцу, – ответил он, взяв Эрика на руки. – Немедленно!

Через несколько минут они вбежали в приемный зал.

– Эден! – закричал Фрост во все горло. – Эден! Где ты?

Перед ними появился бестелесный слуга короля.

– Да, Ваше Величество, – учтиво обратился он, поклонившись.

– Немедленно разыщи моего отца и передай ему, чтобы он сейчас же явился в мои покои.

– Так и передать? – переспросил Эден.

– Исполняй!

Призрачный слуга исчез, а королевская семья поспешила в покои Фроста. Эрик продолжал истошно кричать и брыкаться. Алоиза безостановочно плакала.

Вскоре они оказались на месте. Вслед за ними появился взбешенный император. Он был возмущен поведением сына. Вид кричащего внука и плачущей невестки заставил колдуна забыть о гневе.

– Что случилось?

– Эрик играл в догонялки, но в него врезался мальчик и они упали. Может быть, он что-нибудь повредил? – ответила Алоиза сквозь слезы.

Сунраз подошел к внуку, чтобы дотронуться до него, но тут Фрост добавил:

– Эрик сказал, что у него сильно чешутся ладони.

От последних слов император переменился в лице.

– Что?!

Колдун взволнованно схватил ребенка за руки. Помяв их немного, он прочитал какое-то заклинание, а затем воскликнул:

– Не может быть!

– Что? Что с ним? – заголосила Алоиза. – Прошу, скажи, отец.

– Черная смерть, – ответил Сунраз. – Я сейчас.

Император, не смотря на возраст, вылетел за дверь, оставив семейную пару в недоумении.

– Фрост, что такое черная смерть? – взволнованно спросила Алоиза, взяв продолжающего кричать Эрика на руки.

– Не знаю, дорогая. Сейчас вернется отец и все нам объяснит. Все будет хорошо, вот увидишь.

Вскоре возвратился колдун с большим количеством книг и различных склянок.

– Отец, что такое черная смерть? – спросил Фрост.

– Потом, потом, – грубо ответил Сунраз. – Времени мало. Вам лучше выйти.

– Нет! – закричала Алоиза. – Я не оставлю сына!

– Тогда не мешайте мне.

Эрика положили на кровать. Император стал читать над ним странные заклинания и насильно вливать в рот внука какие-то жидкости.

Так продолжалось несколько часов, но, к сожалению, мальчику не становилось лучше. Детский крик раздавался по всему зданию. За дверью комнаты собрались обеспокоенные обитали дворца. Никто не мог оставаться равнодушным к страдальческим крикам маленького принца, которые становились сильнее с каждым разом.

Фрост держал извивающегося, словно змея, Эрика, чтобы помочь отцу совершать магические ритуалы. Алоиза сидела рядом на кровати и, продолжая рыдать, гладила умирающего сыночка.

К вечеру мальчик обессилел и уже не мог кричать. От него исходили только жалкие хрипы. Глаза его налились кровью, изо рта пошла белая пена. Алоиза начала безостановочно молить Сунраза спасти его. Он устало отвечал ей, прося не мешать ему читать заклинания. На его лбу выступила испарина, а руки и ноги тряслись от напряжения.

Наступила ночь. Улучшения не было. Эрик совершенно затих и не двигался – он впал в бессознательное состояние. Его тело стало горячим, словно огонь, а на коже выступил холодный пот. Кое-где появились черные пятна. Император без умолку продолжал читать бесполезные заклинания. Все склянки, которые он принес, были опустошены и валялись на полу. Фрост держал обессилевшую жену, которая не могла уже даже плакать. Душевные страдания так ее опустошили, что она мало чем отличалась от сына.

– Мама, – вдруг тихо произнес Эрик.

Алоиза моментально отстранилась от мужа и обняла ребенка.

– Да, сынок, – ласково произнесла она. – Тебе лучше?

Эрик посмотрел на мать страшными глазами, отчего последняя чуть не упала от ужаса, и принялся извергать какую-то бессвязную речь, сопровождающуюся громкими криками.

– Приготовься держать жену, – шепнул Фросту Сунраз.

Словно вторя его словам, ребенок издал истошный вопль и затих.

– Эрик, Эрик, – стала трясти его Алоиза.

Мальчик не отзывался.

– Сынок, ответь мне. Сынок… Н-е-е-е-е-т-т!!!

Женщина, обезумев и истошно крича, принялась яростно хлестать по щекам притихшего мальчика, пытаясь привести его в чувства.

– Алоиза, милая, перестань, – схватил ее Фрост. – Он умер. Умер…

На глазах короля появились слезы и он, обняв рыдающую жену, отдался нахлынувшим на него чувствам. Им вторил император Сунраз.


***


Печальное утро наступило в Рогвэле. На площади перед дворцом впервые за долгие годы горел погребальный костер, уносящий одного из Кастилас. Многие искренне оплакивали смерть принца Эрика и сочувствовали горю королевской четы. Только не у всех причиной тому являлось чувство утраты. В силу своего расчетливого ума большая часть Знатного квартала понимала, что смерть мальчика кардинально изменит порядок существующих вещей: император снова исчезнет в своей подземной лаборатории, принцесса Кинелла выйдет из добровольного заточения на смену увядшей Алоизе, а король Фрост вернется к прежнему образу существования – крови и похоти. К несчастью, их опасения не были беспочвенными, и перемены начались раньше, чем их ожидали.

Алоиза рыдала, стоя на коленях, около затухающего погребального костра. Плачущие Фрост и Сунраз находились рядом с ней, внимательно следя за бедной женщиной, способной кинуться в огонь в любую минуту. Сзади них располагался небольшой отряд охраны, среди которого были генералы Мракус и Гримус.

Когда огонь окончательно потух, и народ стал расходиться, Алоиза вдруг вскочила, оттолкнув протягивающего ей руку мужа и бросилась с кулаками на императора.

– Проклятый колдун! – закричала она. – Это ты убил его! Ты убил моего мальчика! Это ты напустил черную смерть! Больше никто не мог этого сделать.

Она не успела коснуться старика. Перед ней возник генерал Мракус, который, исполняя долг телохранителя Сунраза, занес руку для удара. Его, в свою очередь, остановил Гримус, добровольно возложивший на себя миссию по защите Алоизы. Он, заслонив спиной женщину, блокировал удар и взялся за секиру. Мракус в ответ схватил коруса за горло. Прикосновение начальника калимахов обладало обжигающим эффектом, поэтому через секунду запахло паленой шерстью Гримуса.

Еще чуть-чуть, и их потасовка переросла бы в кровавую драку. Генералы давно недолюбливали друг друга.

– Прекратить! – грозно приказал Фрост. – Немедленно!

Генералы остановились. Но королева продолжала проклинать императора.

– Алоиза! – закричал король, подойдя к ней. – Прекрати немедленно! Отец ни в чем не виноват! Ты же сама видела, что он пытался сделать все для нашего сына!

– Моего, Фрост! Моего, а не нашего! Ты что-то путаешь! Я сразу почувствовала, еще там, в Айледских рудниках, что тебе нужна я, мое тело, а не мой сын. Ты искусно сыграл на материнских чувствах, чтобы я полюбила тебя, а потом бесчеловечным способом убил ненужного тебе потомка с помощью своего отца. Какую же комедию вы с ним устроили: нападение зменгеров и наше чудесное спасение, битва с Алтралагом и твоя жертва ради Эрика, мое отравление и снова чудесное спасение, а затем все свалили на какую-то черную смерть! Думаешь, я поверю, что колдун, повелевающий природными стихиями, не смог излечить простую болезнь? Я что, совсем дура?

– Что за чушь ты несешь?! Прекрати! Прошу тебя, любимая.

– Не нравится? Ах, бедный ты мой! Терпи! Ты сам этого хотел! Ты хотел меня! Так вот я! Бери! Но я не кукла в платье! У меня есть чувства, которые ты уничтожил вместе со своим отцом! Скажи только одно! Сложно играть добропорядочного отца с нелюбимым сыном? Но у тебя получилось! Поздравляю!

– Я любил Эрика!

– Любил бы – не убил! Да еще таким подлым способом! Негодяй! Руки не хотел марать?!

– Замолчи! – закричал Фрост и в гневе ударил Алоизу по лицу.

Она упала на землю, а муж тут же подскочил к ней.

– Милая, прости, я не хотел.

Алоиза злобно поглядела ему в глаза.

– Я знала, что все так и будет. Знала! А теперь убей меня! – проговорила она и покорно склонила голову, ожидая, что король прикончит ее.

– Милая, пожалуйста, прости. Я люблю тебя. Поверь мне, – оправдывался Фрост и попытался обнять жену.

Она грубо оттолкнула его и со словами: «Не можешь, тогда я сама это сделаю», выхватила меч у одного из стоящих рядом имперских воинов.

Фрост отреагировал моментально. Он вырвал у нее оружие, а женщина в ответ влепила ему сильную пощечину. Затем еще одну и еще, но муж не реагировал.

– Ну, давай! Давай! Что же ты стоишь, чудовище?! Убей меня! – кричала она, уже безостановочно хлестая короля по щекам.

Никому! Никому Фрост не позволил бы так обращаться с собой. Гнев вмиг бы овладел им, а его обидчик подвергся бы немыслимым страданиям. Но он сдерживал себя. Терпел и одновременно думал, что делать. Он любил эту женщину, хотя она не верила ему.

– Гримус, – обратился король к корусу, схватив жену за руки. – Возьми королеву и отнеси в ее покои. Пусть она находится там, пока не успокоится; а, главное, следи за тем, чтобы она не покончила с собой. Отвечаешь за нее головой.

– Да, повелитель, – с готовностью ответил корус и, взвалив продолжавшую кричать женщину на плечо, понес ее во дворец.

Фрост печально смотрел им вслед.

– Не расстраивайся, сын. У нее временное умопомешательство. Когда она успокоится, все потечет по-старому. Будь уверен в этом, – произнес до сих пор молчавший император, положив руку на плечо сына.

Король оттолкнул его и приставил меч к горлу отца.

– Может быть она права? Может это ты убил Эрика?

– Что ты, что ты, сын! Я любил внука всей душой.

– Это ничего не меняет! – грубо ответил Фрост и, отбросив меч, медленно побрел во дворец.

Глава вторая
Гнев Фроста

Всякая злость происходит от бессилия.

Жан Жак Руссо


Фрост непонимающе, и в то же время удивленно, осмотрелся вокруг. Он находился на каменной площадке в Айледских рудниках, на том самом месте, где ему посчастливилось познакомиться со своей женой. Здесь было тихо и пустынно, что являлось довольно странным для добывающего объекта. Короля не беспокоило это обстоятельство. Он был занят своими мыслями. Приятные воспоминания о его знакомстве с Алоизой унесли Фроста в то счастливое время.

После того как взгляд короля упал на тот самый камень, около которого они впервые поцеловались, в его груди стало так жарко, что по телу начала растекаться теплая нега. Ее было так много, что она вырвалась наружу в виде потоков счастья. Когда они коснулись земли, из безжизненного камня показались многочисленные молодые побеги, которые быстро росли, обволакивая красивым ковром все вокруг. Вскоре каменная площадка превратилась в разноцветное поле цветов, колышимое неведомо откуда появившимся ветром. Над ним запорхали красивые бабочки и удивительные маленькие птички, которые, поднимаясь вверх, разгоняли трепетанием своих крыльев каменный потолок, освобождая дорогу ласковым лучам солнца.

Недолго длилось подобное великолепие. Король неожиданно вспомнил, чем закончилась его семейная жизнь. Смерть Эрика страшной болью отозвалась внутри и потоки неги сразу прекратились. Фросту стало невероятно холодно, изо рта повалил белый пар, кожа покрылась мурашками. Мужчина обхватил себя руками покрепче, чтобы согреться, но это не помогало.

На его глазах минуту назад расцветшая красота начала быстро умирать. Цветы увядали, и вскоре разноцветное поле оказалось черным. Айледские рудники принимали свой первоначальный вид.

Король упал на колени и зарыдал, прося вернуть былое счастье у богов, в существование которых он не верил до недавнего времени.

Неожиданно позади раздался громкий детский крик, а затем – жалобный плач. Фрост резко повернул голову и увидел привязанного между двух деревянных столбов маленького мальчика. Над его спиной, изуродованной кровавыми полосами, зависла занесенная для очередного удара плеть в руке имперского воина.

– Не может быть! – воскликнул король. – Эрик?!

Услышав его, мальчик обернулся. Бледное лицо приемного сына искажала гримаса боли.

– Немедленно прекратить! – закричал мужчина, быстро поднимаясь с земли и бегом направляясь к солдату.

Последний будто не слышал его приказа и попытался ударить мальчика еще раз, но Фрост помешал ему. Он встал перед воином, перехватив руку с плетью, и ударил его кулаком по лицу. Солдат отшатнулся и, стерев выступившую из носа кровь, выхватил из ножен меч, но король опередил его, проткнув своим. Воин рухнул на землю, а Фрост стал быстро отвязывать сына, приговаривая: «Сейчас, сейчас. Потерпи еще немного. Папа здесь».

Освободив Эрика, мужчина осторожно взял его на руки. Он был счастлив.

Вдруг мальчик проговорил неприятным голосом: «Отпусти меня. Ты делаешь мне больно».

Фрост непонимающе взглянул на приемного сына, а затем, вздрогнув от неожиданности, уронил его на землю.

– Что же ты пугаешься, отец? Не нравится то, что ты сделал со мной? – поднимаясь проговорил изуродованный черными язвами ребенок.

– Нет… нет… Это не я… Это черная смерть, – запинался король.

– Ты уверен? – спросил Эрик, указав пальцем в сторону. – А их тоже убила черная смерть?

Сверкнула молния и рядом с мальчиком появилось большое количество мертвецов. Вид их был ужасен. Оборванная грязная одежда прикрывала голые кости, на которых виднелись куски гниющего мяса. Ноги и руки у многих отсутствовали, поэтому они стояли в неестественных позах. Глаз у них не было. Вместо них зияли пустые глазницы.

Маленький принц указал на своего отца пальцем, и мертвецы направились в его сторону. Фрост, в ужасе от увиденного, стал пятиться назад. Вскоре он очутился перед глубокой пропастью, из которой торчали костлявые руки, жаждущие схватить мужчину.

– Уйдите! Уйдите прочь! – закричал Фрост, но толпа мертвецов приближалась.

Он вытянул в сторону руку, чтобы обрести свой волшебный меч, но магия не сработала. Оружие не появилось.

– А-а-а-а-а! – от страха закричал король.

В этот момент мертвецы оказались около сына Сунраза и столкнули его в пропасть. Мужчину крепко схватили костлявые руки и принялись рвать на части. Чьи-то зубы вонзились ему в ногу, руку, живот. Фрост кричал от невыносимой боли, пытаясь вырваться, но у него ничего не получалось.

Неожиданно, в мгновение ока, он очутился в воздухе над изрыгающими проклятья трупами.

– Не бойся, мой мальчик. Я спасу тебя от этой нежити, – проговорил держащий своего сына Сунраз и широко улыбнулся беззубым ртом.

Фрост истошно закричал и проснулся. Он был в своей постели.

– Уф, это всего лишь сон, – с облегчением проговорил король, утирая мокрый от пота лоб.

В дверь постучали.

– Пошел прочь, кто бы ты ни был! – закричал он.

Дверь все равно отворилась, и на пороге показался Эден.

– Вы кричали, Ваше Величество. Все в порядке? – спросил он.

– Я же сказал: пошел прочь!

Дверь тотчас затворилась, но Фрост вдруг передумал и позвал слугу.

– Вы звали, Ваше Королевское Величество, – спросил появившийся Эден.

– Найди генерала Доронтора и прикажи ему подготовить тренировочную площадку. Пусть он подберет самых лучших воинов. Я хочу поупражняться с мечом.

– Как скажете, повелитель. Это все?

– Да. И чтоб все было готово через пятнадцать минут.

Слуга низко поклонился и исчез.

– Нет лучшего средства от грусти, чем хорошая физическая нагрузка, – подумал Фрост, вставая.

Через пятнадцать минут король находился на тренировочной площадке, располагавшейся во дворце под открытым небом. Она представляла собой покрытый песком большой круг, ограниченный со всех сторон каменными стенами. Вдоль стен находились скамьи, а на стоящих между ними манекенах висели оружие и доспехи.

На тренировочную площадку выходило четыре двери. Из одной из них появился Фрост. В центре круга к тому моменту находилось пятеро легких пехотинцев, а перед ними расхаживал генерал Доронтор, давая наставления перед боем.

– Будьте крайне осторожны. Ваш король сейчас находится под действием эмоций. Только этим можно объяснить его внезапное желание возобновить тренировки. От него можно ожидать чего угодно, даже смерти. Поэтому повторяю: будьте очень осторожны. Тем не менее сражайтесь честно. Вы солдаты имперской армии! И должны гордиться этим!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6