Владимир Гурьев.

Люди и Боги. Последний из Красного Легиона, или Слеза, изменившая мир. Книга 1 и 2



скачать книгу бесплатно

Заметив такое печальное положение дел, каменный воин в целях безопасности отдалился от колонны на большое расстояние, но достаточное для того, чтобы в минуту опасности прийти на помощь. Теперь он шел в полном одиночестве наедине со своими мыслями и страхами.

Проделывая очередной шаг, Красный тщательно осматривался – не появится ли долгожданный источник спасения в виде какого-нибудь животного, а слух чутко улавливал малейший шорох. Все безрезультатно. Великое Северное плато было безжизненно.

Со временем голод стал столь велик, что организм начал обманывать себя самого. Несколько раз каменный воин гонялся за несуществующими миражами, теряя последние силы. Вот и сейчас он уловил приближающееся живое существо и резко повернулся в сторону долгожданной добычи.

– Привет, Красный. Тебе лучше? – раздался звонкий голос Дэрека.

Каменный воин голодными глазами наблюдал за приближающимися Дэреком и Торолом. Не трудно догадаться, чего стоит сохранять здравый ум в таком состоянии.

– Зачем ты здесь? – сухо ответил он, вставая к ним спиной. – Я же просил не приходить сюда.

– Красный, что происходит? – обиженно ответил Дэрек, недовольный его поведением и тоном. – Ты начинаешь тревожить меня. Ответь, что не так?

– Не суть важно. Лучше уходи по-хорошему. Пока не случилась беда.

– Беда? Какая беда? Ты о чем, Красный? – недоумевал подросток, обходя каменного друга.

Их глаза встретились. Мальчик участливо хотел знать, что происходит, но воину было не до сентиментальностей. Он боялся, что совершит непоправимое, поскольку голод становился все сильнее, а конец его мучениям находился так близко.

– Ты что, глупый? – вдруг закричал на него Красный. – Не видишь, что мне плохо? Не видишь, как я изменился? Меня мучит голод. Очень сильный голод. И если ты не уйдешь отсюда со своим другом, я могу не совладать с собой. Даже моя обязанность по твоей защите уходит на второй план, ведь на кону моя собственная жизнь.

Торолу не нужно было повторять такие слова дважды. Все и так было довольно красноречиво. Нужно было уходить. И уходить быстро. Он схватил друга за руку и попытался силком утащить его от надвигающейся опасности. Сил подростка было недостаточно. Дэрек сопротивлялся. Его упрямый характер снова подогревал и без того накаленную обстановку.

– Тебе нужна кровь! – воскликнул сын Вахура. – Что же ты раньше не сказал? У нас есть легасы. Мы можем зарезать одного, чтобы накормить тебя. Пойдем! Я помогу.

Дэрек схватил Красного за руку и рванул в сторону. Это было последней каплей. Каменный воин отчетливо ощутил тепло человеческого тела. Кровь была так близко. Стук детского сердца опьяняюще зазвенел в ушах. И Красный поддался искушению. Внутренняя битва, длившаяся неделю, была проиграна. Инстинкт самосохранения взял вверх над здравым рассудком. Мера предосторожности, предпринятая каменным воином, удалившимся от людей, была исчерпана.

Не видящими от голода глазами Красный схватил правой рукой Дэрека за горло, а левую, вытянувшуюся в острое лезвие, упер в грудь своего хозяина.

Подросток захрипел.

Торол кинулся на обидчика, но сильный толчок корпусом заставил его отлететь в сторону.

– Помогите! – изо всех сил закричал упавший, поднимаясь и снова бросаясь на Красного. Последний не дал ему даже приблизиться и ударом ноги в голову заставил Торола потерять сознание.

– Опомнись, Красный! Ты хороший! – прохрипел Дэрек, задыхаясь от сжимающихся вокруг горла сильных пальцев.

«Убей! Убей его!» – проносилось в голове каменного воина.

– Оазис! – вдруг провозгласили впереди.

Разведчик колонны Вахура обнаружил долгожданный островок жизни. Радостная новость мигом разнеслась по человеческой цепочке.

Совершив над собой волевое усилие, Красный разжал каменные пальцы и отпустил мальчика, а затем со скоростью ветра понесся к оазису в надежде найти пищу и конец своим страданиям.

Вскоре грубый песок сменился зеленой растительностью. Под ногами зашелестела трава. Воздух посвежел, дышать стало легче. Каменный воин не замечал наступающих перемен. Он пуще прежнего осматривался по сторонам, мучимый только одним – жаждой крови.

Трава сменилась густым кустарником. Появились деревья с массивными кронами. Но не было ни щебета птиц, ни надоедливых насекомых. Оазис был пустынен, в чем Красный успел убедиться, пробежав большую его половину. Надежда на скорое избавление от мучений была напрасной. Правда, оставалась еще малая неисследованная часть оазиса, куда и поспешил воин.

И вот он стоит на берегу небольшого озера, окруженного со всех сторон какими-то дряхлыми редкими деревцами, сгорбившимися над водой, словно столетние старухи. Под ними расстилается густая поросль высокой травы желтого цвета, издающей дурной запах и создающей резкий контраст с растительностью в начале оазиса.

Само озеро тоже выглядит как-то неприветливо: падающие лучи солнца не могут пробить темную воду даже у берега. Не видно плескающейся рыбы, а водную гладь нарушают только поднимающиеся из глубины большие пузыри, которые, показываясь на поверхности, взрываются и разносят неприятный запах.

Картина мрачного озера нисколько не смутила Красного, терзаемого только одним желанием – наконец-то поесть.

«Если есть водоем, значит, существуют обитатели», – решил воин и собрался было прыгнуть в воду, чтобы поохотиться, но его остановили.

– Ты куда собрался? – по-отечески поинтересовался Вахур.

Узнав об оазисе, вождь Устутской колонии решил первым посмотреть, что и как. Поэтому он еще не знал о поступке Красного в отношении его сына.

– На охоту! – резко ответил Красный, не оборачиваясь.

– Ты уверен? – улыбнулся Вахур, не обратив внимания на грубый тон ответа. – Тебя ничего не смущает? Посмотри вокруг. Какой резкий контраст между растительностью здесь и на остальной территории оазиса. Видишь эту желтую траву и пузыри на воде? Они говорят о том, что озеро мертво. В нем поселились брюхояды – отвратительные существа, которые отравляют все вокруг своими испражнениями. Но главное … они несъедобные…

Последние слова были произнесены в пустоту. Услышав про обитателей водоема, Красный, не задумываясь, бросился в воду.

«Животные есть. Вот главное», – подумал он.

– Сумасшедший, – произнес Вахур, осуждающе покачав головой.

В этот момент показались люди из его колонны. В первых рядах бежал Дэрек.

– Отец! – закричал он. – Ты видел Красного?! Он нашел еду?!

– В воду полез… охотиться, – не без тени сарказма ответил Вахур. – Не захотел меня даже слушать. Странный он какой-то. А почему ты кричишь? Что-то случилось?

– Нет, ничего. Просто он сорвался неожиданно с места и стрелой полетел сюда, – соврал Дэрек, не желая выдавать каменного друга. – Вот я и заволновался.

Торол, прибежавший вместе с сыном Вахура, толкнул его в бок. По выражению лица мальчика было заметно, что тот недоволен враньем, но Дэрек глазами попросил его молчать.

Возникшей неопределенности между ребятами Вахур не заметил, зато обратил внимание на обезображенное ужасным кровоподтеком лицо Торола. Спросить об этом он не успел – его отвлек внезапный всплеск волн в озере. Они повторялись снова и снова, как будто кто-то усиленно гонялся за кем-то. Это продолжалось недолго. На воде появились расплывающиеся круги, из середины которых стал медленно показываться Красный. Он шел тяжело, иногда останавливаясь – силы окончательно покинули его. Но старания каменного воина увенчались успехом. Когда Красный показался во весь рост, оказалось, что за собой он тащит огромное слизеподобное существо с многочисленными желеобразными щупальцами. От непонятного животного исходил такой неприятный запах, что находившиеся около озера люди зажали носы от отвращения.

– Глупец! Что ты наделал? – закричал Вахур в бешенстве и, быстро повернувшись к своим людям, скомандовал: – Назад! Назад! Все немедленно в лес под деревья! В укрытие!

Показывая пример остальным, он первым побежал под могучие кроны ближайших деревьев, таща за руки обоих подростков. Его люди, не понимая, что происходит, бросились за ним.

Красный, не обращая на них никакого внимания, склонился над брюхоядом и, вытянув лезвие, приготовился вспороть ему живот.

«Наконец-то, еда!» – думал каменный воин, с вожделением разрезая туловище.

Каково же было его разочарование, когда вместо крови в лицо ударила струя прозрачной вонючей жидкости. Чувство досады моментально переросло в невероятную злобу. Он принялся пинать и колоть бездыханную тушу. Выбившись из сил, он упал на землю.

«Кровь… Кровь… Люди!» – роились мысли у него в голове.

Каменный воин поднялся и обернулся в сторону ближайших деревьев, куда убежали люди. Решение было принято. Терпеть больше было нельзя. Инстинкт самосохранения требовал крови.

Красный сделал шаг в сторону деревьев, но в этот момент в воздухе зашелестели крылья. Он поднял голову и устремил свой взор на приближающуюся точку в небе, которая каждую секунду становилась все крупнее и крупнее, пока не переросла в огромную стаю летящих птиц. Хотя сложно назвать их птицами – это были существа размером два метра с размахом крыльев до четырех и с зубастыми пастями вместо клюва. Стая стремительно направлялась прямо к Красному.

– Отлично, – вслух произнес каменный воин, нисколько не смущенный ни их видом, ни их количеством. – Может, у этих есть кровь?

– Кто это? – шепотом спросил Дэрек у отца, прятавшегося в траве неподалеку.

– Тише, – цыкнул Вахур. – Зубокрылы. Их привлек запах брюхоядов. Для них это несравненное лакомство.

Птицы приближались. Их взор был прикован к убитому брюхояду. Но оказавшись над ним, они заметили странного воина. Последний ждал и манил их пальцем. Зубокрылы не стали нападать. Вместо этого они создали кольцо в воздухе, прямо над головой Красного. Последний не мог до них допрыгнуть – сил уже не было. Существа, взмахнув крыльями, выпустили из них перья, которые со свистом вонзились, словно стрелы, в намеченную цель. Красный упал. Из многочисленных ран появилась кровь, которая, к его удивлению, не останавливалась. Каменный воин попробовал подняться, но этого ему тоже не удалось.

Птицы спустились ниже и принялись парить над раненым, продолжая обстрел перьями. Их меткости можно было позавидовать. Кроме того, количество выпущенных снарядов было так велико, что на их жертве не осталось ни единого места, куда бы не вонзилось перо-стрела.

Красный оказался в безвыходном положении. Он не мог встать, лежа в луже собственной крови. Раны не затягивались, а только увеличивались.

«Видимо, это конец», – подумал каменный воин, когда почувствовал, что перед глазами начало все пропадать.

– Красный! – закричал из своего укрытия Дэрек, предчувствуя скорую кончину друга.

– Тихо! – прошипел Вахур, моментально закрыв ему рот рукой.

Встревоженные криком зубокрылы принялись искать источник шума, оставив без внимания первоначальную жертву. Это было большой ошибкой пернатых хищников. Красный, собрав последние силы, совершил прыжок и схватил наиболее близкую к земле птицу за когтистую лапу. Зубокрыл яростно заработал крыльями, пытаясь избавиться от неожиданной ноши. Его попытки оказались безрезультатны. Каменный воин держал крепко. От этого зависела его жизнь. Кроме того, Красный был тяжел даже для такого крупного создания. Они стали неминуемо приближаться к земле. Когда каменный воин коснулся твердой поверхности, он подтянул зубокрыла поближе, а затем резким движением пробил ему грудную клетку. На Красного полилась кровь. Боги, как он этого ждал! Его раны моментально задымились и начали затягиваться. Из тела принялись выпадать перья-стрелы. Каменный воин снова почувствовал силу. И чем больше слабела птица, тем сильнее становился Красный.

Вскоре обескровленный зубокрыл был отброшен в сторону. Остальные пернатые хищники все это время обескураженно парили вокруг, не понимая, что происходит. Когда птицы увидели, что случилось, они снова перешли в атаку и выпустили град своих перьев-стрел. На этот раз острые снаряды ударились о бронированное тело и упали на землю, не причинив его обладателю никакого вреда. Преимущество небесных созданий было потеряно.

В ответ Красный поднял кверху руки, откуда вылетели многочисленные дротики. Обстрел теперь начался с земли. Дротики, вонзаясь в тела, заставляли раненых птиц опускаться ниже, где каменный воин ловил их в прыжке и отсекал головы.

Видя плачевное состояние дел, зубокрылы решили отступить. Но Красный не собирался терять живительный источник крови. Вытянув из своего тела длинные многочисленные стержни, он разом проткнул оставшихся в живых птиц. Вобрав в себя все без остатка, каменный воин облегченно вздохнул. Длительные муки голода закончились. Теперь он снова был в форме. Об этом отчетливо говорили массивные шипы, выступившие из тела, и позеленевшие глаза.

Из своих укрытий показались люди. Они снова стали свидетелями невиданной силы их ангела-хранителя. Среди них был и Дэрек. Мальчик не без опаски приближался к месту битвы. Красный, заметив его, направился к нему. Дэрек остановился. Торол тоже. Вахур непонимающе взглянул на обоих, зато каменному воину ничего объяснять не надо было. Он остановился в нескольких метрах от мальчиков и припал на одно колено.

– Простите меня, Дэрек и Торол, – заговорил он обреченным голосом. – Поверьте, я не хотел причинить вам вред и тем более не желал вашей смерти. Дэрек, я поклялся защищать тебя до последней капли своей крови и нисколько не отказываюсь от этих слов. Причиной случившегося оказался мой голод. После действия черной смерти я сильно пострадал, и мне нужна была кровь для восполнения сил, но за неделю пути, как назло, не попалось ни одного живого существа. Я отдалился от вас в надежде не совершить того, о чем потом буду жалеть, но все оказалось напрасно. Когда вы подошли ко мне, голод полностью овладел мною, и я был гоним только одной целью – поесть. Не соображая, что делаю, я пошел наперекор разуму по велению низменного желания и сделал то, что сделал. Если вы не можете меня простить, я готов уйти в изгнание.

Красный посмотрел на мальчиков, в ожидании ответа. Люди вокруг тихо перешептывались. Они не понимали, что происходит, но слова каменного воина их сильно встревожили, ведь речь шла о смерти.

Вахур сильно хмурился и негодовал. Во-первых, от того, что его сын опять оказался замешанным в какую-то странную историю. Во-вторых – что его как вождя не поставили в известность о случившемся. Находясь в неведении, он не мог сказать что-либо вразумительное по поводу услышанного. И его молчание еще больше пугало находившихся здесь людей.

Все зависело от Дэрека. Он, в свою очередь, переглянулся с Торолом. Подростка можно было ни о чем не спрашивать. Он и раньше боялся Красного. И вот теперь его страхи сбылись: на лице красуется огромный синяк. Кроме того, теперь сам Дэрек не был уверен в каменном воине. Он на себе испытал то, о чем его предупреждали. Красный был очень опасен. На этот раз, слава богам, все обошлось, но кто поручится, что в следующий подобного не случится. Если под рукой не окажется источника крови, и Красный снова взбесится, никто не сможет его остановить. С другой стороны, как можно забыть, что именно каменный воин уже дважды спас мальчика от неминуемой смерти. Если бы не он, они все сейчас лежали бы мертвыми около долины Остывших Сердец.

Время на раздумья не было. Дэрек это прекрасно понимал. Не зря он был сыном Вахура. Вокруг отчетливо чувствовался страх, и если сейчас что-нибудь не сказать, может случиться всякое.

– Не говори глупостей, – вдруг наигранно засмеялся Дэрек. – Тебе не за что извиняться, Красный. Ничего собственно и не произошло. Подумаешь случайно толкнул Торола. Это могло произойти с кем угодно. Ты же его подлечишь, и он будет выглядеть как новый?

– Конечно, хозяин, – озадаченно ответил каменный воин, не понимая, что сын Вахура разряжает накалившуюся обстановку.

Торол хотел было что-то сказать, но Дэрек не дал ему.

– Отец, – проговорил он громко. – Красный охотился недалеко от нашей колонны. Он выследил какое-то непонятное животное и начал к нему осторожно подкрадываться, чтобы не спугнуть. Его жертва находились на самой вершине большого бархана, по одну сторону которого поднимались мы с Торолом, а по другую приближался Красный. Мы не видели друг друга. И получилось так, что, приблизившись к вершине бархана, мы спугнули животное как раз в тот момент, когда мой каменный друг совершил прыжок, чтобы схватить свою жертву. Все произошло так быстро, что я успел только вскрикнуть, когда Красный врезался в Торола, не успев изменить направления. Вот такая забавная и в то же время печальная история. А Красный, в силу своего долга защищать меня, напридумывал себе невесть что. Даже смешно.

Дэрек снова наигранно засмеялся. Его поддержали веселые улыбки на некоторых лицах. Ситуация немного разрядилась. Вахур понял, чего добивается сын, и не стал ничего говорить по этому поводу, пока не выяснит, что же случилось на самом деле.

– Хорошо, – провозгласил вождь. – Коли все разрешилось, давайте устроим привал. Давненько мы не отдыхали под деревьями в теньке. Только отойдем подальше от этого злачного места. Воняет ужасно.

Глава девятая
Красавица и чудовище

Главное для женщины –

быть приятной и мягкой,

спокойной и уравновешенной.

И тогда ее обхождение и

доброта будут умиротворять.

Сикибу Мурасаки


К утру следующего дня Фрост с тремя отрядами свадов благополучно добрался до Айледских рудников. Его приезд оказался как нельзя кстати. Восставшие рабы, пятнадцать часов осаждавшие последнее убежище имперских солдат – небольшой лагерь, обнесенный высоким деревянным забором и земляным валом, прорвали оборону и ворвались внутрь. Вспоминая издевательства своих бывших надзирателей, они с огромным ожесточением убивали направо и налево, орошая землю кровью. Капитан Прен с сильно поредевшим отрядом легкой пехоты отступил до последнего возможного рубежа и оказался окруженным: спереди непрерывно атаковали мятежники, а сзади была глубокая пропасть, к которой он с каждым вынужденным шагом приближался. Восставшие рабы, чувствуя скорую победу, пытались воспользоваться последним обстоятельством, бросаясь на имперских солдат со все нарастающим упорством. Капитан Прен, ожидая скорого подкрепления и не желая так дешево отдавать свою жизнь, не сдавался, мужественными возгласами воодушевляя верных ему воинов, и уже в который раз отрубал голову очередному мятежнику. Вокруг его отряда лежало большое количество трупов, о которые постоянно приходилось спотыкаться наступающим, но это, в свою очередь, не останавливало восставших рабов, а наоборот, подгоняло вперед с единственным желанием отомстить за павших собратьев.

Король внимательно следил за ожесточенным сражением с вершины горы и быстро оценивал потери. Ему не жалко было имперских солдат, но за смерть каждого из них нужно было отчитываться перед отцом. Император во всем любил порядок, а случившееся восстание выходило за рамки дозволенного и сулило Фросту хорошую трепку.

– Проклятье! – выругался он и яростно сжал кулаки. – Ничтожные рабы сейчас узнают, как злить их властелина.

Король обернулся к свадам. Закованные в металлические доспехи всадники ждали его команды. Он, вытянув в сторону руку с появившимся в ней мечом, воодушевленно закричал:

– В атаку!

Свады дернули поводья, и сумериконы быстрыми прыжками помчались вниз по скалистому склону в гущу сражения. Фрост был в первых рядах.

Услышав позади себя непонятный шум, несколько мятежников обернулись и увидели приближающихся зубастых хищников с грозными всадниками на их спинах.

– Свады! – пронесся отчаянный вопль.

В тот же миг небо почернело, и на растерявшихся рабов посыпался дождь из металлических стрел. Напрасно они пытались прикрываться бесполезными щитами: свады славились своей меткостью, и почти каждая пущенная стрела достигала намеченной жертвы, пробивая преграды.

Мятежники неожиданно для себя осознали, что оказались в западне. Позади них находился капитан Прен с отрядом легкой пехоты, по бокам – деревянный забор, за которым глубокая пропасть, а перед ними – неминуемая смерть в лице короля.

– Копья! – раздалась команда Фроста.

Свады, почти достигшие восставших, быстро сложили луки на пояс и выставили вперед копья. Такую атаку рабам тоже нечем было остановить. В мгновение ока их передовые силы были сметены. Десятки убитых оказались под когтистыми лапами сумериконов. В тот же момент сзади ударил капитан Прен.

– Мечи!

Оголив клинки, свады продолжили стремительное наступление. Воздух огласил лязг скрестившегося оружия, слившийся с душераздирающими воплями рабов и громким рычанием сумериконов, начавших работать своими мощными челюстями. Свады, заслонив мятежникам солнце, в его ниспадающих лучах были похожи на карающих богов, сошедших с небес. Они прорубали кровавые просеки в нестройных рядах рабов, разделяли их на небольшие группы и, сжимая как тисками, уничтожили всех до единого человека.

Фрост был в гуще сражения и нисколько не уступал в мастерстве своим воинам. Он с улыбкой на лице разил врагов мощной рукой, соскучившейся по кровавому делу, и нисколько не задумывался о собственной жизни. Король давно мечтал о битве и собирался взять от нее все прелести и ощущения.

Превосходство в численности, на которую в начале восстания уповали рабы, была потеряна, и у них осталась только несоизмеримая отвага, но против мастерства и совершенного оружия ее оказалось недостаточно. Мятежники дрогнули и, побросав оружие, кинулись в разные стороны, но бежать было некуда. Одни, с трясущимися от страха руками, пытались перелезть через высокий забор, но так и оставались висеть на нем, пришпиленные меткими стрелами свадов; другие натыкались на оружие отряда капитана Прена или короля Фроста; третьи падали на колени, умоляя оставить их в живых, но пленных приказано было не брать. Восстание, так хорошо спланированное и удачно начавшееся, было жестоко подавлено.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12