Владимир Гриневицкий.

Откровение Бога. Том I



скачать книгу бесплатно

И тем не менее я сейчас там, где оказался, благодаря той самой цепочке событий. Кувейт, Эль-Кувейт. Кафе Palm Palace, почти окраина столицы. Я за круглым столиком, с горячей чашкой кофе, наблюдаю через панорамные окна за стоянкой напротив. Моя цель – тот самый араб. Его имя Адиль Миннияр, 34 года, родом из Дамаска. Основной род его деятельности – это торговля информацией, а также торговля оружием со странами Ближнего Востока. Проявил себя ещё в юном возрасте во время первой палестинской интифады. По данным из других источников, здесь должна произойти передача того самого кейса, который, как я понял из сеанса, прикован к руке того, кто сейчас находится в том самом фургоне на стоянке. Моя задача – перехватить его, не дать тому, что находится в кейсе, попасть в руки Адиля. Что в нём находится, меня не волнует, моя задача завладеть им и передать его своим работодателям.

Я одет как обычный турист – синяя бейсболка, солнцезащитные очки, спортивная чёрная кофта, джинсы. Стараюсь не выдать себя. Пытаюсь не нервничать, внушить себе, что тот сеанс был просто сеансом, что в этот раз я буду осторожнее, в этот раз попробую обойтись без пули в лоб.

Адиль ещё не приехал, я жду и пытаюсь придумать, что буду делать в этот раз, планирую алгоритм действий.

Звонит сотовый. Правый карман моих джинсов начинает вибрировать. Достаю телефон, на экране высвечивается три буквы – «Док». Мой куратор. Я нажимаю кнопку приёма вызова, прикладываю телефон к правому уху.

– Да.

– Брайн, надень гарнитуру, которую я тебе дал, я буду тебя вести, – отвечает Док. Не знаю почему, но его задорный голос меня немного успокаивает.

– Хорошо, – соглашаюсь я, – но думаю, не понадобится, кейс в тёмно-зелёном фургоне, квартира Адиля в соседнем здании, четвёртый этаж.

– Э-э-э… откуда ты знаешь? Ты это уже видел? – в голосе Дока звучит удивление вперемешку с восторгом. – Ты уже был на сеансе? Это действительно работает?!

– Да, был, и да, работает, – неохотно отвечаю я, зная, что Док начнёт расспрашивать ещё больше. Теория Будущего всегда завораживала его, сам разговор о том, что я буду её пользователем, вызывал у него какую-то детскую радость.

– И как всё прошло? Что ты видел?!

– Мне пустили пулю в голову. Док, если я тебе это рассказываю, то логично подумать, что сеанс был неудачным!

– Ладно, расскажешь при встрече. Подключай гарнитуру, чтобы не отвлекаться на сотовый, в случае чего я буду твоими глазами с воздуха.

Я достаю из кармана беспроводную гарнитуру, прикрепляю её на правое ухо. Прячу сотовый в карман.

– Как слышно? – спрашиваю я Дока.

– Отлично. Когда появится Адиль, доложи мне, я просканирую его автомобиль, проверю, сколько людей с ним.

– Док, я и так это знаю! – нервно отвечаю я.

– Да, да, я постоянно забываю. Чёрт, это ты пользователь крутой штуки, которая предсказывает будущее, не я, я никак не могу привыкнуть к тому, что ты всё знаешь наперёд. – Док выдерживает паузу, – Постой, если ты уже отмотал один сеанс назад, то этот разговор уже был.

– Да, ты надоедаешь мне своими расспросами уже второй раз, Док.

– И как мне, по-твоему, к этому привыкнуть?

– Никак, Док, помолчи.

Просто помолчи. Я пытаюсь сосредоточиться. Адиль вот-вот появится.

– О’кей, Брайн, режим тишины. Если что-то всё-таки понадобится, говори. Я наблюдаю за тобой.

Я ничего не отвечаю Доку. Посматриваю на стоянку, потрясываю ногой под столом. К чашке ни разу не притронулся. Я понимаю, что со стороны моя маскировка никчёмная.

В конце стоянки появляется машина Адиля. От волнения я откидываюсь на спинку стула, делаю глубокий вдох. Я чувствую, что мне вот-вот предстоит пройти через всё это ещё раз.

Машина поворачивает к фургону, паркуется около него. Я понимаю, что у меня есть всего несколько секунд, чтобы придумать, как действовать в этот раз. Проходит мгновение. Затем ещё одно. Я принял решение, представил алгоритм действий. Нажимаю кнопку. Я чувствую всплеск адреналина. Я встаю из-за столика. Первые шаги даются мне с трудом. Прохожу несколько метров в сторону стеклянной двери кафе. Через неё вижу, как Адилю уже передают кейс, он пристёгивает его наручниками к своей правой руке. На того, кто был в фургоне, я не обращаю внимания, всё моё внимание направлено на Адиля. Я тем временем выхожу на улицу. Адиль в сопровождении двух бойцов двигается в сторону того дома, в котором мы уже были на прошлом сеансе. Я понимаю, что не могу допустить повторения ситуации. Перехожу на бег. Выбегаю прямо на них, своим топотом выдаю себя, все трое оглядываются в мою сторону. Я резким движением завожу правую руку за спину, вытаскиваю револьвер. Оба бойца реагируют мгновенно. Один прикрывает собой Адиля, другой тянется к кобуре на поясе. Я успеваю прицелиться первым. Сильный хлопок, и пуля попадает прямо в голову первому бойцу, он падает на месте. Адиль ошеломлённо смотрит на него сверху вниз. Минус проблема. Второй уже заносит обе руки, держа в них пистолет, целится в мою сторону. Второй выстрел я произвожу следом за первым, и второй боец падает замертво. Минус вторая проблема. Адиль не успевает опомниться, рефлекторно поворачивается в обратную сторону и, размахивая кейсом, начинает убегать. Я, не сбавляя шаг, бегу вслед за ним. На дальней стороне улицы я слышу испуганные крики туристов, начинается суматоха. Адиль сворачивает на автотрассу, на несколько секунд скрывается из моего поля зрения за припаркованными на стоянке машинами. Я слышу со стороны автотрассы сигналы машин, звуки торможения колёс. Несколько секунд, и я выбегаю на автотрассу. За эти короткие секунды на дороге образовалась небольшая пробка с обеих сторон движения. Замечаю, как около одной из машин на асфальте лежит девушка, дверь машины со стороны водителя захлопывается, и автомобиль с пробуксовкой трогается с места.

– Брайн, он на белом «пежо», номер 318027, – голос Дока в наушнике звучит для меня на заднем фоне, я еле слышу его, я и сам прекрасно вижу всю ситуацию.

– Да! Я вижу! Следуй за ним по воздуху! – громко отвечаю я. В моём голосе чувствуется одышка.

Среди десятка машин, шума сигналов, криков и воплей испуганных прохожих я пробегаю мимо девушки, лежащей на дороге, подбегаю к ближайшему автомобилю, резким движением открываю дверь голубого внедорожника, нацеливаю револьвер на голову водителя, левой рукой хватаю водителя за рубашку, выбрасываю его на дорогу. Тот с воплями поднимает руки вверх и, не поднимая головы, падает на колени.

– Брайн, быстрее, он уходит! – Док в моём наушнике подгоняет меня.

Я резко переключаю передачу, нажимаю педаль газа до упора, внедорожник со свистом трогается с места.

– Док, я на голубом внедорожнике, веди меня!

– Да, я вижу! Я вижу тебя! Расстояние сто шестьдесят метров и увеличивается! Брайн, быстрее!

Я набираю скорость до ста за несколько секунд, мчусь по автостраде, лавируя между другими машинами, съезжаю на встречную, вынуждая другие машины уступать, съезжать на обочину, раздражённо сигналя мне. Машина Адиля уже в пятидесяти метрах от меня, она оставляет облака пыли за собой, виляет, её едва не заносит на тротуар. Внезапно она сворачивает направо и скрывается в переулке.

– Брайн, двадцать метров, направо, частный сектор!

Я сворачиваю следом в узкий переулок, меня заносит, задним крылом я сношу мусорный бак. Кое-как вписавшись в поворот, я переключаю передачу, жму на газ, с пробуксовкой гоню по переулку, едва удерживая руль. Переулок всего на несколько сантиметров шире внедорожника. В конце переулка облако пыли, за ним невозможно что-либо разглядеть.

– Брайн, четыре метра!

Я ничего не отвечаю Доку, на полном ходу въезжаю в облако пыли и тут же врезаюсь во что-то большое и тяжёлое. От удара раскрываются подушки безопасности, мотор глохнет. Я остаюсь в сознании, чувствую звон в ушах и сильную боль в голове, в глазах всё расплывается. Несколько секунд я пытаюсь сконцентрироваться, открываю дверь, пыль вокруг немного рассеивается, я прищуриваюсь и пытаюсь разглядеть, во что я врезался. Это угнанный автомобиль Адиля. Внедорожник впечатался ему в багажник с такой силой, что у обеих машин вылетели стёкла. От удара у меня немного двоится в глазах. Медленно, немного покачиваясь, я нацеливаю револьвер в сторону открытой водительской двери белого «пежо». Подхожу ближе. За рулём пусто.

– Брайн, всё, он ушёл. Я не вижу его.

Я опускаю револьвер, задираю голову вверх, пытаюсь отдышаться. Меня штормит. Я понимаю, что упустил Адиля. Нет смысла кидаться в стороны, искать его, он мог уйти куда угодно. Ещё раз.

– Стой, Брайн, я вижу его! Дом слева от тебя, дверь, три метра! – слова Дока немного взбадривают меня.

Сквозь ещё не развеявшуюся пыль я прохожу вдоль стены дома мимо белого «пежо», перехожу на бег. Слева открытая дверь. Вбегаю внутрь. За дверью что-то вроде подземного гаража, на окнах колышется на ветру прозрачный целлофан, немного мрачно, прохладно, пахнет сыростью. Внезапно я слышу какой-то шорох справа от меня, едва успеваю оглянуться, как получаю сильный удар серебристым кейсом по виску. Удар сбивает меня с ног, револьвер вылетает из рук, но я всё ещё в сознании. На пару мгновений я слепну, перед глазами белая пелена. Лёжа на лопатках, я приподнимаю голову, пытаюсь проморгаться, хватаюсь правой рукой за висок, зрение постепенно возвращается. Переворачиваюсь лицом к полу, встаю на четвереньки. Сквозь помутнение в глазах я вижу Адиля. В эту секунду я почему-то обращаю внимание на серебристый кейс, точнее, на выпуклый, размером со спичечный коробок, символ на нём. Красная роза, обвивающая распятье. Я предпринимаю попытку подняться на ноги, но мне хватает сил только на то, чтобы повернуть голову в сторону Адиля. Он не убегает, даже не пытается добить меня, просто стоит в паре метров от меня и наблюдает за моей беспомощностью. Затем он делает пару шагов ко мне, наклоняется и смотрит мне прямо в глаза. Его ухоженное молодое лицо расплывается передо мной.

– Не ходи за мной! – говорит он. – Ты думаешь, я не знаю, что тебе нужно? Ты станешь угрозой для Союза, завладев этим кейсом!

Его слова не укладываются у меня в голове. Откуда он знает про Союз Девяти?

– Когда вернёшься назад, – продолжает он, – беги! Беги куда угодно, уноси ноги!

– В смысле – вернусь обратно? – спрашиваю я, – откуда тебе известно о Союзе? – Каждое слово даётся мне с большим трудом.

Тем временем Адиль поднимает с пола мой револьвер. Подходит обратно ко мне, снова склоняется надо мной.

– Ты сейчас находишься на сеансе Теории Будущего, – продолжает он. Когда вернёшься обратно – беги!

В это мгновение мне становится хуже, я вот-вот потеряю сознание. Я опускаю голову к полу и пытаюсь не отключиться.

– Откуда тебе всё это известно?! – почти с криком спрашиваю я.

– Мне известно многое. Посмотри на меня.

Я с трудом поворачиваю голову в сторону Адиля, поднимаю глаза на него и в ту же секунду получаю пулю в голову.

Кафе. Столик. Кофе.

То, что только что произошло, не укладывается у меня в голове. Как он узнал, что я нахожусь на сеансе? И раз ему было известно это, то он знал и то, что я буду делать. Вот что его испугало на первом сеансе: он понял, что я пользователь Теории, и приказал пристрелить меня, пока я не вернулся обратно. Он рассчитал все свои действия, обыграл меня. Я резко отодвигаю стул и вскакиваю из-за столика. Кофе в чашке от встряски слегка проливается. Звонок на сотовый. Правый карман начинает вибрировать, я не обращаю на него внимания. Я ошеломлён случившимся. Мне требуется мгновение, чтобы придумать новый план действий. Я в спешке открываю стеклянную дверь кафе, выхожу на парковку, перехожу на бег и что есть сил бегу к тёмно-зелёному фургону. По пути я расстёгиваю спортивную кофту, держу её в левой руке, правой достаю револьвер и плотно обматываю его кофтой. Оказавшись около фургона, я резко открываю боковую дверь, она с шумом отъезжает вправо. Темнота в салоне сразу же озаряется ярким дневным светом. Внутри куча электроники, мониторы, провода, записывающие приборы и прочее. Справа, из глубины салона, с ужасом от неожиданности происходящего на меня оглядывается человек в чёрном бронежилете. Я направляю обмотанный кофтой револьвер в его сторону, целюсь ему в голову. Он не успевает ничего сообразить, как я произвожу выстрел. Кофта срабатывает как глушитель, выстрел звучит как очень глухой хлопок. Человек в бронежилете падает замертво лицом в пол. Я влезаю в салон и пытаюсь взять кейс. Он пристёгнут к левой руке бойца наручниками. Прикладываю обмотанный револьвер к одному из звеньев, жму на спусковой крючок. Пуля глухим хлопком пробивает цепочку и пробивает дно фургона. Я скидываю кофту, оставляю её в фургоне, хватаю кейс и снова бегу по стоянке в сторону того дома, где я был на первом сеансе. У меня примерно полминуты до появления Адиля. Телефон снова вибрирует у меня в кармане. Я забегаю за угол, размахивая кейсом, подбегаю к мусорному контейнеру, снова спугнув собак. Забегаю за контейнер, кладу кейс на землю выпуклым символом вверх. Несколько мгновений пытаюсь рассмотреть его поближе. Распятие, обвиваемое вокруг красной розой. Такой я вижу впервые, его значение мне неизвестно. Но самое главное, что кейс у меня. Задача выполнена, у меня в запасе ещё немного времени, чтобы убраться до приезда Адиля. Пытаюсь восстановить дыхание.

Телефон снова вибрирует в кармане. Я достаю гарнитуру, вставляю её в правое ухо.

Отвечаю на вызов.

– Да.

– Брайн, что происходит? Я вижу тебя с воздуха, ты забрал кейс?! – голос Дока звучит взволнованно.

– Да, он у меня, – я отвечаю с одышкой и пытаюсь изобразить лёгкую улыбку. Я действительно доволен проделанной работой. Да, не обошлось без жертв, но это издержки.

– Брайн, Союз объявил тебя целью! Ты стал целью сразу же, как только взял в руки кейс! Что происходит?! – в голосе Дока слышны ноты отчаяния.

– Что? Док, повтори!

– Ты цель, Брайн! Ты первостепенная цель, на тебя направлены несколько спящих агентов в Кувейте!

– Что ты такое говоришь? Что за бред? С чего вдруг Союзу объявлять охоту на меня? Я достал этот чёртов кейс для них! Это какая-то ошибка!

– Я сам не хочу в это верить, но за тобой наблюдают отовсюду, ты – приоритет!

Я пытаюсь думать. Пытаюсь выстроить логическую цепочку событий, пытаюсь понять причины произошедшего. Логики нет. Никакой. Получается, главная причина – этот кейс. Сам факт того, что я взял его в руки, означает, что я автоматически стал целью для Союза Девяти. Получается, что они готовы пожертвовать всем и избавиться от любого ради кейса. Готовы избавиться от меня. Что же в нём находится?

– Док, будь на связи.

Я делаю пару шагов в сторону кейса, разворачиваю его рукояткой к себе. Пытаюсь открыть его. Замок с шифром. Ну ещё бы! Но мне нужно знать, что в нём, знать, из-за чего меня объявили целью, знать, во что я ввязался. Мне нужны ответы, а они есть только у одного человека – Адиля. Я прокручиваю его слова в голове, понимаю, что ему известно гораздо больше, чем мне, о Союзе, о том, что в этом кейсе. Продумываю свои дальнейшие действия и понимаю, что мне не выбраться самому. Если сбегу и спрячусь с кейсом, Союз меня отследит. Оставлю кейс и сбегу – то же самое. Единственный, кому удавалось уходить от преследования Союза, это Адиль. Время на исходе. Необходимо что-то решать. Мне и выбирать-то особо не из чего. Точнее, есть из чего, но выбор очевиден. Продумав все «за» и «против», я решаю действовать. Срываю гарнитуру, достаю из кармана телефон, бросаю всё это на асфальт, растаптываю сначала гарнитуру, затем телефон. Затем хватаю кейс, выбегаю обратно на автостоянку, останавливаюсь, поворачиваюсь лицом в сторону автотрассы, жду. Машина Адиля медленно заворачивает на стоянку, за рулём один из его бойцов, Адиль на пассажирском сиденье. Машина медленно подъезжает ко мне. Я держу кейс в левой руке, мне страшно, пытаюсь восстановить дыхание, стискиваю зубы в ожидании неизвестности. Машина останавливается в паре метров от меня, все трое смотрят на меня, но ничего не происходит. Так проходит ещё несколько секунд. Эти несколько секунд для меня растягиваются в вечность. Адиль медленно открывает дверь, медленно выходит из машины, смотрит на меня.

– Ну хотя бы с третьей попытки, Брайн, это уже успех, – с улыбкой на лице говорит Адиль.

Я в смятении. Его слова снова сбивают меня с толку. Но больше всего меня сейчас волнует не то, что ему заранее откуда-то известно всё, что я делал до этого момента, а то, как бы мне поскорее убраться отсюда.

– Садись, Брайн, нам уже пора, – Адиль снова садится в машину.

Куда пора? Нам? Я мимолётно задаюсь этим вопросом, но понимаю, что думать об этом сейчас нет смысла, я уже всё решил.

Я срываюсь с места, подбегаю к машине, открываю заднюю дверь, сажусь на заднее сиденье рядом со вторым бойцом. Никаких пистолетов, никто не обращает на меня внимания, не задаёт никаких вопросов, только лёгкая улыбка на лице Адиля отражается в боковом зеркале. Как будто всё так, как и должно быть.

– В точку Б, – командует Адиль, глядя на бойца, что за рулём.

– Что это за точка Б?! – испуганно спрашиваю я. Адиль смотрит на меня с лёгкой улыбкой через боковое зеркало. Машина трогается с места.

– Точкой А была та квартира, на которой ты был во время первого сеанса.

– Откуда тебе, чёрт возьми, всё известно?! – срываюсь я.

– А ты как думаешь? Я приезжаю на место, где должна пройти передача кейса в мои руки, и вместо этого вижу тебя с кейсом в руках. Ты явно не тот, кто должен мне его передать, и раз уж он у тебя, то тот, кто должен был произвести передачу, мёртв. Ты явно не сразу понял, где находился кейс, тебе на это понадобилось не одна попытка. И раз уж ты решил мне сам передать его, то ты уже видел все мои пути отхода, каждый сеанс заканчивался для тебя неудачно, а когда ты всё-таки заполучил кейс, Союз Девяти объявил на тебя охоту. Бежать от них в одиночку тебе нет смысла, они достанут тебя из ада, и ты решил отдать кейс мне взамен на мою возможную помощь. – Адиль рассуждает так, будто для него это в порядке вещей – знать то, что, по сути, знать невозможно. – И ещё. То, что происходит сейчас, не сеанс.

От последних слов Адиля холод пробегает у меня по спине. Я медленно опускаю глаза вниз, медленно поворачиваю левую руку. Я просто забыл её нажать. После последнего сеанса я, ошеломлённый, выбежал из кафе и направился к фургону за кейсом. Мои мысли были заняты поиском новых решений, я был сбит с толку тем, что Адиль говорил мне в последние мгновения второго сеанса. Это всё наяву, это не сон. Я не хочу в это верить, хочу отмотать время назад, но понимаю, что уже поздно. Я действительно цель, действительно стал угрозой для Союза.

– Таков был мой план, – с улыбкой говорит Адиль.

– Что в кейсе?! – срываюсь я.

– Ты очень скоро это узнаешь, – лёгкая улыбка Адиля ещё держится на его загорелом лице, – скоро, Брайн Кривки, ты станешь частью чего-то большего.

Мы едем по улицам Эль-Кувейта ещё несколько минут. За это время никто из нас не произносит ни слова. Каждый думает о своём. Можно только догадываться, о чём думает Адиль. Он изредка посматривает на меня через боковое зеркало. Я же думаю о том, во что вляпался. О кейсе. О Союзе. О том, как в одно мгновение стал приоритетом для них, а это сравнимо со смертным приговором. О чём думают двое бойцов, догадаться невозможно. Тёмные очки скрывают их глаза, чёрные бороды наполовину скрывают их лица. Никаких эмоций. Не знаю, умеют ли они вообще говорить или чувствовать что-либо.

– Мы на месте, – голос Адиля выводит меня из размышлений. Его лицо становится более серьёзным. Мы заезжаем в какой-то гараж, и ворота за нами сразу же опускаются. Внутри просторно, гараж выглядит заброшенным, на окнах натянут полиэтилен, сквозь который едва проходит дневной свет, из-за чего в гараже царит какое-то мягкое освещение. Несколько обшарпанных столбов, подпирающих потолок, некогда были, как и стены, до половины покрашены зелёной краской. На полу пятна машинного масла, в гараже чувствуется его характерный запах. Посередине стоит старый железный стол для инструментов. В дальней стороне гаража ещё одни горизонтальные ворота. Машина останавливается, все четверо выходим. Я прижимаю кейс к груди, немного волнуюсь. Адиль поворачивается ко мне, на его лице появляется его фирменная, лёгкая улыбка.

– Прошу, Брайн, – Адиль жестом приглашает меня к столу, – тебе пришла пора узнать, что в кейсе.

Я не отвечаю. Мне, собственно, нечего ответить. Бойцы тем временем начинают возиться около машины, достают из багажника красные пластиковые канистры. Мы не спеша подходим к столу с инструментами, я кладу на него кейс, он отражает немного света, падающего на него из дыр в полиэтилене на окнах. На кейсе блестит символ – крест, обвиваемый красной розой.

– Ты готов, Брайн? – осторожно спрашивает Адиль. – То, что ты сейчас узнаешь, изменит твою жизнь, уже никогда не будет, как было раньше.

– У меня нет выбора, – немного неуверенно отвечаю я, – я и так по уши в дерьме, назад дороги нет, а так, возможно, ещё удастся что-то исправить.

Адиль еле заметно кивает, переводит взгляд на кейс. Осторожно кладёт на него правую руку, проводит большим пальцем по символу. Левой рукой набирает шифр на замке. С резким хлопком крышка немного приоткрывается. На лице Адиля снова появляется лёгкая улыбка. Он выжидает ещё мгновение. Сердце в моей груди начинает биться сильнее. Адиль не спеша приподнимает крышку. Я вижу, что внутри кейс обшит чёрным бархатом, посередине лежит белый конверт. Всего один конверт? И всё?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное