Владимир Еркович.

Обреченные



скачать книгу бесплатно

Александр (Кондрат) Кондратьев

Мы не знали, что делать. Звонили Боре на домашний, все бесполезно. И нам крупно повезло, что я вспомнил, где он живет. Пошли к нему домой, через его бабушку кое-как добудились. Оказывается, он жестко бухал прошлую ночь и вообще ничего не понимал.

Они везде успели, выступили на обоих мероприятиях, но этот случай показал, что дальше так продолжаться не может. Надо было обзаводиться своей собственной базой. Ситуацию разрулил Алексей Хрипач. Он как-то узнал контактное лицо в Доме творчества, с которым договаривался Борис, и напрямую подкатил с просьбой выделить им помещение. И это сработало. Им отдали соседнюю комнату в том же подвале. Борис, конечно, был в трансе. Он и так жил небогато, а тут чуваки отобрали у него пусть небольшую, но стабильную копейку. Он, как и Кондрат, не смог в свое время уехать в Германию со всей тусовкой. Но если Кондрат нашел, чем занять себя в России, то у Бориса с этим не сложилось. Он весь год экономил, прижимался, чтобы летом на пару месяцев поехать в берлинские сквоты к своим друзьям. Просто покупал билет на поезд до Берлина, брал с собой мешок гречки и ехал в Германию. А на что теперь было покупать гречку?

Регулярно играя с I.F.K., «Трактора» стали обращать внимание, насколько круче и выгоднее те звучали на живых концертах. У I.F.K. был свой звукорежиссер, который знал, как добиться нужного звучания. Парни поняли, что если они хотят двигаться дальше, то на каждое выступление надо приглашать толкового звукача. На первое время им стал Андрей Иванов из «Морального кодекса». Он был очень крутым специалистом, но вся эта андеграундная культура была ему чужда. Слэм, стейдждайвинг и прочие появления радости эрклубовской публики повергали его в шок. Он просто охреневал от происходящего и потом неделями рассказывал парням из «Морального кодекса», как сумасшедшие люди прыгают у сцены и ходят друг у друга по головам.

Одним из самых заметных московских фестивалей 2000 года стал фестиваль «Чистая книга», состоявшийся 1 июля в МДМ. Он был организован движением НАН (Нет алкоголизму и наркомании). Непосредственно организацией этого мероприятия занимался молодой парень Илья Островский. Основу фестиваля составили альтернативщики и панки, благо поклонники этих направлений между собой не враждовали. Островский собрал серьезный состав: TRACKTOR BOWLING, Dolphin, I.F.K., S.P.O.R.T., НАИВ, «Тараканы», «Мэд Дог», Distemper, «Шлюз», «Ульи», «Небо Здесь», «Седьмая Раса», «Смех», Dooby Jungle и других. Между выступлениями групп на сцену выходили ведущие и толкали бодрые речи о том, как вредно пить спиртное и употреблять наркотики.

Виталий (Вит) Демиденко

На этом фестивале был какой-то сюрреализм. Все музыканты, которые должны были говорить о вреде алкоголя и наркотиков, жутко перепились в гримерке. Всем участникам подарили кружки с логотипом фестиваля, которые сразу пошли в дело. Из них пили водку, пиво, портвейн, и еще черт знает что.

Некоторые прямо на сцену выходили с этими кружками, полными бухла. Но фестиваль был отличный, это я запомнил.

TRACKTOR BOWLING находились на подъеме. Кассеты с их демкой «Мутация 2(000)» передавались из рук в руки и переписывались поклонниками в огромном количестве. О группе узнавало все больше народу. Они были счастливы и чувствовали, что настоящий, большой успех где-то совсем рядом, надо лишь сделать рывок. Но, яростно вонзая на сцене Московского Дворца Молодежи и весело распивая крепкие напитки из кружек с антиалкогольными призывами, они еще не знали, что этот фестиваль станет для них последним выступлением в 2000 году.

Глава 6

Дружба с Владимиром Кравченко из команды Scang привела к тому, что Вит с Милой стали часто наведываться в Санкт-Петербург. Причем даже не выступать, а просто потусоваться в хорошей компании. За лето двухтысячного, не особо богатого концертами, они ездили на берег Невы несколько раз. В первых числах сентября в Питере проходил большой фестиваль под открытым небом, где в числе прочих выступал Scang.

Виталий (Вит) Демиденко

Мы с Милой и моим братом Артемом поехали в Питер на несколько дней. Просто хотели погулять и заодно послушать Scang. Все начиналось как обычно весело.

Если не обращать внимания на проливной дождь, то фестиваль проходил хорошо. Промокший народ весело прыгал и слэмился под любимые команды. Кравченко предложил Миле спеть с ними одну песню, и она с радостью согласилась. Для нее это была дополнительная возможность лишний раз напомнить питерской публике о TRACKTOR BOWLING. Пиар лишним не бывает. Выступили они достаточно бодро, треки «Сканга» Мила знала хорошо. Сразу по окончании совместной песни она спустилась со сцены и полезла на металлическое ограждение, чтобы прыгнуть в толпу.

Людмила (Мила) Демина

Если бы я сиганула со сцены, то люди бы понимали, что я та самая девушка, которая только что пела со «Скангом». Наверное меня бы поймали. Но я прыгала с ограждений. В общем, меня никто не поймал.

Мила очень жестко упала на асфальт, едва успев выставить руки. Помогать ей почему-то никто не спешил. Девушку парализовала жуткая боль. Она даже кричать не могла. Просто лежала и молча заливалась слезами. Выступление на сцене продолжалось, в таком шуме кричать все равно было бесполезно.

Виталий (Вит) Демиденко

Шел дождь, и ограждение было очень скользкое. Мне кажется, что Мила даже прыгнуть не успела, просто поскользнулась и упала.

У медицинской бригады, которая дежурила на мероприятии, не было ничего, чем бы они могли ей помочь, и медики приняли решение везти девушку в больницу. Вит и Артем отправились с Милой. Каждая кочка и каждая яма под колесами «скорой» отдавались жуткой болью в переломанном теле вокалистки TRACKTOR BOWLING, путь до больницы казался бесконечным.

Людмила (Мила) Демина

Помню, водитель меня спросил: «Девушка, как вы можете так громко орать?» А я ему ответила, что это профессиональное. Еще могла шутить. В итоге, когда мы добрались до больницы, я едва не теряла сознание от боли.

Милу посадили на лавочку в приемный покой рядом с кучей других пациентов, дожидавшихся милости работников минздрава. За те два часа, что они провели в приемной, обозначились две большие проблемы. Во-первых, у нее не было медицинского полиса. А человек без полиса в больнице уравнивается в правах с затертой лавочкой, на которой он сидит. Во-вторых, Мила выглядела как панк:

широкие штаны и синие волосы, стоящие иголками. Медицинский персонал воспринимал ее как очередного упоротого неформала, который нашел на свою жопу приключения. К слову, Мила была абсолютно трезвой.

Людмила (Мила) Демина

Когда я поняла, что уже схожу с ума от боли, то просто встала и заорала на всю больницу: «Ну тут люди есть вообще! Хоть кто-нибудь мне поможет?!» Тогда вышли два молодых стажера, которые и оказали мне помощь. Загипсовали руку по всей длине и закрепили в боковом положении так, что я стала похожа на самолетик. Они сказали, что мне надо делать операцию. Либо здесь в Питере, либо ехать в Москву. Я подумала, что в Питере у меня никого нет, и лежать здесь в больнице совсем не хотелось.

Пока врачи игнорировали Милу, Вит пытался вызвонить своих немногочисленных питерских знакомых. Отозвался помочь все тот же Владимир Кравченко. Дело было около полуночи, и он уже вернулся домой после выступления. Вова предложил отправить Милу в Москву на самолете. Было очевидно, что дорогу на поезде в таком состоянии она не вынесет. Он сам оплатил такси до Пулково и билет на ближайший рейс до Москвы.

Виталий (Вит) Демиденко

Этот случай в Питере стал моментом истины. У нас и так с Вовой были очень хорошие отношения, а после этого он стал лучшим другом и для меня, и для Милы. Как говорится, друг познается в беде. Все последующие приезды в Питер мы обязательно заезжали к Вове и, бывало, зависали у него по нескольку дней.

По прилете в Москву Милу сразу отвезли в больницу и вскоре сделали сложную операцию. У нее оказался множественный перелом руки со смещением и осколками. Весь последующий месяц она провела в хирургическом отделении пятьдесят девятой больницы на Новослободской.

Людмила (Мила) Демина

В больничке было весело. С одной стороны, конечно, я была вся перегипсованная, а с другой – мне не давали скучать. Каждый день приходили толпы поклонников, приносили кучу фруктов, каких-то сладостей. Широкий подоконник в моей палате был полностью завален подарками. Я понимала, что люди от души все это несут, и не могла отказываться. Иногда я даже закрывала штору, когда приходили очередные гости, чтобы не было видно, что у меня там уже склад.

С момента первого выступления Милы в составе «Трактора» не прошло и года, но поклонники ее обожали. Появление красивой, харизматичной девушки в группе значительно расширило фан-клуб TRACKTOR BOWLING. Для персонала больницы она была настоящей проблемой. Посетители шли к ней «прямо по мытому» большими и мелкими группами. И для соседей по этажу девушка стала неиссякаемым источником витаминов и минералов, так как щедро делилась запасами ништяков со своего подоконника.

Людмила (Мила) Демина

У меня всегда было много посетителей. Приходили, наверное, все. Кроме моей группы. Вот это была печалька.

Александр (Кондрат) Кондратьев

Мы действительно не часто приходили к ней. Я тогда был запарен работой и репетициями. Но помню, что мы даже приносили ей какие-то наработки новых песен. То есть создание треков не прекращалось, пока она была не в строю.

Людмила (Мила) Демина

В больнице я начала задумываться о том, как я живу. Почему все это со мной произошло? Видимо, Бог мне послал это испытание, чтобы я остановилась и хорошенько подумала. Куда я иду? Зачем мне все это надо? Те ли люди меня окружают? Этот момент стал для меня переломным, наверное.

На осень у ТБ уже было запланировано несколько концертов, в числе которых были крупные фестивали Adidas StreetBall Challenge и InСтанция 2000. Их пришлось отменить, так как Миле требовалось больше времени на восстановление. Она не могла сразу после больницы окунуться в концертную жизнь и так же дико рубиться на сцене. Это все равно, что спортсмену возвращаться в большой спорт после серьезной травмы. Пока у Милы срастались кости, парни регулярно репетировали и готовили новую большую программу. Отсутствие концертов в какой-то степени даже стало плюсом, группа не отвлекалась от создания новых вещей.

Музыкантам казалось, что самая большая проблема группы – это временное отсутствие вокалистки, но осенью двухтысячного появилась еще одна. Грек. Он учился в аспирантуре Университета гражданской авиации, но в течение шести с лишним лет пребывания в Москве больше времени уделял музыке, чем учебе. У него пошли провалы в универе.

Афанасий (Грек) Банасиос

Мой руководитель был очень хорошим ученым, но он слабо меня курировал. Был постоянно занят или в отъезде. Он думал, что я сам слежу за учебой, а я только за музыкой следил и больше ни за чем. Когда я узнал, сколько я упустил, то оказалось, что наверстать это уже не получится. То есть я вылетал из университета, а значит возвращался домой в Грецию.

Грек не просто должен был вернуться в Грецию. Он должен был обязательно отслужить в армии. Там с этим строго, как, впрочем, и у нас. Он пытался еще как-то зацепиться, оставить возможность продолжить аспирантуру после службы. Это может показаться странным, но Грек хотел остаться жить в России. Настолько он прикипел к Москве и к группе TRACKTOR BOWLING.

Афанасий (Грек) Банасиос

Я с детства мечтал играть музыку, выступать на сцене, тусоваться с группой. И, наконец, у меня все это было! А теперь надо было оставить это и уехать. И, судя по всему, навсегда.

Когда отъезд Грека на историческую родину стал неизбежностью, перед группой опять встал вопрос о замене музыканта. И это было не одно и то же, что сменить Леню Голубева, который и так не сильно участвовал в жизни группы. Даже замена вокалистов оказалась не такой болезненной. Грек же стоял у истоков. Он выстраивал мелодику треков и щедро делился своими музыкальными знаниями с остальными. Позитивный Афанасий всегда сглаживал конфликтные ситуации в коллективе, он был душой группы. А теперь он уезжал.

Парни решили, что лучшую замену Греку сможет найти только сам Грек. Он вместе со всеми стал просматривать кандидатуры гитаристов. Группу уже хорошо знали, поэтому желающие встать на почетное место у колонки со знаком радиоактивности поперли в огромном количестве.

Александр (Кондрат) Кондратьев

Все началось заново. Приходили какие-то люди, которые или не понимали нашу музыку, или не соответствовали по внешнему виду. Был один чувак, который просто идеально снял все грековские партии. Мы даже удивились, как он вообще мог расслышать такие нюансы в этих хреновых записях. Да, играл он круто, но на вид был ботан ботаном. Мы просто не могли взять в группу такого человека.

Виталий (Вит) Демиденко

Мне в «аську» написал Денис Хромых. Мол, так и так, я играю на гитаре и хочу попробовать поиграть с вами. Меня подкупил его расслабленный подход. Во-первых он писал буквами разного размера, как тогда было модно, а во-вторых он не тушевался как другие соискатели, которые считали нас богами. Когда мы с ним встретились, он мне еще больше понравился. Улыбчивый, ненапряжный парень.

Ден тогда работал в крутой кофейне Coffee Bean на Чистых прудах, где зависали все звезды шоу-бизнеса. Он так привык общаться с людьми из телевизора, что его было трудно смутить заслугами на альтернативной сцене. На встречу с музыкантами «Трактора» он шел без всякого волнения.

Денис (Дэн) Хромых

Мой друг Леха Назарчук сказал, что «Трактора» ищут гитариста. Я тогда как раз нигде не играл, и терять мне было нечего. К тому же, я уже пару раз был на их выступлениях, и мне понравилось. Для прослушивания надо было снять несколько вещей. Я послушал трек «Звезда», а там играть особо нечего. Что-то подснял и решил, что сойдет и так. Мне было как-то пофигу, возьмут меня или нет.

Так, на расслабоне, Дэн пришел на первое прослушивание в TRACKTOR BOWLING. В этот день перед ним слушали еще одного парня. Это был кандовый металлист со всеми атрибутами стиля. Парень не подходил ни внешне, ни по строению музыкальной мысли, но, в отличие от Дениса, к прослушиванию он честно готовился. Металлиста отправили домой и переключили свое внимание на Дэна.

Афанасий (Грек) Банасиос

Мне понравилось, как Денис играл. Интересно, технично. Были у него какие-то свои прикольные фишки, которые меня зацепили.

Пусть Дэн не был готов сходу играть тракторовские вещи, но он наиграл свои собственные партии. Было видно, что техника и музыкальная мысль у него на уровне. После недолгого размышления, чуваки решили взять его в группу. Они посчитали, что Денис сможет занять место Грека.

Это прослушивание проходило не на базе в Очаково, там шли работы по откачке воды после очередного прорыва. Некоторое время они пользовались съемной репетиционной точкой, которая находилась на метро «Шоссе Энтузиастов» напротив кинотеатра «Слава». Стремное место. В то время там была достаточно модная, бандитская дискотека, куда приходило в основном бычье и гламурные, насколько это было возможно, чиксы. Помимо съема телок, быки развлекались тем, что докапывались до неформалов и били их по гладким, молодым щщам. «Трактора», как и все альтернативщики девяностых, одевались очень ярко и постоянно рисковали получить лишнего от людей с нависающими надбровными дугами и толстой лобной костью. Но к подобным проявлениям невежества они давно привыкли. Дэн вообще приехал из Курска, где вопросы «че волосы длинные» или «че означает серьга в ухе» задавались постоянно. Мировая культура всегда приходила в нашу страну с запозданием, и москвичам еще повезло, что ее путь пролегал через столицу.

Если сейчас прикид – это просто одежда, то в те годы он был четким идентификатором принадлежности к субкультуре. Люди осознавали, что их внешний вид – это определенный вызов, за который придется отвечать. И спросить могли каждый день. Но, как ни странно, такие проблемы только подстегивали развитие культуры. Сопротивление, отрицание и противопоставление всегда были движущими элементами советского, а впоследствии и российского рок-движения. Русский рок восьмидесятых противопоставлял себя советской эстраде, металлисты всячески открещивались от рокеров, панки не любили ни тех, ни других. Появившиеся в середине девяностых альтернативщики плевали вообще на всех. Они ориентировались на модные американские группы и в первую очередь противостояли Совку в широком понимании этого слова. Он и сейчас силен, а тогда вообще цвел в полный рост. Профессор Преображенский сказал бы, что Совок у нас в головах.

Дэн подзаморочился, за пару дней снял все партии Грека и пришел на репу уже подготовленным. Денис Хромых был образованным парнем, закончил музыкальную школу и с восьми лет играл на балалайке. Постоянно выступал на различных музыкальных конкурсах и регулярно занимал призовые места. В свое время даже получил приз «Юное дарование Курского края».

Периодически Грек приходил на репетиции, поправлял Дэна, что-то подсказывал, но в общем парень все схватывал на лету и уже старался привносить что-то свое. Чтобы добиться нужного звука, Денис даже купил процессор Korg как у Грека. Он хорошо зарабатывал и мог себе это позволить. Такое рвение подкупало. Мила к этому времени уже достаточно восстановилась после выписки из больницы и могла посещать репетиции. С Дэном они завершили работу над новой концертной программой, которая получила название «Напролом». Ее презентация была назначена на 9 марта 2001 года.

За день до презентации «Трактора» прощались с Греком. Конечно, они старались бодриться, но на душе у всех было паршиво. Грека очень любили. Незадолго до отъезда Афанасий женился на своей давней подруге Свете, но брак с гражданкой России все равно не давал ему права остаться. Он уезжал насовсем. На своем сайте они выложили трогательный прощальный пост.

Ну вот и все: то, что должно было рано или поздно случиться, к сожалению, уже стало фактом: завтра утром один из нас, Афанасий Банасиос, наш гитарист, «человек-оркестр-в-голове», «человек-трактор», которого многие знают под ником Грек, улетает назад к себе на родину, в греческие Афины. И нам очень будет не хватать его «тум-па-па-ту-па» на репах, его сумасшедших ломаных гитарных рисунков и красивых гитарных гармоний. Не будет больше «ни на нооо на ну нееей» на его диктофоне, затертом до дыр бесконечными музыкальными идеями. И хотя порою наступали тяжкие времена и воздух на базе кипел от страстей, а комбы краснели от изливающихся чувств, перемешанных с крепким, как арбузы, матом, мы всегда понимали, что это рвется из нас не злость и обида, а нереализованное желание СВОЕГО в нашей музыке, потому что каждый из нас хочет видеть КАЖДУЮ нашу песню воплощенным в мелодиях СВОИМ ИДЕАЛОМ, хочет вложить в нее все лучшее, что у него есть. И хотя мы пока еще не до конца осознали, что Афанасий уезжает НАВСЕГДА, пройдет время, и мы будем чувствовать пустоту рядом с гитарным комбиком слева от барабанов, и хотя Диня оказался прирожденным трактором, грамотно рубит фишку и понял дух группы, мы всегда будем вспоминать человека, который был в TRACKTOR BOWLING с самых истоков, поднимался и рос вместе с группой. Но мы не прощаемся, Афанасий, мы говорим «ДО СВИДАНИЯ!» и ждем тебя, пусть через годы, но приезжай, мы тебя любим и никогда не забудем, брат! И ОГРОМНОЕ СПАСИБО тебе за все!

7 марта 2001

Tracktor.nm.ru

Александр (Кондрат) Кондратьев

Из всех музыкантов, когда-либо игравших в TRACKTOR BOWLING, Грек – это единственный человек, о котором у меня остались только положительные воспоминания. Во-первых он был очень крутым музыкантом, на несколько ступеней выше меня, а во-вторых он никогда не критиковал меня за плохую игру или какие-то мелкие лажи, а наоборот, поддерживал и всегда ценил мои идеи. Это очень мотивировало к развитию и творчеству.

Афанасий (Грек) Банасиос

Я понимал, что все мои друзья, вся моя музыка осталась там, в Москве, и этого уже никогда не вернуть. Это была целая жизнь, и она закончилась. Мне очень, очень нравилось то, что я делал в TRACKTOR BOWLING, уезжать от всего этого было невероятно тяжело. Я просто не знал, как мне жить дальше. И по приезде домой я постарался отвлечься. Оставить ту жизнь позади. Ушел в армию, потом работал и старался не вспоминать, чтобы не бередить раны. Но те семь лет, что я прожил в Москве, для меня стали, наверное, самыми счастливыми в жизни.

Зимой 2001 года в передаче «Учитесь плавать» объявили результаты опросов слушателей. Команда TRACKTOR BOWLING была названа «Лучшей концертной группой 2000 года». И это при том, что группа не выпустила еще ни одного альбома. Но программа для пластинки уже была готова, и они готовились представить ее на сцене «Р-Клуба».

«Трактора» думали, что у них уже были успешные концерты. Вспомнить хотя бы презентацию «Мутации 2(000)» там же год назад. Но в этот раз было что-то совсем запредельное. Есть такое понятие «аншлаг», а есть «гипераншлаг». В «Р-Клубе» было второе. В какой-то момент администрация клуба даже решила закрыть вход. Это всегда непростое решение, ведь клуб лишается дополнительного заработка и на входе, и на баре. Но если бы они этого не сделали, то могли бы пострадать люди. Была жуткая давка, вместимость всех помещений была превышена раза в полтора. Места в гардеробе закончились очень быстро, и народ наваливал куртки кто где мог.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное