Владимир Эфроимсон.

Генетика гениальности



скачать книгу бесплатно

Посвящается 100-летию со дня рождения В. И Эфроимсона


Библиотека журнала «Экология и жизнь»


Серия «Устройство мира» основана в 2000 г.

Художник серийного оформления П. Ефремов


Издание 5-е


Предисловие

Л.И. Корочкина и Е.А. Кешман

Предисловие
Гениями рождаются

«Есть люди крупные и яркие; есть люди крупные, но не яркие; есть люди некрупные, но яркие; есть люди, которые много крупнее своих дел; есть люди, гораздо более мелкие, чем их дела. Автор принадлежит к последней группе и даже чуть гордится этим…»

Так писал о себе Владимир Павлович Эфроимсон. Ему всегда было свойственно подшучивать над собой. Но в этой ироничной самооценке согласиться можно лишь с одним – с несомненной величиной и даже величием того, что В.П. Эфроимсон считал своей обязанностью, своим человеческим долгом. «Существует две наивысшие взаимодополняющие части нашего космического долга. Долг по отношению к самому себе, который каждый из нас может исполнить, реализуя свои способности. И долг по отношению к другим, исполняемый служением обществу на благо человечества, на благо всего нашего вида в целом».

В.П. Эфроимсон – автор фундаментальных трудов по медицинской генетике, иммуногенетике, генетике раковых опухолей, мутационному процессу… Крупнейший специалист по генетике психических болезней, автор более 200 научных статей, организатор многих пионерских работ по генетике человека, составитель и редактор коллективных монографий по медицинской генетике, генетике микроорганизмов и пр., и пр. Страстный борец за научную генетику в СССР, непримиримый враг «лысенковщины», отдавший много сил «расчистке авгиевых конюшен советской мичуринской биологии». Переводчик и редактор фундаментальных трудов по генетике… Более тридцати лет он посвятил исследованиям взаимосвязи биологических и социальных факторов в развитии человека, изучению биохимических, генетических, физиологических аспектов в становлении, развитии и проявлении интеллектуальных, биосоциальных, психологических свойств личности.

Именно этим проблемам посвящены три последние книги В.П. Эфроимсона – «Генетика этики и эстетики», «Педагогическая генетика» и самая главная для него книга, которую можно назвать его научным и идейным завещанием, – «Генетика гениальности».

О гениях и гениальности написано несметное количество книг. Тайна, загадка гениальности всегда тревожила и тревожит воображение людей. Человеческая история, история цивилизации освещается яркими звездами гениальных людей, чьи дела, чьи творения не стираются в памяти сотни и тысячи лет… Гениальное озарение одного человека переворачивают представление о мире миллионов людей. Гениальные строки, написанные тысячи лет назад, отзываются в душе человека сегодняшнего времени… Гениальные открытия и изобретения одиночек входят в нашу повседневность и сопровождают нас всюду и везде, ежедневно, ежеминутно…

Кто они, эти люди, перевернувшие мир? Что дает им эту невероятную силу? Как из миллионов живущих избирается тот, на кого падает дар гениальности? Постижима ли тайна гениальности? Что делает гения – гением?

На эти вопросы дает ответ книга, которую вы держите в руках.

«Книга эта уникальна.

Она войдет в число ценностей, оставшихся следующим поколениям от XX века. И дело вовсе не в конкретной интерпретации биохимических механизмов – предпосылок сверхобычной умственной активности гениев. Замечательна вся концепция автора и необъятность использованного им исторического материала…» (Доктор физико-математических наук, биофизик С.Э. Шноль).

«Перед нами действительно фундаментальный труд. В нем содержатся новые, плодотворные идеи, предлагаются перспективные подходы к разработке многовековой проблемы гениальности, насущных вопросов взаимосвязи педагогики и генетики, высших форм творческой самореализации личности. Автор ясно показывает зависимость между проявлением генетического потенциала личности и социальными условиями ее развития, подчеркивает «примат социальных факторов в развитии и реализации гения». Но главная его задача – выяснение биологических факторов в появлении гения…

Этот чрезвычайно ценный труд не только содержит новые научные результаты в крайне актуальной и слабо изученной области, но и несет в себе мощный творческий стимул дальнейших исследований, размышлений, поисков…» (Доктор философских наук Д.И. Дубровский).


«Генетика гениальности» – это исследование жизни сотен людей: властителей и тиранов, политиков и полководцев, основателей религий и философов, идеалистов и деспотов, ученых и художников, путешественников и изобретателей, поэтов и врачей, писателей и музыкантов… Рассказ об их жизни, характере, темпераменте, привычках дополнен патографиями – сведениями о недомоганиях, патологических состояниях, болезнях. Особо изучены условия, в которых формировались личности выдающихся людей, влияния, которые они испытали в детстве, юности, в период становления. Биографии гениев дополнены сведениями об их семьях, родственниках, о родителях и детях…

Эта книга о том, какую роль может сыграть поступок одного человека в жизни многих поколений людей, какое значение может иметь отдельная личность для всей человеческой истории и культуры. О том, насколько большое, а подчас и решающее влияние на историю человечества оказывает действие (а иногда и бездействие) гениального одиночки.

«Генетика гениальности» – книга, которая открывает собой новые направления в изучении человека и человечества. Этот выдающийся труд кладет начало новым наукам – «гениелогии» и «историогении»… Предметом этих наук может и должна стать гениальность. Не как Божий дар, а как естественный феномен. Здесь открывается необозримое поле для будущих исследований. Обнаружение механизмов стимуляции интеллекта, источников его сверхнормальной мощи у тех подлинных гениев, чьи титанические усилия привели к выдающимся достижениям; показ того, насколько широки возможности личности; как гениальные личности решали, определяли в различные эпохи главные вопросы, волнующие общество; почему, под давлением каких обстоятельств, каких внутренних мотивов, преодолевая сопротивление среды или, наоборот, используя ее, они совершали свои исторические деяния.

Первые научные шаги в этих направлениях уже сделаны. И первые результаты представлены в книге, которую вы держите в руках. Она написана в конце семидесятых годов. Вернее – к 1979 году была завершена первая редакция «Генетики гениальности». В 1982 году, не имея возможности издать книгу, автор депонировал ее текст в ВИНИТИ под названием «Биосоциальные факторы повышенной умственной активности». Автор продолжал работать над этой монографией до последних дней жизни.

Книга впервые увидела свет в 1998 году в составе сборника избранных трудов В.П. Эфроимсона «Гениальность и генетика». Однако в этом сборнике название книги было по просьбе издателей несколько изменено: оно повторяло название сборника. Сегодня мы впервые публикуем книгу под ее настоящим, авторским названием – «Генетика гениальности».


У большинства сегодняшних читателей, вероятно, сам факт того, что «Генетика гениальности» не получила разрешение на публикацию даже в конце 80-х годов теперь уже минувшего века, может вызвать лишь недоумение. Однако подобную судьбу разделили с ней сотни книг, написанных в разное время всемирно известными учеными, идеи которых не укладывались в «прокрустово ложе» господствующей ортодоксальной марксистско-ленинской идеологии. Академик Н.П. Дубинин писал, что В.П. Эфроимсон «выступил с ошибочными взглядами о якобы генетической обусловленности духовных и социальных черт личности человека… Это (работы по социобиологии. – Л.К., Е.К.) грозило уже серьезной идеологической опасностью… Вновь чуждая идеология, направленная на подавление личности человека неоправданным биологическим диктатом, старалась проникнуть и отравить чистые источники нашей науки…»

«Чистые источники» советской науки о человеке брали свое начало в приверженности «единственно верному» взгляду на личность как на «продукт» исключительно социального воздействия и прежде всего – воспитания. Подход к личности человека с позиций биологии и генетики был осужден в СССР еще в 30-е годы, когда был разгромлен Медико-биологический институт, а его директор Соломон Григорьевич Левит расстрелян. Любые попытки вернуть исследованиям в области социобиологии право на жизнь были обречены – к ним надолго и прочно был приклеен ярлык «евгеники», «буржуазной лженауки»…

Владимир Павлович Эфроимсон был учеником одного из основоположников московской школы генетики Николая Константиновича Кольцова. И еще в двадцатые годы получил фундаментальное представление о сложности взаимовлияний наследственности и среды не только в развитии «низших», целиком природных функций человека, но и высших психических функций, которые лежат в основе формирования личности. Одна из первых работ самого Эфроимсона была посвящена измерению скорости мутационного процесса у человека, что противоречило восторжествовавшей впоследствии догме: принято было считать, что биологическая эволюция человека завершилась и все человеческое в человеке определяется лишь социальной, средовой компонентой. Однобокость, безосновательность такого подхода В.П. Эфроимсон доказывал всеми своими исследованиями, начало которых было положено в кольцовской школе.

Объектом своего изучения он избрал гениальность, т. е. сверхвысокую, сверхотдаточную творческую, умственную активность, высокую степень таланта. «Мы ставили своей основной задачей прорыв существующего в СССР заговора молчания вокруг проблем социо биологии. Мы ставили своей задачей показать реальное существование конкретных внутренних механизмов могучего, преимущественно наследственного стимула, ведущего к неудержимой творческой деятельности, в чем бы она ни выражалась… при наличии таланта и полной самоотдаче», – пишет В.П. Эфроимсон в книге «Генетика гениальности».

В 1920-е годы в России существовала могучая, всемирно признанная школа генетиков, которые занимались, в частности, и проблемами генетики человека. В выходившем тогда, а впоследствии запрещенном и закрытом «Русском евгеническом журнале» было опубликовано несколько блестящих статей Н.К. Кольцова, посвященных исследованию генетики психических особенностей человека (в 20-е годы «евгеникой» называли генетику человека и медицинскую генетику, негативное значение этому термину придано позднее).

Идея Н.К. Кольцова была близка и понятна генетикам. Надо было разбить психические аспекты личности на отдельные группы, чтобы затем подвергнуть анализу наследование «элементарных реакций» в каждой из выделенных сфер психики. Кольцов различал по крайней мере три группы психических проявлений личности: познавательные (разум), эмоциональные (аффекты) и влечения (воля). Даже на том уровне развития нейрофизиологии было выяснено, что познавательная деятельность в существенной своей части связана с нейропсихическими реакциями, индивидуальными и в большой степени генетически обусловленными. О физиологической основе эмоций, регулирующихся на нейро-гормональном уровне, сегодня известно настолько хорошо, что коррекция поведения и эмоциональных реакций стала повседневным делом медицины. К группе влечений, проявляемых у человека как социального существа, Н.К. Кольцов относил волю (видимо, находясь под влиянием работ Шопенгауэра, Кольцов определял волю как влечение к власти). Но знаменательно, что именно воля, целеустремленность, сверхвысокая мотивация лежат в основе творческой деятельности многих гениальных личностей, и это блестяще доказано Эфроимсоном в книге «Генетика гениальности». «Талант делает то, что может, гений – то, что должен» – чеканная формула, в которой выражена сущность гения.

В.П. Эфроимсон поставил перед собой задачу: определить, выявить, какими же наследственными, врожденными факторами может определяться столь ярко выраженная особенность, как огромный талант или гениальность. Вполне понимая, насколько сложно выработать методы, подходы к решению этой задачи, насколько велик субъективный фактор в отборе тех или иных биографий, насколько сам феномен гениальности связан в сознании людей с этическими, моральными оценками, насколько изменчивы сами оценки деятельности того или иного исторического персонажа в разные эпохи, В.П. Эфроимсон предложил предельно объективный метод «отбора материала». Он собрал и изучил десятки самых авторитетных в мире сводок, в которых были представлены имена наиболее признанных деятелей науки, культуры, искусства, политики, техники. Из крупнейших энциклопедий он отобрал имена тех знаменитостей, которым были посвящены самые значительные по объему статьи. Субъективное отношение к тому или иному «герою», таким образом, он свел практически к нулю. Он проанализировал и подверг статистическому анализу сотни групповых биографий, выпущенных в десятках стран Европы и Америки, отбирая для своего исследования лишь тех людей, которые признавались выдающимися талантами или несомненными гениями в большинстве изданий. Он проштудировал тысячи литературных источников, прочел жизнеописания сотен выдающихся личностей мировой истории и культуры.

В итоге многолетней работы ему удалось показать, что несколько биологических особенностей (гиперурикемия, гипоманиакальная циклотимия, синдром Марфана и синдром Морриса, повышенный уровень андрогенов, высоколобие) встречаются у общепринятых гениев статистически значительно чаще, чем в нормальной популяции, среди обычных людей. Ему удалось показать, как конкретные биохимические особенности влияют на характер отдельной личности. Каково воздействие «хронического естественного внутреннего допинга» на поведение и продуктивность гения? «Подагрическая характерология» выписана им блестяще, и не вызывает удивления, что с течением времени ему удавалось «ставить диагнозы» известным деятелям мировой истории лишь по их жизнеописаниям, а впоследствии, лишь «задним числом», находить подтверждение своим догадкам в документах.

Ему удалось «разложить» гениальность на факторы исходных потенциальных возможностей, на факторы направления развития; снять с гениальности покров непостижимости, мистики, тайны; освободить гениальность от обреченности на психоз, от бионегативности; раскрыть важные (хотя и не обязательные и не достаточные) механизмы гениальности.

Но главным итогом своей работы он считал доказательство существования гигантских резервных возможностей, гигантских потенций нормального человеческого мозга. «Потенций, которые нуждаются в развитии, волевой стимуляции и возможностях реализации для того, чтобы творить очень талантливые и даже гениальные дела».

Он обосновал три главных понятия: «потенциальный гений», «развившийся гений» и «реализовавшийся гений». Исходя из общегенетических данных он показал, что частота зарождения «потенциальных гениев» должна быть почти одинаковой в любое время и в любом народе. Известен факт, что в Афинах времен Перикла на менее чем четверть миллиона населения приходилось около десятка гениев, известных до сегодняшних дней. Владимир Павлович пишет: «Никакие генетические данные не позволяют появиться даже мысли о том, что афиняне наследственно превосходили окружающие их тогда или современные народы». Но лишь тысячная часть потенциальных гениев достигает уровня «развившегося гения или таланта». В этой потере огромную роль играют неблагоприятные или хотя бы не оптимальные условия детского возраста, воспитания, семьи. Однако и среди развившихся гениев лишь тысячная доля способна реализоваться, так как среда, социум, общество воздвигают бесчисленное множество преград, барьеров, которые губят или не дают в полную меру проявиться гению. «Спрос на гениев», социальный спрос – это тот стимул, высвобождение которого делает возможным столь хорошо известные в истории вспышки массовой гениальности, о которых подробно рассказывается в книге.

В.П. Эфроимсон часто приводил слова гениального изобретателя Рудольфа Дизеля: «Совершенно ложно утверждать, что гений всегда пробьется сам. Из ста гениев девяносто девять гибнут безвестными. Только преодолев несказанные трудности, каждый сотый достигает признания. Исходя из того, что один преодолел все барьеры, общество пришло к выводу, что гениальное дарование всегда сочетается с такой же способностью преодолевать трудности. В действительности же между гениальностью и жизненной цепкостью нет ни малейшей связи. Наоборот, подлинная гениальность в своей сфере не оставляет места всем ухищрениям, нужным для успешной борьбы за свое существование. Если гению удается себя проявить, то логически следует, что ему при этом для одного лишь самосохранения пришлось бороться с несравненно большими трудностями, чем любому другому человеку».

В книге подчеркивается роль выдающихся личностей в истории, особенно в сложные, кризисные моменты развития обществ. «Историю любого народа, да и человечества в целом, можно рассматривать как цепь непрерывно сменяющихся кризисов… И во многих кризисах… тот или иной исход нередко зависит от двух-трех гениев… Но если в недавнем прошлом и выход из очередного кризиса и возникновение нового кризиса отражались на судьбе одной-двух стран, то множество современных кризисов носит глобальный характер, поиски оптимальных выходов из них требуют гениально-прозорливых умов, необычайно сильных, вооруженных гигантским аппаратом знаний, поскольку сегодня от того или иного решения и поворота событий зависит судьба уже не миллионов, а десятков, сотен миллионов, даже миллиардов людей».

Большое внимание в книге уделяется решающей роли условий развития в детском и подростковом возрасте, детству гениев. «Для того чтобы стать гением, надо иметь любящую мать…» Установки, формирующиеся в детском возрасте, зачастую являются определяющими – они позволяют сформироваться «инстинкту цели», они помогают обрести смысл жизни, они определяют целеустремленность, способность к самомобилизации. Актуальность этой темы особенно проявляется сегодня, когда растет число людей, переживающих экзистенциальный кризис, утрату смысла существования, людей, страдающих «дефицитом усилия». Детские установки формируют этическую составляющую личности, что несомненно очень и очень важно… К великому сожалению, гений и злодейство зачастую прекрасно уживаются в одном человеке.

В книге последовательно и убедительно обосновывается значение ранней стимуляции разнообразных частных способностей. Большое значение В.П. Эфроимсон придает разнообразию той среды, в которой растет ребенок. Именно из своего непосредственного окружения ребенок черпает впечатления и получает стимулы, которые могут в наибольшей степени соответствовать его природным данным. Автор ввел в науку о биосоциальных аспектах личности понятие «импрессинг». «Развитие дарований, – пишет Эфроимсон, – определяются в огромной мере социальными факторами, которые, однако, преломляются при формировании личности через социобиологические явления импрессингов». Импрессинг – сверхраннее избирательное запечатлевание тех или иных воздействий внешней среды, индивидуально значимые впечатления, полученные в детстве, действующие в особо чувствительные периоды развития человека. «Избрание оптимальной точки приложения своих индивидуальных талантов и могучий рефлекс цели в огромной мере зависят от социальных факторов, преломленных через импрессинги». Импрессинг – основа мотивации и целеполагания, один из основополагающих факторов развития личности. В нем преломляются, взаимодействуют биологическая и социальная компонента, создаются жизнеопределяющие установки личности.

Проблемы социобиологии В.П. Эфроимсон решает в свете сформулированного им, глубочайшего по своим теоретическим следствиям, принципа врожденной неисчерпаемой наследственной гетерогенности человека как биологического вида. «Для нас существенна гетерогенность типов конституции, мышления, тонуса, восприимчивости, темпов созревания, быстроты или глубины понимания и вытекающая из этого основоположная закономерность: безграничное разнообразие индивидуальностей, слагающихся в задатках даже не к моменту рождения, а в момент зачатия… В силу этого, даже при беспредельном единообразии условий развития и воспитания каждый индивид выберет для себя свои решающие импрессинги».

Отсылаем читателя к книге. Несмотря на огромность и сложность поставленных в ней вопросов, написана книга простым, «человеческим» языком. Читать ее интересно и легко. Владимир Павлович всегда считал, что о самых серьезных вопросах можно и нужно говорить ясно, не прибегая к «наукообразию».

Замечательно, что «Генетика гениальности» выходит в серии «Устройство мира» после сборника работ Альберта Эйнштейна. Великий физик в крохотном эссе «Мое кредо» написал: «Принадлежать к числу людей, отдающих все свои силы обдумыванию и исследованию объективных фактов, имеющих непреходящее значение, – особая честь».

Владимир Павлович Эфроимсон принадлежал к числу таких людей. И закончить это вступление мы хотим словами из его собственного кредо, сформулированного в книге:

«Я верю в большие возможности человека и в устранимость нынешних ограничений и жалких фрустраций нашей жизни. Я верю в то, что человеческая жизнь, знакомая нам по истории, – это жалкий суррогат, коренящийся в невежестве. Я верю в то, что знание и понимание может возвысить жизнь настолько же, насколько наше нынешнее управление природой превосходит беспомощность наших предков.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное