Владимир Дементьев.

Реновация или «афера века»?



скачать книгу бесплатно

В ведомстве рассказали, что на публичной кадастровой карте можно не найти графическое изображение участка, сведения о котором внесены в ЕГРН как о ранее учтенном объекте недвижимости, но сведения о нем можно найти, указав адрес или кадастровый номер. Таким образом, никакие сведения о земельных участках под многоквартирными домами из ЕГРН и из публичной кадастровой карты специальным образом не удалялись.»

Реновация: Перестройка в Москве угробит всю Россию

Публикуем материал, размещённый на сайте «Свободная пресса».

Когда разговор заходит о программе так называемой «реновации московских пятиэтажек», следует четко понимать, что конкретно под этим подразумевается. Само по себе слово «реновация» означает возобновление и ремонт, и это как раз то, что совершенно необходимо столице. Если же понимать под этим полный снос крепких домов (то, что фактически предлагают сейчас власти жителям мегаполиса), то программа вызывает у специалистов в области архитектуры непонимание и множество вопросов.

Так, член Союза архитекторов России, эксперт по жилищной политике Юрий Эхин, еще в 2004 году доказавший несбыточность национального проекта «Доступное жилье», в беседе с корреспондентом «СП» заявил:

– Уничтожение более 5 тысяч жилых многоэтажек, (5-ти этажки тоже считаются многоэтажными) во-первых, противоречит действующему законодательству. Во-вторых, плотность застройки в ходе реализации программы увеличится в «реновируемых» районах как минимум в три раза по сравнению с существующей. Если сейчас плотность пятиэтажек составляет примерно 8 тысяч квадратных метров на гектар, то планируется, что это будет уже 25 тысяч «квадратов» на гектар.

«СП»: – Расскажите вкратце, чем это плохо?

– Здесь целый ряд негативных вещей, на мой взгляд. Но первое – это снижение санитарных норм и, в частности, серьезное снижение уровня инсоляции. Также это уменьшение количества зелени и сокращение парковочных мест. Кстати говоря, строители во всем мире еще лет 40 назад пришли к выводу, что высотная застройка (а, скорее всего, именно дома высотностью от 16 до 25 этажей и будут строиться в рамках реновации), вредна для здоровья.

При этом Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России и руководитель собственной архитектурной мастерской Алексей Кротов, обратил внимание на еще одну важную проблему: в России все функции госвласти сосредоточены в одном городе. А в той же Германии, которая свои «хрущевки» успешно как раз перестроила, а не снесла, практически каждый город является относительно самостоятельным административным центром.

– По факту, – подчеркивает эксперт, – сейчас каждый десятый россиянин является жителем Москвы. После реновации это будет, наверное, уже каждый пятый. У нашей страны огромные территории, а вместо того, чтобы их заселять, надувается какой-то пузырь в виде нескольких городов, создаются некие агломерации.

Однако нужно понимать, что города как таковые с их радиально-кольцевой схемой пришли к нам из Средневековья. Но современный город в плане движения транспортных потоков должен быть линейным, тогда он будет беспроблемным. У нас же сейчас весь транспорт идет к центру, создавая большие трудности. И с увеличением населения они будут только возрастать. Вообще для Москвы 7 миллионов жителей – это предел. А только по официальным данным тут сейчас проживает 12 с половиной, по неофициальным же – все 15. И будет еще больше. Значит, количество тех же пробок тоже будет больше.

– Буквально на днях, – добавляет Юрий Эхин, – Сергей Собянин заявил, что Москву нужно увеличивать. Называлась даже цифра – до 35 миллионов жителей. Его заместитель Марат Хуснуллин летом оперировал схожей цифрой в 30 миллионов.

Это означает, что власти настроены на серьезное увеличение плотности застройки, причем открыто говорится о том, что это будет достигаться путем перетекания жителей мелких сел и городов в столицу. Таким образом мегаполис принимает какие-то совершенно невообразимые размеры. К сожалению, положительных примеров функционирования городов таких масштабов попросту не существует. Есть и еще один нюанс – ломая пятиэтажки, мы ломаем Россию. Мы всех собираем в Москву, а остальные земли оголяем. Еще и сносим промышленные предприятия, тот же ЗиЛ отдали под жилую застройку. А дальше что?

«СП»: – Действительно, что?

– А дальше коллапс.

Где, например, брать мощности для столь плотной застройки по воде, (уже сегодня Москва имеет затруднения с водой – не надо забывать, что в основном вода идёт в Москву из Волги по каналу построенному по указанию И.В. Сталина в начале ХХ века).

Куда сливать канализационные стоки.

Москве уже сегодня не хватает газа.

Сколько надо построить новых электростанций.

Сколько надо земли под стоянки авто, если 15 % производственных мощностей предполагается также сравнять с землей?

И потом, люди, живущие в городе, выезжают из него на отдых. Значит, потребуются еще и земельные участки для дач неподалеку. И каждые выходные пробки на въезд и выезд из Москвы будут увеличиваться.

Зачем вот это все, ради чего? Четкого ответа, что все это разумно хоть с какой-нибудь точки зрения, я не услышал ни от кого. И Собянин не даст ответа, готовясь к переизбранию на новый срок.

«СП»: – Есть ли в принятом законе о реновации какие-то критические несоответствия или неточности, которые потом могут привести к необратимым последствиям.

– О! Таких несоответствий там много. Правда, здесь нужно уточнить, что под этим имеется в виду. Если мы говорим о несоответствии законам или несоответствии мировой практике застройки, то да, это присутствует. Кроме того, этот закон буквально развязывает руки правительству Москвы и создаваемому Фонду реновации. Они сами определяют районы реновации, сами определяют методы якобы опроса жителей, результаты которого преподносятся в виде истины в последней инстанции, которую нельзя каким-то образом перепроверить. Но дело в том, что во всех развитых странах действует демократия. То есть там власти города, включая и главного архитектора, и шагу не могут сделать без одобрения жителей. Референдумы там проводятся даже по самому незначительному поводу. У нас же, фактически перестраивая весь город, снося крепкий жилой фонд, выселяя собственников без их одобрения, делают все, что приведет к коллапсу в городе, следуя личным финансовым интересам.

«СП»: – Например?

– Например, в Москве, по сравнению с Токио, дорог меньше в семь раз. Поэтому у нас любой ввод в строй путепровода преподносится как грандиозная победа. Однако из того же соотношения протяженности дорог в российской и японской столицах – 4000 и 27000 километров – становится понятно, что люди, взявшиеся за радикальную перестройку самого крупного европейского города, каковым является наш мегаполис, попросту не понимают, чем они занимаются. Или же закрадывается мысль, что как раз понимают, но делают специально то, что приведет к ухудшению всего.

«СП»: – Если увеличится площадь застройки, не начнет ли Москва еще и активно проваливаться под весом новых многоэтажек?

– Хочется верить, что нет. У нас, – констатирует Алексей Кротов, – сфера проектных изысканий хоть как-то налажена, специалисты работают грамотные, все понимают. Но ведь при подобных масштабах строительства всегда что-то происходит. С точки зрения чрезвычайных происшествий будет только хуже. Представьте себе, произошла какая-то техногенная катастрофа, и весь район отключили от электричества. А у нас 25-этажные дома, в которых не работают лифты. И что делать? Воды нет, канализация не работает.

– В Москве существует всего две пожарные лестницы, которые достают до 16-го этажа, – приводит небольшую статистику Юрий Эхин. – Причем находятся они в Подольске. И пока они проедут оттуда по московским пробкам до места катастрофы, здание просто сгорит, ведь счет в таких случаях ведется буквально на минуты.

– По нормам второй путь эвакуации – через окно. Специально делается простенок, чтобы человек мог, скажем, где-то на карнизе дождаться приезда спасателей. Но как они прибудут, если все внизу заставлено машинами? – задается вопросом Алексей Кротов. – А ведь случаев подобных, когда спасатели не могли начать по этой причине полноценно работать, уже было немало.

«Масла в огонь» подливают и климатологи. Они, в частности, заявили, что в последнее время в мегаполисе усилились так называемые «взрывные» конвективные процессы, когда насыщенный влажный воздух, поднимаясь вверх, образует грозовые тучи. Именно благодаря этому явлению в мае 2017 года столицу проверил на прочность ураган. Его разрушительное воздействие, к слову, было бы не таким заметным, если бы не особенность городской застройки, на которую указали представители МЧС: улицы создают так называемый «эффект туннеля», в связи с чем скорость ветра усиливается, при этом воздушный поток получает возможность внезапно менять направления. Кроме того, метеорологи не исключили учащения в столице и так называемых «волн жара» (одну из таких москвичи пережили в 2010 году). В числе основных причин, провоцирующих данное явление, называется увеличение площадей бетонных стен многоэтажных зданий, большое количество «упакованных» в плитку земельных участков и катастрофическое снижение количества зеленых насаждений в «старых» границах города. Ситуацию, по мнению ученых, могло бы спасти сплошное озеленение бывших промзон, однако, вместо этого власти планируют возвести на этих территориях самое малое еще 2 миллиона квадратных метров жилья, что экологическую ситуацию, естественно, только усугубит.


КОММЕНТАРИЙ:

(Действительно, специалисты правильно предупреждают сегодняшнюю власть: Москву ждёт коллапс! Расширяется город и отстаёт коммунальное и дорожное хозяйство. Устаревает жилой комплекс, увеличивается количество семей, нуждающихся в расширении жилплощади, значит строительство новых жилых зданий. Увеличивается потребление электроэнергии. Нарастает необходимость замены трубопроводов и электросетей, а также подвижного состава общественного транспорта. Стоит вопрос переоборудования противопожарных предприятий МЧС (новая техника, расположение баз) и создания им возможности для действий в критической ситуации. Город, как человек, постоянно нуждается во внимании и расходах. И как человек, живущий на зарплату, не может позволять себе лишние расходы, пока не износит свои вещи. За исключением миллионера. Так и власти города надо думать о жизни в ближайшие годы, думать о завтрашнем дне, а не жить в иллюзиях, как это происходит сегодня, ведь никто не знает, что будет завтра, сохранятся ли триллионные суммы налогов или будем считать копейки? Как завтра «аукнутся» нам американские санкции?)

Вопрос утилизации

Еще одна немаловажная проблема, о которой все почему-то молчат, считает Юрий Эхин, заключается в том количестве мусора, который образуется в результате сноса попавших под «реновацию» столичных пятиэтажек:

– Мы с коллегами подсчитали, что если весь хлам загрузить в «КамАЗы», то получится 25 миллионов грузовиков. Их колонна займет расстояние от Земли до Луны или 10 раз спокойно обернется вокруг экватора. И куда этот мусор денется? Ведь почему та же Европа не пошла по пути сноса домов?

Там все очень хорошо подсчитали и выяснили, что это либо будет стоить огромных денег, либо потребует огромных площадей для захоронения отходов. Сергей Собянин тоже признал, что утилизация строительного мусора – серьезная проблема. И даже пообещал подумать, как ее решить. В столичном регионе подобного масштаба мусорных полигонов нет. Сейчас вроде бы открывают полигон во Владимирской области, чтобы свозить туда отходы сноса. Но когда реновация начнется во Владимире, им куда мусор девать? Никто ясного ответа на этот вопрос пока так и не дает.

КОММЕНТАРИЙ:

(Но вопрос этот решаемый. Собянин считает, что мы уже настолько богаты, что можем разбить и выбросить хорошие и дорогие вещи. В «несносимых» (читайте ниже, что это за дома) домах сколько полезного для вторичного использования: стеновые блоки, плиты перекрытий, фундаментные блоки, лестничные марши, оконные и дверные блоки с дверными полотнами и другие конструкции. Всё это можно разбирать, сортировать и вновь использовать, если не в Москве, то на периферии. Найдётся много желающих получить эти материалы за минимальную цену, оплатив лишь расходы на слом, очистку и транспортировку. Так должен поступать истинный рачитель народного добра, думающий не только о личных интересах. Да, это несколько удорожит работы и удлинит время выполнения планов сноса, но сократит проблему с мусором и поможет малоимущим получить материал для строительства разных необходимых им объектов, это касается как населения, так и малых предприятий, сельских и городских поселений).

Сносить нельзя, реконструировать!

Беседовал Кирилл Журенное.

Академик Юрий Бочаров рассказал, почему пяти-этажки сносить нельзя.

Советский и российский архитектор, историк и теоретик градостроительства, доктор архитектуры, профессор, действительный член Российской академии архитектуры и строительных наук, Российской академии художественной критики, Украинской академии архитектуры; член-корреспондент Международной академии архитектуры стран Востока.

Хрущевки нельзя сносить, ведь человек не должен жить «выше дерева», считает один из самых авторитетных российских экспертов в области архитектуры и градостроительства Юрий Бочаров.



Еще во времена Юрия Лужкова, когда впервые заговорили о том, чтобы избавляться от пятиэтажек сносимых серий, академик Российской академии архитектуры и строительных наук Юрий Бочаров был одним из экспертов, которые сразу забили тревогу: инициатива, мол, правильная, но вот строить на их месте высотные дома ни в коем случае нельзя – это навредит городу! Послужной список Бочарова заставляет как минимум прислушаться к его словам: в 1950-х Юрий Петрович восстанавливал Волгоград, проектировал и строил Тольятти и Набережные Челны, составлял технико-экономическое обоснование генерального плана Киева, работал над генпланом Пекина.

Сегодня Бочаров – убежденный противник небоскребов и считает, что в России с ее огромной территорией строить их как минимум странно. А еще он не менее убежденный сторонник частных домов на одну семью и с цифрами в руках доказывает, что мы можем себе такое позволить.

Неудивительно, что в вопросе о так называемой реновации позиция Бочарова однозначна: сносить нельзя – реконструировать! В интервью «Огоньку» академик привел аргументы.

– Главный довод в том, что старые добрые «хрущёвки» устарели и необходимость их сноса давно назрела. Так ли это?

– Это так лишь отчасти. Нельзя говорить о всех «хрущёвках» в целом – нужно разделять конкретные серии. Есть первые серии, технология которых была закуплена нами во Франции и в Дании, – это французские «Камю» (по имени инженера Раймона Камю, разработчика систем панельного домостроения в 1950-е) и датские «Йесперсон». Наши архитекторы и инженеры ездили туда, были на заводах, производивших такие дома, перенимали их опыт.

Так вот, при строительстве пятиэтажек первых индустриальных серий действительно были допущены серьезные ошибки: например, несущие поперечные стены не позволили расширять помещения, утеплитель в стенах проседал, а трубы коммуникаций были проложены внутри панелей… Однако работа над ошибками была проведена, в эксплуатацию ввели новые серии, и то, что сегодня называется несносимыми сериями, – дома вполне качественные.

– С этим никто и не спорит. Но нам говорят, что «хрущёвки» уже выработали свой ресурс.

– Мне это удивительно: разве было проведено независимое технико-экономическое обследование этих домов? А ведь такое обследование должно являться основой столь масштабной программы по сносу или реконструкции. Не мнение части жителей, а именно профессиональное заключение, независимое от муниципалитета! Более того, хорошо бы получить и сравнение различных вариантов реконструкции, а также сравнить, что выгоднее – сносить или реконструировать?

– Что же делать?

– Рецепт прост: «хрущёвки» надо реконструировать.

По моей информации, если у пятиэтажек сносимых серий ресурс выработан на 60 процентов, то у несносимых серий – лишь на 20 %! Когда я говорю о несносимых – это, например, серии 1-447,1-511,1-510,1-515 и др. В этих домах есть возможность убрать часть внутренних поперечных стен, расстояние между этими стенами от 8,4 до 9,6 метра, и можно увеличить кухню или комнату, объединить квартиры, сделать любую перепланировку!

Более того, эти дома смогут физически простоять еще 100–140 лет.

Похожие дома, кстати, строились во многих странах Европы, так вот, вы удивитесь: их практически нигде не сносили – их реконструировали. Посмотрите, к примеру, на Восточную Германию: таких панелек там было очень много и все они получили новую жизнь. В процессе реконструкции один дом превращался в два, его этажность повышалась, участки перед ним отдавались жителям.

Это оказалось в два раза дешевле, чем строительство нового здания!

Есть примеры реконструкции пятиэтажек и в России: к дому с внешней стороны пристраивается лифт, расширяются кухни… Чем дольше стоит дом, тем устойчивее фундамент, а это уже возможность для достройки дополнительных этажей и использования пространства под крышами. Словом, у реконструкции есть много различных вариантов.

– И все же почему бы просто не построить новые высотные дома на месте сносимых пятиэтажек? Что плохого с высотками?

– По статистике, человеку лучше жить не выше дерева, то есть примерно до 8-9-го этажа. Есть данные, к примеру, по росту числа нервных заболеваний: там прямая зависимость от того, на каком этаже живет человек, – чем выше, тем хуже. Более того, чем выше этаж, тем у жильцов больше проблем с перепадами давления, вибрация… Наши врачи в какой-то момент стали изучать эту связку этажности и здоровья, но затем такие исследования свернули. Весь западный мир сегодня идет по пути малоэтажного строительства, и только в России, напротив, повышают этажность.

– Но эти доводы бьют тем аргументом, что в районах пятиэтажек в Москве плотность застройки слишком мала…

– Это не так. Недавно в Москву приезжал мой коллега из Болгарии и был потрясен: с каждым годом у нас дома строят все выше, а расстояние между ними все меньше. А ведь это расстояние должно быть равно их высоте, но взгляните – разве этот закон где-то соблюдается? Высотки, понатыканные то тут, то там, затеняют соседние дома, мешают инсоляции, ухудшают аэрацию. Ветра преимущественно дуют на Москву с юго-запада, но сегодня она развивается именно в этом направлении, и массовая высотная застройка уничтожает зеленый защитный пояс столицы, что заблокирует аэрацию центра, а также юго-западной части города и, в свою очередь, вызовет проблемы: меньше воздуха, меньше зелени, смог, заболевания.

Более того, по факту сегодня в Москве плотность застройки выше, чем в западных столицах. Есть сравнительный анализ распределения населения в крупнейших городских агломерациях, так вот, согласно этому анализу, в Москве на сам город приходится 80–85 процентов населения, а на пригород – 15–20, это так называемое центростремительное развитие. Замечу: в развитых странах Запада тенденция прямо противоположная – города развиваются центробежно. Если плотность населения в Москве в пределах МКАДа 13 тысяч человек на гектар, то в Берлине этот показатель 4,5 тысячи, в Лондоне – 5 тысяч, в Риме – 2,3 тысячи.

– А что вы предлагаете в качестве альтернативы? Малоэтажное строительство?

– Именно, и это предлагаю не только я. Еще в середине 1920-х гражданский инженер Сергей Шестаков придумал проект «Большая Москва»: Кремль, по этому проекту, должен был стать музеем, а правительственный центр переносился на Ходынку, сам город предлагалось застроить в основном малоэтажными, по большей части семейными домами, предусматривалась развитая сеть дорог. К сожалению, Шестаков был репрессирован, а его план так и остался на бумаге. Однако сами эти идеи не умерли – их просто развили на Западе. Там сегодня основная городская единица – это частный малоэтажный дом. Так живут 85 процентов населения США, Канады, Норвегии и ряда других стран. Есть ли у них небоскребы? Да, но в них, повторюсь, в основном офисы, гостиницы или бизнес-жилье, чтобы переночевать, приехав в центр города по делам. Мало кто живет в многоэтажках годами, это жилье для определенного отрезка жизни.


КОММЕНТАРИЙ:

(Россия не умеет перенимать опыт других стран (или не хочет из корыстных побуждений). В Германии, наверное, власть не глупее и не беднее нашей, а не ломает хорошее, а считает деньги. Почему у нас их не считают, или есть возможность «откусить» кусок? Что бы ни взялись строить: завышаются цены (к примеру, дороги), воруют (даже на стратегических объектах, как космодром, к примеру). Придумка реновации – явно коррупционное решение для растаскивания бюджетных средств. Где же не «прикормленные» специалисты, сделавшие независимую экспертизу этого решения с представлением хорошо проработанной альтернативы? Ибо решения бюджетных специалистов понятны – появляется непочатый объём работ: зарплаты, премии, гарантия от сокращений. А стоимость реновации – да стоит ли об этом думать? Деньги то бюджетные! Зачем обосновывать и предлагать альтернативную реконструкцию, сказано делать реновацию – значит это кому то надо, а сунешься с предложением – уволят с волчьим билетом. Это дикий капитализм!)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8