Владимир Дементьев.

Реновация или «афера века»?



скачать книгу бесплатно

Под реконструкцию попали два туалета на втором и третьем этажах. За прошедший год новая штукатурка полопалась, перекосило двери.

Всего в здании 91 комната. Второй этаж, где живет Наталья, считается благополучным. На общей кухне – два мягких кресла и кружевные занавески.

До 2005 года общежитие вообще никто не обслуживал. В этом были свои плюсы (жильцы никому не платили за ЖКУ) и минусы: например, в кухнях 15 лет не работал водопровод.

Здание официально не признано аварийным. Прошлой весной, после происшествия со стеной, управляющая компания предложила жильцам оплатить экспертизу за свой счет. На это требовалось 30 тысяч рублей. Капитальный ремонт дома запланирован на 2028 год.

(Если бы это было только в Саратове! Собянин прекрасно знает, сколько таких домов в Москве, но это и эти люди его не волнуют – надо сломать хорошие дома и кое-что с этого получить, хотя бы рейтинг! Надо бы членов правительственной партии «ЕдРо» переселить в квартиры этих людей).

РЕНОВАЦИЯ? ИЛИ КОРРУПЦИЯ?

Только чиновники рассматривают расселение пятиэтажек и жилищное строительство в качестве собственного ресурса. Поэтому предоставляемую площадь стараются сокращать на сколько это возможно.

Руины со всеми удобствами

Виктория Катаева.

В историческом центре столицы, рядом со станцией метро «Полянка», стоит уникальный трехэтажный дом постройки позапрошлого века. Уникален он тем, что жильцов первого и третьего этажей давно отселили по причине аварийности здания. А вот для жителей второго – на их беду – сделали исключение…

Долгие десятилетия москвичка Наталья Добросмыслова и ее семья вынуждены жить среди треснутых стен и бросающейся в глаза ветхости. Их жилье чиновники то признают аварийным, то передумывают.

Фасад встретил нас гирляндами огней: центральные улицы местные власти принарядили к новогодним и рождественским праздникам. Но за фасадом скрывается совершенно другая картина.

На второй этаж ведет узкая крутая лестница, ступени страшно трещат. В 6-комнатной квартире – низкие потолки (дом садится из-за почтенного возраста), в стенах зияют сквозные отверстия. Тяжелый запах сырости, который щиплет глаза. Здесь даже ремонт не сделаешь.

Наталья Добросмыслова рассказывает о своей многолетней переписке с мэрией. Она им письмо: помогите, нас забыли! А в ответ бумага за подписью замглавы управы Кузнецовой Е.А.: мол, «основания (для признания квадратных метров второго этажа аварийными отсутствуют… этаж пригоден для проживания».(Ред.) Наталья Николаевна снова пишет: «С 1986-го дом обещают расселить! Весь целиком. («Ваш дом входит в перечень аварийных строений с 1993 года».) За четверть века дом точно не помолодел». И снова дежурная отписка: «Ваш дом в программу реновации не внесен…»

– Пройдемте в детскую, – чуть не плачет хозяйка.

Крошечная, слепая, метров шесть общей площадью, проходная комната, больше похожая на кладовку или погреб, – в таких обычно хранят картошку.

– У моей дочери двое маленьких детей, – говорит наша собеседница, – другого жилья нет. Когда пришла очередная жилищная комиссия из городских служб (о, сколько у нас перебывало этих комиссий за последние два десятилетия!), носами поводили и дали циничный совет: мол, пробейте в стене окно – возможно, вашим детям будет легче дышать.

Здесь, говорю, один раз по стене молотком ударишь – дом сложится, он же на ладан дышит. Высокие гости затылки почесали: «И то верно». Но… аварийными нас снова не признали.

– Да вы сами видите, – подключается к разговору старшая сестра, Ольга Николаевна. – Дыры в стенах и потолке такие, что кулак пролезет. Пол провалился. Ремонт сделать? Мы бы рады. Но дом тут же завалится!

– Ванну принимала – на меня сверху кусок, потолка упал. Со страху закричала – глаза-то в мыле! – добавила Наталья Николаевна. – Но ответ на наше обращение от столичных чиновников все тот же: «Пригодно для жилья».

Мусоропровода в доме нет, ближайший контейнер – за несколько кварталов. Возле дома отсутствует даже двор. Ни метра территории! Впереди – проезжая часть. Позади – пункт полиции.

Раньше-то у нас тут были и деревья, и цветы, и кусты. Весной даже соловьи пели. Теперь ничего не осталось, – вздыхает Наталья Николаевна. – Одна разруха.

Мы ходим по кругу. Футболят от одной службы в другую, от чиновника к чиновнику. Нас выкинули отовсюду, – обреченно констатирует наша собеседница. – Обращались даже в комиссию по охране материнства и детства.

И знаете, какой ответ оттуда получили?

«Если вы не обеспечите приемлемые условия жизни вашим малолетним детям, мы отправим их в детский дом».

Вот, оказывается «решение» нашей жилищной проблемы!

Семья дочери пока перебралась в Подмосковье. Временно живут у свекрови, ютятся вшестером в крошечной «двушке». Наталья Николаевна уехала на дачу, тоже не очень-то приспособленную для зимних условий, за 100 километров от столицы. Сестра ночует у подруги. Лишь муж хозяйки остался в квартире – сторожем поневоле.

Кухня 12 м и барак без туалета

Надежда Гужева

Как Москва отжала под реновацию дом для очередников.

В Восточном округе столицы появился первый дом, предназначенный для переселения по программе реновации. Как такое возможно? Тем более что объявленные Фондом реновации тендеры на строительство домов до сих пор не нашли своих подрядчиков?

«Нам сказали: сюда»

Никакого волшебства.

Просто мэрия изъяла под эти нужды 18-этажный дом на 340 квартир на 5-й Парковой, 626, строившийся для очередников и «аварийщиков».

Фактически украв у них надежду на новоселье, которого многие ждут по 20–30 и более лет.

В Адресной инвестиционной программе на 2015–2018 годы дом значится под номером 2229.

Новоявленные переселенцы – жители расположенных в нескольких десятках метров от новостройки панельных «хрущёвок» (дома № 3 и 5 по ул. Федина) – этот факт предпочитают не комментировать. Или отмахиваются: «Ой, мы не в курсе, нам сказали: сюда». Больше половины жильцов уже радостно пакуют вещи.

– Я всю жизнь прожила на 5-м этаже, – рассказывает одна из будущих новоселов, Надежда. – Сумки, коляски на себе таскала, а тут – лифт. Завтра уже иду подписывать договор мены. Представляете, там две гардеробные – старые шкафы можно не тащить с собой. А ванная! А кухня – 12 метров, там же гостиную можно обустроить. Люстрочки везде висят очень симпатичные, менять их не буду. Да и денег на это нет.

С виду дом не плох, смущает только отсутствие зелени и парковочных мест вокруг.

– А ну и что, – ничуть не смущается Надежда, когда я завожу речь о перспективе парковочного ряда. – Вон тот газон можно пустить под стоянку! И спортивную площадку тоже!

Серьезных претензий к квартирам нет. Как и прогнозировали эксперты, первые переезды мэрия постарается провести идеально. Ну, а думать о том, что будет вокруг в отдаленной перспективе, способны, как показывает практика, далеко не все наши сограждане.

«А нас вымучивают».

– Мы думали, что нам предложат смотровые ордера в этом доме, – рассказывает жительница одного из бараков, Юлия Азарова. – Но мы видим, что расселяют других. И они сами говорят, что не ожидали, что все будет так быстро. Хотя у них есть все удобства, а нас вымучивают. У нас ни туалета, ни ванной, ни кухни. Там пыточные условия.

– Да у нас очередь в туалет, дети болеют постоянно, потому что сырость, – подключилась соседка Юлии. – Это просто несправедливо.

По счастливому совпадению в этот же день осмотреть новостройку приехал глава думской рабочей группы по реновации Петр Толстой. Которому конечно же задали вопрос, почему программа стартует с такими косяками.

– По поводу ваших домов решение будет принято в самое ближайшее время, – заявил Толстой взволнованным гражданам. – Скоро будет определена стартовая площадка. (!)

– Мы еще несколько лет ждать должны? – Возмущение только усилилось.

– Нет, все будет быстрее. Вопрос решает стройкомплекс. Вот найдут площадку…

Мы в свою очередь поинтересовались, чем земля под измайловскими бараками не подходит, в качестве стартовой площадки.

– Всем подходит, – заявил нам Толстой. – Но надо же людей отселить сначала! Я прекрасно знаю эту ситуацию, она в XXI веке в Москве недопустима.

– Просто этот дом по стандартам подходил под реновацию, вот его и отдали, – ласково прервала начавшуюся дискуссию дама, оказавшаяся представительницей окружной префектуры.

«Они совсем одурели».

Интересно, что в том же Восточном округе на 16-й Парковой есть реабилитационный центр для детей с психическими проблемами «Солнечный крут». Отличное здание, где 4 года назад прошел капремонт. Так вот, его тоже собираются снести, а на его месте строить дома «под реновацию». Чиновники заявили, что центр переселят в другое здание. Нам нужны стартовые площадки, заявили они людям.

– Они совсем одурели и ради реновации забывают о реальных проблемах и разрушают социальные учреждения, – подвел итоги Сергей Митрохин. – И весь этот букет проблем прекрасно виден в ВАО.

Несуществующий закон опять поссорил власти и общество

Наталья Пуртова.

В последнее время проблема реновации жилья стала темой для обсуждения на многих общественных мероприятиях, которые проходят в Москве. Оказалось, что единства нет нигде – яростное противостояние перешло с городских улиц в респектабельные залы.

На круглом столе «Реновация жилья: позиции общества и власти» в Центральном Доме журналиста собрались оппозиционеры и представители провластных движений, потенциальные переселенцы и депутаты Мосгордумы, голосовавшие за скандальный законопроект, поэтому противостояние было обеспечено.

Тон задал оппозиционер Дмитрий Потапенко, который оказался здесь уже хотя бы потому, что сам является собственником квартиры в попавшей под реновацию пятиэтажке.

«Опросы жителей 5-этажек показывают 100-процентное желание получить халяву, – не сомневается Потапенко. – Но на каком основании общество будет решать, где кому жить? Это лишение всех прав. Хочу сказать тем, кто будет судиться и дойдет до Европейского суда: вы добьетесь компенсации и отмены закона. Сегодня нас просто грабят. Те, кто хочет сноса на нынешних условиях, продают машину по цене колес», – заключил Потапенко.

Эти слова немедленно опроверг член Общественной палаты РФ Артем Кирьянов. Он заявил, что проект реновации вообще не нарушает Конституцию ни по одной из статей.

«Я не вижу противоречий с действующей Конституцией. Все разговоры, что закон будет рассматриваться в Конституционном суде России, а кто-то обратится в Европейский суд по правам человека, – это чьи-то хотелки и страшилки», – заявил Кирьянов. По его словам, сегодня существует действительно не очень хороший проект закона. Но есть и пакет поправок, где рассматриваются вопросы компенсации, равнозначности и другие самые скандальные моменты документа. Злословными показались Артему Кирьянову и разговоры о заинтересованности в этом проекте строительного лобби, (хотя дальнейшее показывает, что это правда).

Руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов выделил еще одну проблему. Отсутствие диалога между властью и обществом изрядно усложняет ситуацию. «Проблема в нежелании и неумении власти вести диалог. Чиновники считают, что если мы не будем говорить о конфликте, то его и нет», – заметил Иванов. Конфликтологи предложили даже применять в переговорном процессе специально обученных модераторов, призванных создавать конструктивную и доброжелательную атмосферу там, где сталкиваются оппоненты.

Впрочем, добиться спокойствия не удалось даже в Доме журналиста. Жители пятиэтажек бросились записываться в движение «Политические силы в поддержку политики президента» под руководством Ильдара Резяпова, которое объявило о создании чрезвычайной комиссии. Кто-то яростно отстаивал свои убеждения после завершения круглого стола в коридоре, а неизвестный человек из зала глубокомысленно заметил, что закона еще нет, реновации тоже, значит, и спорить пока не о чем.

Во всей России и в Москве есть и ещё один больной вопрос, который связан с реновацией:

Сироты ютятся в аварийных домах

Игорь ВЕРЕСКОВ.

По закону государство должно предоставлять сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, воспитанникам детских домов, достигших совершеннолетия, бесплатное жильё. Выясняется, что эта работа ведётся из рук вон плохо.

К такому выводу в ходе проверки пришла уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка Анна Кузнецова. Она заявила, что в стране до сих пор нет единой программы по предоставлению жилья сиротам, зато имеют место «вопиющие» нарушения. К примеру, по словам Кузнецовой, в ряде регионов недорасходовали средства выделенные на жильё для сирот. Случается, что чиновники не включают сирот в списки на предоставление жилплощади.

(Есть случаи продажи чиновниками квартир, предназначенных сиротам, «нужным людям»).

Порой за сиротами закрепляют недвижимость, которой вообще нет в природе. Сплошь и рядом обездоленным молодым людям предоставляют квадратные метры, которые язык не поворачивается назвать жильём. Дескать, пусть скажут спасибо за то, что дали крышу над головой. Хотя зачастую эта самая крыша не соответствует самым элементарным санитарным нормам. Например, в Башкирии выделили сироте жильё в городе Баймакс. Оно никак не утеплено, в квартире нет ни воды, ни газа, некуда выбросить мусор. Кроме электричества, никаких коммуникаций.

Ещё пример. Липецкая областная общественная организация «Становление» провела рейд в селе Косыревка, где проживают в том числе и сироты. Активисты ужаснулись условиям, в которых те находятся. Трещины в стенах, из-за чрезмерной влажности заросшие плесенью, через пень-колоду установленная сантехника. По квартирам гуляет ветер – отвратительно смонтированные окна не могут служить ему преградой. Не работает отопление.

С 2014 по 2016 год проверками Генпрокуратуры было выявлено свыше 83 тысяч нарушений прав детей-сирот, вышедших на «вольную» жизнь. Тут и ненадлежащее качество жилья, и хищение бюджетных средств, выделяемых на жильё для начинающих молодых людей жить с чистого листа. И отсутствие должного контроля за их расходованием. Кое-кто из нерадивых или вороватых чиновников, отвечающих за жильё для сирот, понёс наказание, однако не сказать, что нарушений в последнее время стало меньше.

Говорят, о государстве судят по отношению к старикам и детям. Что ж, перед теми и другими наше государство всё ещё в большом долгу.

На 1,3 трлн. рублей за период с января по июль 2018 года доходы федерального бюджета РФ превысили расходы.

На что же государство тратит свои сверхдоходы? На 63,1 млрд. выросло за 7 месяцев содержание почти 6-миллионного госаппарата. Расходы на армию выросли на 107 млрд. рублей, на другие силовые структуры – на 47 млрд. рублей. К слову, дефицит Пенсионного фонда России составляет 1 трлн. рублей.

Так ли нам необходима пенсионная реформа?

КОММЕНТАРИЙ:

(Читая закон о реновации вы не найдёте упоминания о выходящих из детских домов выросших молодых людях. Но ведь детский дом государственное учреждение, где воспитывают, заботятся, учат будущих российских граждан. Почему же по достижению совершеннолетия их бросают на произвол жизни? Им надо укрепляться, готовится к созданию семьи. Но как это делать, не имея крепкого основания – жилья?

Почему бы Собянину и «Единой России» – нашей правящей партии, не включить выпускников из детских домов в число переселяющихся в новые дома? Ведь создаются в них новые квартиры для продажи, созданные за бюджетные деньги – а выпускник-сирота должен получать квартиру ведь тоже оплачиваемую из бюджета. Вряд ли можно ждать ответа на такое предложение.

А какое дело чиновникам до нужд народа – они давно живут в хороших квартирах и с хорошими зарплатами, не то, что жители общежитий.)

Реновация оставит зэков без квартир?

Мария БАСТ

Идут дебаты о реновации, о том кого будут переселять в новые квартиры, каждый думает только о себе. В тоже время из внимания рассуждающих и спорящих выпало много людей, жизнь которых впрямую зависит от того, дадут им право жить в новой квартире или им быть бомжами.

Тысячи людей совершают в своей жизни ошибки, кто-то умышленно, кто-то по молодости, кто-то случайно и российский суд приговаривает их к лишению прав на восстановление нормальной жизни в семье и обществе. Подумайте о тех, кто завтра выйдет на свободу, но не сможет жить с родными, будет лишён бывшей у него площади, согласно российским законам, в частности, и благодаря закону о реновации.

Реновация оставит зэков без квартир?

(Из-за реновации сотни заключённых могут остаться без жилья. Куда они пойдут, когда выйдут на свободу и вернутся в Москву, в родные края? К отцу с матерью, к жене и детям? Собянин их вновь отправляет в тюрьму или бродяжничать?)

В Ассоциацию адвокатов России за права человека (ААРПЧ) обращаются москвичи, отбывающие наказание в местах лишения свободы.

«Например, 37-летний Роман П. отбывает наказание в Орловской области, рассказывает глава ААРПЧ Мария Баст. – Он выходит на свободу в 2027 году, на данный момент он снят с регистрационного учёта в столице. Его родители живут в неприватизированной квартире по договору соцнайма. А значит квадратных метров на него выделено не будет»

О том, что дом попал под реновацию, Роман П. узнал в 2017 году, уже находясь в колонии. Он подал заявление в суд столицы, требуя признать его право на жильё и включить его в число получающих квадратные метры по программе реновации. Однако в удовлетворении иска Роману П. было отказано. «Оказывается, все права у заключённых отбираются и возвращаются только после выхода на свободу! А пока сидите, молодой человек, и не дёргайтесь!» – возмущается арестант.

Он обращался в Департамент городского имущества Москвы, где ему коротко и ясно ответили, что в базе данных как член семьи он вообще не числится, а потому не может принять в программе реновации.

Аналогичные ответы пришли на запросы из прокуратуры и мери. Роман П. подчёркивает, родительская квартира – его единственное жильё: «Больше идти мне после освобождения некуда! Никакого другого жилья у меня не было и нет!»

По словам председателя Ассоциации адвокатов России за права человека Марии Баст, в подобной ситуации рискуют оказаться сотни москвичей, находящихся сейчас в заключении: «В наилучшем положении находятся те, у кого жильё в собственности, лишить их права собственности в рамках реновации невозможно.

Но, к сожалению, таких сидельцев у нас в стране меньшинство – в основном это неблагополучный контингент, живущий в квартирах по соцнайму. Для тех, кто на свободе жил с родственниками в приватизированных квартирах ситуация складывается тоже не лучшим образом – после возвращения родственники могут просто не прописать бывшего арестанта в новое жильё. Доказывать свои права на прописку в новой квартире придётся в суде, и успех таких исков неочевиден».

Комментарий юриста Алексея Самохина.

«К сожалению, у нас и без реновации тысячи бывших заключённых выходят на свободу и оказываются без жилья – у кого-то за время отсидки дом сгорел, у кого-то жильё продали родственники, (а теперь в Москве и Собянин лишает жилья).

Правда, по закону такую продажу бывший заключённый может оспорить в суде, но удаётся это далеко не всегда. Выйдя на свободу и не имея никакого жилья, многие повторно совершают преступления, кто-то попадает в рабство за жильё и похлёбку, кто-то пристраивается «помощником» к одиноким людям или старикам, а потом через пару лет старушка без вести пропадает, оставив своё имущество «помощнику». Для бывшего заключённого, как и для любого человека, важно, чтобы у него было своё жильё пусть это будет даже какая-нибудь хибара – для него и такое жильё счастье».

КОММЕНТАРИЙ:

(Читатель, Собянин прекрасно знает описанную ситуацию и может дать распоряжение своей команде подработать закон и не лишать родителей сыновей, не толкать людей вести жизнь бомжей или вновь идти в тюрьму.

Но это фантазии – «сытый голодного не разумеет», у Собянина сейчас в голове только переизбрание, тем более конкурентов нет. А на разрушение чьих-то судеб ему наплевать. Больше сэкономится площадей по реновации – больше будет где-то денег.

Ну, а оступившиеся люди по мнению Собянина и Правящей партии «ЕдРо» уже не люди).

Право и жизнь

Юрий БРИСОВ.

О реновации.

Только что закончилось обсуждение закона «О реновации», организованное институтом М-Логос.

Как обычно спикерами были ведущие специалисты, спор был жарким, вопросы поднимались интересные и разноплановые.

Но в результате осталось немного горькое послевкусие. Горькое, потому что тема обсуждения не двинулась дальше обсуждения публичного интереса и способов обхода 35 статьи Конституции. Пожалуй, единственным вопросом, имеющим существенное значение, была попытка разобраться в понятиях «равноценность» и «равнозначность» в контексте применения этих понятий в данном законе. Но блестящее выступление Дмитрия Ивановича Степанова в начале обсуждения настолько зажгло аудиторию вопросом соотношения частноправового и публично-правового значения выселения граждан и предпринимателей с законных владений, что дальше продвинуться не удалось, несмотря на призывы Андрея Владимировича Егорова обсудить способы защиты от закона, – вопросы более практического свойства, обсуждения которых ожидали многие собравшиеся коллеги.

В частности абсолютно был оставлен без внимания вопрос защиты предпринимателей от действия данного закона. Представляется, что они пострадают не меньше граждан, если не больше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8