Владимир Далецкий.

Плохая игра, или О том, как Маша и ее друзья заблудились в Королевстве кривых зеркал. Главное в мире – это добро



скачать книгу бесплатно

© Владимир Михайлович Далецкий, 2016


ISBN 978-5-4483-2465-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Каникулы. Их всегда ждешь с нетерпением. Но вот приходят эти заветные деньки, и оказывается, что заняться абсолютно нечем. Это в школе всегда интересно, а если останешься один дома…

Вот и в этот день осенних каникул Маша сидела дома совершенно одна. Родители на работе, друзья разъехались к своим бабушкам и дедушкам. За два дня сидения на диване, причем, уставившись в телевизор, все наскучило. Все собственные игрушки до того надоели, что глаза бы на них не смотрели. Куклы, детская посуда, мягкие игрушки… Разве такие игрушки нужны пятикласснице! Свой мобильный телефон отец взял на работу, значит, и эта возможность хоть как-то развлечься исчезла. Просто у отца на «мобильнике» были такие интересные электронные игры. А на мобильном телефоне Маши только одна, к тому же, совсем не интересная игра. На компьютере Маше разрешали играть не больше часа.

Правда, можно было бы пойти на улицу, но мать категорически запретила, так как Маша, после вчерашней очень продолжительной прогулки под мокрым снегом, стала кашлять. Весь вчерашний вечер мама потчевала ее домашними снадобьями от кашля. Представьте себе, каково это пить горячее кипяченое молоко, в котором еще Бог знает что, например, нелюбимое Машей сливочное масло, намешано!

Нет, решительно еще один день и без того коротких осенних каникул пройдет совершенно бесполезно. В дверь кто-то позвонил. Кто бы это мог быть? Маша, привстав на цыпочки, заглянула в дверной глазок. Ого, да это же Юлька из соседнего подъезда! Конечно, она любит игрушки ломать, но все же Маша и с ней дружит. Так что Юльку впустила с радостью – вдвоем ведь играть веселее. Не успела закрыть дверь за Юлькой, как снова звонок. Оказывается, это пришел Коля, который живет на четвертом этаже в их подъезде. Маша думала, что он к бабушке уехал, но, оказывается, тоже один дома сидит.

– Пошли на улицу! – предложил Коля.

«Можно и пойти, – подумала Маша, – но ведь мама запретила…»

– Хорошо, пошли! – согласилась девочка и стала собираться.

«Я просто оденусь теплее, – оправдала она себя в мыслях, – тогда и на улицу можно. Ведь я ненадолго».

Закрыв входную дверь квартиры, дети запрыгали по ступенькам вниз. Машина квартира на третьем этаже. Прыгать по ступенькам было, конечно же, интересно, но и небезопасно. Однажды Маша оступилась, и на коленях проехала весь лестничный пролет.

Друзья вылетели из подъезда, как пробка из бутылки шампанского. Маша однажды видела, как это происходит, и, если честно сказать, испугалась сильного хлопка, когда папа открывал бутылку с шампанским. Вот и теперь, почти так же, после них хлопнула дверь подъезда.

Юля, Коля и Маша стали бегать друг за дружкой по улице.

Коля был быстрее всех, и как Маша не старалась, она не могла его догнать. И даже из-за этого немного обиделась.

Потом все отправились к гаражам, что находились в глубине двора. Здесь нашли другое развлечение – стали бросать камешки в сосульки, что свешивались с краев шиферной крыши гаражей. Еще вчера днем сосулек не было, но вот выросли за ночь. Это первые сосульки в этом году. И детям так захотелось посмотреть, какие они. А может, даже и попробовать на вкус…

Но нелегко было попасть в сосульку, ведь она так высоко и такая маленькая. Маша увлеклась и, ухватив довольно крупный камешек, запустила в сосульку, которая так нахально свешивалась с краешка крыши. Камешек отскочил от стены – Маша опять промахнулась – и стукнул о гаражные ворота. И здесь случилось что-то страшное (из-за своей неожиданности и внезапности). Рядом с воротами замигала лампочка, и раздался пронзительный вой.

– Это сигнализация работала, – с видом знатока пояснил Коля. – Сейчас милиция приедет.

Милиция? Маша буквально застыла на месте. Но потом сработал какой-то первобытный инстинкт – Маша бросилась бежать. Немного пробежала, но потом одумалась. Хоть сердечко билось так, что, казалось, вырвется из груди, Маша остановилась за углом последнего в этом ряду гаража. Осторожно выглянула. Действительно, через несколько минут подъехала милицейская машина и из нее выскочили два милиционера в бронежилетах и с автоматами. Маше совсем чуть не стало плохо от их вида.

Но ее друзья уже давали объяснения, мол, это Маша из 42-й квартиры бросала камни в сосульки. Она нечаянно попала в ворота гаража. Она не хотела.

– А вы не бросали камни? – спросил строго один из милиционеров Колю и Юлю.

– Нет! – в один голос ответили те.

Милиционеры записали Машину фамилию и адрес и уехали. Тогда только девочка нашла в себе силы выйти из своего укрытия.

– Не бойся! – кричали ей друзья. – Тебе ничего не будет. Милиция уже уехала. Мы все объяснили.

– Как же, объяснили, – передразнил Машиных друзей старшеклассник из 52-й квартиры Сидоров, который проходил мимо. – Сдали тебя дружки с потрохами.

– Не правда, – не согласилась Маша, – это мои настоящие друзья. Они меня никогда не предадут. Они за меня заступились.

Сидоров хмыкнул и пошел куда-то по своим делам. И, слава Богу! Неприятный это парень. Только послушать, как он разговаривает. Ну, словно уголовник из телесериала.

– Давайте играть снова, – предложила Маша друзьям, и все опять побежали к детской игровой площадке, что находится прямо перед домом. Маша с Колей выбрали качели, а Юля забралась на турник. Словом, было весело. Но вот и мама на обеденный перерыв пришла. Конечно, сделала Маше внушение за то, что та вышла погулять на улицу. Действительно, из Машиного носа закапало. Пришлось воспользоваться платком.

– Маша, ты же послушная девочка, – делала внушение мама перед уходом на работу. – Я тебя очень прошу – посиди дома, пока не пройдет хотя бы насморк! Неужели мне на тебя нужно ругаться? Пожалуйста, не огорчай меня больше.

Одним словом, пришлось снова остаться дома одной. Какое-то время девочка листала книги, которые взяла в библиотеке, потом немного посмотрела телевизор.

– Ску-ко-тища! – громко произнесла Маша.

И ей, действительно, стало так скучно, что захотелось даже заплакать. Но что толку лить слезы, ведь от этого веселей не станет. А не лучше ли все же попытаться обзвонить своих подруг? Присев на пуфик у телевизора, стала набирать один номер за другим, перелистывая свой блокнот. Какой-то номер отозвался долгими длинными гудками. Какой-то – коротко «пикал» в ухо. Ответила только Света, которая жила в доме напротив.

– Скучаешь? – поинтересовалась у нее Маша.

– Смотрю телевизор, – ответила подруга.

Вдвоем девочки очень быстро придумали план дальнейших действий. Решено было отправиться в городской парк. И, конечно же, пригласить Юлю и Колю. Маша связалась с ними по телефону и назначила встречу в своей квартире.

И очень скоро компания была в полном сборе. Пока хозяйка собиралась на прогулку, все немного поиграли. Между делом к друзьям присоединилась и Маша. Но вот наконец-то выбрала колготки, носки, брюки, свитер и неспешно облачилась. Дети набросили на себя курточки и исчезли за дверью. Щелчок замка – и в квартире воцарилась тишина.

А какой здесь остался беспорядок! Просто, пока Маша собиралась на прогулку в парк, ее товарищи здорово позабавились. Кто-то запускал самолетики, сложенные из газетных листков. Кто-то рисовал в Машином альбоме. Кто-то вырезал из цветной бумаги цветочки. Ну и, конечно же, Маша внесла свою лепту: во время сборов выбросила почти всю одежду из своего шкафа. А еще они пили чай – и теперь на журнальном столике, усыпанном крошками, громоздились чашки, блюдца, ложечки. Кто-то из друзей разлил варенье, кто-то пролил чай, а кто-то не доел печенье. Одним словом, если бы кто-то сейчас вошел в квартиру, то подумал бы, что здесь пронесся ураган. С люстры свисала Машина лента, а в одном из плафонов застрял бумажный самолетик. Любимый Машин плюшевый мишка почему-то оказался на серванте и теперь печально поглядывал сверху на разруху, царившую в квартире. Остальные мягкие игрушки были сброшены с полки, где они мирно до этого стояли. Теперь из-за кресла выглядывала самая большая Машина кукла Марина. Под журнальным столиком притаились кукла, закрученная в полотенце. А ковер в гостиной был усеян измятыми газетами, карандашами, листами из альбома с нарисованными на них машинами, куклами и цветами. В наполовину наполненной ванной плавали бумажные кораблики и вырезанные из бумаги цветочки, а еще – детская посуда, резиновый мяч, варежка, кукла с растрепанными волосами, кубики…

Через некоторое время раздался щелчок замка, и дверь отворилась. В прихожую, по полу которой была разбросана Машина обувь, вошла мама.

– Маша! – позвала она.

Тишина.

– Опять нет дома! – вздохнула мать и взялась за телефон. Дозвонилась только до Юлиной квартиры и от бабушки узнала, что Маша, Юля с приятелями ушла в городской парк.

«Нашлась пропажа, – невесело подумала мама. – Хоть бы записку оставила. Нет, не бережет свое здоровье».

…А в это время дети уже доехали до нужной остановки, здесь немного посовещались и двинулись в парк. Еще с улицы услышали музыку – в город приехал цирк шапито. Перед разрисованной кассой сосчитали наличность. На билеты хватит. А вот на аттракционы придется только посмотреть. Еще нашли в своих карманах немного денег на сладкую вату. Ну а различные свистульки, шарики, игрушки – это не про них. Нужно было, видимо, все же дождаться родителей с работы и попросить больше денег.

Но друзья не унывали. Пока будешь ждать родителей, представление закончится. Шут с ними, с аттракционами! И все же хочется на них хотя бы посмотреть. Дети подошли к одному из цирковых вагончиков, на котором красовалась надпись: «Королевство кривых зеркал». Причем, служителя на входе не было, а в цель ширмы, закрывавшей вход, можно было увидеть уголочек зеркала, искрившийся отраженным светом. Вот на этот огонек и потянулись друзья. Первой заглянула за ширму Маша. Внутри цирковой павильон – вагончик был ярко освещен и казался каким-то длинным-предлинным тоннелем. Может, такое впечатление возникало из-за зеркал, стоящих в ряд. Движимые любопытством, друзья вошли внутрь павильона.

Коля стал корчить рожицы у одного из зеркал, которое очень смешно вытягивало изображение вверх и вниз. Юля гримасничала у зеркала, вытягивавшего изображение в стороны. Маша с удивлением смотрела в зеркало, которое разделило ее, точнее, ее изображение, надвое. Так, развлекаясь необычными зеркалами, друзья двигались вглубь павильона. Такие потешные рожицы возникали в зеркалах, что дети не могли удержать от смеха.

Правда, в какое-то время Маше показалось, что одно из странных, искаженных кривым зеркалом изображений, подмигнуло ей. Маша даже засмеялась, но потом сообразила, что зеркало или, точнее, изображение в нем не может само подмигивать. Ну, не может – и все! Маша поэтому отошла подальше от странного зеркала. Но изображение по-прежнему кривлялось и нахально подмигивало. Что это за неправильное зеркало, в которое даже не нужно смотреться, чтобы увидеть в нем изображение? Девочка попятилась еще дальше от зеркала, потом покосилась на соседнее. И что бы вы думали, там она увидела свою комнату, по которой ходит мать и собирает разбросанную Машей одежду. Девочка приблизилась к зеркалу и даже потрогала его поверхность рукой. Гладкое и холодное. Маша постучала по стеклу. Но мама ее не услышала. Она по-прежнему ходила по комнате и складывала на стол учебники, разбросанные по комнате. И Маше стало жалко до слез свою маму. Почему дна должна убирать за ней разбросанные вещи? Девочка долг стояла у этого странного зеркала и смотрела на мать, наводившую порядок в ее комнате. Вот, наконец, мать все убрала, осмотрела комнату и покинула ее.

«Так что же это за чудеса такие? – думала Маша. – Телекамера, что ли, у меня в комнате? Тогда почему я никогда ее не видела?» Где же может висеть эта телекамера, если Маша ее никогда не видела? Девочка стала вспоминать свою комнату. Маша задумалась. Ага, вспомнила! Там висит зеркало. Так что же это получается? Она смотрит в зеркало в вагончике «Королевство кривых зеркал», а видит свою комнату через зеркало, которое висит у нее в комнате. И как это может быть? Ну, настоящее волшебство. Точно, волшебство!

Маша осмотрелась. Где же ее друзья? Может, уже ушли, пока она рассматривала свою комнату? Да и выхода из павильона не видно. Ведь был же в вагончик вход! А теперь куда ни кинь взгляд, видишь длинный коридор.

Девочка пошла по одному коридору, вытянув руку вперед. С любопытством осмотрелась. О Боже! С зеркальных стен кривлялись ее друзья. И какие только рожицы они не корчили. Чтобы не видеть этого, Маша прикрыла глаза руками и бросилась по коридору, уходящему вдаль.

Сколько она так бежала, сказать трудно, но только заметила, что стало гораздо темнее. Маша остановилась, всматриваясь в глубину коридора. Казалось, ему нет конца и края. Но там, вдали, свет становился все приглушеннее.

«Может, не стоит идти туда?.. – задумалась Маша. – Как-то неуютно в темноте. Но и возвращаться не хочется. От одного только воспоминания о кривляющихся рожицах… А если попробовать повернуть куда-нибудь в сторону?..»

Девочка стала всматриваться в стены и даже потрогала их рукой. На ощупь – холодное стекло. Дальше? Опять стекло! Куда же идти, где искать выход? Девочка остановилась, слезы брызнули из ее глаз. Где же мама, где товарищи?! Все забыли о ней! Маша вытерла глаза. И вдруг ей показалось, что откуда-то сверху на нее подуло. Посмотрела вверх. Действительно – над головой какой-то круглый лаз. Только вот интересно было бы узнать, куда он ведет? Может, снова туда, куда ой как не хотелось бы попасть?.. А может, это единственный выход? Девочка постояла в нерешительности. Если и выбрать такой путь, то как забраться в этот лаз? Стены скользкие, стеклянные, зацепиться абсолютно не за что. Неужели ей так и стоять здесь в нерешительности всю оставшуюся жизнь? Как всегда, ей жутко не везет. И недавний случай тому подтверждение.

Они, три подружки, бежали по школьному коридору. Быстро бежали, наперегонки. Маша уже вырвалась вперед, а финишировать договорились на линии дверей их класса. И здесь этот противный Семенов почему-то именно ей подставил подножку. Как сильно она тогда ушиблась: колени и бок до сих пор болят. Одним словом, если ей не везет, то уж по-крупному…

Все это время Маша осматривала и ощупывала стену, а невеселые мысли, как злобно жужжащие пчелы, роились в ее голове. И все-таки нащупала.

В стене была узкая ниша, а в нее вставлена… да, точно, лестница. Обыкновенная деревянная лестница, довольно пыльная. Девочка даже чихнула. Лестница легко извлеклась из ниши. Маша приставила ее к стене. Вполне можно забраться в лаз, что под потолком. Только бы лестница не заскользила по стеклянному полу…

Девочка осторожно поднялась по ступенькам лестницы и просунула голову в лаз, уцепившись руками за его края. С большим трудом подтянулась и легла на живот, уткнувшись носом в пыльный, холодный, наверное, тоже стеклянный, пол. Здесь тоже проходил тоннель. Маша немного отползла от края лаза, притихла и осмотрелась. В одну сторону шел тоннель, в конце которого был виден яркий свет. Маша оглянулась. С другой стороны тоннель продолжался со светлым пятном в конце. На потолке было отверстие – вверх тоже уходил колодец-тоннель, также заканчивающийся светлым пятном. По стене колодца были проложены скобы-ступеньки.

«Вот тебе и выбор, – подумала Маша. – Направо пойдешь – домой не вернешься… Лучше все же идти вперед». Так она и сделала. Успела сделать несколько шагов, как светлое пятно в конце тоннеля заслонило что-то большое. И это что-то быстро двигалось навстречу. Причем, явно имело агрессивные намерения.

Маша ничего лучше не придумала, как прыгнуть вверх и ухватиться за самую нижнюю скобку колодца-тоннеля. И как только сил не такое хватило! Вот тебе и невысокая отметка по физкультуре. Причем, Маша смогла еще и, с большим трудом подтягиваясь на руках, преодолеть целых четыре скобы – ступеньки. И даже ухитрилась посмотреть вниз. Там, с большой скоростью, пронеслось что-то мохнатое, как показалось девочке, обладающее большим количеством лап. Что-то напоминающее огромного паука. Выходит, не зря Маша испугалась. Страшно себе представить, что мог сделать с ней этот ужасный паучище.

Опускаться назад в тоннель, покинутый в такой спешке, девочка не решилась. А вдруг страшный паук снова вернется? Поэтому, немного подумав, Маша стала карабкаться по таким скользким и маленьким скобам-ступенькам. Правда, делать это было очень нелегко, но девочка старалась изо всех сил. И вот когда уже до конца колодца осталось немного, она увидела в небольшой нише какое-то существо. Существо было, как Маше показалось, обычным ребенком, причем, одного возраста. Только вот трудно было определить, мальчик это или девочка. Тем более что существо прижалось к стене ниши лицом. И одето оно было в джинсы и курточку. Только довольно длинные волосы торчали над воротничком. Стрижка была какая-то странная, явно мальчишеская. Такую Маша уже у кого-то видела.

– Эй, кто ты? – окликнула Маша незнакомца.

В ответ – тишина. Девочка заметила, что мальчик мелко дрожал, боясь даже повернуться. А руки его буквально прилипли к стене ниши.

– А я не боюсь! – послышался, как показалось Маше, знакомый голос.

– Ага, это ты, Семенов, – догадалась девочка. – Как ты здесь оказался?

– Заблудился в вагончике с кривыми зеркалами. – Все так же, не поворачиваясь к собеседнице, объяснил Семенов.

– Поняла, поняла, – догадалась Маша, – это ты с последнего урока убежал. Зачем же тогда говорил, что тебе нужно в больницу к дедушке идти?

– А ты уже рада всем разболтать! – прошипел мальчишка.

– Никакая я не ябеда! – обиделась Маша. – Я просто рассказала Наталье Ивановне о том, как ты нас с девочками в школьном туалете закрыл.

Помолчали.

– А ты все бойся, – продолжила разговор Маша. – Я тебе руку сейчас подам.

– Я тебе говорил, что не боюсь, – пробурчал Семенов, не оборачиваясь, протянул руку, а потом добавил: – Ты бы в штаны наложила, если бы увидела, какой страшный паук за мной гнался. Лучше бы тебе его не видеть. Своими мерзкими лапами он по моей спине пробежал.

Маша помогла ему повернуться и взяться за скобу-ступеньку. Потом переставить на скобу ниже ногу. Причем, сама чуть не сорвалась, оступившись. Но Семенову помогла добраться до края колодца. И как только он выбрался наружу, сразу отполз от края. И Маше самой пришлось выбираться. А это было очень даже непросто. Зацепившись пальцами за стеклянную поверхность огромного тоннеля, в пол которого выводил колодец, кое-как Маша перевалилась через край и отползла в сторону. Отдышавшись, стала осматривать. Оказалось, попала она в какое-то пространство, которое и тоннелем не назовешь. Это скорее пространство между двумя огромными листами стекла, освещенное странным зеленоватым светом. И непонятно, куда идти. Во все стороны протянулись параллельные стеклянные поверхности, исчезающие вдали. И непонятно, был ли край у того странного пространства.

Пока Маша озадаченно озиралась, Семенов уже явно пришел в себя.

– Ну что, трусиха, – с апломбом заявил он, – пора двигать дальше. Вот только Васин где-то пропал. Мы вместе по тоннелям бегали, пока за нами паук не увязался. Думали, что уже конец. Я вверх рванула, а Васин – вперед. Может, его паучище уже и съел.

Маше стало жаль Васина. Хоть он и обижал ее иногда, присоединяясь к Вадиму, самому сильному мальчику в их классе. Этот Вадим буквально каждый день допекал Машу. То за косичку дернет, то подножку поставит, то на пол завалит. И многие мальчишки из их класса подчинялись Вадиму. Вместе с ним бегали за девочками. Приставали к Маше.

Все, конец лирике, нужно идти в какую-то сторону. И Маша выбрала направление, где, как ей показалось, было больше света. Сначала Семенов шел впереди, всем своим видом показывая, что он здесь главный. Но, засмотревшись, он чуть не провалился в очередной колодец, который уходил куда-то вниз. После этого случая он немного приотстал и шел уже позади. Долго шли, но тоннелю конца-краю не видно. Да и кушать уже захотелось. А вот чернеет отверстие очередного колодца. О, Боже! Оттуда показывается голова страшного чудища-паука!..

Дети застыли на месте. На них смотрели злые глаза и зашевелились большие мохнатые усы и челюсти. Куда бежать от этого чудища? На плоской стеклянной равнине и спрятаться негде. Маша осторожно огляделась. Неужели нет выхода, и страшное животное загрызет их?! Маше стало так жалко себя, что даже захотелось заплакать. А еще было жалко маму, ведь она так любит Машу и всегда так беспокоится за нее.

И вдруг что-то подбросило паука вверх, словно мячик. И из отверстий всех колодцев, которые можно было увидеть на протяжении всего странного стеклянного пространства, вырвались языки огня. Гулкий рокот потряс своды. Паук подлетел и рухнул в колодец, лишь запах паленого свидетельствовал о том, ему сильно досталось.

Маше стало даже немного жалко паука. Но тут же ее охватило беспокойство – где же Васин? Если и его застало в одном из колодцев пламя, то…

– Надо Васина искать! – взволнованно вскрикнула девочка.

– Надо, – согласился Семенов, – но где? Не полезем же мы в колодец! Оттуда нас так блеснет огнем, что мало не покажется.

Маша задумалась. Действительно, в колодцы опускаться небезопасно. Но ведь между выбросами пламени проходит какое-то время, иначе их самих бы тогда, когда они преодолевали колодцы, обязательно поджарило. Девочка подошла к отверстию ближайшего колодца-тоннеля и закричала:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2