Владимир Буров.

Счастливчик Джонни



скачать книгу бесплатно


Профессор считал, продолжала она, что эпизоды в пирамиде находятся в шести разных временах. И они постоянно перемещаются. Вы понимаете? Времена существуют не в причинно-следственной последовательности. А как только мы задерживаемся в каком-то времени достаточно долго, оно становится НАСТОЯЩИМ. А время, которое было будущим по отношению к нему раньше, становится ПРОШЛЫМ. Почему? Потому что никаким другим оно быть не может по отношению к настоящему. Потому что не может, как говорил профессор, сын родить отца.

– Но именно так ведь и получится, – не выдержали мы.

– Не получится, – сказала она.

– Почему?

– Потому что вы это заметили. А как только вы это заметили, так точка отсчета меняется. Сначала времена становятся параллельными, потом перемещаются. Через какое-то время вы уже можете понять, какое время было настоящим. Вы понимаете, это машина времени. Здесь важно только понять то, что сказал Эйнштейн. НАБЛЮДАТЕЛЬ ПЕРЕМЕЩАЕТСЯ ВМЕСТЕ С СОБЫТИЕМ.

– И да, – добавила она, когда мы уже собирались идти, – не знаю, говорила ли я уже вам, профессор открыл, что наша жизнь это – РАССКАЗ о том, что УЖЕ БЫЛО. Ведь события, описанные в ПИРАМИДЕ, происходили не вчера, не два года назад, а еще до Адама.

Вы не верите. Догадки об объединении событий вечным наблюдателем высказаны в романах о Конане-варваре. Там написано, что одно событие составлено из воспоминаний многих людей.


Александр Дюма-старший, продолжала она, как ненормальный из раза в раз повторял одно и тоже, что его роман был написан до него, что он только нашел рукопись.

Ведь это все правда. А если вы не верите, то проваливайте на дождь и больше не приходите сюда.

После этих слов мы не решись спросить эту даму, каким образом из аспирантки она превратилась в Соньку Золотую Ручку.


Этот вступительный текст можно считать только Кратким Содержанием. Но в принципе это ПРЕДИСЛОВИЕ. Особенно вместе с Заветным Вензелем и Лондоном. Часть информации из Глав перенесена сюда.

Ряд начатых эпизодов в романе не закончен. Во-первых, по самому смыслу этого романа продолжения некоторых эпизодов можно не делать. Именно потому, что это просто эпизод. То есть отдельный рассказ. Но не совсем отдельный рассказ, не как Менты, например. Это рассказ в романе. Просто глава. Она должна бы продолжиться, но происходит переход в другое время. Там происходит другое событие. Этот роман легко было бы понять, если бы можно было считать завершенным произведением СРЕДНЕЕ между отдельными, совершенно отдельными рассказами, и романом, где глава никогда не завершает события. Она всегда часть. В этом романе человек десять главных героев, и они участвуют в действии по очереди. То эти трое, например, то другие двое. То одни из первого эпизода, а трое из четвертого. Герои встречаются в разных рассказах в разных комбинациях. Такая концепция придает роману больше фантастичности. Необычности происходящего.


Во-вторых, продолжение эпизодов можно сделать во Второй части романа.

В-третьих, завершить эпизод можно по-другому.

Не обязательно расписывать завершение новыми сценами. Можно сделать так, как это делает Стивен Кинг. В одной из книг о мальчике есть эпизод с матерью этого мальчика. Он попадает в другое время и узнает, что его мать, королева, лежит больная. Мальчик находится в этом времени некоторое время, попом возвращается в настоящее. Больше за весь роман действие в то древнее время не перемещается ни разу! Но несколько раз делаются ссылки, воспоминания мальчика о том времени. Просто так пару слов или несколько фраз. Даже завершенные эпизоды в той книге не имеют продолжения. А должны бы. Например, он там долго работает грузчиком в пивной, а спрашивается, зачем? Какой в этом смысл для романа? Ведь это роман, а не набор рассказов. Кажется, он называется Талисман. Но получается, что так лучше, как это делает Стивен Кинг, лучше, потому что не так скучно, как это обычно пишется. Многие эпизоды хороши именно потому, что больше не продолжаются. Надо только обосновать как-то это непродолжение.


В романах о Конане Варваре обоснование вообще не вводится в Основной Текст. Например, роман называется Конан и Алая Печать, а после двух третей романа о Конане ни слова! Зато в Предисловии и Послесловии подробно расписывается, почему у автора такое представление о том Периоде Истории. Мир многообразен – вот и все.

В романе можно ввести замечание, что герой с одним именем в разных рассказах это почти всегда тот же самый человек. Кажется, что так не может быть, герой то таксист, то директор ресторана, то охранник в баре, то прапорщик на зоне в Магадане. В романе да, это слишком крутые перемещения, а в жизни это нормально. Не так давно вчерашние графини на рынке торговали. Как это может быть? А было.

Автор не только рассказывает роман, переводит, как он говорит, он расследует эти события. Как в детективе.

Глава 1

Альбина и Вова

В начале этой главы рассказывается о первой встрече Вовы, которого потом будут звать Счастливчик Джонни, и Альбины. Она агент ФСБ, работающий под прикрытием. Она ищет серийного убийцу. Но главная ее задача выйти на след Каина. Существовала информация, что Авель может прорваться через заслоны времени.

Предполагалось, что он будет представлять опасность для всех потомков Каина. Время может повернуться вспять.


Вова остановился около своего обычного места. Собака убежала вперед. Скоро она залаяла.

– Пописать не даст, – с досадой сказал Вова. – Что там у тебя?

Он прошел десять метров и увидел свою собаку. Она лаяла на женщину. Вид у этой дамы был неважный.

– Что вы там делали?

– Спала. Вы меня не подвезете? Вы ведь на машине?

Собака продолжала лаять.

– Карат! Ко мне.

Она отклонилась в сторону, чтобы получше рассмотреть машину, на которой они приехали.

– Но у вас такой оборванный вид. Думаю, что вы были очень пьяны. А собака…

– А собака не любит пьяных, – закончила за него Альбина.

– Да.

– Ну, хорошо, езжайте.

– А вы?

– Я поймаю такси.

– Но у вас нет денег.

– Да. Как-нибудь расплачусь.


Пока они шли к дороге, он рассматривал Альбину, примериваясь, можно ли с ней заняться сексом.

– Карат, ко мне! – Они встали у столика в траве, а Альбина прошла дальше, и встала на шоссе. Сначала она стояла у Волги, потом отошла метров на двадцать. Никто не останавливался.

– Надо подождать, когда совсем стемнеет, – ляпнул зачем-то Вова. Он почувствовал себя виноватым и минуты через три сказал: – Хорошо. Мы вас подвезем по кольцевой.

Через десять километров он сказал, что сейчас уже надо будет поворачивать.

– Поворачивайте.

Парень ничего не ответил, но явно насупился. Было ясно, что просто так, без скандала, от неё не отвязаться.

– Вы что, хотите ехать с нами, что ли? – наконец спросил Вова, когда они уже проехали за Москву километров на двадцать пять.

– Ну, только если вы не против.

Он только хмуро покачал головой. Черт знает что.

– У меня… – начал он.

– Я понимаю, у вас совсем другие планы.

– Да. – Куда ее девать?

Он остановился у кафе.


– Зачем мы остановились?

– Надо поесть, – сказал Вова.

– Я очень хочу есть, но не могу пойти с тобой.

– Да? Почему? Я дам тебе одежду.

– Тогда мне надо умыться. Проедь немного вперед.

Когда они сели за столик в кафе, Вова даже пожалел, что придется расстаться с этой леди. Но с другой стороны на кой черт нужны проблемы? Если она сразу так прилипла, то потом от нее вообще трудно будет избавиться. Нет, пусть поест и снимет какого-нибудь дальнобойщика.

Котлеты были такие вкусные, что она сказала:

– Возьми мне еще две.

– Конечно.

Но потом он все-таки сказал ей:

– Здесь много дальнобойщиков. Ты можешь выбрать себе какого-нибудь.

Она выпила томатного сока, откусила вторую котлету и сказала, что это будет не разумно с ее стороны.

– С тобой я уже подружилась, могу на что-то рассчитывать, а с любым из них только до первой остановки.


– Там сядешь опять. Ты хорошо выглядишь, у тебя не будет недостатка в клиентах. – Он сделал паузу и добавил: – Ты, наверное, давно этим занимаешься. Теперь я понял, почему ты лежала в кустах у дороги. Тебя напоили и оставили у дороги ждать следующих клиентов.

– Да нет же, ты ошибаешься. Я даже никогда не думала заниматься проституцией на дорогах. Поверь мне.

– Значит, у тебя просто не было нужды. До сегодняшнего дня. – Он поднялся. – Счастливо оставаться.

Он отъехал метров пятьдесят и обернулся. Проклятье. Она стояла у кафе и ждала. Ждала, когда он вернется. Не нагло ждала, а как-то сиротливо, с маленькой надеждой. Он развернулся, заплатил гаишнику за пересечение двойной сплошной линии, подобрал Альбину, опять заплатил стольник за пересечение двойной сплошной линии и рассерженно молчал километров двадцать.

– Из-за тебя я заплатил гибэдэдэшникам двести рублей, – наконец сказал он. – Я совершенно не понимаю, что мне с тобой делать. Нет, на самом деле, – Вова посмотрел на нее.


– Может быть, я смогу как-то помочь тебе.

– Как?

– Я могу гулять с собакой

– Эта собака съест тебя. Я удивляюсь, как она тебя пустила в машину.

Альбина повернулась назад.

– Но она сопротивлялась. Лаяла.

– Для виду, – улыбнулся Вова. – Надо было кусать.

Карат сзади весело прорычал что-то и положил голову сверху на голову соседке Вовы.

– Мне тяжело, – сказала Альбина, – и слюни не распускай. – Но Карат не слушал. Он был доволен, что Альбина терпит на себе его тяжелую голову.


– О, дом с ванной и туалетом! – воскликнула Альбина, – я попала в рай.

– Дом и правда был с газовым отоплением, с ванной и туалетом не во дворе, а в доме. Но здесь сейчас так было почти у всех. Все равно это очень радовало.

Владимир был так рассержен на даму, что в этот день лег спать один. К тому же он очень устал. На следующий день он сказал, что у него в Москве есть невеста.

– Невеста?

– Ну, почти. – Они выпили пива и легли спать вместе. Не ночью, а прямо часов в шесть вечера. Потом они пошли в местный бар, и она напилась. И рассказала ему такие вещи, что Вова долго и безостановочно смеялся. Сначала. Потом ему начало казаться, что это правда.

– Ты прости, – сказал он, доставая из сумки бутылку сухого вина, – я только не понял, сначала ты сказала, что он разделился надвое… – Вова открыл бутылку и налил в стаканы по сто граммов, – а потом, – он убрал ее под стол, – вы, кажется, сказали, что их уже четверо.

– Не называй меня на Вы, дорогой, – это ни к чему.

Они чокнулись.

– Я испугался вашего рассказа, – сказал он. – Мне кажется, это не шутка. Очень похоже на правду.

– А чего ты тогда смеялся?

– Сначала мне был смешно. Да и сейчас я уже опять начинаю думать, что это выдумка.


– У нас нельзя свое вино пить, – сказал, проходя мимо, официант.

– У вас нет такого, – сказал Вова.

– Ничего, пейте, – сказал он на обратном пути, – но придется немного доплатить.

– О кей.

– Я и сама не знаю, – сказала Альбина. – В принципе, он делится на два пола. – Она выпила немного вина. – А конкретно, на четыре человека. На два мужчины и на две женщины.

– Невероятно.

– Ну, а что здесь особенного? Многие частицы делятся на две, на три, на четыре. Обладают десятком характеристик. Поэтому четыре это не так уж много. Четыре характеристики одного человека.

– Четыре характеристики, – повторил он. А зачем? Может быть, хватило бы и двух?

– Хороший вопрос.

– И какой же ответ?

– Я сама не знаю. Дополнительная информация должна быть в книге, которая… – она замолчала. Потом добавила: – А вот где она я и не знаю. Но думаю, что именно ее все ищут.

– А откуда ты узнала, что Каин убил Авеля?

– Это все знают. Это написано в Библии.

– Если уж начала рассказывать, то рассказывай все, не ври. В Библии про это нет, ничего такого там не написано.

– Ты не поверишь, но мне это приснилось. А знаешь когда? Сегодня.


– Я так и думал, – сказал Вова. – А жаль. По-моему, все это очень похоже на правду. Нет, серьезно. Ведь действительно неизвестно на ком мог жениться Каин.

– Говорят, что это просто символ.

– Так тем более. Если символ, то значит, если кроме него люди на Земле тогда еще были, то встретить их он не мог. Именно это очень логично, что Каин мог встретить только других людей, людей, принципиально отличающихся от тех, которые жили тогда. Великолепная идея: он встретил людей будущего. – Вова налил еще сухого. – Своих потомков. – Фантастика. Как говорится, если бы это не было правдой, то это надо бы придумать.


Они напились, и уже дома Вова сказал, что, наверное, он один из этих четырех.

– И знаешь почему?

– Почему? – спросила Альбина, падая на кровать прямо в одежде.

– Ну, потому, что твоя идея мне очень понравилась. Я верю в это!

– Я думаю, это просто сказка.

Вова не на шутку разозлился и ушел спать в другую комнату.


Семен в КПЗ


– А это что такое?

– Это? – официант заглянул сбоку. – Дайте, я посмотрю, – он притронулся к меню пальцами. – А! Это американское рубленое мясо. Говяжья вырезка, картофель, болгарский перец. Все уже входит в цену. Это не дороже…

– Как ты смеешь оскорблять меня, сосунок? – вскипел высокий мощный парень, который рассматривал меню. С ним был еще один. А еще один, то есть третий, стоял на улице. Официант его заметил в окно.

– Простите, я хотел только посоветовать.

– Директор на месте?

– Ну… я не знаю.

– Не ври старшим, болван, позови его сюда.

– Я не имею права, я должен посоветоваться с барменом.

Вошел Леонид. Он ни о чем не подозревал. Романа он знал по фотографии. Но сейчас не узнал. Не узнал и все. Видимо, не был готов.

– Ты кто?


– Директор.

– Ага. Ну, вот тебя-то нам и надо, голубчик. – Роман встал, а парень сзади замахнулся. Но вышла небольшая осечка: официант подставил руку под удар Седьмого Капитана. А это был он. Только недавно отошел от ран после последних приключений.

Седьмой Капитан хотел выдернуть руку, но официант ударил его сзади по ногам. Парень рухнул. Изумленный Роман сцепился с Леонидом. Он бросил его через себя, упершись ногой в грудь противника.

– Ах ты полный ублюдок! А ты гад! – кричал Леонид, сидя на груди новоиспеченного подполковника. Роман перехватил очередной удар и резко ударил тыльной стороной ладони в подбородок Леониду. Директор потерял равновесие. В это время Седьмой Капитан обхватил его шею левой рукой, зацепил ей правую, ладонь которой положил на голову Леониду. Так обычно сворачивают шею. Леонид начал лапать руки Седьмого Капитана, но расцепить захват он, конечно, не мог.

– Бесполезно, – сказал Седьмой Капитан.

– Смотри, не сверни ему шею, – сказал Роман. Он ударил Леониду в солнечное сплетение, и тот потерял сознание.

– Что будем делать с этими?

Роман посмотрел на бармена. Он был за стойкой. На официанта, он лежал у стены с окровавленной головой. Вошла девушка в красном жилете. На ее груди тоже была надпись БАРМЕН.

– Сколько тут барменов? – с удивлением спросил Роман. А девушка воспользовалась замешательством разведчиков, развернулась и побежала в фойе, на ходу набирая телефон милиции.

– Держи суку! – закричал Роман. – Выбей трубку у ней! Но Зина долдонила и долдонила по клавиатуре радиотелефона. Она только пять минут назад взяла эту трубку в баре. Звонила маме, что у нее сейчас нет никаких проблем. Заодно она сказала, что купила новые туфли. Как говорится, сглазила.


Седьмой Капитан поскользнулся. Он еще не совсем оправился после болезни, поэтому ходил несколько скованно. Это привело к несчастью. На повороте его занесло, и СМ не смог поймать барменшу. Она завизжала и кинулась во второе фойе, на улицу. Зина уже открыла вторую дверь, уже занесла ногу, еще бы секунда и она бы скрылась за стеной. Такую стену пуля не пробьет.

– Стой, стой, стой, – затараторил Роман, появившийся из зала. Пуля из длинного пистолета с глушителем попала Зине между лопаток. Она сначала медленно поставила уже занесенную ногу вниз на пол второго фойе, потом опустилась на колено, и наконец рухнула, ударившись лбом о жесткие мраморные плитки выходного

фойе. Роман не убрал пистолет. Он сказал Седьмому Капитану, чтобы завязывал тут лежать, а сам повернулся, чтобы добить остальных. А там была еще барменша, еще официантка и два повара. Леонида он намеревался забрать с собой. Но именно его-то нигде не было.

– Ушел, падла, через вторую дверь, – сказал он. – Откуда в кафе вторая дверь.

– Пожарный выход, – сказал, появляясь, Седьмой Капитан. – Так положено сейчас везде.

Они выбежали из подъезда. Леонид петлял между деревьями.

– Уйдет, – сказал Седьмой Капитан. – Надо было выставить Черного здесь, а не у парадного входа.


– Раньше надо было давать такие советы, – невозмутимо сказал Роман, и убрал пистолет с глушителем. Они неспешно побежали за Леонидом.

– Надо было, наверное, добить их там.

– Где?

– В ресторане.

– Да хрен с ними. Успеется. Может и не надо, – сказал Роман. – Если не догоним. Будет где искать его. Ведь не вытерпит, придет он сюда.

Леонид ушел, а они вернулись в контору. Она находилась на семнадцатом этаже гостиницы ПЕКИН. Там допрашивали Семена. Его поймали, когда он голодный зашел в хлебный магазин и украл буханку черного хлеба. Сначала он украл сдобную булку, съел ее, потом опять вернулся и его взяли на черном хлебе.


В отделении он твердил только, что он разведчик.

– А зачем тебе разведка? – спросил лысый капитан, – он был дежурным дознавателем.

– Это очень важно. Я вспомнил, где находятся деньги.

– Да? И где? – капитан достал пачку ЛМ и предложил выдвинутую из пачки сигарету Семену Ильичу. – Курить будете?

– Я не курю. Впрочем, давайте.

Капитан мрачно улыбнулся. Совершенно ясно, что это идиот. Но придется послушать все. Зачем? Уж очень настырно он требует разведчиков. Да и денег не просит, а наоборот, хочет сказать, где они есть.

– Если вы говорите… – капитан протянул Семену зажигалку, – если вы не помните точно, курите вы или нет, – поправился он, – то как я могу верить вам насчет денег? Впрочем, говорите.

Семен Ильич молчал. Он с удивлением смотрел на сигарету, как на что-то очень вкусное, хорошее.

– А говорят, что это вредно, – сказал он и кивнул на дымящуюся сигарету.

Идиот. А жаль. Жаль потерянного времени.

– Говорите.

– Что? – не понял Семен Ильич.

– Как что? Деньги где? – капитан усмехнулся.

– В Чечне.

– Ах, в Чечне? В общем-то, недалеко. Недалеко, – повторил капитан, поворачиваясь к черному кудрявому мужчине, который открыл дверь. – Заходи.

– Зачем?

– Очень интересно. Сейчас узнаешь, где деньги лежат.

– Ах, так это он. А я думал, он в семнадцатом.

– Да нет, мы здесь.

– Как тебя звать? – спросил пришедший психолог. Это он пришел.

– Деньги в Чечне. Я знаю. Место. Вспомнил совершенно точно.


– Отлично. – Психолог сел и с серьезным видом вынул большую записную книжку. – Почему вы их не хотите взять сами?

– Я? – Семен показал пальцем себе на грудь. – Это не мои деньги.

– А чьи?

– Это деньги нашей разведки.

– Так. Психолог закурил. Вы честный человек. Я так понимаю, об этих деньгах кроме вас больше никто не знает?

– Знает. Еще один человек.

– Вот как? – капитан пожал плечами. – Тогда… – он не договорил, потому что Семен поспешно добавил:


– Он знает о деньгах, но не знает места, где они спрятаны. Впрочем, это не важно.

– Не важно, – повторил психолог. Почему? Зачем тогда вы просите, чтобы вас связали с человеком из разведки?

– Это не главное, – сказал Семен Ильич.

Постепенно в кабинете с компьютером набралось человек семь.

– А что главное? – спросил психолог. – Он сделал ударение на слове: Что.

Семен начал рассказывать. Он сказал, что первым в мире изобретателем среди людей стал Каин. Он изобрел настоящее, куда и прорвался из прошлого.

Через два часа и капитан, начавший допрос, и психолог очень устали.

– Значит, вы Каин? – еще раз спросил психолог, вытирая вспотевший лоб.

– Да. – Семен Ильич спокойно закурил очередную сигарету.

– Простите, – психолог потер свой лоб, – но вы только что говорили, что Каин – это другой человек, а не вы.

– Да, я сказал, что Каин среди вас.

– Как это понимать? – психолог тоже накурился уже до чертиков, и у него иногда чуть-чуть темнело в глазах.


А вот капитан чувствовал себя прекрасно. Только иногда он не мог сдержать себя и скупо улыбался. А вот еще один милиционер не мог сдерживать смех и периодически выходил в смежную комнату. Еще трое, находившихся в комнате людей были серьезны. Но, конечно же, они ничему не верили. В первую часть они бы еще поверили, но рассказы про Каина убедили их, что перед ними дурачок. Семена уже хотели отправить в больницу, как вошедший милиционер, старший лейтенант опознал в нем человека, устроившегося драку в ресторане.

– Один так до сих пор еще лежит в реанимации, – сказал он. – Этот парень ударил его головой о стойку.

Перед отправкой в камеру Семен увидел через стеклянную перегородку Романа. Он хотел что-то сказать, но его уже никто больше не хотел слушать.

– Отправьте его в психушку, – сказал капитан.

– У них сейчас все машины заняты, – сказал старший лейтенант.

– Тогда пусть пока посидит в КПЗ.

Семена Ильича отправили в камеру за пять минут до того, как в эту комнату вошел Роман. Он был очень зол, что упустил Леонида.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9