Владимир Буров.

Рай. Пионэрэн! Зайд Бэрайд!



скачать книгу бесплатно

Дальнейшие рассуждения пришлось прекратить. Показалась конница, Это была бронированная саранча.

Птеродактиль смотрел из-за холма. Он смотрел с таким интересом, как будто первый раз попал в кино на фильм Стивена Спилберга Спасая рядового Райана.

Можно было вполне сказать:

– Всё правильно. И только в скобках: (рот можешь не закрывать). Потому что: а сколько можно повторять одно и то же.


– Держи гранатомет, – сказала Ксения. – Займешь позицию в последних оставшихся дверях университета. Там на месте есть еще крупнокалиберный пулемет и ящик позитронных гранат.

– Прошу прощенья, я не умею стрелять, – сказал Адам.


– Ну ладно, хватит. Бери гранатомет и беги к университету. – Этот университет не существовал уже сорок лет. А все продолжали называть его:

– Университет! – Видимо человеческому сознанию приятно было знать, что когда-то были университеты. Даже, наверное, не так: в этом мире принципиально возможно существование университетов. Почти как в фильме Почтальон: где-то еще есть Земля, где-то еще живут Люди. Хотя все говорили о том, что всё только здесь. Больше нигде уже ничего нет. Давно уже нет. Источник не только любви, но справедливости давно уж погас. А сам человек этих вещей не только создать, но и понять не может.

Однако Адам продолжал отказываться. Наконец Ксения не выдержала и сказала:

– Мне кто-нибудь может объяснить, откуда берутся люди, не умеющие воевать?

– Уже никто не может, – сказал Сид.

– Почему?

– Саранча уже на расстоянии выстрела.


Встреча Молчановского и Леди Ты с Мерилин Монро и Максимом Максимычем. Мест в Раю нет, и попасть туда можно только по блату. Ошибка – указатель пути. Режиссер по имени Билл. Предложение Пи посылать в Рай бесполых.


– Господин Молчановский, прошу прощения, господин Молчановский. – А Главный Режиссер уже садился в черный лимузин.

– Что?

– Я это, хотел на роль.

– Что?

– Я бы хотел роль. У меня есть деньги.

Не подумайте, что за роль берут деньги. Но за эти роли недавно вышел закон: деньги брать. Естественно их надо было платить в кассу, но также естественно, на этом многие начали делать бизнес. Ведь распространилось мнение, что это даже лучше, чем полет в космос. Намного лучше. Правда, немногие уже это хорошо поняли. Поэтому сумма, предложенная Максимом Максимовичем, не удивила Молчановского. Десять тысяч долларов.

– Я бы вас взял и без денег, – сказал с улыбкой Молчановский. А улыбался он редко. – Только все места заняты. Сегодня последних отправили.

– Да вы не расстраивайтесь очень-то, – высунулась из тачки мадам Молчановская, – пока еще оттуда никто не вернулся. – Я вот тоже хотела бы полет… поехать, да боюсь.

– А чего бояться?

– Боюсь не вернуться. Хотя уверена, хорошие изготовители немецких и итальянских обедов там ой как требуются.

– Я бы взял вас с собой, – шепнул Максим Максимыч на ухо леди Ты, – но ты понимаешь: я сильно женат.

– На ком?

– На этой живописице Мерилин Монро.

– Живо, что? Я не поняла, кто это? Что еще за Мерилин?

– Я просто так ее зову, – ответил Максим Максимыч.

– Зачем? Я думаю, мне бы это не понравилось.

– Знаете, я всегда, как дурак был влюблен в Мерилин.

Ну и, чтобы не оговориться как-нибудь случайно, я зову мою живописицу Мерилин. Иногда просто Монро. А подчас Мерилин Монро.

– Ага. Если бы я стала вашей, вы бы, то есть ты бы звал меня Мерилин Монро?

– Я бы звал тебя Агата Кристи.

– Агата Кристи? Нет, серьезно?! Думаю, я бы согласилась. Но я мало пишу.

– У меня бы записались.

– Извините, что перебиваю вас, но нам пора ехать.

– Я еще не всё сказал. Можно я поеду с вами и до конца выскажу свое предложение?


– Может быть, – сказал Молчановский. И добавил: – В другой жизни. – Он помолчал секунду. – Шучу. Приходите завтра. Есть одна неожиданная вакансия. Я только что говорил по спутнику. Требуется еще одна женщина, может быть, девушка в конницу амазонок. Если надумаете – завтра в десять.

– Ты серьезно? – спросила мужа леди Ты, когда они отъехали метров на тридцать.

– Ты о чем?

– О вакансии?

– Да.

– Ты обещал мне! Как ты мог?

– А что я буду есть? Кто мне будет готовить великолепные десерты?

– Я бы писала тебе письма, что и как надо делать. Каждый день.

– Я подумаю. Впрочем, нет. Не в этот раз. Требуется женщина, но не женщина, а как будто мужчина.

Одно место появилось из-за весьма интересных обстоятельств. А именно. Два лейтенанта для конницы Сарана Чи должны были изменить свой пол. И оба согласились. В дальнейшем оказалось, что пол менять не надо. Узнали не Оттуда. С Тамом связи не было. Просто Активный Посыльный Коммерческой Думы Пи как-то рассчитал, что Дивизия Сарана Чи должна быть бесполой.

– Почему вы так думаете? – спросил брат Молчановского Билл. Он так часто критиковал Бу, что все стали называть его Билл. По имени Би Клина. Почему?! Почему критиковал Бу, а назвали Биллом Клином? Ответ может быть простым: Билл известен больше, чем Бу, имени которого никто даже не знает. Может быть, по тому, что Билл более сексуален, чем Бу. И в-третьих, никто ничего не хочет делать нормально. Вот, например, что значит:


– На ошибках учатся? – А это надо понимать так: пока не ошибешься – не запомнишь. То есть запоминается ошибка. Вот и запомнили: Билл Клинтон. Многие вещи часто путают. Вот, например, из-за чего Билл так разозлился на Буша? Он говорит, за то, что на границе его облили одеколоном. Глупость. Ну, кто будет против, если его обольют духами за тысячу баксов? Никто. На самом деле этого парня облили керосином. Керосином?! Зачем?!

– А я знаю? По крайней мере, это логично. Из-за таких вещей войны начинались. И Билл начал требовать вроде бы того же самого.

Предложение Пили

Они попали за один столик во время ленча. Это было в Балчуге-2, который находился в подвале Кремля.

– Вам сесть больше негде? – спросил тогда Клинтон.

– У меня талон, – сказал, ухмыляясь Пи. Ведь это по его запросу недавно были введены талоны. И добавил: – Номер 3. А у вас?

– У меня тоже три, – вздохнул Клинтон. – Садитесь, не занятно.

– Я, между прочим, подделал талон, – сказал Пили. – Сам поставил на нем тройку. Нет, нет, он поднял руку, не в том смысле. Просто я сам их подписываю. Вы знаете, почти никому нельзя доверять.

– А мне?

– Вам можно. Вот именно в связи с этим я хочу вас попросить о подписи. – Он сделал глоток местного Боржоми. – Мне надо пропихнуть проект о том, что люди Там бесполые.

– Я не подписываю таких проектов. Я не Криатор.

– Вы не Криатор. Это весело. Конечно, нет. Но вы его друг.

– Может быть. Что вы хотите? Ввести и Там талоны на питание? Нет?

– У меня есть доказательство практически на премию Криатора.

– Что люди бесполы

– Вы не понимаете, это нелюди. Это конница Сарана Чи. Там все бесполые. Точно вам говорю.

– Почему вы так решили? – все-таки заинтересовался Билл.

– Ну, вы понимаете, а зачем им пол? Они перебьют Там всех наших и исчезнут. Были – и нет их. Зачем пол?

Бил серьезно задумался.

– А если им понадобится потрахаться.

– Зачем?

– Как зачем? Просто вдруг им захочется потрахаться перед боем?

– Я не понимаю, зачем?!

– Чтобы не сойти с ума.

– Кто от этого сошел с ума? Точнее, без Этого вдруг чокнулся? – Пи улыбнулся и откинулся на спинку стула. – Скажите, кто? Есть в мире хоть один такой человек?

– Вы.

– Что, я?

– Вы сами занимаетесь сексом? Думаю, что вы чокнулись, именно потому, что не занимаетесь сексом, сказал Билл и тоже улыбнулся.

– Я не занимаюсь сексом, но я и не сошел с ума еще. Я трахаю свою жену пять раз в неделю, но не потому что я занимаюсь сексом, а просто для того, чтобы делать детей.

– Сколько же у вас их?

– Трое.

– Всего только трое. А трахаетесь вы пять раз в неделю? Сколько лет? У вас должно быть намного больше детей. Армия пи-и-и! Вы могли бы тогда здесь повысить штрафы на всё.

– Не получается.

– Не получается. Хорошо, не будем говорить о присутствующих. А Джек Николсон? От без действия он сошел с ума. Вы, наверное, помните его роман, состоящий всего из одного предложения:

– Одна работа и никакого удовольствия. Одна работа и никакого удовольствия.


– В результате он чокнулся и перебил всех, – улыбнулся Пили. – Вы понимаете, именно из таких людей и состоит дивизия Сарана Чи. Это практически сумасшедшие. Армия сумасшедших! Сплошные беркерсиеры. От них не спасешься. Никто не уцелеет.

– Не думаю. Я не на вашей стороне.

– То есть вы считаете, что это вполне здравомыслящие люди?

– Я думал, да. Я думал, может быть, это даже не люди. Может быть это такие звери.

– Могут ли звери победить людей? Вы надсмехаетесь над разумом!

– Я все-таки не понимаю, что вы предлагаете? Или вы просто хотите защитить диссертацию? Но я не профессор, чтобы поддержать вас.

– Ну, во-первых, вы профессор белой и черной магии.

– Я?!

– А иначе, как бы вы смогли стать профессором по Столыпину и Грибоедову? Как бы смогли стать режиссером? Как бы смогли стать другом Криатора? Вы скупили все акции Там-Тама. Ведь это вы переименовали Там-Там в Долину Размышлений. Как это у вас там… впрочем, сейчас это не важно. Ведь вы еще и успешный финансист, а это без магии никак не может получиться.

– Пожалуйста, продолжайте.

– Видите ли, я думаю, наши резиденты могли погибнуть. Если им Там провели операцию по нейтрализации пола, то они могли погибнуть. Думаю, Там нет санинспекции. Заразиться очень легко.

– Я ни – слово на х в ослаб. знач. – не понимаю, – в конце концов схватился за голову Билл. – Вы чего хотите?

– Кастрировать их здесь.

– Вы не рехнулись?


– Нет.

– А я думаю, вы окончательно рехнулись. Вы довели СПВ (службу помощи водителям) до положения бандитской организации, люди уже не могут перейти дорогу, что их не оштрафовали. Недавно я узнал, что за неправильный переход улицы оштрафовали пятилетнего ребенка. Кто вас просил доводить ситуацию до абсурда?

– Вы.

– Я?!

– Вы сказали, что иначе никто ничего не поймет. Нужен, как вы сказали, удар по членам.

– Я имел в виду по членам рук и ног, а не…

– Так и я это имею в виду. Вы сказали, что Америка довела нашу жизнь до абсурда. И мы не должны от нее отставать.


– Н-да. – Клинтон надолго задумался. – Америка берет нас изнутри. Мы… Вот даже меня называют Биллом Клинтоном. А ведь я не президент, и уже тем более не Криатор. Н-да. А кто на это согласится? – прервал он сам себя. Убежден, никто не согласится.

– Я.

– Ты? А жена?

– Без меня. Пусть поживет без меня.

– А, понял, понял. Ты уже настолько устал платить штрафы за неправильную парковку, что готов даже на кастрацию, чтобы только отвалить отсюда.

– Я вот тоже хочу, чтобы меня называли не Билл Клинтон, а Билл Гейтс, но пока никто до этого не додумался. Я ставлю вам условие: проведите кампанию в результате которой меня будут называть Билл Гейтс, и вы полетите в Там-Там. Я порекомендую Криатору послать в Там-Там именно вас. Здесь вы уже всех достали. Буквально всех, даже самого себя, Пили.

– Я могу вам помочь. Нет, серьезно. Как раз сейчас уже практически доказано, что весь смысл атаки Дивизии Сарана Чи в том, что остаток перейдет в другую реальность.

– Кто это открыл? Не вы, надеюсь?

– Нет, нет, что вы! Наш русский Билл Гейтс.


– Есть такой?

– Есть такой.

– И я могу купить у него это открытие, так? Но ведь никто не поверит, что я могу быть Биллом Гейтсом. Не реально. Мне легче стать Квентином Тарантино. Но и в это, я думаю, никто не поверит. – И добавил: – Значит, вы думаете, что если объявят кастрацию необходимым условием поездки в Там-Там, то конкурентов у вас не будет? Какой вы все-таки жестокий человек, Пи.

– Может, вам эта, начать романы писать, а?

– Смеяться будут.

– Так это вам и надо.

– Как так?

– Как вы думаете, вас прозовут тогда, а? Не иначе, как Лев Толстой. Ничем не хуже, чем Билл Гейтс, а уж тем более Билл Клинтон. Решайтесь, все подумают, что у вас это наследственное.

– Не понял. Ты что думаешь, я сам писать не смогу.

– Не знаю. Только так не делается. Сейчас сам никто не пишет. Да и не только сейчас. Ты думаешь, Пушкин сам писал? Нет. Сам же в этом и сознавался, что, мол, Белкин написал, а я издаю. Как говорится, отец мой там рубит, а я отвожу.


– Ну ты умник, Пили. В общем, пока не придумаешь, как мне тоже прославиться, я тебя рекомендовать Криатору не буду. Ты такой юрист, что и без меня справишься.

– Нет, я ведь хочу Там быть командиром Дивизии Сарана Чи.

– Фью! – Билл даже присвистнул, – как я сразу об этом не догадался! Саран Чи. Действительно, ты вылитый Саран Чи. – Билл еще немного подумал и добавил: – Пожалуй, я скажу Криатору, про тебя. Ну, что только ты и достоин стать командиром Дивизии Сарана Чи. Хотя, конечно, и других много. Думаю, ты мне будешь должен.

Таки образом, Пи обошел в этом конкурсе Максима Максимыча со своей Мерилин Монро.

Но Максим Максимыч-то каков! Думаю, он просто хотел сбежать от своей Мерилин.


При встрече с Криатором в бане Билл предложил кандидатуру Пи на должность Сарана Чи в Там-Таме.

– Здесь он уже надоел всем хуже горькой редьки, – сказал задумчиво Криатор. – Ладно, я решу этот вопрос с Мерилин. Я ведь уже обещал отправить ее вместе с ее мужем Максимом Максимовичем. Вам любезный брат…

– И да… извините, что перебиваю, Криатор.

– Я вас слушаю, пожалуйста, говорите, Билл. Простите, но я уже и сам забыл, как вас зовут. У меня столько имен в голове. Простите еще раз. – Он засмеялся. – Все говорят, что, мол, он Билл, ну и я туда же. Не обижайтесь, пожалуйста.

– Я кстати хочу обратиться к вам по этому как раз поводу. Я бы тоже хотел стать транслейтером или транзитчиком. Не совсем понимаю, как правильно.

Криатор засмеялся, но ничего не сказал, а только покачал головой.

Глава вторая

Предложение Криатора Биллу возглавить дивизию Сарана Чи и принимать Там, в Раю пополнение. Встреча Пи, а потом и Квента, как теперь все стали называть Билла, с квартирмейстерами в Раю. А именно с ребятами Ади и Упи. Фишер-Абель.

– Нет, ну а какой еще почетный пост я мог бы занять сейчас? Мне вот недавно предлагали и Тарантом стать, и Львом Толстым, и этим, как его? Биллом Ге. Ну не то, не то, никто не поверит. Да и не люблю я врать. Не могу, как некоторые покупать чужие рукописи.

– Ладно, – опять засмеялся Криатор, – я подумаю, что можно сделать.


Они выпили пива и пошли мыться. Потом опять выпили пива.

– Я придумал вам трансляйтерство, – сказал Криатор после нескольких звонков разным людям. – Вы будете, как ваш брат отправлять людей на Тот Свет. Ха-ха-ха. Нет, не так. Вы будете принимать их Там.

– Вы хотите отправить меня в Там-Там?! Я не готов! Я боюсь, – сказал полушутливо уже выпивший пол ящика пива с креветками Клинтон. Там же это степь… Никто даже не знает толком, что Там.

– Ну, по-другому тебе не удастся прославиться. Ведь никто же действительно не будет называть тебя Львом Толстым, даже если ты скупишь все рукописи, как когда-то сделал Дюма. Ведь он дописывал их сам.

Билл заплакал пьяными слезами.

– Ну что ты плачешь, Билл? – спросил Криатор. – Я бы сам свалил отсюда куда подальше.

– Там скушно. Я совершенно не представляю себе конкретики Там-Тама. Ну что Там может быть? – И он опять заплакал.

– Там слава, – сказал Криатор. И добавил: – Этот вопрос можно считать решенным. Давай лучше выпьем. За что? За жизнь Там.

В то время Дивизией Сарана Чи командовал не один, а двое. Когда прибыл Пи, эти ребята как раз сидели за дубовым столом в трактире. Перед каждым, как перед немцем стоял холодильник с пятью видами пива и мангал с жарящимся мясом. Пи появился, как путник, стучащий в дверь кабака, где все места заняты. Он хотя и не ожидал такой встречи, все-таки взял с собой пачку баксов на всякий случай. Думал, его будут встречать, как-то иначе. Может быть, как Князя. Как Чапаева или Котовского. Спускается эдак с трапа международного лайнера под ручку (жены у него здесь нет) со стюардессой, в роли которой… кто бы это мог быть? Мерилин Монро? Нет, занята пока что капитально. Тогда, может быть, это… нет, это тоже не реально. Думаю, это будет красавица Лолита. Выдержу ли в случае чего?


Он опять постучал. На этот раз он показал швейцару двадцатку. Тот вяло махнул рукой. Это был полковник Абель. В этой дивизии была целая рота предателей. Кого там только не было! Обещали даже сделать батальон. Тогда Пили прилепил к стеклу полтинник. Абель только слегка голову повернул, но даже шага не сделал по направлению к двери. Пи отвернулся, пересчитал баксы и выдернул стольник. Фишер улыбнулся, но только покачал головой.

– Что же здесь за чаевые? – недоуменно спросил сам себя Пи. – Видимо, сравнимы со штрафами на Земле. Столько у меня нет. Н-да. – Он показал всю ладонь, потом две. Штука баксов! И это только за вход! Вот это цены! Сколько же здесь зарабатывают воины Сарана Чи? Думаю, я попал туда, куда надо.

Наконец Фишер Абель сжалился над посетителем и сказал:

– Рубли.

– Что? Я не расслышал! – Пи прижал к стеклянной стене ухо.

– Читай по губам: здесь принимаются к оплате только рубли. Окей?

– Вы тоже читайте по губам: этого не может быть.

– Почему?

– Потому что не может быть никогда!

Вот это Пили! Как он не стремился великими штрафами увеличить инфляцию рубля, оказывается, ничего не вышло.

– По какому курсу можно обменять доллары? Понял, понял! Наверное, здесь по все по-старому, по чинному и благородному. Шестьдесят копеек за бакс, я угадал? Узнаю этих ребят. У них всегда всё по-старому, чинно и благородно.

– Здесь не обменный пункт, – сказал Абель. – Вы откуда взялись?

– Да я это… из деревни, – сказал Пи в надежде, что ему повезет еще раз, как тогда на вступительных экзаменах в группу Кремлевских курсантов.

Пили посмотрел на часы. Оставаться снаружи было уже не безопасно. Наступала ночь. А что здесь творится ночью одному богу известно.


Наконец Абель пустил его. Пили пришлось отдать всю десятку. Да-а, все теперь стали бизнесменами по примеру Билла Ге. Это не программное обеспечение делать. Это вам не на бильярде играть. Это бизнес. Благотворительность, говорят, еще выше.

– Кто такой? – спросил Ад.

– Думаю, это тот окунь, которого прислали нам на стажировку, – сказал Уп.

– Три раза мы не переспрашиваем. Итак, последний раз спрашиваю: кто такой, мать твою?!

– Ай эм, я есть… – Пи почувствовал неизъяснимый страх. Ему почудилось, что он попал ночью на кладбище.

– Обосрался, – сказал Ад.

– Просто еще не адаптировался, – попытался ободрить гостя Уп. – Сит даун, плииз.

– Не, не, погоди, – Ад вытянул вперед руку с шампуром, как будто в случае чего хотел насадить Пили на эту шпагу. – Пусть скажет пароль.

– Пароль?! – изумился бывший депутат государственной думы. – Неужели был пароль, и он его забыл?! Не может быть. Шутят. Он уже сомневался, что сможет командовать этими чертями. Пи просто не знал, точнее забыл от страха, что у него есть такая магия, которой эти орлы, то есть лейтенанты Дивизии Сарана Чи, подчинятся. Он должен был назвать свое имя. Это была, впрочем, только часть пароля. Вторая часть – это привезти новые имена этим ребятам.

– Считаю до четырех, – сказал Ад, и ты сможешь есть и пить это, – он показал на кружку баварского пива и на большой кусок шашлыка по-Карски.

– А! понял, понял! – быстро сказал Пили. – Ты этот, как его? Ну этот… Комиссар… забыл… а ты Фантомас, – Пи кивнул на Упи.


– Дай ему для ума. – И Абель дал. Пи встал на колени.

– За что?

– За Фантомаса.

– И за этого, как его?.. За Комиссара. Впрочем, он не далек от истины. Повторяю второй раз: пароль!

Ничего не шло в голову. Хоть волком вой.

– Дай ему еще раз, – сказал Уп.

– Понял, понял, – залепетал Пи, когда Абель приставил ему лезвие кинжала к горлу. – Вы Штирлиц.

Ад быстро встал и уронил на пол шампур.

– А вы доктор Зорге, – Пи смело указал на Упи.

– Это сумасшедший! – крикнул один из лейтенантов.

– Я опять ошибся? – наивно спросил Пи. Абель отвлекся, и он выбежал из палатки.

– Ты отпустил его, – сказал Ад.

– Да, Абель, ты отпустил его. Ты хоть понимаешь, что ты сделал?

– Ты прошляпил шпиона. – Иди и добудь его.

– Да куда он денется?!

– Как куда?

– Да ему некуда бежать? Там же эти… как их?

– Грешники, – сказал Уп.

– Да, остаток вавилонского отребья, – добавил Ад. – Сегодня утром мы их добьем.

– Никто не уйдет, – сказал Уп. – А в такой ответственный момент отпустил шпиона.

– Иди и любой ценой доставь его сюда.

– Нет поздно. А если и этот не вернется?

– Я всегда возвращаюсь, – сказал Абель и с одним кинжалом легкой трусцой направился к засевшим в развалинах университета вавилонянам.

Я забыл сказать, что для выкупа Пи он взял с собой рюкзак американской тушенки, сделанной по рецепту времен лендлиза. Такой тушенки можно съесть, как минимум целую банку за раз. В общем, голодных купить за эту тушенку:

– Можно?

– Элементарно.

Так рассуждал на бегу великий разведчик.


Драка Шеф-повара, под которого замаскировался прибывший инкогнито наместник Там-Тама Квент, с Ади и Упи. Че, Ге и Варава. Возвращение Абеля с Пи.


Тем временем эти ребята Ад и Уп заказали еще одного быка. Шеф повар только покачал головой.

– Неужели сожрут? Только сожрали целую свинью, а теперь еще хотят пожрать пол быка. Неужели такое возможно? – проговорил он вслух. А они и услышали. Он, этот шеф прибыл недавно и не знал, что кругом тут прослушка.

– Ты – производное от слова на букву х – с Нижнего Тагила, – сказал Ад.

– Иди сюда, – добавил Уп.

– Ты когда прибыл? Вчера?

– Позавчера.

– Ты, повар, не в курсе, что ли?

– Извините, я не совсем еще адаптировался и не совсем еще понимаю, что вы имеете в виду.

– Что понимаем, то и в виду! – строго сказал Уп.

– Тебя что, не проконсультировали на Земле, что центры секса и общественного питания в мозге находятся рядом?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное