Владимир Буров.

Магический Кристалл. Эссе



скачать книгу бесплатно

– Раскольников в поисках Свидригайлова ведет себя то, как на Сцене Театра, то, как на Улице. Ходит в Двух Реальностях. Не знает, где его искать:

– То ли на Сцене, в Пьесе, в Книге, то ли надо отложить Книгу, и выйти на Улицу, где в кабаке сидит Свидригайлов. Но дело в том, что такой же кабак есть и в Книге. И в Книге он более реален, если человек думает о событиях Книги, где живет Свидригайлов, в Преступлении и Наказании, и на улице, в соседнем кабаке его найти будет затруднительно. И Раскольников шалеет от того, что:

– Находит!

Раскольников, как и Гамлет, видит этот Театр Жизни. А Паря из пьесы Якова Кротова видит тока Крокодила Гену. Так вроде и написано:

– Не все спасутся. – Крокодилы-то здеся останутся.

Парень надеется, что проскочит, как Юродивый. Нэт! Юродивые пройдут, конечно, но только, как исключение из правил. Не все. Кто не пройдет? А вот как раз тот, кто скажет, стоя перед угольным ушком:

– Да, я могу пройти, но давайте представим себе, что не могу, и тогда, как мне пройти?

– Да пошел ты на – слово на букву х – скажут ему. – Оставайся.


И в заключение главный ответ:

– Почему Иисус Христос не был Записан? – Потому, друзья мои, что Пишется Правило, а Он родился, как:

– Исключение из Правил.

Исключение не пишется, что просто на просто:

– Следует из Правил. – Это Вывод, который делает Человек из Правила. Он пишется не только в Душе, но что самое главное:

– САМИМ ЧЕЛОВЕКОМ.

Поэтому:

– Не дайте мне фотографию, а:

– Ты сам Фотоаппарат.


Во что, собственно не хочет верить Крокодил Гена, и с ним, как он говорит весь советский народ? Так получается, что в Невидимое, в логику, попросту говоря все его отговорки нужны только для того, чтобы не ехать в колхоз на картошку.

– Уважаю картохвель, но выбирать его не хочу. – Не вижу логики, связи между этими событиями, – говорит он декану.

Не признается очевидный факт:

– Человек смотрит пьесу, или читает книгу, и просто говорит сам, – он тоже Участник этого события. События, которое идет на Сцене.

Не будем отдельно рассматривать случай, когда человек не смотрим пьесу и не читает роман, а:

– Просто говорит сам. – Это одно и тоже, просто не так очевидно, что человек все равно находится:

– В Роли. – В данном случае это не нужно, так как разговор идет о Прошлом, а это всегда:

– Текст. – Всегда это пьеса. И именно по этому поводу в Евангелии от Луки написано… (судите по самим себе, Текст из Ев.)

Иисус Христос не только удивляется, но и очень удивляется, негодует, ругается даже, можно сказать, что люди и не думают даже судить по самим себе. Потому что им и в голову не приходит считать себе участниками спектакля. Что они Связаны со Сценой. Ведь судить по себе о происходящем в мире можно только в этом случае, что и мы тутоди.

А утверждается, что Нэт! Мы-то здесь просто так, тока пришли из буфета с пивом Двойным Золотым, да маринованными маслятами, а здеся Гамлета убивают.

Мы-то при чем? Мы – это только очередной Артефакт нашей многострадальной истории.

Очевидное участие Человека во всех События не принимается во внимание. Вот именно за тем и пришел Иисус Христос, чтобы обратить на это обстоятельство внимание людей:

– Вы боги! – А Крок Гена:

– Да ну нэт же! Я здесь ни при чем.

Человек очевидно порабощен до непонимания своего Участия в Жизни. Его просто нет. И Гена нагло утверждает, что и весь русский народ хочет быть этим Ничем. Зачем нам навязывать Жизнь. Мы и так бессмертны, потому что и не знаем собственно ничего о смерти. Может ее и нет, а?


Откровенно дьявольская позиция Крокодила Гены, превращающая человека в Ничто, утверждает, по сути дела:

– Не лезьте к нам с вашей Верой, мы… Не Хотим Жить! Такова наша культура, культура Смерти.

И Иисус утверждает этими стихами у Луки, что это вранье, как написано:

– Лицемерие. – Фарисейство.

Человек из Зрительного зала боится протянуть Гамлету руку, хотя тот несколько часов подряд долбит пьесу именно для него, для зрителя из Зала.

Быть, или не быть? – Протянет или не протянет? Он подходит к краю сцены раз за разом и говорит:

– Я – Один.

Сколько же можно верить Крокодилу Гене? Протяните Гамлету руку. А вместо этого говорят, что этот Гамлет сам не знает, что нельзя какать там, где любят кушать люди добрые. И просят не давать ему Нобелевскую Премию.

– У нас свой есть Крокодил Гена. – Хотя с такой фамилией, как у этого Гены только поросят продавать на рынке.

Но на самом деле трудно судить:

– По Самому Себе. – Люди просто принимают к сведению эту информацию, и всё. Как облака на небе говорят ему о дожде, то он не обязательно побежит снимать белье, которое сушится на веревке. Ну, если, например, в это время находится в кабаке с девочками.

– Стороной, может, пройдет, – говорит он. – Даже если при этом волосы будут шевелится у него на голове от ужаса от возможных последствий.

– Буду иметь в виду, – говорит он в ответ на предупреждение Бога. – И не спешит выполнять. Вот это почему – так почему!

Не зря везде дается ответ:

– Нет страха перед Богом. – Но его нет потому, что человек не верит, что к нему обратился Бог с этим предупреждением.

– Как? Он там, на Сцене, в Другом мире, как Гамлет, а я здесь, только из буфета вернулся, более того, и возвращаться не хотел, такого пива, как здесь в магазине не купишь.

Тем не менее, надо, как Смоктуновский остановить Этот троллейбус, снять шляпу и сказать:

– Здравствуй? Я вернулся.


p.s. – 2

Еще дополнение. Еще раз прослушал эту передачу Фанайловой. В конце переводчик Голышев говорит, что надо уметь слушать другого. И вот это и есть их понимание литературы. Можно подумать, что к доске вышел школьный политинформатор. И именно Голышев говорил, что люди поступают плохо, когда говорят о том, чего не понимают, чем не занимаются профессионально. Но как видно гораздо актуальнее обратный тезис:

– Люди, занимающиеся профессионально литературой – в литературе ни бельмеса, ни гугу.

Как же вы ребята читали Гоголя? Вероятно, че-нибудь слышали о Шекспире. Фантастика. Как будто в школе занимались только сбором металлолома. Герои художественного произведения объединяются не только диалогами, разговорами между собой, но и объединены через Автора. Они выходят на сцену уже зная содержание пьесы, зная, что будет им говорить партнер, например, Софья Чацкому, и наоборот. А вы рассматриваете не Пьесу, не Жизнь, а как просто на просто деревянный стол.

Говорят, Чацкий должен был уйти. Вон Высоцкий несколько раз Ушел, задержался, так сказать, на Дальнем Востоке с друзьями, так Любимов чуть его не выгнал. Спасибо, Евтушенко упросил простить нашего Чацкого-то. А то бы вместо Сцены добывал золото на Ваче. Нельзя уйти, ребята. Честно говоря, удивительно, чтобы люди, занимающиеся литературой, до такой степени ее не понимали. Конечно, можно не знать Доказательства Теоремы Ферма о связи Полей и Текста, что тоже самое:

– Героя и Автора, – но должна быть элементарная интуиция, чтобы не пороть чушь. Например, называть Над Пропастью Во Ржи глупым, претенциозным романом. Я записал, как точно сказал Голышев, но неохота разбирать запись на бумаге. Главное:


– Миллионы, миллиарды людей были влюблены в эту Книгу, как влюблен утопающий в спасательный Круг. – Почему нельзя задуматься над этим вопросом? Как так может быть? Не все одновременно сошли с ума?

– Нет, он идиот. Как и Чацкий. – Тут действительно вспомнишь дополнение Пастернака. Дополнение к утверждению:

– Здесь нет литературы. – И дополнение:

– И быть не может. – Потому что люди с виду нормальные ведут себя, как форменные бараны. И главное все трое. Яков Кротов че-то в конце так все затемнил, что так и не понял, что он думает о Чацком. Ведь мысли о Чацком – это мысли о Боге. Конструкция Пьесы Горе от Ума такая же, как конструкция Библии, как конструкция мира по Шекспиру:

– Весь мир театр, и люди в нем актеры.

Подтверждается плач студентов:

– Всех Умных преподавателей вытеснили из университетов. – Остались только вот такие, когда литературы не только не стало, но и в принципе уже быть не может. Ибо:

– Просто абсолютное непонимание художественного произведения.

Потому что это понимание невозможно без:

– Веры. – А похоже им это даже в голову не приходит. Ребята сами себе придумывают правила морали. Правила устройства мира.

Вот они ничего не сказали про Гайдара, но уверен, они бы были против. Впрочем, сказали:

– Рано. – Рано, оказывается, предсказал Нострадамус Конец Советской Власти и ее дальнейшей электрификации.

И характерная фраза:

– Нельзя получить Свободу сверху, как Дар, надо завоевать ее своими руками. – Похоже ребята вместо литературы долбили в университетах Апрельские Тезисы Владимира Ильича.


В Библии написано, как раз наоборот:

– Сами вы ничего не сможете сделать, будет только еще в семь раз хуже.

Конструкция Мира другая:

– Жизнь и Свобода – как Дар. – И именно этого не понимает умный Скалозуб. Он рассуждает просто здраво, нормально, примерно, как инструктор ЦК. Как говорится:

– При подготовке строевой подготовки он бога не видел. – Ну, и значится, не надо быть идиотом и требовать с него, как Чацкий стремления к:

– Счастливой Жизни.

Я не понимаю, как эти литературные работники читали Ревизора? Как могли умные, как Скалозуб чиновники принять Хлестакова за Ревизора? Нет, вообще можно задать этим ребятам вопрос:

– Вы хоть когда-нибудь читали художественные произведения? – Или только и делали, что сидели в разных Бюро?

Хорошо бы так. А если нет, если изучали. Вот он:

– Ужас! – Насколько же глубоко поражена Россия. Нет ничего, кроме наглости.

Зря ругают дэ, как будто только на них свет клином сошелся.

Почему они так думают? Если не считать, что эти переводчики идеологи коммунизма. Они, что, работали все свое детство и юность, и далее на каторге под землей? Почему у переводчиков такая идеология:

– Детей Подземелья?

Ребята критикуют Чацкого, Над Пропастью Во Ржи, и считают по этой причине себя умными. Все-то думают наоборот! А они вот додумались до этого оригинального решения. Но, увы, это не так. Этот лозунг, что такие вот оптимисты, как Чацкий, надеющиеся на Счастье, потом набивают себе рог от ударов жизни, и начинают им бодать других, – был написан, нет не на воротах Бухенвальда, пока еще, а на знамени Союза Писателей СССР! А уж каки там были писатели – известно. Какие? Партийные. Ибо была четко, еще В.И. зафиксировано:

– Партийность литературы. – Что и означает:

– Никакого бога. – И счастье возможно тока при коммунизме. Ну, а пока будем просто-напросто брать быка за рога, и… и:

– Ставить в Стойло.


– Мудрость – это способность выйти из контекста, – говорит Короленко. – Так почему же вы не выходите? Это коронный прием коммунистической идеологии:

– Сказать, и… и не сделать. – Точнее, сказанное это уже и считается, как сделанное. Сказал:

– План, – считай уже выполнил его.

Не может быть ума без Бога.

А если вы заметили, то пьеса Грибоедова называется:

– Божественная Комедия.

Выйти из Контекста означает откликнуться на призыв Моисея у горы Синай:

– Кто Господни? Ко мне!

Не все смогли это сделать. Но были и те, кто смог. А остальные? Как известно, остальные нашли другую дорогу, Дорогу сюда:

– В Россию.


Скажу еще, теперь уже точно в последний раз, что замечание одного из теоретиков литературы о неправильном ударе в теннисе, есть ошибка зрителя, занявшегося не своим делом, – это тоже самое, что замечание продавца покупателю, что последний ни хе… пусть будет просто:

– Ничего не понимает в товаре, представленном здеся у него. Или, что тоже самое о мастере, который обучает вождению, что он главный в машине клиента. Ну, что это типично деревенское, доисторическое мышление, которое у деревенских продавцов нельзя вышибить даже колом:

– Я главная в этом магазине – и всё тут! – Покупатель может хоть лоб себе расшибить, доказывая, что сей маг предназначен для него, хоть руки обломать об нее – бесполезно. Продавщица так и будет считать, что этот магазин ее, а покупатель просто-таки здесь всегда:

– Непрошенный гость. – Зритель, ни – слово на букву х – не понимающий в теннисе.

Нет, не зря говорят, что Москва – это большая деревня.

Какие дэ! Тут надо в очередь вставать за умом-то. Можно подумать, что эти переводчики только от случая к случаю прикасаются к литературе, а больше:

– Всё песни поют.

Вот бабушка, которую нашли в лесу, которая, к сожалению, уже умерла, и которая сорок лет не видела людей ничем не будет отличаться от этих теоретических ребят. Я имею в виду, в смысле понимания литературы. Да и тенниса, пожалуй, тоже.

А с другой стороны, как сказал Пастернак:

– Если здесь нет литературы и более того:

– Быть не может, – как ее поймешь.

Вон ручки-то до тенниса уже дотянулись:

– Запрещают понимать нам его.

Хотят, чтобы литераторов заставляли не только металлолом собирать, но еще бы им и теннисом поруководить.


Вот не слушал Радио Свобода десять лет, а теперь волосы на голове встают дыбом. Похоже на приемную ЦК ВЛКСМ.

Говорят, что в Америке пришлось бы работать парикмахерами и продавцами мороженого. А здесь вы кем работаете? Они там, продавцы мороженого, а мы, по их мнению, кто? Так естественно, как испокон веку водится с такими переводчиками:

– Код Войнича не читали никогда.


Вчера я написал про женщину, которая сорок лет жила одна, сравнил ее с тремя филологами. Но утром я уверен, что она не смогла бы так сказать, как они. Для подобных противоестественных выступлений нужна группа. Бывает пацан идет один, и он нормальный маменькин сынок. А соберутся трое и уже ржут, как лошади, лягаются ногами, прыгают друг на друга. Клуб – это как раз группа, группешник. Как этот Аги. Одиночки не стали бы так прыгать и скакать, не стали бы вырывать даже у сантехника трубу, чтобы научить его, как надо заворачивать гайки. Только Члены Клуба.

Какой Голливуд? Какая Америка, какой Гамбургский счет?

– Погорелка!


Он должен был уйти! – Кто, простите? Смоктуновский или Гамлет?

Нельзя, дорогие друзья, нельзя. Как говорится, ибо:

– Все ходы записаны! – Все роли распределены и выучены наизусть. А если, кто забудет, есть суфлер, этот, как его? автор, он сразу цап-царап вас за шкирку и на мэсто.

Не сбежишь отсюдова, с Земли-то. Ученые открыли такое притяжение, что не дай боже. Хорошо, что не раздавливает.

Фантастика! Он должен был уйти. Как говорится:

– Не шибко тут! Выйди вон из дверей! – Дак, ума не хватило, я думал, что, как все:

– Я еврей.

И третье сравнение:

– Он не может уйти, потому что, как говорится:

– Кто? Он же Па-мят-ник!

– Во, деревня!

Ребята делают такой же серьезный вид, как таксист Видов, а Крамаров, Шекспир в данном случае – неправ. Опять неправ. Опять Ляп сделал. Ай, да, Чацкий, ай, да, сукин сын. Опять ошибся.

Критики, филологи, переводчики, думают, как таксист Видов, что знают больше. Намного-о. Ведь они знают, что они не только таксисты, а и еще кое-что и кое-кто. Тогда как это та же самая идеология, которую они проповедуют, на которой крепко стоят дэ. В фундаменте – это одно и тоже. Так и мерещится:

– Везде одна и та же Контора. – Да не может быть!


– А вот получается, что есть. Некуда и сесть. Все места заняты.

Настолько заняты, что даже самые лучшие, Аникст, Бонди – не могут выйти за рамки школьной программы, не просто школьной, а:

– Советской школьной программы! – Все, как будто прикованы цепями к скале, как Прометей, как будто вмурованы в скалу, в саму конструкцию современного видимого мира.

Фундамент, скала, цепь, на которую посажены здесь все культурологи и другие дэ, характеризуется неочевидностью утверждения:

– Человек – самое главное.

Как и фарисеи не понимали, говорили про Его учеников:

– Ну, почему им можно – есть колосья в субботу – если всем:

– Нельзя!

Никто – с научной точки зрения – не видит, что Мир на самом деле:

– Больше мира.


Сокращено.


24.12.13 – Наташа Королева и ее Мама – Время обедать

Пришлось сделать эту запись из-за кремлевского повара Галкина, который был Председателем Жюри этого выпуска. Он сказал, что Шеф-повар может получить у него только четверку, так как:

– Надо жить на кухне, а не только присутствовать. – И это ошибка. Именно От Души, как раз и получается:

– Советская Власть и ее дальнейшая электрификация. – А у таких поваров, как Брежневский повар Галкин только розы. От души-то лучше роз ничего и нет. Розовая жизнь. Розы на столе, розы в свадебном букете, розы в поминальном венке. Ладно бы действительно любили плясать на кухне. Нэт! Только бы других заставить поплясать, повыделывать розы.

Смешно, но на этой передаче Шеф-повар получил Четверку именно за:

– Профессионализм! – Нам не нужны профессионалы, лишь бы человек был хороший. – Можно сказать, прямым текстом и сказал Кремлевский Председатель.

Другой идеолог поставил Шеф-повару даже Тройку. За что? За слишком мелкую нарезку компонентов салата Оливье. И эта та же Столовская Душевность. Как когда-то проповедовал Микоян:

– Не обижайте столовских работников. – Имеется в виду:

– Дайте им возможность воровать. – И именно для воровства придумана поварами – обычно из бывших уборщиц – Мелкая нарезка. Чтобы нельзя было разобрать из чего сделан салат. А оставшиеся продукты в вещмешок и в окно, сын, брать, сват, мэй би даже, муж – ждут под окном-то не дождутся.

Кремлевские Председатели, которые не умеют ничего делать стараются отомстить сегодняшним Реальным поварам за их умение. Умение, которое им самим и не снилось.

Вот почему вокруг военных заводов ставят вышки с автоматчиками, или как минимум деревенских дам из черного батальона с винтовками? Чтобы не воровали ракеты? Нет, ибо все равно воруют. Ставят, чтобы родственники и друзья не приходили на работу к работающему. Спрашивается, а что им там делать? Так сказано, вот сегодня уже раза два или три зачем кремлевским председателем-то жюри. Что должен делать повар на работе:


– Танцевать! – Тогда как на самом деле все друзья и близкие и дальние родственники просто на просто не дают человеку сосредоточиться. А с другой стороны, чего ему сосредотачиваться? Все равно ведь нарезка мелкая, кто там разберет, что он намолол. Вот вам и вся Электрификация. Примерно, как ученых вызывали в былые времена правления на пиры начальствующего состава:

– Чтобы покатались на велосипедах или потанцевали. В лучшем случае, бы разгадывали кроссворды. Вот с тех пор и пошло, как самое выдающееся качество любого работника, умение танцевать вокруг продукта своего беззаветного труда. Некоторым, я думаю, приходилось нелегко. Например, Стаханову, наваляет гору за смену-то, а потом бегай вокруг нее с танцами и аттракционами. Тижало.

Вот из-за таких танцор-председателей и самолеты в Индии не подлежат, как говорят даже доводке. Махнули рукой:

– Пусть стоят на земле. – Но это раньше, когда воевать не с кем было. А сейчас, когда все лезут друг на друга по любому поводу – отказались. Отказались покупать российские Миги. Нэ нада. Вот, как говорится:

– Допрыгался? – А теперь еще попляши. Потанцуй вокруг нее, Наташи Королевой. А заодно и вокруг салата Оливье по-кремлевски. С малосольными огурчиками.


Шеф-повар сделал все правильно. И не только с позиции науки, но и:

– Это знают все! – Передач кулинарных много. А как умеют Танцевать вокруг продуктов кремлевские повара мы видели на передаче Кулинарный Поединок по НТВ с Дмитрием Назаровым. Ничего, кроме яблок в вине, и яблок еще в чем-то приготовить ему не удалось. Победил его ученик, которого он раньше заставлял покупать кур в магазине, за то, что вчера испортил, работая в заготовочном цехе. Вот покомандовать, заставить покупать кур в магазине, а не объяснять ничего по-человечески – это да, они умеют. А больше ничего. Кстати, не из всех получаются Кулинарные Ведущие. Из некоторых только агенты кгб или Экстрасенсы. Как, например, из Михаила Пореченкова. Кулинарию, вот даже в Кремле не могут понять. А руководитель Театра Эстрады, например, понял.


И все сегодня знают, как лучше, что нарезка не должна быть мелкой, не в детском саду уже и еще не на поминках, не в Кремле, тем более, где главное, чтобы было:

– Как было-о-о! О-о!

И вот в этом главная ошибка идеологии этой – как ни старается Наташа Королева сделать все по фирме – передачи:

– Не Домохозяйка! Представляет здесь, на передаче зрителей, народ, а как раз наоборот:

– Шеф-Повар. – Он готовит так, как нам сегодня хочется попраздновать.

А не домохозяйка, готовящая по принципу:

– По сусекам поскребу, на работе украду и паштет из печенки будет. – Или, как сегодня, Салат Оливье. Приготовила бы еще из помоев! Пусть не из помоев, но уж точно, как:

– На Поминки! – И ей пять.

Но ведь мы-то смотрим!

Зачем нам опять-таки Председатели жюри?

Не надо. Не портите телезрителям Новогоднее Настроение. Хватит и других передач, которые смотреть невозможно.

Вот сейчас уже предлагают Новое Цифровое Телевидение. 100 каналов в хорошем качестве. А смотреть, кроме… не скажу чего, потому что обязательно нарочно испортят. Впрочем, ладно:

– Нельзя смотреть ничего, кроме Спорта. – Удивительно, но среди спортивных комментаторов много нормальных людей, понимающих не только Что они говорят, но и Как. Среди чтецов переводов фильмов нельзя назвать:

– Ни Одного! – Все они читают примерно также, как Ольга Серебряная с Радио Свобода:


– Как студент на экзамене. – Лишь бы было правильно по фактическому смыслу. Не перепутать бы А с В! Каки Шекспиры, каки-таки Чацкие, и другие Мистификаторы! Не перепутать бы буквы. Лишь бы сдать экзамен. Такие переводчики думают, что против Очевидности, против Видимого Мира никто не попрет. Считается, что здесь Априори повсеместно, как научная истина, распространен Атеизм. Но это только Школьная истина! И, фантастика, здесь эта Школьная Истина находится на Зиккурате Пирамиды. Пирамиды, однако, Смерти.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9