Владимир Буров.

Магический Кристалл. Эссе



скачать книгу бесплатно


И уже видно. Видно, что она находится слишком далеко, ибо ни Церетели, ни Петросян, ни… – вот даже не успел записать имя третьей иконы, приходится слушать во второй раз – давно никого не интересует. Более того, все уже давно забыли их имена. Во! Ласковый Май, оказывается. Он не только не является иконой, но и никогда ей не был. Маруся думает, что люди его слушали. Нет. Наоборот, как только слышали:

– Выключали. – Церетели никогда не смотрели, Петросяна смотрели и только поражались:

– Как долго стоят здесь бараки!

Эллочка Людоедочка это не так плохо, хуже, когда:

– Эллочка Людоедочка – Как бы.

Зря и Дэна Брауна обидели:

– Его все равно никто не читает. Как никто никогда не слушал священников. Это нет. Хотя:

Сокращено.


Соломон Волков диалоги с Евтушенко. – Вот так надо делать фильмы. Великолепно.

Интересно, что в Оклахоме, где живет и преподает Евтушенко:

– Днем не увидишь людей на улицах. – Как в поселке. Где все люди? Я до сих пор этого не знаю. Проезжая по дороге из Москвы вечером в деревнях в девять вечера нигде не горит свет. Людей нет. Где они?

Но я думаю, печаль не в том, что Евтушенко очутился в городе, где хорошие дома, чистые улицы, но нет людей. Музыка в конце третьей серии тревожная и очень печальная. Но это печаль не по месту, где теперь живет Евгений Евтушенко. Это печаль по России, по ее Кремлевским приемам, стройкам века, БАМу, по выступлениям на Всесоюзных съездах, ибо… Ибо эти шумные события жизни Евтушенко – и есть настоящая пустыня. Здесь, в Оклахоме – лучше. В этом весь ужас.


Примерно такой же ужас, когда вы узнаете, что в Амазоне нет русского языка. Английский – есть, французский, немецкий – есть. Даже испанский и итальянский есть. Русского – нет. Здесь – нет литературы! Что же люди читали?

Издательства пишут всем:

– К сожалению, сотрудничества – не будет. – Почему?

Оказывается, нет издательств, издающих русскую литературу, написанную здесь, в России. Поэтому писателям не с кем сотрудничать. Пелевин и Сорокин не нашли никого. Никого, кроме читателей.

Батшев издает только своих, тех, кто живет в эмиграции, Амазон только тех, кто не говорит на русском языке, местные российские издательства сотрудничают только с заграницей, с тем, кто написал книги на других языках, чтобы перевести их на русский. Иностранцами в России оказываются те, кто в ней живет. Берег Слоновой Кости.

Тоже ведь интересно. Почему бы не узнать, как они живут? Можно. Но только не от самих жителей. Почему? Потому что, считается, что они могут только:

– Врать.

Вроде бы:

– Интересно бы и посмотреть, как врут на другой планете. – Нет, оказывается. Нет, потому что:

– Сколько можно изучать эти сочинения первоклассников, подгоняющих свои взгляды под начальственную пропаганду.

Всем это уже надоело. Пустыня. Вот откуда бежал Евгений Евтушенко в безлюдную Оклахому.

Мы вымираем, как индейцы Майя. Нет ничего – мрак запустения.

Например, выдали, как по карточке немного кислороду в виде Диалогов Соломона Волкова с Евгением Евтушенко, а закончились они, и тут же опять, как гром среди ясного неба:


– Давно уже никто, кроме России, не считает Америку демократической страной! – Ужас! Именно ужас.

Ибо давно уже – это когда? С сотворения мира? Или еще раньше? Непонятно.

И самое главное абсолютно нереально предположение о Всех. А это-то кто? Динозавры, что ли, которые жили – Уже – до Адама и Евы. И говорится это, как обычно, со сладкой улыбочкой, с причмокиванием вампира. Тут кто хочешь убежит, хоть в Талсу, хоть еще дальше.

Да-а, в Талсе хорошо, там нет вампиров.

Приезжайте сюда, кто хочет, на них посмотреть. Интересно, но сердце иногда болит, глядя на эти извращения. Вот так просто:

– Махнуть рукой, плюнуть, – не получается.


27.10.2013 – РС – Игорь Померанцев

Дама, правозащитница Зоя Светова говорит, что многое меняется, да. В противовес мужчине, Сергею Григорьянцу, который сам сидел. Она говорит, да, меняется, иначе зачем бы тогда были мы. И приводит примеры. Один особенно хорош.

– В камере, где сидел? сделали ремонт! – Почему в России без фантастики не получается. Фантастика! Приборы, говорит дама, теперь медицинские есть.


Сокращено.


Что и означает:

– Лучше не будет, не надейтесь.


29.10.2013

Игра в Бисер – Про Маленькие Трагедии Пушкина литературоведы говорят, что – это Остров в Океане. Нет связей с остальными произведениями. Можно, конечно, найти, говорят, если хорошенько поискать, но так – увы – нет.

Но дело обстоит как раз наоборот:

– Если хорошенько поискать, можно найти какое-то отличие Маленьких трагедий от остального творчества Пушкина.

Или литературоведы рассматривали МТ по фабуле. Мол, Пугачева тут нет, Белкина-Стрелкина тоже. Как грится:

– Нет наших родных полей и лесов.

Так, ребята, их нигде нет!


Остров в Океане – это советское литературоведение. Которое каким было таким и осталось.

Впрочем, настоящий Остров – это Читатели. Их совсем нет. Можно найти какие-то связи между Читателями и Писателями, но это надо еще поискать.

Много сделано для отсутствия существования читателей, и как грится:

– Делается Еще. – И Уже, разумеется.


Игра в Бисер, Мартин Иден.

Есин говорит, что подсчитывание центов за слово Мартином Иденом – это коммерческая составляющая – Чисто Американская!

Это явная ошибка. Это – Черта искренности.

Сергей Есин опять высказывает явное ошибочное предположение о том, почему Мартин Иден не захотел жить после успеха. Мол, кончились идеи. Но на самом-то деле, в жизни, сам Джек Лондон покупал землю как только ее предлагали, а отрабатывал буквально высасывая идеи из пальца. Он знал, что это можно сделать, хотя и делать так не очень приятно. Дело не в отсутствии идей. Вот какие идеи существуют для Передачи Игоря Волгина – Игра в Бисер? Никаких. А просто поговорить можно. Точно также и романы пишутся. Как Жизнь. Она интересна сама по себе. Не обязательно открывать Теорию Относительности.

Я не знаю, зачем Мартин Иден захотел умереть. Кроме одной идеи:


– Это надо по сюжету. – Печаль сегодняшнего дня автор заставляет героя умереть. Или по Бродскому:

– К смерти приводит язык. – Сама литература. Кто там умер, дописав роман до конца?

Третья ошибка Сергея Есина.

– Запоминание картин – это и есть письмо. – Говорит он.

Нет! Стопроцентно – нет. Древние писатели залазили в труднодоступные пещеры не для того, чтобы записать картину, а чтобы ее:

– Исполнить!

Как писатель получает роман из другого мира, перейдя предварительно в Медиума, так и читатель получает роман, как Шифровку, как ноты песни, симфонии, которую он должен сыграть.

По Нотам, а не на память.

Произведение не находится В писателе, но находится Напротив него. Как холст художника. Это не одно и то же, что художник. Это Другое.

Сергей Есин, как Марсий, пытается обыграть Аполлона на пальцах. Без холста, телескопа и микроскопа – правды нельзя увидеть. Почему они и показываются в Книге Войнича.

Придумали какую-то – слово на букву х, но в уменьшительном варианте – и передают ее друг другу в Учебниках:

– Древние придумали письмо, чтобы запомнить больше информации.

– Древние придумали письмо, чтобы Создавать Новую информацию, до которой они не могли достать с помощью Представления.

Письмо увидело другие миры. Непредставимые.

Так же смерть Мартина Идена не результат фабулы романа.


С. Е. говорит, что Руфь не главная героиня романа, так как Джек Лондон ее почти не описывает. Но дело в том, что он и не может ее описать. Ибо… ибо:

– Она находится в нем, как Виктор Гюго в Эйфелевой башне. И Башня ее не видит. Гюго все говорил про себя, что он:

– Не хочет видеть Эйфелевой Башни, – но и Башня уже считает себя, в данном случае:

– Руфью.

Скорее всего, они умирают вместе, как:

– Ромео и Джульетта. – Чтобы всегда быть вместе.

Печаль современного, развитого человека по утраченному им древнему Андрогину.

Человек, ушедший в долгий путь познания – возвращается назад.

Выходит, раньше было лучше.

Вот почему Хам удивился, увидев своего отца Ноя голым? Значит, Ной был не таким, как его дети. Он был последним Андрогином. И несмотря на то, что брал на свой корабль только парных тварей, сам еще был, так сказать – Одинок. И как это ни покажется парадоксальным:

– Видел женщину Перед собой.

Дальше уже начались Игры Разума. Человек, не имея уже женщины в себе, начал ее Выдумывать.

Увидел Руфь, сделал из нее себе вторую половину, и утопился. А чё еще делать? Цель достигнута:

– Мы навсегда вместе. – Или точнее:

– Мы Опять вместе!

Что и требовалось доказать.


p.s. Вот если сейчас здесь были литературные работники, которые присутствовали на передаче, они бы могли сказать, что вот всё это я придумал:

– По Поводу романа Мартин Иден. – А так-то в нем ничего этого нет. Мол, Руфь, мечта его, оказалась не той. Не великолепной революционеркой Коллонтай, а так чисто банальная буржуазная пересидевшая в девка телка. Да и скорее всего, всё так в жизни. Выход – умереть.

Но вот как раз эти мысли – Не из романа Мартин Иден. Это на самом деле просто школьный диктант, изложение, сочинение. Но!

– Не Правда.


31.10. 2013 – Елена Рыковцева говорит…

Сокращено 3, 5 стр.


РС – говорят, что фильм Пепел – плохой, картонный.

Я не согласен. Ибо.

Ибо опять делается исключение из правил. Тогда как этот фильм такой же картонный, как все остальные фильмы по Первому каналу. Более того:

– Все фильмы, выпускаемые здесь – картонные.

Деньги взяли, а там хоть трава не расти. Так чё-нибудь пусть сделают. Почему так получается? Потому что такова идеология. Здесь ничего не ухудшается. Просто возвращена в полном объеме идеология КК, Краткого Курса. И важно подчеркнуть, что это:

– Правило, – а не:

– Исключение из правил. – Как сейчас пытаются представить на РС.

Юрий Богомолов говорит, что все ждали кино Пепел из-за анонсов. Уверен, что никто ничего не ждал. Почему спрашивается? Потому что уже давно никто не ждет ничего хорошего. Ибо:

– Не может же хорошее появиться на пустом месте.

Нет. А тем более в яме.

Ноябрь

4.11.2013

– Я расскажу вам песню. – Говорил Марк Бернес.


5.11. А. Генис

Говорит, что Нос Гоголя – это не мелодрама, а абсурдистский текст.

Но абсурдизм только снаружи, в том, что Нос приобретает некоторую самостоятельность. Но эта самостоятельность логична. Абсурд только с первого взгляда, в начале, а так-то, конечно, это мелодрама. Часть приобретает свойства целого. Об этом вся Библия. А Библия заканчивается хорошо. Значит – это мелодрама.

А. Генис:

– Вся современная литература основана на произведениях братьев Стругацких.

Это верно, ибо они писали фантастику, а высказывание Гениса – это и есть фантастика.

Стругацкие пригодны только для бокс-бритых бобриков КВН.

Никто не читал и не читает Стругацких, как никто не смотрел КВН с пареньками:

– Небритый бобрик.

Литература Стругацких, как и КВН – это голимая пропаганда идеологии власти. А читатели читают только про:

– Себя!

Я – противостоит власти. Стругацкие на эту роль не годятся.

Эта литература для несуществующего литературоведения. Она нечитабельна для читателя.


Яков Кротов – С Христианской точки зрения

Черняев говорит, что есть вера, а есть ролевая игра в веру.

Но дело в том, неверующий может стать верующим только:

– Сыграв роль верующего! – Таков механизм веры.


Сокращено.


Разговор ведется на уровне лекции о международном положении.

Перед началом Новогодних танцев. Но с Игорем Ильинским не сравнить.


5.11. – Кара-Мурза – Говорят, что применяются дилетантские законы.

Так в этом их суть!


6.11. Игра в Бисер – Илиада

– Нет завязки, нет интриги. Нет даже развязки, – говорит Игорь Волгин.

Не всё описано. Например, как погиб Ахиллес.

Ему возражают:

– Все и так знают, как погиб Ахиллес.

Есть ли лирический герой?

Говорят, что Ахилл не является героем в Илиаде, а является Гектор.

Это утверждение высосано из пальца. Ахиллес герой. В данном случае гибель Гектора и показывает, что не он главный герой.

Не все описывается именно потому, что остальное:

– И так известно. – Ибо:

– Мир – существует в:

– Мире.

Художественное произведение, как и знание, никогда не может описывать ВСЁ, ибо:

– Является Неизвестным в Известном мире.


Странные ответы литературных работников на вопрос, о том, кто из героев им нравится. Никто не назвал Одиссея и Афину Палладу. Они Не нравятся почему-то. Дама говорит, что Гектор хорош. А Парис плох. Не зря в Голливудском фильме после гибели Гектора вперед выходит слабый Парис и убивает Ахиллеса. Чем Парис плох? Тем, что украл Елену, которая сама хотела с ним уехать? Этого не может быть. Ибо:

– Так делали все!

Говорят, что Гектор знает, что должен умереть, но идет на это ради защиты Трои. А Ахиллес тоже знает, что должен умереть, но идет на это ради славы. Но ребята забывают, что Ахиллес идет на смерть не ради жизненной, а ради посмертной славы! Славы, следовательно, не Своей, а:

– Греции! – Греки будут славить его в веках. Но его-то уж не будет.

Гектор хорош тем, что тоже умирает ради славы, но:

– Меньшей, чем у Ахиллеса. – И он согласен прославить Трою, пусть это будет и меньшая, чем у Одиссея и Ахиллеса слава. Поэтому и печаль велика после его смерти, как после смерти людей, захороненных в братской могиле. Он – памятник безвестным героям.

По поводу того, что сказано не Всё, можно вспомнить Сорокина, где у него происходит действие у Гума. Идет какая-то белиберда, сумасшествие, можно сказать. Но перед нами возникает картина того, что и было на самом деле:

– Белиберда и сумасшествие. – Не в очередях, а отсутствии чего бы то ни было. Казалось, что так не бывает, не может быть. А почему-то есть! А почему не понятно. Здесь-то вроде все люди хорошие, люди умные. Как будто где-то под землей происходят странные вещи, которые Всё превращают в Ничто.

И вот Сорокин и показывает это подземное, скрытое царство белиберды, впечатление от которого именно такое же, как и от обыкновенных очередей в Гуме. Люди верят, что грузовик, подъехавший к Гуму с кассой, правда выдает за деньги чеки на шубы и дубленки, которые можно получить в Гуме или Цуме.

Показывается не только не Всё, но и вообще другое, но это другое существует в обыкновенной реальности. Но не только ее не отрицает, но и:

– Выявляет.

Так и у Гомера.


10.11.2013 – С христианской точки зрения – Яков Кротов

– Мы даем человеку спасение, то есть гавань, а он хочет бежать по волнам.


11.11.2013 – Иван Толстой – Мифы и Репутации – Борис Парамонов: – Маяковский и Ахматова.

– После победы в войне 41—45 годов не было победы в литературе, наоборот она пошла вниз.

Действительно, а то говорят, что мы должны гордиться культурой советской власти. Нет, оказывается, это было поражение культуры после войны. По-ра-же-ние!

Эйхенбаум, Жирмунский, Венгеров.

Тынянов – Промежуток.

Б.П. – Стихи Ахматовой похожи на прозу.

Мне кажется, и Евтушенко тоже.

14 августа 1946 года – статья Жданова об атаке на литературу. В журналах Звезда и Ленинград.

Пастернак вместе с Ахматовой – выступал.

Чуковский.

– Одному или вдвоем с Парижем. – Маяковский в исполнении Бориса Парамонова.

Лиля Брик – чекистская наводчица, Б.П.

Утопия – Андрей Платонов.


13.11. – Прошло три недели после передачи по Радио Свобода С. Волкова о Евтушенко, потом была еще передача – комментарий этой передачи. И выходит, что Евтушенко, уехал отсюда, так как оказался диссидентом новой идеологии Гайдара-Ельцина. Что он будто бы стал здесь восприниматься, как представитель старой власти, шпион из кгб.

Но это не получается. Евтушенко всегда выступал против идеологии дэ. Это были другие дэ, дэ Верховного Совета, но их идеология была та же, что у теперешних.

Здесь Евтушенко был бы диссидентом не среди демократов, а среди дэ.


Поединок – Соло – Сванидзе

Сокр. 5, 5 стр.


Идет фильм – Доказательство. Перевод – находится за миллиарды километров от реальности. Всё-таки удивительно, что так далеко находится от правды то, что видно прямо перед нами. Это не древние иероглифы, а современное кино, но переводчики абсолютно не могут понять, что там происходит. Переводят так, как будто ничего не видят и не слышат. Вот как идет ОБРАЗ из Старшей Сестры с артисткой, которая пела про Экзюпери – так это и здесь идет. Переводчики не видят ПЕРЕД собой картины. Не создают ее. Вот как вышли из курилки – и тут же к микрофону автоматически переводить. Все равно что съесть бутерброд с сыром, а потом еще с колбасой. Больше энергии для перевода, чем для этого – не требуется по их мнению.

Не думают даже о том, что надо выходить из образа.


16.11. 2013 – Радио Свобода молчит второй день. А ведь они не говорили ничего особенного.

Сокр. Абзац.

Но почему-то не могут отбиться второй, или уже третий день?


18.11.2013

Радио Свобода не хватает. Серебряный Дождь и Эхо Москвы – это совсем не то. Девяносто процентов того, что на них говорится, никому не нужно. По старинке пропагандируют государство, низы тут не представлены. Реклама и Пропаганда – Всё! Ничего не изменилось в лучшую сторону, как рассказывали, где пробки в Москве, так и продолжают. Нет ничего.

А всё, что мне нужно было узнать – это:

– Когда начнет работать Радио Свобода. Никто ничего не сказал.


18.11.2013 – 23 часа 15 минут. – Наконец-то я смог включить Радио Свобода. И сразу:


Сокращено.


Так теперь всё ясно.

Далее:

– Мы свободные граждане, свободной страны. – Фантастика!


Сокращено.


19.11. – А. Генис

Акмеисты. 1913 год.

Шкловский – Мандельштам пишет разбитую и снова склеенную прозу. Новое не возникает из предыдущего, а соседствует с ним.

– Я пишу фрагментами, – говорит Мандельштам, – и не мое дело их соединять. – Здесь не в том дело, что Мандельштаму лень самому воспроизводить точно. А именно:

– Не моё дело! – Образ делится между Писателем и Читателем. Следовательно, не в том дело, что не хочу, но:

– Не могу! – Писатель не может, а может только Читатель.

Почему все – имеется в виду современные издательства и писатели – против такого письма? А потому, что Мандельштам рассказывал не о себе, а о том:

– Как пишут все. – Фрагментарно. И вот это создание иллюзии целостности и есть ложь, а конкретно:

– Образ. – Большинство просто Неудержимо хочет создавать Образ.

Вот даже вчерашнее отличие Эхо Москвы и Серебряного Дождя от Радио Свобода именно в этом, в желании:

– Делать Образ.


Далее дописать из тетради.


Интересно здесь то, что существует равенство между тем, как делал Мандельштам, писал фрагментами, читатель должен был восстановить пропущенное, и… как бы это сказать? Вот между тем, как я записываю то, что говорил Мандельштам, по памяти, а не ищу текст передачи и не цитирую точно. Не делаю, как правило, этой сноски, что это не цитата, а Пересказ цитаты. Почему? Потому что ее не делал Мандельштам! Более того, ее никто не делает! А А. Генису кажется, что ее надо делать. Как это было, например, в случае Аватара, когда Камерон не указал, что воспользовался достижениями Андерсона и Стругацких. Но Камерон поступил именно так, как и поступал Мандельштам, а поступал он так уже не просто потому, что так чувствовал, что надо делать, а эта была уже целая теория, целая школа – Акмеизм. По сути дела – это герметическое, масонское видение мира. Можно сказать даже, что так видят все. Все, кроме:

– Соцреализма. – Вот это действительно:

– Заумь так заумь. – Почему именно заумь? Потому что логически непонятно, зачем так делается. Можно сказать:

– Открытое человеконенавистничество. – Идеология порабощения. Пособие для изготовления рабов. Почему ему проигрывают все. Почему ему проигрывают все в Докторе Живаго? Не только никто, но автор это не всегда понимает, хотя и пишет, что он-то вроде понял, в чем дело. В том смысле, что:

– Я один, я вышел на подмостки, прислонясь к дверному косяку.

Один я вроде понял, но больше никто!

Никто ни в 17-м, ни в 18-21-м годах не предполагал, что может существовать такая жестокость, как идеология. Природное человеконенавистничество, а не просто так собрались бандиты и давай бомбить фраеров. Это как встреча в фильме Чужие с инопланетным злом.


И как раньше злу противопоставляется Камень. Камень у Гермеса, Камень в масонстве, Камень у Петра, Камень – Каменный Гость – у Пушкина, Камень Мандельштама.

Это не заумь утверждать, что:

– Никогда нельзя повторить цитату. – Это очевидно. А соцреализм считает эту цитату:

– Артефактом. – Просто ошибкой несовершенного существа, которого называют Человеком. Так-то, на самом деле, все Окейна.

Просто уму непостижимо, как можно было вот так просто додуматься до Соцреализма и до Партийности литературы. Это должен был быть специальный чип, который кто-то вставил в голову Хомо, и превратил его, скорее всего, назад в обезьяну. В фантастике часто это показывают, но никто не верит до конца, что это существует реально. Примерно, как:

– Вот не будешь по утрам есть овсянку – будешь таким же, как эти Зомби. Например, как в фильмах Властелин Колец. Страшные бессмертные там управляются Внешним Разумом.

В Библии о нем сказано, как о сатане, но зачем ему это непонятно. В Мастере и Маргарите получается, что сатана – это сами люди. Или, по крайней мере, это воздействие Чужеродное Вневселенского Разума. Может быть, даже Неразума. Как в фильме Терминатор, созданная когда-то Разумом Машина, стала самостоятельной, и стала категорически против людей.

Ведь просто фантастически чужеродные переводы идут по телевидению Голливудских фильмов. Фантастика в том, что разум, который их производит, совершенно не понимает, что делает. Но имитирует логичность перевода. Читает с Выражением, таким выражением, что кажется: такая логика может существовать. Но конечно – думаем мы – министр так сказать не может, но вот если в роли министра кухарка, то… да, вполне возможно, что она так и думает. А… а ведь она тоже человек! Рабочий человек. А у нас, как говорится, давно уже здесь государство:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9