Владимир Буров.

Альфа Центавра. Второе путешествие на землю



скачать книгу бесплатно

– Ни души, как в Мастере и Маргарите, – остановился и Котовский.

– Вот зараза, очень хитрый оказался, – ударил себя по лбу Василий Иванович. – Он в бане.

– Не может быть! – воскликнул Котовский.

– Я бы не остался, – согласился Пархоменко, – это глупо.

– Так он с Альфы.

– Вернемся?

– Я не уверен, так мы его вообще упустим.

– Да-а, альфовец, тем более пьяный, а обманул нас, настоящих аборигенов.

– Ну, что будем делать?

– Давайте разделимся, я останусь здесь, Птаха, пойдет дальше по проспекту, а ты, Вася, как грится:

– Иди в баню.

– Я в баню? Хорошо, там две телки, трахну их заодно, – ответил Василий Иванович.

– Не соблазнишь.

– И знаешь почему? Они же ж мер-р-т-т-в-ы-ы-е-е-е.

– Да пусть идет, – сказал Пархоменко.

– Да, Вася, иди, ты всё равно не в доле, – согласился Котовский. – Запарь там парку покрепче, авось оне оживут, да и трахнешь их заодно действительно.

– Ха-ха-ха, – добавил Пархоменко. – Ты туда? – обратился он к Котовскому. – Тогда я прямо.

– А ты иди назад, – обратился сам к себе Василий Иванович.

– Любишь? – спросил Котовский.

– Кого, в том смысле что, что? – сказал Вася, – трахаться?

– Командовать! – крикнул уже отошедший довольно далеко Пархоменко.

– Да, парень, у тебя природная склонность быть командиром ударной дивизии.

– Дак, да, согласен. – И Василий Иванович, понуря голову пошел в баню. Не очень, значится верил в реальность будущего.


Далее, что уже произошло в бане?


Трое сидели за длинным чистым столом и играли в карты.

– Ты эта чё бросил-а, или дальше пойдешь? – услышал Вася, а еще не вошел, а только взялся за ручку двери.

– Тихо!

– Что? Щас быстро послушаем, и продолжим. – И пошло, поехало:

– Северный чуть-чуть отвалил, но из Сибири уже идет сплошная стена, и что самое интересное, не идет даже, а летит, летит, практически:

– Как пух Эола, – то разовьется, то совьется, и бьет и бьет всех по ногам.

– А с Запада?

– С Запада, говоришь? А! с Запада. Так и прет, так и прет, можно сказать не частями, а Легионами целыми.

– Не отбиться.

– Однозначно. Все замерзнем.

– Почему?

– Так мертвые обычно замерзают.

– Это верно, но идет-то на нас силами неисчислимыми жара, а не холод.

– Что?

– И грю, если ты плохо слышал, идет:

– Красная жара.

– Да подождите вы, дайте послушать, – услышал Вася, резкий раздражительный пронзительный голос. – О! узас, точно идет. И сила эта непобедимая.

Волосы на голове у Василия Иванович встали дыбом, и он решил не входить, а:


– А неслышно, хотя и со скрипом приоткрыл дверь, и вполз в вестибюль шикарной сауны.

– Что это было? – услышал он добрый голос.

– Хе с ушами, – ответил злой. И добавил: – Ай, ай!

– Ты чё? – спросил Дро.

– Хорек какой-то пробежал.

– Даже не пробежал, а быстро прополз, – добавил добрый голос.

– Прекратите меня пугать, – сказал Дро, – я еще не совсем протрезвел.

И тут Василий Иванович поднялся во весь свой богатырский, впрочем, небольшой рост, и рявкнул:

– Ты справа, ты слева!

– А я? – вставил Дро.

– По центру.

– Что же вы будете делать? – задал Дро риторический вопрос.

– Я вас прикрою.

Люди встали, и против своей воли, как загипнотизированные, рванулись с трех сторон, но не к двери в парную, как думал по умолчанию Вася, а на улицу, и:

– Бежать, бежать и бежать, как можно дальше от этого места.


Потом, разумеется, вернулись.

Вася сидел за столом и пил чай с Мишками на Севере, Красной Шапочкой и Верблюдом на Юге.

Одна девушка заглянула в приоткрытую дверь и посоветовала:

– Ты шоколад бери, бери не стесняйся.

– Заходите, – сказал Вася, держа блюдце у губ, и даже не дернувшись на этот приятый голосок.

– Зачем?

– Допрос будет.

– Зачем? – опять тоже.

– Зачем создали паническую ситуэйшэн в мирное время.

Они зашли и скоро-нескоро, но, наконец выяснилось, что Василий Иванович ошибся-то, а они только так:

– Погулять вышли.

– Дубина ты сие протяженная, – так прямо и сказала ему та, всех отношения симпатичная леди, которая ранее так была добра к нему.

– Да, осёл настоящий, только зря напугал нас, – рявкнула другая, и добавила:

– Это был прогноз погоды, – на коне да с шашкой хотел остановить наступающий ураган.

– Ураган – это откуда? – невозмутимо ответил Василий Иванович, с юга?

– С севера! – рявкнула опять эта же дама, и хотела даже дать Васе подзатыльника, но была вовремя перехвачена доброй леди по имени Коллонтай. Вторая – это, естественно:

– Щепкина-Куперник. – И.

И Василий спросил:


– Восток где?

– Так где-то есть, естественно, – влез Дро, и добавил: – Я предвижу, что ты прямо сейчас хочешь вопреки всякому здравому смыслу побежать с шашкой до Урала, но пойми правильно:

– Это очень далеко.

– Далеко – не близко.

– Да, ладно, ладно, успокойся, милый, – Коли погладила Васю по головке, – все ошибаются.

– Да, – без смеха ответил Василий Иванович, – только не все так быстро бегают, как вы. – И вот тут уж от души расхохотался.


– Значится так, – сказала Ще-Ка, – ты будешь во всем слушаться нас. Понял?

– Да. Но не буду. И знаете почему? Я умней.

– Я так и знала, что сморозит какую-нибудь глупость, – Куперник.

– Дурак, да дурак, так тоже нельзя, – сказала Коли, – пусть ответит на простой вопрос, и будет ясно, что мой Вася, – она хотела погладить его опять по головке, но он попросил оставить это на потом – очень даже умный.

– Извольте, – ответил появившийся с тремя кружками холодного пива, и сушеным лещем в зубах Дро, – пусть ответит, как я вас оживил, и будет ясно, умный, или просто так:

– Только шашкой вышел помахать.


– Ну, чё, герой, отвечать будем? – спросил Дро и его поддержали девушки, одна в надежде на то, что ответит, а другая наоборот, что, конечно:

– Завалит всё дело.

А дело было в том, чтобы узнать тайну этого оживления самим. Ибо. Ибо дамы прекрасно помнили, что их Кто-то убил.

А именно:

– Ан и Га – чокнутые инопланетянки с Альфы Центавры. – И более того:

– В неравном бою.

И Василий Иванович начал издалека:

– Я только одного не пойму:

– Вы кем себя позиционируете?

– Что значит кем? – рявкнула Щепкина-Куперник. А Коллонтай тоже:

– И я не понимаю, если честно, вашего нелогичного вопроса, дорогой.

– А именно? – встрял Дро.


– Что, именно? – не понял и Вася.

– Хватит умничать! – рявкнула Ще-Ка, – мы с Земли, и это, по-моему, абсолютно естественно.

– Я почти согласна, – сказала Коли.

Дро почесал затылок:

– Я не согласен.

– Почему? – повел свой первый в жизни допрос Василий Иванович.

– По кочану, если по-здешнему, – ответил еще не совсем протрезвевший Дро.

– А если по, – Вася кивнул на потолок бани, – вашему?

– Что значит: вашему? – спросил Дро, и добавил:

– Если по-нашему, то ясно:

– Мертвые не оживают!

– А мы, значит, по-вашему, мертвые? – спросил для уточнения Вася, и кстати выложил на дубово-сосновый стол свою наградную Анаконду. Которую, впрочем, украл у Пархоменко при расставании, ну, как и положено у всех магов и жуликов:

– В самый неподходящий момент. – Но без кобуры, и поэтому устал таскать ее, привязав к шее.

– Шею тянет? – спросила Куперник, – можно я посмотрю.

– Я первая об этом подумала, – ответила Коллонтай, и уже протянула руку к Анаконде.

– Брысь! я вам сказал, – Вас. Ив. поднял лапу.

– Нет, мы ее возьмем, пока ты не ответишь на вопрос.

– Я вам задал наводящий вопрос, – логично ответил будущий комдив, – вы тоже не ответили. Точнее, ответили, но! – он поднял вверх указательный палец:

– Ни-пр-ав-ил-ьн-а-а.

– Отсюда простой вывод, – продолжил он, – вы – Инопланетянки с Альфы Центавра. Только они могли ожить после полудюймовых снарядов здешних Кольтов, – и для наглядности провернул свой длинноствольный на большом пальце.

– Ни-пра-ви-ль-на-а крутишь, – сказала ЩеКа, – надо на указательном.

– Как это?

– Дай покажу. – И она… и она уронила Анаконду.


– Вот и видно, молодые леди, что вы нэ мэсные, – сказал, нет, не Василий Ив-ч, а Дро, а Щепкина-Куперник застыла с открытым ртом, как Малагант перед Ричардом Гиром, который выбил у него меч даже когда уже был два раза ранен в руку.

– Хорошо, пусть для убедительности выстрелит в меня, – сказал Вася, – я вижу, что дама еще не понимает, откуда дровишки.

Он думал, что Куперник поймет, что она не Куперник, тем более вместе со Щепкиной, а прилетела с Альфы Центавры вместе с Дро, так как:

– Стрелять-то из земного оружия не мо-зе-т-т. – Но Дро попросил Васю отменить эту идею на корню:

– Ибо, – как сказал он:

– Она мо-зет, как вы выразились, прямо тут и научиться. – Сказать-то сказал, но было уже поздно, дама научилась.

– К нашему счастию, не совсем! – радостно объявил Вася, так как пуля, практически с пушечное ядро, и как все кольтовские пули тупорылая просвистела далеко от его виска.

– Почти на полсантиметра не попала, – констатировал Дро.

Вася потрогал слегка поседевшие волосы, понюхал пальцы:

– Гарью пахнет, значит где-то ноль три – ноль четыре миллиметра было, – сказал он.

– Не милли, а санти, – поправила милого друга Коллонтай.

– А я сказал, было милли.

– Хорошо, ответь, сколько милли в санти? – влезла и Купи.

– В общем так, – Вася потер глаз мизинцем, точнее, другим, рядом с ним стоящим другом, скорее всего безымянным, – это Альфовцы, и я приказываю закрыть их в парной до особого распоряжения.

– За что?! – удивился Дро.

– Спрашивают, а сами не знают, что спрашивают, пусть попарятся еще, авось дурь-то и выйдет, а то:

– Скока, да скока, будет, да будет, а ведь я решил главную задачу Сфинкса:

– Это ино-пла-не-тян-ки-и-и-и.


Тем не менее, после непродолжительной потасовки Василий Ивановича скрутили и самого засунули в парную.

Далее, про участие в оживлении Акиков и одного настоящего Уно.


Они заказали еще по две кружки пива и большую тарелку креветок.

– Будем, – сказал Василий Иванович.

– Давай, – ответил Дро, и они сделали по глотку.

– Чё?

– Не лезет. И знаешь почему?

– Надо было взять в магазине бутылку сухого для перебития вкуса.

– Здесь есть такие магазины?

– Конечно.

– А ты откуда знаешь? Ты ведь, мил человек – тозе не чек, а…

– А?.. – переспросил Дро.

– А Альфовец, – констатировал Вася.

– Ах-ха-ха-ха-ха! Ах-ха…

– Достаточно, я понял, что вы притворяетесь.

– Нет, правда, я не знал, это они всё знали, а молчали нарочно, – Дро кивнул на парную.

– В каком смысле?

– Может зайдем?

– Да ты что! Я даже боюсь представить, что они на самом деле из себя представляют.

Глава 5

Дэн и Вра пригласили двух дам, прилетевших вместе с ними, а именно Га и Ан на берег моря, куда они уже прибыли на постоянное место жительства.

– Попросили местечко потеплее на Земле, – со смехом сказал Ленин, подписывая Декрет, разрешающий инопланетянам жить в Ялте на Черном море. Но не всем с постоянной пропиской. Например, Кок должен был только погостить у друзей с месяц – не больше – и отправляться восвояси, а именно в Иркутск.

И он, этот Кок, увязался с ними, хотя вроде бы:

– Чё делать впятером-то?

– Тут мне одна из них понравилась, – шепнул он Дэну.

– Я вообще-то сам хотел ее трахнуть.

– Да ты что! в первый день?

– Я уже давно ее знаю.

– Да? А я вот как увидел сразу влюбился, и что характерно, не помню ее по Альфе Центавре.

– Вы оттуда?

– Откуда? – не понял Кок.

– Ладно, – ответил Дэн, – не будем заморачиваться, я шучу.

– Понятно, но я говорю серьезно, если что:


– Извольте на дуэль.

– Да? Даже так? Вы купили Анаконду в Одессе на Барахолке? Вряд ли она будет стрелять.

– Я взял Браунинг, говорят, он надежней.

– Зачем?

– Что зачем? Я так и знал, что желающих здесь на Земле на всё хорошее будет много, готов постоять за себя.

– Простите, но почему сразу огнестрельное оружие? – спросил Дэн, – у нас есть Дзюдо.

– Ну, не знаю, может я перестарался, хотел быть:

– Как все. – Более того, я не хочу рекламировать наше фирменное Альфовское оружие – Дзю До. У нас нет на него, как это эмбарго?

– Ну-у, не знаю, не знаю, в любом случае…

– Вы правы: в любом случае ей выбирать, – перебил Кок. А Дэн не смог придумать возражения. Сразу не дуэль. Зачем? Она может и так его выбрать. Кто? Да любая!

Охотно верю.


Вообще, когда развели костер и появились шампура с осетриной, арбуз, помидоры и другие овощи и фрукты, даже шоколад во льду и конфеты, оказалось, что народу намного больше.

– Откуда?! – возмутился и Вра, который давно уже, еще на корабле, а может даже уже на Альфе, выбрал Ан.

Ладно бы еще сели на хвост Кок и Кор, но откуда-то взялась еще третья дама. Кто это?

– Ху а ю? – спросил Вра у девушки, пытавшей раздуть огонь погасших углей.

– Ай эм, точнее, я приглашена, – ответила она.

– Для кого? – спросил Вра.

– Да для какого-то Врангеля.

– Серьезно? Меня никто не предупредил, ибо я и есть Врангель. Точнее, просто Вра, но здесь просто Вра не могут понять и выговорить, поэтому, наверное, так тебе сказали. Не заморачивайся, зови, как хочешь.

– Можно, я буду звать тебя Пипер?

– Прошу прощенья?! Это шутка?


– Почему? Я не понимаю, почему такое приятное имя должно быть шуткой.

– Пипер – это май фрэнд.

– Как вас называть? Товарищ Маузер?

– Нет, я в другой армии.

– Жаль, а то бы я вам дала.

– Что, простите, дала?

– Понимаете, сэр, я тока простая служанка, и меня наняли, чтобы раздувать здесь угли под шашлыками.

– И всё?

– Ну, и жарить их, естественно. Впрочем, это только если у меня получится.

– А иначе, кто будет жарить, Дэн?

– Да.

– Я так и знал, что это он тебя пригласил.

– Почему?

– Конкурент.

– В каком смысле? Все время ищет вам девушек. Я так и думала.

– Вы думали обо мне.

– Дак, естественно. Больше мне не о чем думать, как только кому-то дать.

– Да я никак не пойму, что:

– Дать?

– А вот это и она приподняла широкую юбку.

Парень согнулся в три погибели от наслаждения.

– Что? Как? – спросила она.

– Я-я, – запинаясь ответил барон, – на тебя женюсь.

– Я не могу выйти замуж за инопланетянина.

– Почему?

– Потому что я знаю, что ты:

– Лошадь. – Или конь, в данном случае это не имеет значения. Ты:

– Пипи.

– Это не так.

– Да?

– Не совсем так.

– Вот этого Не-сов-сем я и боюсь.


Наверху появился Дэн. Прислонив ладонь ко лбу О – как она назвала себя – его увидела, и сказала:

– Во, мой наниматель приперся. Я пойду, принесу еще углей.

– Если что, запомни пароль, – крикнул ей вдогонку Вра.

– Какой?

– Фердинанд!

– Как?

– Впрочем, не заморачивайся, зови меня просто Федя.

– Куда она убежала? – спросил Дэн и предложил Вра сигару: – Будешь?

– Давай, – он взял сигару, нагнулся и прикурил от углей.

– Я просто так сказал, для приличия, а она, – Дэн кивнул на сигару, – была всего одна.

– Не переживай, друг, оставлю.

– Окей.

– Как ее звать?

– Ты не спросил?

– Спросил, но кажется, забыл из-за волнения. На Фэ вроде чё-то такое.

– Фекла?

– Точно.

– Это как переводится, Открытая?

– Любопытная.

– Любопытная – это Варвара.

– В общем, так на сегодня она твоя, я договорился, а к Га не лезь, – сказал Дэн.

– За грубость не оставлю, – Вра стряхнул с сигары пепел.

– Что ты ей пообещал?

– Что пообещал? Взять в обоз своей армии, если она соблазнит тебя на всю оставшуюся неделю. И да: зря проболтался, теперь, наверное, откажешься.

– Ты не это ей пообещал.

– А что, ты лучше меня знаешь, что я обычно обещаю?

– Спорим на коробку кубинских, которая у тебя в номере, что скажу, что ты обещал этой любопытной Фёкле.

– Ладно, – Дэн протянул руку, – а кто нас разобьет?

– Я и разобью, – сказала опять появляясь, как из-под земли Фёкла. Она притащила еще вязанку дров.

– Окей.

– Ты обещал взять ее с собой на Альфу Центавру.

– Вер-на-а, – удивленно посмотрела на Вра Фёкла.

– Но дело в том, – начал Вра, что мы туда…

Дэн перебил его:

– Одну минуточку. – И продолжил: – Это Тайна.

И Вра тоже вспомнил, что это Тайна, что они:

– Никогда не вернутся назад в Свою Систему Ценностей.


– Мне бы хотелось пригласить ее к общему столу, – сказал Вра.

– Я всё для тебя сделаю, друг, – обрадовался Дэн. – И добавил: – Тогда на Стюардессу Га будет меньше претендентов, только Кор, а Кок, по прозвищу:

– Иначе, – будет отстаивать свою Ан.


Далее, Ан – это Ар – Артистка – Щепкина-Куперник, а Га – Лю – Любовница Комиссара Дыбенко – Кали – Коллонтай.


И это скоро стало всем ясно. Дело в том, что на пригорке собралась большая толпа местных жителей, и наши дамы не выдержали, когда напились начали демонстрировать свои способности. Собственно, все этого и ждали:

– Щас увидите бросок Через Бедро с Захватом, – сказал один парень одной девушке, местной учительнице. – И да: – Я между прочим тоже хочу инопланетянку.

Ты не?

– Что, ты Не? – Нет, я инопланетянка. Как все. Агафья.

– Нестор Махно.

– Окей. После куда пойдешь?

– Дак, на сеновал, наверное. Али в баню.

– Хочешь вместе?

– Да бы так-то, но ведь не согласишься, только болтаешь больше.

– Нет, с тобой пойду, если выиграет тот, на которого…

– На которого я поставлю?

– Нет, на которую я поставлю, – засмеялась учительница.


Первой вышла Га, и ждала:

– Если лучше всего, Дэна, чтобы по обжиматься на ковре-то из соломы, да еще при всех.

Но понимала, что полезет подруга Ан. А вышла в длинном платье вот эта доярка-истопница, как назвал ее Корнилов, который, несмотря на то, что видел:

– Вра к ней клеится, – тоже навострил лыжи. А что делать, если сегодня у него больше никого нет. – Он обернулся на толпу, в надежде, что может какая махнет ему платком, да толку? Отсюда лица все равно не увидеть.

Однако, как назло, кто-то махнул, и более того:

– Он увидел его-ее лицо, – и чё-то даже отшатнулся:

– Непонятно, – пробурчал Кор, – толи баба, толи мужик. Наверное, мужик высунулся из-за бабы и показал ему кулачище.

Так-то бы не хотелось. Просто бы, чинно и благородно, тады да, будет, что вспомнить. А то сначала морду набьют, потом удовольствия будет мало. Ибо. Ибо было принято, как здесь было принято – решение, что в обычной жизни применять приемы Дзюдо:

– Нельзя. – Ну, не нельзя, а по крайней мере, не рекомендуется. А для человека благородного разницы-то нет никакой, ибо:

– Сказанное самому себе даже более важно, чем приказ по околотку:

– Никого не бить специально.


Далее, Корнилов встречается на сеновале с Марусей-Володей, а дамы не дерутся по системе Дзю До, а стреляются из наганов. Вра с Ольгой, которая пока не признается ему, что она баронесса.


– Прежде чем драться давайте в игру какую-нибудь сыграем, – сказал кто-то.

– В шашки, али в шахматы, что ли? – спросила Га. – Я не буду.

– Тогда можа в домино? – спросила для смеха Ан. Смешно, да. Но, к удивлению, некоторых, никто не предложил ничего более конкретного, все были заняты променажем по берегу реки, кушанием шашлыков, питиём вина, пива – нет, пива пока не подавали, предполагалось к рыбе и другим морепродуктам, а их еще не поймали – разговорами о погоде на сегодня, на завтра, на следующую неделю, и ждали игры на пианино, точнее:

– Здесь был рояль, – считалось он:

– Играет громче, – как сказала Фёкла, протирая его блестящую крышку. Она даже проверила, как играет рояль, исполнив сольно:

– Жили у бабуси две игривых гусыни.

– Где тебя учили музыке, – наконец нашел повод подойти к даме своего сердца Вра.

– А! – воскликнула она громко, как на базаре, – Дон Кихот э-э, прошу прощенья – забыла.


Их начинающийся любовный диалог был прерван голосом распорядителя Празднества Корниловым, он принес черный костюм из бостона, ботинки на каблуке с довольно острыми носами и белую рубашку с бантиком, с бабочкой, и попросил кого-нибудь объявить громко, что это приз победителю сегодняшних соревнований, и добавил:

– Скафандр черного космонавта.

– Носков не хватает! – крикнул кто-то так, что у Кора даже в одном ухе зазвенело.

– Вот он голос для объявлений наших побед, – сказал Дэн, – пусть сейчас и объявит:

– Первый раунд.

Под общий смех Фёкла опять влезла, и:

– Я про носки спросила! – и громкость ее голоса была не слабее, чем у предыдущего оратора, как констатировал Дэн. Он влез на самодельную трибуну, так как Кор пока числил уши.

– Что?

– Я говорю, спроси почему так громко орут? – сказал Кор.

– Убавь на ушах громкость, – услышал он, но ничего не сделал, так как думал, что это просто шутка. Он махнул рукой Дэну, чтобы сказал:

– Носки принесут к концу Передачи.

– О чем он говорит? Какой Передачи? – спросил Кок, и чуть-чуть приобнял, стоящую за ним даму, ну так, как будто и не знал, кто это. А она решила так и подумать, ибо это была Ан, которая не меньше самого Кока жаждала сегодня близости с ним. Да и в дальнейшем тоже. Да и Га потянула снизу Дэна за галифе:

– Че?

– Чё? А чё ты разорался.

– Нельзя?

– Нельзя, сегодня командует Кор.

– Ладно, пусть лезет на трибуну, – ответил Дэн, но спуститься не смог: предпоследняя ступенька сломалась. Га подала ему руку:

– Вставай, вставай, не придуривайся, что и у тебя нога сломана.

– А у кого еще-то? – спросил Дэн, у Кора?

– Дак, естественно.

– Думаю, он был бы не против уступить место мне.

– Может. Но нельзя.

– Почему?


– Субординация. Нет, нет, как-то по-другому, но приблизительно ты должен и так понять. Он назначен сегодня.

– Кто его назначил? – и сам, без подсказки посмотрел на почти безоблачное небо, где в принципе должна быть Альфа Центавра.

– Да, да, именно так. Тебе вообще лучше заниматься Журналистикой.

– Чем? Кем?

– Ты – прирожденный Журналист.

Но Дэн ничего не понял, и продолжил предыдущую мысль:

– Так нет же связи, – недоуменно резюмировал Дэн. А! информация уже заложена в наших мозгах, а подается к столу только постепенно.

Тут надо заметить, что Дэн сам отвечал на все свои вопросы, так как Га, ровно, как и Ан – ничего знать не могли. Если кто не знал или забыл:

– Это были Коллонтай и Щепкина Куперник, ибо настоящие инопланетянки остались в бане с Чапаевым и Дро – тоже, чтобы не забыли был:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11