Владимир Буров.

Я не Байрон. Эссе



скачать книгу бесплатно


Правда, она, знаете ли:

– Тоже должна иметь границы не очень большие, а наоборот:

– Маленькие:

– Как вот постоянно терроризируемый Израиль из Сериала Познера-Урганта, где даже детские сады расположены среди постоянных:

– Бомбоубежищ.

Так, наверное, и можно ответить на вопрос:

– Где правда?

– В бомбоубежище.


Играют Джокович и Нисикори – играют хорошо, но удивительно, что в одинаковых синих костюмах! До этого шел матч Агнешка Радваньска – Карла Суарес Наварро – обе в красном.

А все деньги, огромные деньги идут от телекомпаний. Почему на них тогда так откровенно пилюют, так как пилюют на телезрителей, которые не в состоянии отличить одно синее существо от другого такого же? Или уверены:

– Все давно узе имеют. – В том смысле, что экраны во всю Свою стену! И с разрешением, как у Apple IPad – 600 PPI, что очень важно:

– Пять на три МЕТРА, – читобы можно было узнавать друг друга просто-напросто, как в:


– Кино: – Да, их знали тока в Лицо!

И не знают, что таких еще не изобрели? Так только пока что:

– Телефончики, – где лица, нас интересующие находятся очень, очень:

– Далеко.

Похоже, вообще надо сделать вывод, что телевизор уже изжил себя, как средство передвижения для Иво телезрителя.

Или телезрителям надо дольше учиться в детском саду и в начальных классах школы, где любят разгадывать загадки типа:

– Чем отличаются два рисунка, если у них всё одинаковое, а только повязка на голове:


– У одного есть, а у другого:

– Белая.

Или:

– Один в белых трусах, а другой:

– Сами думайте в каких.

Весь телевизор – это сплошной кроссворд:

– О чем говорят трудно даже догадаться. А что показывают?

А ничего и не показывают. Вот теннис только, турнир Большого Шлема в Австралии хотелось посмотреть, но Шарапова и на этот раз, как обычно получила задание:


– Совсем разучиться играть.

Есть, правда, и другие, Радваньска, например, и как говорится:

– Да чтоб она выиграла у Сирены потустороннего мира.

Может хоть какое-нибудь желание сбудется. Несмотря на предсказание Тарпищева:

– На них нельзя даже смотреть. – Не то, что:

– Ихграть-ь.

За что, как:

– Сам колдун, – получил год без права переписки с иво любимым:


– Большим Теннисом.

И так и вышли, в том смысле, что ничего не вышло:

– Так и не сглазил.

Я сейчас пытаюсь это сделать. Очень не нравится мне ее способность к запредельному вранью.

Хотя, конечно, это должна быть не случайность, а кто-то – как один раз Шарапова – выдержал ее притворство:

– Больной курицы. – И несмотря На:

– Победил.

Если Радваньска сможет играть с Сиреной, как играла с Наварро – может победить.

Одиссей когда-то смог:


– Привязал себя к столбу. – И надо также сделать:

– Привязать волнение к столбу.

Так-то, самостоятельно, как заметил Тарпищев, конечно, невозможно:

– Очень уж страшно Это видеть.

И не то, что сказал Тарпищев:

– Очен-но большие, а именно колдовство, откровенное презрение и тысячам зрителей на трибунах и миллионах в кинокамерах:

– Все – как было последний раз с Азаренко и с Бачински, которая даже заплакала горько, когда уходила с корта, проиграв Сирене, что не смогла противостоять этому колдовству, – видели, что мяч попал в площадку, а я:

– Нэт-т.


Нельзя смотреть ТV не только вообще, но и в частности:

– Спортивные Передачи…


Идет передача Велехова про Георгия Мирского.

Несмотря на то, что Мирский говорит разумно, сеет он все-таки:

– По школьному учебнику. – Все эти вехи в виду Курской Дуги и окружения под Киевом без подробности ни о чем абсолютно сегодня не говорят. Истина не в этих событиях. Можно сказать:

– Но тогда, много лет назад, это было очень значимо. – Но!

Но в том-то и дело, что говорится не тогда-могда, а:


– Сейчас.

Мирский сейчас говорит:

– Меня спасла моя восточная специализация, а мой товарищ, занимавшийся Германией, выбросил все свои работы на помойку.

Если уж про Германию Тогда на помойку, то Восток, где дело еще тоньше:

– Всегда всё можно сразу не просто тащить на помойку, а везти на грузовике, водителем которого так и не стал на всю оставшуюся жизнь Мирский, имевший талант:


– Говорить и писать, – это как сказал он. Но можно добавить самое главное:

– Был комсомольским секретарем Всего института, – вот эта способность: быть комсомольским секретарем – способность – так способность. Действительно, в духе крушения арабских эмиратов из-за уникальных способностей:

– Говорить правду и только правду. – И это действительно, как мы сегодня видим, не у всех есть. Разговоры большинства политологов не похожи на это умение Георгия Мирского.


Иван Толстой – Поверх Барьеров – 20 лет со дня смерти Иосифа Бродского

Евгений Рейн говорит:

– И вот мы стали жить без Бродского. – Но!

Но оказалось наоборот:

– Теперь мы стали жить с Бродским.


Бродский говорит, что начал писать стихи по-английски, чтобы воспользоваться понравившимся ему шрифтом старой машинки Оливетти. У меня тоже была электрическая Оливетти, печатала хорошо, но плохо, что не было у нее подъема текста над лентой, и поэтому его не было видно, и чтобы узнать, если не удается вспомнить, что было написано – надо было перещелкивать лист бумаги вверх. – Всё та же передача Радио Свобода Поверх Барьеров Ивана Толстого, посвященная 28 января 1996 года – когда умер Иосиф Бродский.


28.01.16 – Лицом к Событию – Михаил Соколов

Оставлено только:

– Не могу же я врать в прямой очевидности правды, – а:

– А именно поэтому:

– Смотрите, я вижу правду, но говорю наоборот, поэтому не взять меня никакой логикой.

Здесь следует заметить, что это не совсем так, а точнее:

– Совсем не так, – ибо, видящий правду:

– Не сможет врать.


Агнешка Радваньска проиграла Серене Вильямс, – но!

– Но все хлопали, даже аплодировали только Агнешке.

Серене даже за Эйс подавались только одиночные хлопки:

– Надоела? – Это не совсем так, ибо:

– Надоела выигрывать Нечестно, – так считают, хотя бы потому, что видели эту ее нечестность много раз своими собственными глазами:


– Мяч противника был в площадке, – а она катехгорически заявляла:

– Ни-за-что, – а также часто притворялась больной уткой.

Но, думаю, более того, считают, что Серена применяет какой-то секретный кокаинум свово родного рода-племени, еще не раскрытый современными учеными. А может быть, даже:

– Нэ хотять этого разоблачения. – Коррумпированной, как вчера объявили Соединенные Штаты, может быть, скорее всего:

– Не только Легкая ее Атлетика, – но и другие виды спорта:

– ТАКЖЕ-Е-Е.

Проверять надо не только Россию, но и всех, следовательно:


– Капитально.

Но, по-моему, прав Виктор Шкловский:

– Бесполезно:

– Всё равно договорятся.

Тем не менее, один паря, а именно Рафаэль Надаль был наказан своим сегодняшним неумением играть и выигрывать за то, что обезьянничал в матче тоже на открытом первенстве Австралии с Вавринкой, уходя то и дело в под-трибунное помещение:


– Лечиться, – или ставил своего врача с сумой у ворот, чтобы Вавринка не забыл думать:

– Щас опять ведь уйду, – а на игру уж мыслей не было.


Фильм Познера и Ургандта об Оксфоде.

Студенты объясняют, как они здесь учатся, применяя словосочетания с Приставкой:

– ТЫ, – в отношении самих себя, имеется в виду в русском переводе.

Вопрос:

– Переводчик несет эту ахинею специально, в том смысле, что по поручению вышестоящего начальства, или Это уже живет в Их душе самостоятельно, как:


– Инопланетное Зло? – Что, мол, не тока у нас на деревне у дедушки так гутарють, но и в Оксфорде тозе обязательно.

Хотя на деревне у дедушки и бабушки так не говорят, а говорят только в детских курилках, уже, или перед началом еще приема наркотиков, али слегка обкурившись. Башкан заклинивает, и чек не состоянии из него выбраться, на поля текста, чтобы сказать, эти места, без фамильярного по отношению к самому себе Ты, а посмотреть на себя со стороны, как:

– Автор.


Кроме Этих есть еще и Те, в том смысле, что литературные работники и журналистки На Кухне, где они считают тозе никак нельзя выбраться на Поля Текста, чтобы рассказать о событии не только, как Герой, но и как Автор.

Не могут, несмотря на то, что с первого класса школы учат:

– Предложение ВСЕГДА делится на прямую и косвенную речь. – По барабану!

В пылу изображения Правдивости Свово собственного чувства даже докторши, даже референт-ши Ходорковского с очен-но большими, или, как они говорят:


– Очень ценящими нас зарплатами, – оправдываются:

– Ну, ведь мы на кухне, правда? – как будто:

– А вот уж на кухне точно нельзя найти этот пресловутый Шекспировский Переход – Шекспир переводится, как:

– В Трубу, в Переход, Свивающийся, – из Я в ВЫ.

Нельзя, несмотря на то, что Ферма уже более 400-т лет назад доказал:

– Можно! – Чудо, но можно!

Здесь, правда, априори в чудеса не верят, но как было до сих пор известно:

– Особливо на кухне, – нэт, вот Познер с Ургантом доказали, что и:


– В Оксфорде – также. – Несмотря на то, что это вина – и даже не режиссера и автора сценария, а, скорее всего, Заказчика, который платит и заказывает Эту музыку:

– Тотально неумелых переводчиков.

Одно слово:

– Копьетрясовы. – С острова Мумбы-Юмбы.

Вот сейчас как раз Познер разговаривает в машине с профессором, а точнее, режиссером Декланом Донневаном, которого чтец перевода заставляет Тыкать в самого себя по нескольку раз в каждой строчке, несмотря на что этот профессор-режиссер резюмирует:

– Всегда стараются доказать, что Шекспир – это, собственно, не Шекспир был, а:

– Кто-то другой. – Что и значит:

– Хотят доказать, что не Вы, а Ты правильно, хотя и звучит по-идиотски, но, как грится:

– Ми не мозем иначе, ибо заперты на этой сцене капитально, и увидеть зрительный зал, как Гамлет:


– Не способны. – Да и он-то говорил:

– То вижу, то не вижу. – Имеется в виду возможность обратиться к:

– Себе на Вы.

А чему удивляться, если французская академия наук до сих пор не утвердила доказательство Великой Теоремы Ферма – самим Ферма.

Доказательство, сделанное Эндрю Вайлсом в Америке в 1994 году, бессмысленно – был просто найден технический метод – даже если с математической точки зрения правильное, в нем вообще не объясняется Величие Смысла этого доказательства, что его суть – это Две Скрижали Завета, данные Богом Моисею на горе Синай, что они связаны между собой, как:

– Текст и Поля, – как и написал А. С. Пушкин:

– Поля, я предан вам душой, – в том смысле, что:

– Несмотря на то, что перо еще находится в Тексте – душа:

– И поэта, и математика, и физика, и простого литературного работника:

– Обязана трудиться, – что и значит:


– Лезть, лезть и лезть в эту Трубу, сделанную Иисусом Христом в Стене, отделяющей Человека от Бога.

Человек, как сказал Александр Македонскав Василию Шукшину:

– Должен идти на ВЫ.

Даже если это обыкновенная баба. Из литературного кружка-журнала. Или любимого места для перехода Рубикона:

– Кухни.


30.01.16

Говорят, что волы, жениться, земля, и другие дома и машины – не помешают прийти к Богу, – имеется в виду в принципе. – Но!

Но, скорее всего, именно они и закрывают путь, чтобы из Званых стать:

– Избранными.

Если судить по России. Волов и другие Майбахи с большими домами и трехэтажными дачами на Рублевском и Рижском шоссе имеют только люди:

Сокращено.


При переходе на мясо меняется переключатель мозга:

– Переходит в положение Превращения вина в воду, а не, как надо:

– Воды в вино.

Это и есть качественный Переход, описанный в Библии, как:

– Чуть больше – это уже слишком много.


Почему интересно Пересматривать игру в Большой Теннис, если та за кого болели, выиграла? А если нет, то и смотреть не хочется. Как, например, игру Серены и Радваньской.

И…

И Кербер выиграла у Серены Вильямс в финале открытого первенства Австралии.

,следовательно, можно посмотреть еще Несколько раз:

– Как:

– В Первый Раз.


31.01.16

Кто такой человек, пришедший на Праздник не в праздничной одежде? Был зван, пришел, но без уважения. Это именно тот человек, который не с Верой пришел, а с предложением:

– Докажите. – Что Бог:

– Есть.

И его выгнали именно потому, что Вера начинается с…

– С Веры, – с желания узнать, что это, а не наоборот:

– Я знаю, что нет, а вы докажите, что это существует.

Поэтому все атеистические журналы и другие подобные организации изначально обрекают себя:


– Быть Правыми. – Но!

Но это так и остается их личным делом, ибо, да, вы правы, что:

– Не верите. – Ибо это возможно не для всех званых, а только для тех, кто имеет уже в себе Это – как спросил один старый человек у Иисуса Христа – желание верить, – только скажите:

– Как? – И:

– Могу ли и я поверить?


Джокович – Маррей, букмекеры предлагают почти тоже соотношение, что и было вчера на С. Вильям и А. Кербер:

– 1, 14 – выдача за выигрыш Серены Вильям, и 5 за победу Кербер, сегодня:

– Тоже коэффициент 5 тем, кто поставил на выигрыш Энди Маррея, и 1, 2 дают за победу Новака Джоковича.

Вчера после победы Кербер Серена обняла ее так, что не убежишь, и заглянула в глаза таким темным взглядом, что не подумаешь:

– Хочет распороть ей грудь и посмотреть, что там за душа, а даже просто-напросто:

– Вынуть её.

И действительно, что там смотреть:


– Глаза у Кербер такие же, как Мартины Хингис – серо-голубые и водянистые, что значит:

– Рассредоточенные сразу на несколько предметов – не схватишь просто так, нельзя украсть ее душу.

А Серена и хотела это сделать в прощальном – хотя и не поцелуе, но очен-но сильном обжимании. Так смотрела, так смотрела, где зацепиться, но, видимо, так и не нашла.

Как не нашла способ победить Ангелику Кербер на корте.

Но сегодня, если победит Энди – это будет большее чудо, чем вчера была победа Кербер. Хотя нет:

– Такое же. – Несмотря на то, что Джокович не представляется магом, тем более:

– Черным, – но, как:

– Машина – Робот.


РС – Грани Времени – Кара-Мурза

Говорят о Евгении Мирском – арабисте, что он мог говорить одинаково и о России, и о Америке, и что это значит:

– Гениально. – Но здесь надо смотреть конкретно, ибо вот так говорить:

– И так, и так не только не гениально, но это вообще:

– Технический прием политологии,


Сокращено.


– Только этим и занимаются.

Хотя, конечно, слова Мирского:


– Ни в одном режиме так много не врали, как при советской власти, – стоят. – Но!

Но советская власть продолжается, а из этого высказывания Мирского можно подумать, что нет, канула в лету. Кто-то скажет, что не нет, это уже не то – значит кончилась.

Сокращено.

А так-то, да, человек хороший, и главное:

– Веселый.

февраль

01.02.16

Радио Свобода – Иван Толстой – Мифы и Репутации – Русские Символисты

Говорят:

– При советской власти читали Белого, а сейчас перестали, к сожалению. – Но.

Но дело обстоит, как раз наоборот:

– Сейчас можно читать Белого, и других символистов, но:

– Не хочется, ибо эта поэзия в стиле Мир, Труд, Май, как считал и Берестов теоретик и практик стихосложения про коз и других домашних и диких животных, правда, он-то считал наоборот, что только это и есть поэзия, а те, кто штурмует Марс с его пыльными тропинками и польскими яблоками – нет.


Не было, товарищи литературоведы конца 19-го и начала 20-го веков, при советской власти не только Белых стихов, и даже Серых, а тем более Голубых. Так только слышали, что:

– Стихи существует – и это всё. – Стихотворение Пастернака про шторы и промельк маховой относили к:


– Произведениям чернокнижника Герберта Аврилакского, о существовании которого не имели понятия тем более.

Сейчас говорят, что:

– Советская власть уже была на излете. – Так это еще Нострадамус предсказал, но и он, к сожалению, ошибся.

Сокращено.


Говорят, что люди, поверившие в Бога в Библии, начали понимать и язык животных.

Я тоже понимаю язык животных, – но.

Но почему-то только иногда. И также иногда могу подставить вторую щеку, а чтобы всегда – этого нет. Почему?

Вот сейчас пойду в магазин, и не уверен, что мне удастся кого-то пропустить без очереди, а такие периодически появляются передо мной, можно сказать:

– Как лист перед травой, – а именно:


– Я стою один к кассе, сзади никого нет, но ко мне подходят и просят:

– Можно я пройду вперед, в не очереди? – И, увы, не хватает ума понять:

– Зачем этот Хомо Сапиенс так делает: к кассе стоит один человек, а он все равно просится:

– Вперед. – Так бывает? Некоторые могут сомневаться, но у меня это есть почти всегда. Если не буквально так, то почти, и что самое интересное, довольно часто. И возникает мысль:


– Найти решение уравнения той степени, в которой можно не ходить в магазин вообще. Ибо кроме этого и других нелепых на первый взгляд приключений, хватает. Может там, кроме повышения цен живут еще и черти?

В Библии написано решение – уступи Иму дорохгу, – но.

Но не написано КАК? Как я уступлю ему дорогу, если во время совершения этого приключения – забываю, что это надо сделать, а?

А, как было написано, автоматически подставить вторую щеку бывает редко. Зато, конечно, как легко становится, и однозначно видно, что это:


– Победа. – И ясно, что не моя, а Бога. – Но вот почему Он не ВСЕГДА со мной – непонятно.

Самого человекf легко обмануть, он просто не готов к бою в нужный момент, ибо:

– Забыл, что надо делать. – Забыл в самый неподходящий момент.

Но и сказано в Библии, что:

– Своими силами вы все равно не сможете оказать сопротивление, что и значит, всегда должны понимать – в смысле потом:

– За тем и ходим в магазин, чтобы с кем-нибудь или чем-нибудь сцепиться для того именно, чтобы:


– Проиграть.

Но поражает беспардонность лезущих вперед – в логику здравого смысла не укладывается однозначно. И вот при советской власти и говорили:

– Ты сам и уступи! – Но вот, как оказалось, самому-то как раз и невозможно Это сделать. – Видимо, правильно сказано, что Эта Игра требует не просто участия, а обязательно:

– Гибели всерьез.


Наедине со Всеми – Егор Кончаловский

Говорят о съемках фильмов по романам Антикиллер и Пиранья. – Но.

Но чтобы ни говорили, а снимали эти фильмы все равно имея в виду, что:

– И они в Америке Также делают – снимают боевики.

Но дело в том, что здесь снимают СОВСЕМ другие боевики, ибо там – это:

– Нормально, – а здесь:


– Аномально.

Не в том смысле, что здесь раньше их не делали, а в том, что здешние боевики – это Сдвиг по Фазе. Надо бы, как Всегда снять паровоз, как в фильме Край, а они решили снять чинно и благородно:

– Нормальный боевик, как про Василия Ивановича Чапаева, – но!

Но без Идеологи-и-и! – Замыслились такой идеей, несмотря на то, что здесь Нормы не может быть, так как не может быть:

– Никогда-а-а-а!

Не получается здесь кино без мечты о Хорошей Жизни:

– После нашей победы.

И более того:


– Не получается катехгорически. – Если только не считать целью:

– Поиздеваться над зрителями, – почитая их привязанными всех к одной длинной палке, как индейцев узе рабов, как в фильме Мела Гибсона:

– Апокалипсис.

Поэтому все боевики здесь – это Апокалипсис, в первую очередь его литературного состава, так как он абсолютно – и более того, в пятой степени – как нерешаемый постулат:


– Нелитературен. – А без этого, как без сена, лошадь не покатит, ибо известно, что кроме актеров и режиссеров, которые символизируют собой Сено, должна быть ишшо и Солома, как в песне:

– Солома есть – ума:

– Не надо.

Если только так, как это принято в лучших домах Ландона:

– Зубы чистить обувным станком, как раньше ее мерили, параллельно облучая реципиента альфа, бета, или гамма частицами. – И ничего народ остался жив, хотя, ясно, что кто-то сдох после этих примерок человеческого разума под книжные развалы:

– Антикиллера и иво Пираньи.


03.02.16 – Утро с Юлией Высоцкой

Пришла психолог с ушастыми губами, и начала рассказывать о Ты, как Ты чувствует себя, когда дети уходят. Но, думаю, это ошибка:

– От Ты не уходят, а бегают. – Точнее, все уже давно убежали, и говорят только Вы.

Оказывается, нет, не успела эта психолога исчезнуть, как утренний туман, Ю. Высоцкая, наконец, дала разоблачение всем своим фокусам, а именно:

– На Едим Тока Дома она придумала прием, как оставить и дальше жить этого ёжика под именем Ты:


– Наняла подрухгу, чтобы иногда говорила ей:

– Или А, или Б, а взамен обращалась к ней, как будто заместо ёжика:

– Ты можешь, Ты если хочешь, Ты берешь, ревешь, бросаешь, кусаешь, и так далее, и тому подобное.

А здесь, С Другого Утра Пораньше – Иво не было! – И Юля зачастила с наслаждением, как будто встретила того, кого давно желала, но стеснялась, как, например, знакомую бабушку у колодца, и давай, и давай колоться:

– Ты, ты, ты, ты, ты, – а рядом, заметьте: ни-ко-го ишшо нэт, не пришла ишшо та баушка на ее се-ля-ви.

Но ужаснее всего, что этот Тет-а-Тетом пытается изобразить культурное, и главное:


– Нэ мэсное, а западное сообщество, где будто бы также чапают на родных наречиях.

Также удивляют гламурные люди на Этом Утреннике:

– Удивляет, что вызывают большую неприязнь, чем даже культурологи и другие дамы, работающие на литературном поприще.

Что делать? Я думаю, если не получается, то лучше вообще не разговаривать, а просто мычать, как и раньше на пастбище:


– Му-му-му-у-у-у! – но не как коровы приветливо, что, мол:

– А вот сейчас мы пожрем, наконец! – Но не как, собственно, современные коровы, а как динозавры ишшо в далекой древности:

– Обязательно живьем.

Или готовить, стуча только вилками, ложками и ножами.

Но, думаю, никакой готовки, в смысле:

– Едим Тока Здесь Все, – имеется в виду, хотя и не в мировом масштабе, пока что, а тутоди, но тоже повсеместно – Не Будет!

Ибо так нельзя не только есть, но жить вместе.


17—00 – Радио Свобода – Интервью

Сокращено.


05.02.16 – Дмитрий Волчек – РС – Культурный Дневник



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10