Владимир Буров.

8, 9 – аут. Потустороннее



скачать книгу бесплатно

– Вы посмотрите, говорит, у него кровь на руках. А Валера, как ненормальный, начал спорить с ментами, что это не человеческая кровь.

– А что это было? – спросила София.

– Это был томатный соус с добавлением красного вино. Но это бы еще ничего, – продолжала Галя, – этот Валера – она кивнула на повара – сказал, что менты мудаки.

– Это же надо быть такими мудаками, сказал я. – Валера от волнения бросил жарить картошку, и встрял в разговор. – А они, оказывается, еще не вышли из кухни. – Два дня сидел в КПЗ. Пришлось нанять адвоката. Мне сказали, что от таких дел отмазывает только Семенов.

– Почему только он? – спросила София. А Даша ответила:


– Потому что он не ломает голову, как другие адвокаты. Его знают все судьи и следователи. Со всеми договаривается – и больше никакой работы. Натягивает всех однозначно. К нему очередь на полгода вперед. Сейчас может и больше. Если он согласился защищать – победа в суде обеспечена. И часто и до суда. Решит любые проблемы. Хоть с блатными, хоть с чиновниками.

– Просто монстр какой-то, – сказал Алексей. – Удивляюсь, почему я о нем ничего не слышал.

Обе дамы – и Даша, и София – выразительно посмотрели на Алексея, но ничего не сказали.

– Я удивляюсь, как милиционеры могли без письменного подтверждения забрать повара прямо с работы, – сказал Алексей.

– Да у него и сын тоже мент, – сказала Даша. – Позвонил сыну – да и все. Видимо, Валера, ты разозлил его капитально. Колись, в чем дело? Уверена, что не из-за мяса.

– Хорошо. Скажу. Не из-за мяса. Просто он хотел трахнуть мою Свету, – Валера прикурил новую сигарету от уже догоревшей до пальцев.

– Какую Свету?


– Да Светку! – сказала Галя. – Была здесь такая маленькая официантка.

– А где она сейчас?

Галя убежала в зал. Олеся приоткрыла дверь и звала ее интенсивными движениями руки.

– За что ее выгнали? – опять спросила Даша.

– Как сказала Галя, – сказал повар: – За систематический чрезмерный обсчет клиентов. Даже зарплату не выплатила. Говорит штраф за беспардонный обсчет.

– Здесь нет штрафов, – сказала Даша. – Это я объяснила Гале, что штрафовать бесполезно. Еще больше воровать и обсчитывать будут.

– Света ей тоже так сказала. А она говорит, что это не штраф, а просто компенсация за причиненный кафе моральный ущерб. Ведь этой Гале все по барабану, – добавил Валера. – А теперь работать некому.

Галя опять появилась на кухне.


– Вы садиться за стол будете? – спросила она. – Там народу навалило почти полный зал. Если будете, надо занять место.

– Может быть, лучше сядем в банкетном? – сказала София.

– Там мало места, – сказала Галя, – все завалено товаром.

– Хорошо, мы сядем в зале, да, Алексей? – сказала Даша.

– Да, – ответил Алексей, – только мне надо умыться.

– Всем надо, – сказала София.

– Я тогда поставлю на ваш столик у телевизора табличку: ВИП.

– Разумеется.

– И да: – добавила Галя, – вы немного не поможете здесь на кухне.

Валера не справится.


– Конечно, не справлюсь. Полный зал. И все, как назло будут заказывать жареную картошку. А картошку жарить некому, – сказал Валера.

– Там пришла одна телка, – сказала Галя. – Думаю, испытать ее еще раз. Пусть сегодня жарит картошку.

– Кто это еще? – спросил Валера.

– Да так – сл. на х – ее знает кто, – ответила Галя. – Пойду ей скажу. Так что за картошку не беспокойтесь. Она пожарит. А ты, – Галя показала кулак Валере, – не приставай к ней на работе. А то я тебе честно говорю: поджарю на плите, как мы поджарили на помолвке охранника Тома.

Далее, появление Светы-официантки. Потом приходит Том. И еще – Итальянец.

Глава третья

И все же им пришлось сесть в банкетном зале. Пока Алексей, Даша и София умывались, одевались, красились, в зале возник спор из-за их стола.

– Представляете, пришел этот предприниматель, Пилигин. Хочет занять ваш стол, – сказала Галя. – Че будем делать?

– Пусть садится, – сказала Даша.

– Да, мы уместимся в банкетном между коробок, – сказала София.

– Тем более, нам придется одновременно работать на кухне, – сказал Алексей. – Мы вообще могли быть здесь жить.

– Да, был бы народ, – невозмутимо сказала Галя. И добавила: – Тогда так: этот Пилигин заказал три флорентийский стейка.

– Их трое?


– Три килограммовых стейка на четверых, – сказала Галя. – Это нормально. Он вообще просил три стейка по два с половиной килограмма каждый. Говорит, что ел такие в Италии.

– Ну, ты сказала, что у нас нет таких больших коров? – спросила София. – Надеюсь…


– Простите, но мы используем для питания наших гостей только быков, – сказала Галя, и вышла в зал.

– Чего это она? – спросила София.

– Думает, что ты имела в виду себя, – сказала Даша. – Я имею в виду подсознательно.

– Нет, я просто так сказала.

– Ну, я и сказала, что ты хочешь этого предпринимателя не сознательно, а подсознательно. А она, – Даша кинула на дверь в зал, – сознательно.

– Нет, я люблю Моцарта, – сказала София.

– Почему Моцарта? – спросила Даша. Потом добавила: – Ах, да, Моцарта. Я тоже.

Они взяли Алексея под руки, и повели в банкетный зал.

– Подождите, дамы, – сказал Валера, – я один не справлюсь. Алексей, ты, может быть, останешься?


– Сейчас мы выпьем холодненького шампанского, и я приду.

– Ага.

Вошла бывшая официантка Света. Она сразу хотела броситься на шею Валере, но повар предостерегающе поднял руку.

– Мы здесь не за этим, – сказал он. – Надо работать. Картошку жарить умеешь?

– Конечно, умею.

– Давай, жарь. Бери сразу две сковородки с толстым дном. По три порции в каждой.

– Может быть, сначала начистить по больше и нарезать?

– Без сомнения.

– Спасибо.

– Пожалуйста.

– Я начинаю.


– Тебе выдали паспорт? – спросила София.

– Да, – сказал Алексей. Он раскладывал вино и закуски на столике.

– Можно посмотреть?

– Я первая, – сказала Даша.

– Посмотрим вместе. – Они открыли паспорт Алексея и ужаснулись.

– Ты немец? – спросила Даша.

– Я немец? Почему? – удивился Алексей.

– Я даже не догадывалась, что твоя фамилия Моцарт.

Алексей подошел и заглянул в раскрытый Софией паспорт.

– Моцарт Алексей, – прочитал парень. – Не может быть! – Он взял и повертел паспорт в руках. – Это мой паспорт? Где вы его взяли?

– Да, твой, твой, – сказала София, – я взяла его в твоей сумке.

– Тем более, здесь твоя фотография, – сказала Даша.


Они находились на кладбище. На могиле Алексея. Он сам ее нашел. Они ходили, ходили по кладбищу, но такой могилы не было.

– Чего мы ищем? – спросила София.

– Кого мы ищем? – сказала Даша.

– Когда найду – скажу, – ответил Алексей. И вот нашли. Правда, пришлось дать на бутылку сторожу, который подумал, подумал, и, наконец, показал ребятам эту могилу.

– Когда это было? – спросил Алексей.

– Так на могиле, чай, написано, – сказал сторож. – Впрочем, сейчас я подумаю. Сейчас, сейчас вспомню. – И вспомнил: – Два года назад. Даже меньше. Ну, где-то так. И да: может, еще на закуску у вас еще есть бабло? – добавил он.


– Хорошо, вот тебе пятак серебром, – сказал Алексей, и дал сторожу стольник. Он посмотрел на деньги, и сказал, что пятак-то они за полтинник считают. А тут, выходит, два пятака.

– Так серебром! – рассмеялись девушки. – Серебром в два раза больше!

– И то правда, – ответил сторож. – Пойду куплю кило краковской и хлеба батон, да буханку черного.

– Вы – немец? – осведомилась София. И почему-то даже на Вы.

– Я-то? – переспросил Алексей и вдруг задумался. – Да, пожалуй, немец, – сказал он.

– Для немца вы слишком хорошо говорите по-русски, – сказала Даша.

– Я вообще полиглот и знаю очень большое количество языков, – ответил Моцарт.

– А у вас какая специальность? – осведомилась София.

– Я – специалист по черной магии.

– Ох, Моцарт, Моцарт! – воскликнула Даша. И добавила: – Хватит врать. Это я специалист по языкам и также по черной магии.

Они выпили, закусили.


– Что бы это могло значить? – спросила София, в очередной раз оглядываясь на мраморный памятник с фотографией Алексея. – Может быть, это не ты, – добавила она. – Фамилия здесь другая, не Моцарт. Илларионов.

– Так это и была его фамилия, – сказала Даша. – Я помню. – Вдруг Даше показалось, что между ней и Алексеем возникла невидимая преграда. – Алексей, нас разделяет ограда, – неожиданно для самой себя сказала она. – Точно, тебе говорю. Вот только что она появилась. И даже сейчас еще вибрирует. Настоящая стена.

– Брось выдумывать, Даша, – сказала София. – Я боюсь привидений на кладбище. А что? Я слышала, они иногда появляются. Особенно вечером. Кажется, что все покойники уже собрались. Надели выходные одежды, ждут, когда все уйдут с кладбища. А вы, как назло, тут. Они, естественно, начинают злиться. И честно вам говорю, это чувствуется. Лучше их не злить, и быстрее, быстрее уходить.

– Еще не вечер, – сказала Даша. И добавила: – А привидения уже здесь. Точно вам говорю, я чувствую стену.

– Я тоже, – сказала София.


– Не ври, София, – сказала Даша. – Ты не экстрасенс, ты не можешь ничего чувствовать. Нет, вот что интересно! Между мной и тобой тоже появилась ограда. Кошмар!

– Что это может значить? – спросил Алексей.

– Это? Думаю, это значит, кто-то из нас действительно умер. Или вы, – Даша обвела эллипсом Софию и Алексея, как будто переносила часть текста в другое место и в другое время, – или я. Мама! я потеряла тебя, Алексей. – Она горько заплакала.

– Ты много выпила, подруга, – сказала София, – успокойся. Успокойся, мы все здесь. В одном месте.

– Мне кажется, вы умерли. Нет, правда. – И она опять заплакала.

– Ты просто много выпила, – сказала София, и тут же подумала, что они выпили только по полстакана красного сухого вина. – И да: как нам теперь вас называть?


Алексей подумал.

– Лучше, наверное…

– Моцарт, – сказала София.

– Лучше бы, конечно, Алексей, – сказала Даша. Она помолчала и добавила: – Но, думаю, теперь уже это невозможно. – И она опять заплакала.

– Ну, что ты плачешь? – Алексей обнял Дашу. – В чем дело? Что случилось?

– Что-то случилось, – сказала Даша, и заплакала еще сильнее.

– У нее нервный срыв, – сказала София. – Не пойму только, с какой стати?

– Может, мы действительно умерли? – сказал Алексей, и, обернувшись, осмотрел кладбище.

Никого, кроме них, не было.


Между прочим, Алексей побывал в библиотеке, и сделал выписки из толстой книги. Как-то:

– Могут ли покойники видеть на расстоянии? Например, на другом конце города? Или на километр, на двести метров? Просто пронестись взглядом через расстояние между домов и машин, и увидеть кого-то, напр., на стоянке такси, или у подземного перехода? – Далее:

– Убитые покойники через несколько минут исчезают. И могут опять появиться только через три дня.

Как исчезают те, кто не был убит? М.б., рядом убили кого-то? И они могут уйти вместе с ним по открывшемуся каналу?

Как убрать покойника надолго или даже навсегда? Из реальной жизни?

Меняется ли судьба человека умершего, а потом опять появившегося «на людях»?

Умершие могут попадать сюда, а настоящее, на экскурсию?

Они остаются Там, в Прошлом, живыми. Раз в год к ним можно при… прибыть в гости.

– Лучше вы к нам!

Может быть, человек таким и является? Не рожденным, а опять ожившим.


Вошла Галя и поставила на стол один большой флорентийский стейк.

– Ты не забыла, что мы заказали три? – спросила София.

– Но не сразу же?

– Да. Но главное, чтобы ты не забыла. А то, как прошлый раз раздашь все флорентийские, а мы после говядины есть свинину не будем.

– Почему?

– Просто не полезет. Можешь себе представить: есть хочется, а ничего вкусного и сочного нет.

– Ладно, ладно, – сказала Галя, – я все помню.

– Ну, ты точно записала? – спросила на этот раз Даша. – Мы ведь сегодня ничего не ели. Так что не дай боже, ты толкнешь кому-нибудь за чаевые наши стейки.

Почти все стейки Алексей жарил сам. Приходил из банкетного и жарил. А Даша уговорила адвоката взять на троих флорентийский стейк.

– Я сама обслужу вас, – сказала она. – Покажу вам, как его резать. В принципе очень просто. Нужен только острый нож.

Вроде бы никаких проблем. Но проблема все-таки возникла. Адвокат подарил часть своего стейка девушкам с другого стола.

– Как так? – не поняла Даша, когда Галя пришла к ним в банкетный зал, и сказала, что сейчас опять будет скандал с адвокатом.


– Вот так, – сказала Галя. Мы этот стейк разрекламировали, а адвокат стал рассказывать девушкам с другого стола, что стейк этот флорентийский очень вкусный. И пока его дамы танцевали, он угостил этих других дам, с другого стола, своим стейком. Когда пришли его дамы, стейка уже не было. Все сожрали соседки. Чуть не началась женская драка.

– Хорошо бы устроить бой, – сказала София. И добавила: – За двухкилограммовый флорентийский стейк.

– Здесь нет таких. Сколько можно повторять. Не больше килограмма. Редко кило двести.

– Теперь адвокат хочет еще один стейк, – сказала Галя. И добавила: – Да и этот предприниматель, которого охраняет Том – тоже.

– Что?

– Говорит, мне на вечер еще один.

– Я так и знала, – сказала София.

– Ты хочешь отдать им наши два стейка? – спросила Даша. – Да вот – сл. на х – им.

– Иди сама с ними поговори. Даша, сходи, – попросила Галя. – Я ничего не могу с ними поделать.

– А что я им могу предложить? Себя, что ли? Или вон, Софию? После этого мяса другое они есть не будут.

– Сами напросились, – сказал Алексей.


– Кто знал, что сегодня столько нормальных людей припрется? – Галя закурила, и выпустила вверх длинную струю дыма. – Хорошо еще, что Том не выступает, – добавила она.

– Помнит, как прошлый раз его здесь жарили – вот и не дергается, – сказал Алексей.

– Это еще ничего не значит, – сказала Галя. – Если у него переклинит, забудет все, что было. И хорошее, и плохое. Вспомнит только, что его Нинку увез немец в Германию. И начнется!


– Он уже так делал? – спросила София.

– Да. Только не здесь. Рассказывали, что сломал два стола и несколько стульев в Випе. Одному официанту сломал нос, а с официантки сорвал всю одежду до пояса.

– Снизу, или сверху?

– Сверху. Прибежал охранник, Томми кинул в него стулом, он убежал вниз вызывать милицию. В общем, если вспомнит, надо кого-то ему подсунуть, – сказала Галя. И добавила: – Я бы сама согласилась, но у меня вид не тот. Вот София, или ты, Даша, подойдете.

– Можешь на нас рассчитывать, – сказала София. А Даша ее поддержала.

– Я с вами, – сказал Алексей.


Сначала на кухне появился адвокат.

– Я зашел только спросить, – сказал он. – Мой флорентийский стейк в порядке? Никто его не съел? – И тут же добавил: – Закури, Валера. Мальборо. Настоящие, американские.

– Мне тоже можно? – спросила малышка Света.

– Тебя? Только через банкетный зал, – серьезно сказал Семен Семеныч.

– Да вы что, Семен Семеныч, я прошу только сигарету, – сказала Света.

– Не надо, Семен Семеныч, это моя личная девушка, – сказал Валера.

– На работе не может быть никаких личных девушек, – сказал адвокат. – Ты помнишь Билла Клинтона? Он попал в историю из-за того именно, что имел свою личную девушку на работе. А этот, как его? француз? Тоже доприставался на работе к уборщицам. Ты к уборщице не пристаешь?

– А у нас нет уборщицы, – опять встряла Света.


– За то, что ты меня перебиваешь, сейчас скажу Гале, чтобы перевела тебя в уборщицы.

– Я согласна, – сказала Света.

– Валера, ты знаешь, что существует синдром уборщицы?

– Нет,

– Он так и называется: синдром Асмолова. Почему? Он его открыл, и сам испытал на себе.

– А в чем он заключается, Семен Семеныч? – спросила Света.

– В чем? Вот представь, что ты уборщица, а я показу на примере, что это значит.

– Хорошо. Я и так знаю, что эта – сл. на е – Галя переведет меня в уборщицы. Или, по крайней мере, заставит работать по совместительству.

– Это хорошо. Значит, ты готова. – И он схватил Свету, и потащил в банкетный зал.


– Там занято, – сказал Валера.

Услышав, что банкетный зал занят, Семен потащил Свету на мойку.

– Семен Семеныч, что вы делаете? Это моя телка.

– Нет, конечно, я не возражаю, пожалуйста. Но, пойми, Валера, если у меня синдром Асса, я не могу удержаться. У меня перед глазами только одна фраза:

– Больше всего на свете хочу уборщицу.

И добавил:

– Для некоторых деятелей уборщица и работница их офиса это одно и то же. А уж секретарш-то я… Впрочем, – он остановился, и не стал дальше развивать свою теорию. – Кто там?

– Где?

– В банкетном?

– Так, знакомые Гали.

– Я… впрочем, в другой раз. Я пошел, не забудьте про мой стейк. Валера, еще закурить хочешь

– Да, только я не докурил еще эту.

– Можно, я предложу сигарету твоей девушке? Она ведь еще не уборщица?

– Нет.


– А вы знаете, что у меня есть скидка?

– Скидка? На что? – спросила маленькая Света.

– Я имею право предложить интимную связь девушке, даже если она еще не совсем уборщица.

– Это такой закон есть во Франции, что ли? – спросила Света.

– Почему во Франции?

– Там постоянно идут разборки между членами парламента и уборщицами.

– Ты права. – Адвокат уже открыл дверь в зал, и добавил: – Вы не спросили, за что мне всегда делается скидка от женщин. За что мне всегда дают больше, чем я прошу. И не только уборщицы.

– Да, за что? – спросила Света.

Семен Семеныч ничего не ответил. Но выразительно похлопал себя по лысине. Прежде чем закрыть дверь.

Следующим на кухне появился Том.


– Я не помешаю, – сказал он. – Дело в следующем. Мой босс хочет посмотреть вашу кухню.

– Зачем? – спросил Валера.

– Надо спрашивать у нашего босса, – сказала Света.

– Ей некогда, – сказал Том, – народ в баре завалил ее заказами. И да: мой босс хочет тоже открыть кафе. Здесь неподалеку.

– Где неподалеку?

– За углом.

– Название уже придумали? – спросил Валера.

– Да, обычно все начинают с названия, – сказала Света.

– За углом.


– Что за углом?

– Так и будет называться, – ответил Том.

– Неплохо.

– Оригинально.

Появился Валентин Пилигин вместе с Томом. Не успели они осмотреть устройство мойки, как вошла Галя.

– Так, друзья мои, это промышленный шпионаж, – сказала она почти с порога. – С вас двойной счетчик. Счет, я хотела сказать.

– Да хоть тройной, – сказал Валентин. – Но мне надо посмотреть еще банкетный зальчик.

– Зайчик? – переспросила Галя.

– Банкетный зальчик. Послушай, зальчик, а не зайчик.

– Нет.

– Почему?

– Там люди.


Драка все-таки началась. И началась она из-за флорентийского стейка. Хотя Алексей, Даша и София и отказались от двух своих стейков в пользу Валентина и адвоката, нашелся еще один блатной, кто захотел этот великолепный стейк. Но его уже не было.

Его звали Итальянец. Стейка не было. Он начал приставать к Гале. Потащил ее в туалет. Хотел, чтобы она прямо там, в кабинке, сделала ему минет.

– Идем, – сказал он, – я приготовил тебе русский стейк.

– Я никуда не пойду.

– Хочешь получить по – производное от сл. на букву е? – сказал Итальянец, и придвинулся поближе к стойке, чтобы достать Галю. И он даже махнул. Правда, пока что ладонью. Галя сделала шаг назад, и он не достал.

Но Галя по запарке допустила профессиональную ошибку. Оставила на стойке полбутылки коньяка. Бутылка стояла хотя и за уступом, но дотянуться можно. Надо было поставить его назад. Там был стол для вина. Но Галя не сделала этого, после того, как налила кому-то пятьдесят этого великолепного Мартеля. Итальянец взял этот коньяк и прямо у стойки начал пить из горла. Не весь сразу, а так, сделает пару глотков, посмотрит на Галю, еще пару. Он допил весь коньяк – а это почти полбутылки – поймал Галю, когда она выходила из двери бара, и потащил в туалет. Тварь. Уже в туалете, в самой кабинке, она вырвалась и убежала.

Итальянец вышел из туалета и хотел зайти прямо в бар, но увидел выходящую из кухни Олесю.


– Иди сюда, тварь жопастая, – сказал он. – Стой, я тебе сказал. – Он обхватил новую официантку за талию, и, прямо с подносом начал тянуть в проход, в сторону фойе, где был туалет.

Тут у Тома тоже переклинило. Он почему-то подумал, что Олеся это его девушка. На самом деле его девушкой была Нинка. Но она уехала с Вальтером в Германию. Видимо, Том уже раньше думал об этом. О том, что надо заменить Нинку на Олесю. Тоже лошадь скаковая. Пахать можно. Он об этом думал, но забыл. А сейчас вспомнил.

– Ты куда, падла, мою телку потащил?! – крикнул он Итальянцу.


Итальянец бросил официантку, как обертку от съеденного мороженого. Так это оттолкнул небрежно. Но не сильно. Дама даже не покачнулась. Тварь, подумала она, и решила содрать со своих клиентов не по десять процентов от заказа, как разрешала делать Галя, а по пятнадцать.

– Может даже по двадцать, – сказала Олеся, и двинулась к своему столу. – Легче на стоянке такси работать, чем здесь, – добавила она, обращаясь к голове медведя, которая висела у стойки бара.


А ребята сцепились. Точнее, Итальянец успел провести только один прием. Свой коронный. Он в падении подсек наступающего на него Тома. И удачно. Томми не ожидал. Опорная нога его ушла назад, и квадратный охранник упал. Упал прямо носом под медведя. Тому показалось, что он прыгнул с крутого берега в воду вниз головой. Но дно оказалось ближе, намного ближе, чем он рассчитывал. Вот так! Тому опять не повезло в этом кафе Охотник. Один раз его поджарили, а теперь он сломал шею. Чуть не сломал. Просто свернул. Не мог смотреть вперед, а только вбок. Он попросил Олесю отвести его туда, где он сидел раньше.


– Я забыл, честно, – сказал Том.

А Итальянец не успокоился. Воспользовавшись тем, что адвокат опять убежал куда-то, он сел за его стол к Оле и Тане. Отрезал кусок стейка, попробовал, сказал:

– Вкусно, между прочим, – потрогал девушек за сиськи, резюмировал, что: – Практически одинаковые, – и отлетел к телевизору с прострелянной башкой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6