Владимир Бушин.

Карнавал Владимира Путина



скачать книгу бесплатно

Аркадский пастушок

Культ табуретки

Вы, читатель, вероятно, уже забыли Одиннадцатое явление Отца народу 25 апреля 15-го года? Если так, то напрасно. Там было много примечательного, поучительного и вопиющего. Есть смысл кое-что вспомнить. Особенно на фоне вот такого рода волшебных псалмов и при виде портрета президента в каком-то загадочном скафандре, предназначенном для чего-то явно героического: «Путин, безусловно, – яркий, талантливый, результативный политик. Это следует признать всем, независимо от того, кто как относится к результатам его многолетнего правления». Позвольте, независимо от результата – результативный? И я, считающий результат достослезным, должен признать: яркий, талантливый политик?

«Недюжинный политический талант нашего президента, – слушаем дальше, – проявляется, в частности, в том, что он умеет меняться. Причем – вовремя и в нужном направлении. Меняться, чтобы соответствовать реалиям жизни, которая тоже, заметим, не стоит на месте». Ну, мы и раньше подозревали, что жизнь не стоит, и не спорили с Гераклитом, уверявшим, что «все течет, все меняется». За двадцать лет, что он витает в верхах, конечно, изменился как человек и Путин: был кудрявым, стал лысым.

Но – а как политик-то? А вот: «Путин нынешний с его откровенной державной риторикой и очевидным презрением к западным «демократиям» радикально отличается от Путина прежнего «разлива», скажем, 2000 или 2001 года». Конечно, за тринадцать лет можно было кое-что сообразить, но псаломщику достаточно риторики! Или он не понимает, что это за красивое заморское словцо из числа тех, коими перенасыщена статья русского патриота? Так я поясню: по-русски «риторика» – это «пустозвонство». И особенно опасно именно державное пустозвонство. Да, раньше его не было, теперь есть.

А если от слов обратиться к конкретным делам? И тут Путин «радикально отличается»? Да, тогда не были наши небеса открыты для американцев, теперь он их открыл; в 2011 году стараниями Путина были созданы американской военные базы в Киргизии и Узбекистане, а теперь – и в России, да не где-то на окраине, на Чукотке, а в самом сердце – на Волге. Святую правду порет наш патриот.

А где «очевидное презрение»? Вот тут не совсем так. Есть, конечно, небольшое презреньице, но оно тонет в таком благоговении Путина перед Западом, что он то и дело приводит его нам в пример: «А вот в Германии… А вот во Франции… А посмотрите, как в США…» И, невежественно, бесстыдно понося недавнее прошлое родины, клевеща на ее великого вождя Сталина, с большой симпатией вспоминает в своих речах фигуры Западного мира как прошлого – от Бисмарка до Черчилля (25 апреля даже до Древнего Рима добрался), так и современности – о Буше-младшем, например, просто тоскует, мечтает о встрече. Однажды призвал нас и пожалеть его: «Вы думаете, Бушу легко!». Конечно, нелегко, не просто, пуская потоки крови, потрошить на другом конце света то Югославию, то Афганистан, то Ирак… А как-то раз, будучи на ранчо Буша, Путин в пароксизме презрения к западным демократиям плюхнулся на колени перед большой президентской собакой, обнял ее и замер в порыве национальной гордости.

И было это не в 2000 году, а не так давно.

Автор то и дело вопиет: «Русская революция!.. Диктатура!.. Репрессии!..» И призывает Путина все это начать во имя спасения родины. Боже милостивый, да его от одного звука сих ужасных глаголов может кондрашка хватить. Его спрашивают: «Зачем вы через семь дней помиловали американского шпиона Поупа, осужденного на двадцать лет за огромный ущерб нашему флоту?». Он отвечает: «Не тащите меня в 37-й год!». «Ему говорят: «Почему Сердюков на свободе?». Он отвечает: «Не надо возвращаться в 37-й год». Ему говорят: «Когда посадят Чубайса?». Он отвечает: «У нас не 37-й год».

* * *

Но автор стоит на своем: «Можно смело сказать, что сложился режим «развитого путинизма». Все ключевые перемены последних лет так или иначе связаны с личностью нашего президента и несут на себе неизгладимую печать его характера, его симпатий и антипатий, его политического мировоззрения».

Казалось бы, лучше некуда: Путин вездесущ и всемогущ. Но это в начале статьи, а в конце вдруг читаем: «Путину предстоит совершить воистину исторический, воистину судьбоносный стратегический выбор». Ах, еще только предстоит! А можно было подумать, что русская революция уже началась.

«Ему предстоит решить, с кем он: с нами, со своими Русскими соотечественниками. Или…» Или, говорит, ядовитое наследие коммунистического, а затем либерального этапа биографии окажется сильнее? Ну, против ядовитого коммунистического этапа ему сделал инъекцию еще покойный Собчак. Впрочем, никакой нужды в этом не было: ничего коммунистического ни в одной клетке у Путина никогда не было. А что до либерального этапа, то достаточно взглянуть на окружение: один Медведев, любимец и местоблюститель, чего стоит.

«Итак, президент, – мы вместе или нет?». Два десятилетия миновало, и с упорством Сизифа задается все тот же вопрос!

«Кремлевские патриоты, где вы? Ау!». И он ждет, что вот распахнутся все кремлевские ворота и с патриотическим гиканьем, с русофильским посвистом повалят оттуда сидельцы Кремля спасать отечество. Первым из Спасских ворот выбежит, конечно, Путин, влезет на Лобное место и огласит Красную площадь кличем: «Слава русскому народу!». Из Боровицких ворот выскочит Медведев: «Россия, вперед! Даешь модернизацию!». Из Троицких с наручниками в руках появится министр МВД Колокольцев: «Где Чубайс? Ау!». Нет Чубайса. Он уже за океаном…

Так вот, давайте все-таки вспомним Одиннадцатое явление Отца народу. Может быть, это кому-то поможет понять, кто с кем вместе…

О чем только ни писали по поводу явления неутомимые строчкогоны! И сколько оно длилось, и сколько было вопросов, и сколько ответов, и когда Отец народа улыбнулся, и когда пытался сострить, построили какие-то схемы, графики, диаграммы… Великое событие произошло… А о главном – кто он – ни слова!

Как это, говорят, ни слова? Как это – кто? Президент! Гарант! Госглава! Верно. А что в голове-то у Главы? Что в душе у Гаранта? Известный юморист Михаил Задорнов заявил, что тех, кто «позорит власть, а не бережет ее, надо гнать!». Во-первых, как ее беречь, если она сама себя не бережет? Во-вторых, откуда и куда гнать позорников? И кто они – министры, депутаты, бомжи? Но не это главное, а то, что юморист очень доволен: на все вопросы «Владимир Владимирович отвечал очень находчиво», это «яркие ответы», они «всегда настолько убедительны» и т. д. Да так ли?

Одной из первых к Отцу народа обратилась Наталья Осипова из Таштагола, великая труженица, очаровательная русская женщина, за одно погляденье на которую надо бы платить месячную зарплату рыжего беса Чубайса в 2 миллиона рублей. Она сказала, что работает фельдшером на «скорой помощи», получает 3,5 тысячи, а машины старые, порой посреди дороги ломаются, и с сумкой на плечах приходится спешить к больному пешком – то по грязи в жару, то морозной ночью. А ведь дорога каждая минута: там жизнь человеческая! И добавила, что те, кто не на «скорой помощи», получают 5 тысяч. Вы только подумайте: люди завидуют тем, кто получает 5 тысяч!

Тут же многосемейная мать Елена Кузьменко из Приморья объяснила Батюшке народа, что такое ныне 5 тысяч. У одной ее дочки из двенадцати детей заболел зуб. Пошли в больницу, удалили зуб – 5 тысяч! Да если уж за деньги, то не больше 100 рублей надо бы. Но я, будь помоложе, помянутому бесу все зубы удалил бы совершенно бесплатно.

И вот какой «яркий ответ» дал вышеназванный Отец русской красавице, русской страдалице: «Проблема, судя по всему, действительно существует». Судя!.. Ярко! Перед ним живой человек с конкретными фактами, а он все гадает да предполагает. Но мы, говорит, на все ваши медицинские нужды ассигновали 400 миллиардов рублей, и какие, мол, могут быть претензии. Правда, «правительство недоработало, Минздрав не отследил. Надо посмотреть, куда ушли эти деньги. Мы этим займемся». Смотреть да следить-то, заниматься-то этим с самого начала надо. Это же азбука государственной работы.

И так он отвечал на все вопросы: ему называют конкретные вопиющие факты, возмутительные примеры, похабные случаи, а он этих измученных, исстрадавшихся вопросистов – миллиардами по кумполу да «судя по всему», да «мы займемся»! Да какое им дело до твоих миллиардов, если даже они действительно отправлены, но не получены. И какой ты Госглава или Госмакушка, если думаешь, что подписал бумагу – и дело с концом, все в порядке, лепота. А где твоя вертикаль, чем занята? Или она, как у деда Щукаря, «который уже год в землю смотрит»?

Библиотекарь из Московской области говорит: «Я получаю 8 тысяч. Как можно жить на такие деньги?».

Предпринимательница из Нижегородской области чуть ни плачет: «При наших доходах у нас просто нет возможности платить такие налоги!».

Ленинградец в гневе: «Пять человек в квартире 77 кв. метров. В декабре 2012 года счет был 3442 рублей, в феврале этого – 8090. Что за грабеж!».

И что он ответил всем? Очень спокойно (кагэбэшная выучка): «В целом, в среднем зарплата повышается – это очевидный факт». И только, мол, ваши подслеповатые очи этот очевидный факт не видят. Конечно, если взять зарплату Чубайса и мою пенсию с небольшим литературным приработком, то получается, что в среднем мы с ним получаем по 1 млн рублей в месяц. Круто! И я могу себе ни в чем не отказывать.

А если взять хотя бы еще пять таких годовых зарплат: А. Костин, председатель правления ВТБ – 900 млн рублей, А. Миллер – 750 млн руб., И. Сечин, глава «Роснефти» – 750 млн руб., Г. Греф, глава Сбербанка – 450 млн руб., М. Кузовлев, председатель Банка Москвы – 450 млн руб. И как-то трудно верится, что Д. Медведев, будучи президентом, заработал в 2011 году лишь 3 378 673, т. е. раз в 200–250 меньше, чем названные выше.

А если сложить приведенные зарплаты, то получится 3 млрд 300 млн рублей. Если даже лишь эту сумму разложить на 300, то выйдет, что 11 миллионов наших граждан будут получать приемлемую зарплату 300 тысяч рублей в год, или 25 тысяч в месяц. Но ведь мы взяли только пять миллионеров, а сколько Отец народа наплодил их! С первых дней контрреволюции нам твердят: «Стыдно считать деньги в чужом кармане! Позор!». Да, карман-то чужой, но деньги-то наши, народные. А Отец народа делает вид, что не понимает, и недавно, как сообщалось в прессе, сотрудникам своего аппарата увеличил зарплату вдвое. Вот и возопил: «Зарплата растет!».

Нет, Ельцин был честнее, если угодно, даже человечней. Помните, однажды не дошли в Чечню 4 миллиарда. Его журналист спрашивает: «Куда же они делись?». И он прямо: «Да черт их знает!». А ведь тут какое иезуитство: я прав, а вы не умеете мыслить в государственном масштабе… Как говорил Владимир Ильич, «по форме все верно, а по существу – издевательство». А можно сказать и так: иезуитская демагогия. Вот что в голове у Госглавы.

* * *

Люди говорили без малейшего почтения к любимцам Госмакушки, несмотря на то, что за годы, проведенные в госверхах, она уже стала Гослысиной. Более того, о любимцах говорили с полным презрением. Так, Сергей Маленко из Перми прямо спросил: «Сколько вы еще собираетесь терпеть во власти Чубайса? И когда, наконец, его посадят за решетку?».

И что в ответ? Вначале все та же иезуитская демагогия: «Чубайс не во власти, он во властных структурах не присутствует». Да какая разница, присутствует или отсутствует, если вы дали ему возможность ворочать миллиардами! И не устаете твердить о своем глубоком уважении к прохвосту и даже в ответе на вопрос, бросивший тень на тюремную решетку, величали его по имени-отчеству.

А дальше поперла уже не демагогия, а прямая наглость. Заявив, что он «совершенно не собирается защищать Чубайса», Госмакушка принялся не только защищать, но и нахваливать его…

Как беспощадно язык выдает человека! По поводу состояния жилого строительства в Челябинской области Путин бросил губернатору Юревичу в лицо: «У вас хоть совесть-то есть?». Вдумайтесь: «хоть совесть»… Т. е. о совести сказано, как о чем-то предельно минимальном. А это же суть человека, главное в нем, и надо было бы сказать, допустим, так: «У вас хоть капля (крупица, крошка, грамм) совести есть?». Вот в такой форме этот вопрос и хочется обратить к самому Путину, когда он травит баланду о новобранцах в правительстве.

Военный обозреватель «Комсомольской правды» полковник Виктор Баранец выразил возмущение тем, что расследование преступных дел в Министерстве обороны «превращается в пародию, над которой смеется народ», и тем, в частности, почему иные фигуранты этих дел уже в Бутырках, а другие сидят в роскошных квартирах и пишут стихи о любви к министру.

Путин и на этот раз начал с похвалы: «Вам бы не журналистам быть, а возглавлять судебную систему страны. Я очень дорожу вашей поддержкой…» и т. д. Так вот и назначил бы его председателем суда или Генеральным прокурором вместе замшевого Чайки. Нет. И дальше он понес: «Вы сказали, что факты доказывают вину всех названных вами лиц. Это может определить только суд. Ни газета, ни отдельные граждане – никто не может заранее объявить человека виновным».

С неба свалился! Кто это может запретить? Вспомнил хотя бы, что не так уж давно множество газет – и левых и правых, и русских и еврейских – и множество «отдельных граждан» – журналистов и ораторов на митингах – во всю мочь объявляли о его покойном друге: «Собчак – зеркало российской коррупции». Значит, преступник. А никакого суда не было, кроме божьего. Когда другой его друг Чубайс на съезде своей партии «Союз правых сил» призвал Немцова, Хакамаду и других однопартийцев: «Больше наглости! Наглости больше!», то в ответ ему из других партий, от иных лиц неслось: «Подонок! Сажать за это!». Значит, преступник. А никакого суда не было. Когда тот же подонок заявил, что на полученные ваучеры каждый может приобрести по две машины «Волга», но вскоре оказалось, что это был сознательный обман, то он услышал: «Лжец! Трепло! Ворюга!». Значит, преступник. А никакого суда не было. Когда тот же ворюга заявил, что в результате реформ погибнут миллионов тридцать соотечественников, и они в этом сами виноваты: не сумели вписаться в реформы, то ему лепили: «Враг народа! Фашистская харя!». Значит, преступник. А никакого суда не было. В последнем случае имелось в виду, что о неизбежной гибели от голода тех же 25–30 миллионов русских людей зимой 1941 года заявил Геринг.

Поразительно, что человек, имеющий юридическое образование и занимающий столь высокий государственный пост, не понимает простейших, азбучных, основополагающих юридических установлений. Как бы ни было доказательно, правдиво и важно выступление любой газеты и любого «отдельного гражданина», это лишь мнение, и оно может быть толчком к возбуждению дела, но само по себе никаких юридических последствий не влечет. Совершенно другое дело – решение суда – оно неизбежно влечет юридические последствия: штраф, лагерный срок, смертную казнь… Как может это не понимать президент, сам называющий других преступниками безо всякого суда, уму непостижимо!

Однажды мне позвонил незнакомый читатель, возмущенный Медведевым: как тот посмел назвать Сталина преступником! Ведь суда не было! Я сказал: «Оставим Сталина. Откуда вы взяли, что преступника может определить только суд и только после этого другие могут назвать кого-то преступником» – «Как откуда? – удивился читатель. – Об этом все время говорят!». – «Если на ваших глазах, допустим, машина собьет насмерть незнакомого пешехода или бандит убьет ножом вашего друга, вы, что же, не посмеете назвать их преступниками, а будете ждать суда, который неизвестно когда последует?». Читатель смущенно молчал. А я продолжил: «Мысль о том, что никто, кроме суда, не смеет убийцу или вора, насильника или обманщика назвать преступником, внушают народу сами преступники, под видом законности они хотят заткнуть нам рот».

Кажется, читатель, в отличие от президента, все понял.

2015 г.

«Давайте поприветствуем!»

Кажется, приутих грохот, шум и радостные речи о Послании президента парламенту 1 декабря 2016 года, когда толпы одержимых сограждан, называемых политологами, обнюхивали каждое его слово, из кожи лезли, чтобы разгадать намеки, ломали голову над тем, о чем он умолчал… Они хватали друг друга за грудки: «Ты слышал, сколько раз он произнес слово «справедливость»? – «Кажется, двенадцать». – «Ха! Двадцать три!». Начинали спорить. Друзья мои, хотелось сказать им, позвоните мне, я вам сто раз без передышки повторю слово «халва»… Не позвонили. Что ж, хоть и одним из последних, но, пользуясь наставшим затишьем, все же надо сказать кое-что.

Незадолго до Послания в Думе состоялся круглый стол, в котором приняли участие известные ученые, политики, бизнесмены. Сколько тревоги, боли, страшных, чудовищных фактов было в их выступлениях! Академик РАЕН Владимир Полеванов, бывший глава Роскомимущества и вице-премьер напомнил, что «приватизация проходила под диктовку 35 американских советников», приглашенных Чубайсом. У президента, не так давно тоже вспомнившего об этом, такая дичь вызвала лишь снисходительную улыбку. «С ужасом я обнаружил, – сказал Владимир Павлович, – что ряд военных предприятий, в том числе секретных, проданы иностранцам». Он выгнал американцев вместе с доморощенным Кохом, которого назвал «мерзавцем, уничтожившим нашу оборонную промышленность». А потом – помните? – по нашему телевидению с благословения телевладыки Эрнста или Кулистикова Кох призывал американцев послать дивизию ВДВ и «забрать к чертовой матери атомное оружие» у нас. Но вскоре Кремль получил ультиматум: если к Давосскому форуму Полеванов не будет уволен, Россия не получит 6 миллиардов долларов инвестиций. И как только его уволили, Кох снова оказался на командном пункте приватизации.

Будучи по профессии геологом, сейчас Полеванов ей и занимается. И вот что он видит: у нас каждая нефтяная скважина дает 10 тонн нефти, а в Норвегии – 250, в Кувейте – 300, в Иране – 400, в Саудовской Аравии – 700, т. е. в 70 раз больше. И вполне естественно, что Министерство экономразвития Полеванов именует министерством экономдеградации. И завершает: «Мы остаемся на обочине прогресса в состоянии растущей нищеты и упадка».

Доктор физико-математических наук профессор Степан Сулакшин продолжил: «Те, кто правит в стране, создали уродливую по всем ключевым пространствам макромодель. Эта модель управляется из-за рубежа». Коснувшись недавних и нынешних событий политической жизни, он сказал: «В стране все строится на фальши… Явка на выборы была не 48 %, а 33 %, «Единая Россия» получила в два с лишним раза меньше голосов, чем объявлено. Рейтинг Путина значительно ниже 86 %». А наше будущее видится профессору так: «У России нет будущего в этой политической и экономической модели. Власть, президент ведут страну к событиям революционного типа, которые могут произойти на рубеже 2019–2020 годов. Эта Дума и президент, который вновь будет избран через два года, не доживут до конца нового политического срока… Когда живой народный организм чувствует, что его приговорили к смерти и подводят к плахе, начинается процесс самоорганизации. У страны есть шанс оздоровиться в ходе этих событий».

* * *

В своем Послании Путин неоднократно призывает прислушиваться к людям, вступать в диалог, уважать чужое мнение. Вот хоть на этот раз и вступил бы в беседу с Полевановым, Нигматулиным, Сулакшиным, поспорил бы, может, что-то и опроверг. Тем паче ведь не Навальный это, а академики, доктора наук, крупные политические фигуры. Как можно пренебречь такими собеседниками!

Однако и на сей раз вместо диалога, увы, как сказал, профессор Катасонов, получился «очередной спектакль», или, как выразился кто-то другой, – «сеанс массового гипноза» и т. п. Кто-то даже так определил: «Россия – «Титаник», а его капитан работает за боцмана».

И это с самого начала спектакля – с триумфальной процедуры, когда два солдата в яркой парадной форме отверзли пятиметровые золотые двери в Георгиевский зал, и бодрой в перевалочку походкой вошел президент, а двери столь же торжественно и многозначительно солдаты закрыли. Музыка. Аплодисменты. Восторг…

И вот он на трибуне, а на ней – герб с орлом, и за спиной на стене – орел, и справа флаг с орлом, и слева флаг с орлом. Восемь орлиных голов… К чему это? Где подцепил? Кто подсунул? Не хватало только горностаевой мантии. Неужели думает, что это поднимает авторитет, накручивает рейтинг? И невольно вспоминается фотография – ведь должности-то, в сущности, одни и те же – на каком-то большом собрании Ленин сидит на ступеньках лестницы, ведущей к трибуне, и что-то записывает в блокноте.

И мы услышали: – Добрый день, уважаемые коллеги, члены Совета Федерации, депутаты Госдумы, граждане России.

И вскоре опять: «Коллеги!.. коллеги!». Ведь как удобно и универсально в подобных случаях звучало не заморское, а древнее русское слово «товарищ». Нет, подай им иностранщину – коллеги!

И пошло дальше… А гипноз-то подействовал только на некоторых в зале, они, как сообщает Интернет, уснули. Да еще – на Володина, Матвиенко… Даже на Жириновского уже не подействовал. Он высмеял давно бытующую и повторенную в Послании и поддержанную Никоновым байку о пользе наложенных на Россию санкций. О них президент говорил, как о нечаянно привалившем счастье: «Не нужно забывать, что санкции не могут продолжаться вечно, так что благоприятной ситуацией, которая сложилась на рынке, надо воспользоваться в полной мере». Ибо хозяева на своей земле не мы, а ВТО. Такой же у него подход и к совершенно другому делу: «Нет худа без добра: так называемые допинговые скандалы позволят (!) нам создать в России самую передовую систему борьбы с этим злом».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5