Владимир Бровко.

Подлинная история жизни и смерти Емельяна Пугачева



скачать книгу бесплатно

  (Оболяев Степан Максимович (Еремина Курица – эти слова он употреблял и в шутку, и бранясь – и они стали его прозвищем у яицких казаков), крестьянин села Незнаева Симбирского уезда, позднее пахотный солдат.

В 1762 г. бежал на Яик, где служил наемным работником у казачьих старшин, с 1771 г. получил в оброчное владение Таловый умет.

В ноябре – начале декабря 1772 г. Е.И. Пугачев дважды побывал в Таловом умете (во время торговой поездки из Мечетной слободы в Яицкий городок и обратно).

Еремкина Курица спросил: «Что ты, Емельян, отпущон из-под караула?» – ибо он знал, что я был пойман.

Но я отвечал: «Нет, де, а я бежал».

И просил ево, чтоб позволил у себя до времени пожить. А уметчик на сие говорил: «Живи де, я много добрых людей скрывал».

И так жил я у него недели две или больше, упражняяся в стрелянии и ловле на степи зверей. А как сей умет на таком месте, что великое число чрез ево проезжает людей, а яицких казаков множество ж ездят туда для стреляния зверей.

В одно время обедали несколько человек яицких казаков за одним со много и с Еремкиною Курицею столом.

И разговаривали те яицкие казаки (коих я не знаю), что они скрываются из городка для того, что по убитии де генерала с командою разложена на войско сумма денег за пограбленное у генерала и протчих имение, и велено собрать с кого 40, с кого 30, а с некоторых и по 50 рублей:

«А как такой суммы заплатить нечем, военная ж команда строго взыскивает, и так де многия от етого разъехались, а с жен де наших взять нечего, что хотят, то и делают с ними. И заступиться де за нас некому.

Сотников же наших, кои было вступились за войско, били кнутом и послали в ссылку. И так де мы вконец разорились и разоряемся. Теперь мы укрываемся, а как пойманы будем, то и нам, как сотникам, видно, так же пострадать будет. И чрез ето де мы погибнем, да и намерены, по причине той обиды, разбежаться все.

Да мы де и прежде уже хотели бежать в Золотую Мечеть, однакож де, отдумали довремя». После сего разговора те казаки, встав из-за обеда, разъехались.

В сие то время я разсудил наимяновать себя бывшим государем Петром Третиим в чаянии том, что яицкия казаки по обольщению моему скоряй чем в другом месте меня признают и помогут мне в моем намерении действительно»…..

(В начале августа 1773 г. Пугачев снова приехал в Таловый умет, где некоторое время спустя при посредничестве Оболяева встречался с казаками г.М. Закладновым, Д.К. Караваевым и С.Кунишниковым, объявил им о том, что он не кто иной, как "Петр III", явившийся здесь, чтобы защитить яицких казаков, вел с ними первые разговоры о возможности подготовки вооруженного выступления.

Пугачев и Оболяев отправились в Мечетную слободу (в 80 верстах от Талового умета), надеясь найти там "письменного человека" для составления указов. По приезде их в Мечетную (27.VIII.1773) Пугачев был опознан, монастырские власти подняли тревогу, монахи и слободские мужики схватили Оболяева, но Пугачев сумел бежать.

Следствие по делу Оболяева продолжалось около полутора лет.

По определению Сената от 10 января 1775 г. Оболяев был бит кнутом, заклеймен и сослан на пожизненное поселение в Поморье, в Кольский острог.

Последнее прижизненное документальное известие об Оболяеве относится к началу XIX в. (ведомость о ссыльных пугачевцах в Кольском остроге от 1801 г. )

 В заключение этой части считаю необходимым пояснить читателю и истинные причины волнений в среде Яицких казаков.

И давней первопричиной тут была экономическая составляющая.

Ведь главным источником пропитания для яицких казаков служили богатые рыбные ловли, которыми славился Яик.

       Рыба шла с моря вверх по реке. Для того чтобы она не уходила в землю башкир, казаки сделали закол или учуг у Яицкого городка (теперь Уральск).

Но еще до Петра московское правительство точно так же поступило относительно яицких казаков; оно устроило учуг ниже казачьих владений, у Гурьева, и таким образом не допускало всей рыбы во владения казаков.

Гурьевский учуг отдавался на откуп разным лицам, но в XVIII веке его взяли сами казаки, обязавшись платить в казну по 5600 руб. ежегодно.

Деньги вносились по раскладке, собирали же их старшины. Со времен Петра начались изменения в строе яицкого войска.

Атамана стало назначать правительство; все управление было сосредоточено в руках войсковой канцелярии.

Начались распри между приверженцами старых порядков и приверженцами старшины.

Старшины притесняли казаков и собирали, вместо положенных за откуп 5600 руб., 10000 и более. Казаки стали жаловаться в Петербург, были присланы комиссары для разбора дела, но ничем это не кончилось, так как комиссары поддерживали старшин.

 Тогда один из старшин, Логгинов, сторонник народной партии, отстаивавшей старинные порядки, подговорил казаков не вносить денег, пока старшины не возвратят переборов.

Старшины прекратили выдачу казакам жалованья.

Дело продолжалось, таким образом, до царствования Екатерины II. Комиссия, присланная для расследования дела, решила его в пользу казаков. Старшины должны были возвратить переборы; но лица, которым было поручено исполнение приговора, вели себя в высшей степени бестактно и пристрастно относительно казаков, отказавшись даже прочитать им приговор комиссии.

Казаки начали волноваться, особенно когда новый атаман, Тамбовцев, принял сторону старшин.

В это время правительство задумало составить московский легион, как образцовое войско, из разных видов оружия: артиллерии, гренадер, казаков и т. п.

От яицких казаков потребовали 325 человек. Это еще более усилило волнения в яицком войске. Жалуясь на старшин, казаки просили не брать их в московский легион.

Эта просьба была уважена, для разбора жалоб был послан капитан гвардии Дурново и генерал Траубенберг.

Посланные медлили, и все откладывали дело, чем только поселяли недоверие к себе со стороны казаков.

      Бестактный поступок атамана Тамбовцева, приказавшего арестовать одного из казацких ходоков в Петербург, Бородина, привел к восстанию казаков, во время которого Траубенберг и Тамбовцев были убиты, а Дурново был ранен и едва спасся.

Все это произошло в январе 1772 г.

Казаки послали немедленно депутатов в Петербург, с оправданием всего происшедшего; но при первом же известии о бунте казаков, из Москвы был послан генерал Фрейман с гренадерской ротой, который отчасти силой, отчасти переговорами успел водворить порядок между казаками и начал следствие в Оренбурге.

Арестованных было так много, что тюрьмы были переполнены, и арестованные содержались в лавках гостиного двора.

Приговор пришел не скоро и был очень суров: 16 человек было определено, наказав кнутом, вырезав ноздри и поставив знаки, послать в Сибирь на Нерчинские заводы вечно; 

 38 человек наказать кнутом и, без постановления знаков и вырезания ноздрей, сослать с женами и малолетними детьми в Сибирь на поселение;

5 человек, "для омытия пролитой крови", послать на службу против неприятеля без очереди;

 25 человек, менее виновных, наказать плетьми и распределить: молодых в разные армейские полки, а престарелых – в разные сибирские гарнизонные батальоны.

Сверх этого, с казаков определено было взыскать за убытки 36756 руб.

Приговор произвел крайне тягостное впечатление на яицкое войско.

В это-то время в яицких степях и появился Пугачев, воспользовавшийся сложившейся ситуацией в развитии своего авантюрного плана….

Часть 2
Как и почему Пугачёв стал «самозванцем»?

Обычно историки, быстро описав все злоключения и перипетии жизни Е. Пугачева до его прихода в Яицкий городок в 1773 г. сразу начинают описывать само восстание.

Куда поехали вставшие казаки, какие крепости взяли, кого и как убили и т.д. и т.п.

Причем все эти «подвиги» повторяются в своей бессмысленной кровавой хаотичности.

Подобно тому как в физике именуют подобное явление «броуновским движением», меняются только названия населенных пунктов и имена казнённых, а кровавый и бессмысленный стихийный бунт, и хаос только нарастает и что самое важно он не управляется Е. Пугачевым……

То есть восстание началось, но как оказалось у него не было ни единого вождя ( Е. Пугачев это просто символ!), нет ни единого центра управления, координирования, разведки, снабжения и даже вообще небыли никакой как теперь принято говорить «идеологии»! или хотя бы четкой «программы» действий на первое время!

В вот вся эта ничем неуправляемая лавина натолкнулась на хорошо обученное и организованное российские войска, руководимые опытными командирами!

И далее итог был как бы заранее прогнозирован! Вопрос стоял удастца ли Е. Пугачева захватить живым! Удалось!

А. Суворов и Е. Пугачев

И поэтому в этой работе будет применен другой подход.

Вместо хронлогического описания всей той «кровавой каши», что «заварил» Е. Пугачев, мы будем рассматривать только те эпизоды где принимал участие лично он сам.

Ведь цель этой работы показать читателю подлинную историю жизни и смерти Емельяна Пугачёва.

Но вначале мы займёмся не историей, а попытаемся выяснить психологические мотивы поведения Е. Пугачева приведшие его к мысли о «восстании» против Императрицы Екатерины II.

И не просто «восстанием» или как верно тогда называли такие проявления народного недовольства «БУНТ», каких в Российской империи случалось по нескольку каждый год! Это нам нужно чтобы понять сознавал ли Пугачев последствия своих действий и как намеревался их избежать сам.

А из собранных историками документов можно составить вот такую «характеристику» Е. Пугачеву.

Родился Е.Пугачев в 1742 г. в станице Зимовейской Войска Донского в семье рядового донского казака Ивана Михайловича Пугачева. Вероисповедание: православный. О семье Пугачева известно мало. Имел брата Демьяна и двух сестер Ульяну и Федосью

    В 1760 г. 18 лет отроду, вместо вышедшего в отставку отца– Е. Пугачев вступает в Войско Донское. Несмотря на достижения совершеннолетий Пугачёв не посещал школы и не умел ни читать, ни писать.

Поэтому говорить о каком-то, даже начальном базовом культурному уровне, как говорится не приходится.

 В 1761г. Е. Пугачев женится на Софии Дмитриевне Недюжевой дочери донского казака Дмитрия Недюжева казака Есауловской станицы.

В этом же году Е. Пугачев в составе отрядов войска Донского под командованием полковника Илии Федорова принял участие в русско-прусской войне. Ничем за время службы молодой казак Е. Пугачев не отличился, ну разве что нерадивостью в глазах его командиров.

Так в 1762 г. во время нахождения в Пруссии Е. Пугачев по распоряжению полковника Денисова И.Ф. за утрату войскового имущества (одной лошади) был дисциплинарно наказан – бит плетью.

По заключении мира в Пруссией, отряды Войска донского были возвращены в Россию.

Как раз на престол взошла новая императрица Екатерина Алексеевна и 20 летний донской казал Е. Пугачев принял присягу на верность новой царице.

Затем в течении 4 годов (с 1763 по 1767 года) Е. Пугачев вернувшийся домой жил в станицы Зимовейской. От брака с Софией у него родились 2 детей (сын Трофим и дочь Аграфена)

После начала восстания в Польще, примерно в 1767 году Е. Пугачев в составе отряда донских казаков был отправлен в Пользу в отряд генерала Кречетникова, задачей которого был розыск беглецов с России и из высылки к прежнему месту жительства.

В первую очередь это касалось – «православных «раскольников». Так Е. Пугачев очевидно впервые и познакомился с раскольниками и это знакомство сыграло потом для него большую роль в принятии им на себя титула «императора Петра Третьего».

В 1770 г. Е. Пугачев возвращается к себе домой, где у него в 1771 г. рождается дочь Христина.

Затем Е. Пугачев в составе отряда из четырех полков Войска Донского принял под командованием атамана Грекова, участие в Русско-турецкой войне.

 В это же время Е. Пугачеву якобы «присваивается и чин «хорунжего». Но скорее это подделка, осуществленная сами Пугачевым с помощью своего «подельника» А.Коровки– «мастера» по изготовлении фальшивых паспортов.

Принимал участие в о взятии турецкой крепости Бандеры и по окончании кампании был отправлен в отпуск.

Во время нахождения в отпуске Е. Пугачев заболел и поэтому «нанял» вместо себя на службу донского казака Михаила Бирюкова.

 Сам же Е. Пугачев в виду болезни начал оформлять свою отставку из Войска Донского. Но от госпитализации отказался и убыл на лечение домой. Куда не поехал, а отправится к се своей сестре в г. Таганрог.

Там с ним случилась первая большая неприятность!

По версии самого Е. Пугачева он попал с неприятную историю – его обвинили в соучастии с еще с четырьмя казаками в «бегстве» из «Войска донского» на реку Терек.

За это Е. Пугачев был задержан и взят под стражу и оправлен в кандалах в г. Черкесск на суд.

 В действительности этот эпизод выглядел так.

В начале декабря 1771 г. Е. Пугачев был арестован за попытку побега с зятем С.Н. Павловым и двумя другими казаками за Кубань, на реку Куму, и содержался под караулом в станичной избе Зимовейской станицы.

21 декабря Пугачев, воспользовавшись беспечностью караула, бежал и направился на Кавказ.

 В начале января 1772 г. он добрался до Дубовской станицы на Тереке, где, скрыв обстоятельства своего появления на Тереке, упросил записать его казаком в Терское казачье войско.

Этот факт есть прямое свидетельство того что Е. Пугачев не хотел больше служить в Донском войске и готовился к совершению побега. И это ему удалось со второй попытки, когда он записался в Терское казачье войско.

 При этом уже не шло никакой речи что Е. Пугачев чем-то болен и что эта болезнь мешает ему служить в войске.

Следовательно, сама болезнь и была с имитирована Е. Пугачёвым, чтобы не возвращаться на Русско-турецкую войну.

На основании этого мы можем прямо сказать, что согласно Законам Российской империи, Е. Пугачев   был ДЕЗЕРТИРОМ.

Мало того в «Терском казачьем войске» Е. Пугачев уже прослыл «авторитетом» поскольку был ЧЕСТОЛЮБИВ!

Однажды пребывая еще в рядах Войска Донского Е. Пугачев, показывая товарищам свою действительно хорошую саблю, он заявил, что она подарена ему крестным отцом… Петром Великим!

Не тогда ли у него родилась та неясная мысль „отличиться», которая со временем сделает „крестника Петра   Великого" „императором Петром Федоровичем"?

Как знать? От «крестного отца» к наследнику царского трона Петра III один шаг!

Ведь это, тот же Е. Пугачев беглый дезертир и крестник Петра Великого уже начале февраля 1772 г. на собрании казаков-новоселов Ищерской, Галюгаевской и Наурской станиц Пугачев был как АВТОРИТЕТНЫЙ КАЗАК избран ходоком в Петербург для испрошения в Военной коллегии выдачи денежного жалованья и провианта!

И вот тут впервые появляется его авантюрный характер!

Снабженный документами на эту «миссию», Пугачев отправился в путь, добрался до Моздока, но там был арестован, допрошен в комендантской канцелярии и заключен на гауптвахту.

При обыске у Е. Пугачева была обнаружена поддельная печать Войска донского и два поддельных паспорта.

Но Пугачев решил не дожидается суда и подговорив караульного солдата Венедикта Лаптева, Пугачев бежал с ним 13 февраля из Моздока.

Вторым побегом из-под стражи он только усугубил свою вину за дезертирство из Войска Донского.

Помыкавшись без средств «по миру» Е. Пугачев решил вернутся домой.

Но это было неправильное решение. Сыскной аппарат в Российской империи, не смотря на отсутствие современной мобильной связи работал хорошо, и беглый казак Е. Пугачев быстро был объявлен в РОЗЫСК!

Возвратившись в начале марта 1772 г. в Зимовейскую станицу, Пугачев сразу был задержан, и на станичном сборе рассказал казакам о своих похождениях на Тереке, после чего был взят под стражу и отправлен в Чирскую станицу к командиру розыскной команды старшине М.Ф. Макарову (Федотову), который и повез его в Черкасск, чтобы там представить к дознанию в Донскую войсковую канцелярию.

По пути в г. Черкесск Е. Пугачев совершает третий свой побег из-под стражи и тайно перейдя границу, приходит в окрестности украинского г. Изюма к своему знакомому раскольнику Осипу Коровке.

Там с помощью О. Коровки был разработан и осуществлен план «легализации» на территории Российской империи беглого донского казака Е. Пугачева как в «выходца-раскольника» из Польши Емеляна Пугачева.

Сначала сын О. Коровки изготовил для Пугачева поддельный российский паспорт, с которым он прошёл российско-польскую границу, а зетам поел обратно в России, но уже без документов…

«И пришед на фарпост Добрянской, явился, а по спросе объявил себя выходцем. Где жил в карантине шесть недель и объявил свое желание поселиться в Казанской губернии на реке Иргизе. Онаго места хотя я еще и не знал, однако ж везде сказывали, что сие место к поселению для такого сорта людей, какого я, способно.»

Прибыв на место поселения Е. Пугачев сразу отправился к настоятелю раскольничьего скита Введения Богородицы Филарету.

Вот отрывок из показаний Пугачёва» хорошо поясняющий его и двойственный характер, его способность оговорить невиновных, его авантюризм и зарождения цели поднять на БУНТ против власти именно Яицких казаков!

«Почему он к Филарету по приезде на Иргис и подошол с поклоном.

Из Добрянки пошли он и Семенов в показанную деревню Черниговку к помянутому повощику Алексею. По приходе к Алексею, показали они данные им из Добрянки пашпорты о поселении их на Иргизе.

Алексею пашпорты показались, и приказал он бывшему у него, Алексея, в доме незнаемому человеку написать с своим имянем такой же пашпорт. А потом он просил того человека, чтоб написал Коровке с женою и з детьми, да жена тому его ж сыну з женою два пашпорта, которой и написал. А по написании, с помянутым Алексеем поехал он к Коровке, а гранодер Семенов остался у Алексея в доме с тем, чтоб дождаться ему Емельки возвратно.

По приезде, Коровка пенял ему, што долго заехал, а притом спросил и о сыне своем Антоне, где он.

На что Емелька, утая, што он оставил его в Ветке, сказал: “Вот он зараз будет, он-де боится ехать прямою дорогою, что тут ловят в гусары”. И потом, отдав означенные два пашпорта, писанные в алексеевом   доме, начевав одну ночь, взял свою лошадь, и он, Коровка, дал ему, Емельке, денег пять рублев, поехал к Алексею в дом, где, взяв с собою Алексея Семенова, пошли показанным в допросе ево путем.

В бытность ево у Коровки и у Алексея говорил он, Пугачов: “Естли иногда на Иргизе жить худо будет, то можно оттуда уехать на Кубань, куда ушли некрасовцы.

По приходе ж описанною в допросе ево дорогою в Глазуновскую станицу х казаку Андрею Кузнецову 39 вместе с Семеновым, то он тому Кузнецову только что показал данной пашпорт ему из Добрянки, також сказал ему и о том, что естли ему будет на Иргисе жить худо, то он пойдет на Кубань, куда пошол Некрасов

Он же, обманывая того Кузнецова, говорил: “, Пожалуй, не оставь меня, я поеду оттуда назад мимо тебя, у меня-де есть оставлены на границе мои товары”

И оной Кузнецов сказал: “Коли-де ты поедешь на границу, так я тебя провожу”. Оной же Кузнецов денег не дал ему ничего, а только обменял ему свою лошадь

Сперва в Яике, а потом и в Синбирске на помянутых людей ложно показывал, будучи в страхе, а в Синбирске – боясь наказания, ибо, как стали ево стегать, то и не знал, кого б ему оговаривать.

А как показанных людей имя-нами он знал, то на них и показывал. А потом и здесь он, в Москве, то свое показание, знав, что оно ложное, не отменил, боясь уже показать разноречие.

Показанному ж Филарету более ничего не говорил, как только то, что он поедит на Кубань и будет яицких казаков уговаривать.

 На что оной Филарет сказал: “Поезжай в Яик и скажи им, что их проводить туда можешь. Они-де с тобою с радостию пойдут. Да и мы-де все пойдем”.

Також поклон правил и от Кожевникова, и он сказал, что “я ево знаю”. Денег же Филарету ни копейки не давал, да и у самово у нево оных не было.

Филарет же говорил: “Яицким-де казакам великое разорение, и они-де помыляют бежать к Золотой Мечете”.

И к сим словам он, Емелька, сказал: “Лутче-де бежать туда, куда бежал Некрасов”.

Но, планам Пугачёва «по-тихому осесть и затеряться» от сыщиков «Тайной канцелярии» среди сибирских раскольников, было не суждено сбыться.

У него случился «конфликт» с управителем Млыновской солбоды куда входило и место будущего поселения Е. Пугачева на р. Иргиз Позняковым А.С. которому  тайные « агенты»  донесли, что Е. Пугачев  заговорщик который  «вызывал Яицкое войско на Лобу реку, и задаться вечно турецкому султану, и на выход войску давал по двенадцати рублев на человека, а на границе де оставлено у меня до двухсот тысяч рублей, да на 70 тысяч рублей товару, из которой суммы якобы я то бежавшее войско и коштовать хотел, и ежели понадобиться войску денег на проход далее, то паша даст еще до пяти миллионов рублей

В протоколе допроса, вновь арестованного Е. Пугачева так и было записано!

«А в бытность ево в том городе Яицкаго войска казаку Денису Степанову сыну Пьянову (у коего на квартире стоял с неделю) проговаривал, чтоб яицкие казаки с их семействы бежали из России в Турецкую область, на реку Лобу.

И естли-де казаки бежать согласятся, то он, Пугачев, даст им на каждаго человека денег, по двенатцети рублев.

Да у него ж, Пугачева, на границе оставлено денег до дву сот тысяч рублев, да товару на семдесят тысяч рублев, ис которых он, Пугачев, то бежавшее Яицкое войско и коштовать обещался.

А в Яик-де из Москвы идут два полка. И около Рожества (Рождество – 25 декабря) или Крещения (Крещение – 6 января) с яицкими казаками будет бунт. И как-де Яицкое войско уйдет в Турецкую область, то-де и донские казаки уйдут же в Турецкую область!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11