Владимир Бровко.

Подлинная история жизни и смерти Емельяна Пугачева



скачать книгу бесплатно

«Вскоре потом на речку Усиху приехали казаки Дмитрей Лысов и Козьма Иванов , кои наше намерение и совет одобрили, и поехали обратно уговаривать в городок других.

Справка: Лысов Дмитрий Сергеевич, яицкий казак, в сентябре 1773 г. примкнул к Е.И. Пугачеву, служил полковником в его войске. Лысов был в числе людей, входивших в ближайшее окружение Пугачева. Однако вскоре между ними начались неприязненные отношения из-за того, что к Пугачеву стали поступать жалобы на самочинные действия Лысова, избивавшего казаков, и мародерство его команды.

Одно из таких столкновений произошло в начале марта 1774 г., когда Пугачев и Лысов, возвращаясь из Каргалы в Берду, затеяли между собой препирательство. Лысов, будучи в крепком подпитии, разгорячился и, вскинув копье, острием его нанес сильный удар в бок Пугачева, но того спасла надетая под шубу стальная кольчуга.

Лысов снова занес копье для удара, но подскакавший сзади И.Я. Почиталин оттолкнул его и сшиб с лошади. По приезде в Берду Лысов был судим и казнен повстанцами.

Справка: «Кузьма Иванов" – имеется в виду Фофанов (Иванов) Кузьма Иванович (1726-1804), яицкий казак, участник восстания 1772 г. на Яике. Примкнул к Е.И. Пугачеву в начале сентября 1773 г. С того времени и до начала сентября 1774 г. Фофанов постоянно находился при Пугачеве, исполняя обязанности повара и «дворецкого».

Вскоре после ареста Пугачева в заволжской степи (8.IХ.1774) Фофанов вместе с другими казаками явился с повинной в Яицкий городок, был под следствием в Яицком городке и в Москве. По определению Сената от 10 января 1775 г. Фофанов был сослан на пожизненное поселение в Прибалтику, на остров Эзель, где и умер 29 июня 1804 г.

Тут же было и то намерение: естли нынешнею осень плавня не будет, то, собрав несколько сот / человек, итти прямо в городок.

В оное же время имел я разговор и такой: “Естли бог поможет мне воцариться, то Яицкому городку быть вместо Москвы или Петербурга, а яицким казакам над всеми иметь первенство”.

И сему подобные делал им уверения, и приказывал им, чтоб прислали какова ни есть письменного человека, ибо, хотя они и уверены, что я грамоте умею, для того сказывал прежде, что на многих языках говорю, но для переписывания набело писарь потребен.

Лысов сказал: “Хорошо, и я-де пришлю вашему величеству и кавтан с шапкою полутче”, – для того что я в то время был в самом простом казачьем платье.

А на другой день 153 приехали ко мне на Усиху Никита Каргин (тот, что был потом в Яицком городке выбран от меня в атаманы) и привез с собою в писари казака Ивана Почиталина, а сей привез с собою зеленой кавтан, бешмет и шапку, а Чика или кто другия, – верно теперь не упомню, – знамена; Мясников – сапоги и протчия кожаныя приборы.

       Справка: Каргин Никита Афанасьевич (1719 – 1774), яицкий казак, участник восстания 1772 г. на Яике. В январе 1774 г. вступил в войско Е.И. Пугачева, в феврале избран войсковым атаманом яицких казаков-повстанцев.

На этом посту он руководил осадой ретраншамента до середины апреля 1774 г. При подходе к Яицкому городку карателей Каргин был схвачен (15.IV.1774), потом содержался под следствием в Оренбургской секретной комиссии, по приговору которой казнен в Яицком городке 21 июня 1774 г.

Справка: Почиталин Иван Яковлевич, яицкий казак, явился в лагерь Е.И. Пугачева на речку Усиху 15 сентября 1773 г. С того времени письмоводитель у предводителя восстания, с ноября 1773 г. стал думным дьяком пугачевской Военной коллегии, его перу принадлежат манифесты и указы Пугачева и предписания Военной коллегии. Почиталин был взят в плен карателями после поражения повстанческого войска в битве под Сакмарским городком (1.IV.1774), содержался под следствием в Оренбурге и в Москве. По определению Сената от 10 января 1775 г. Почиталин был бит кнутом, заклеймен и сослан на пожизненную каторгу в Балтийский порт (ныне г. Палдиски в Эстонии). Последнее прижизненное документальное известие о Почиталине относится к 1797 г.

«В тот же день с Каргиным сам-третей приехал татарин Идорка 156, кто ево товарищи, – не упомню. «

Справка:"Идорка" – имеется в виду Идеркей (Идорка, Идыр) Баймеков (Бахмутов), яицкий казак из татар, приемный отец пугачевского секретаря Балтая Идеркеева (см. о нем ниже, прим. 167). Идеркей примкнул к Е. И. Пугачеву в первой половине сентября 1773 г., служил при нем толмачом. После поражения повстанческого войска в битве у Солениковой ватаги (25.VIII.1774) Идеркей с группой повстанцев бежал за Волгу и скрылся в прикаспийской степи.

Были же в то время Алексей Кочуров 157 и Василей Коновалов.

Справка: Кочуров Алексей Тихонович (1739 – 1775), яицкий казак, участник восстания 1772 г. на Яике. В начале сентября 1773 г. приехал на речку Усиху в стан к Е.И. Пугачеву. С того времени служил в его войске. После поражения Пугачева в битве у Сакмарского городка (1.IV.1774) Кочуров бежал и скрывался на степных хуторах, а 14 сентября явился с повинной в Яицкий городок, был там допрошен, затем содержался в Оренбургском остроге, где и умер в начале 1775 г.

«И некоторыя возвратились в домы, а оставшиеся со мною разсуждали всячески к лутчему моему на плавню или в город въезду, и какия меры изобрать способнее, договаривались.

В самый тот разговор приехали на Усиху с товарищами, не упомню, – с кем, Степан Кожевников и говорил:

Наряжается-де в Яицком городке партия к вам для поимки, и скоро-де сюда будет, так надобно себя спасть”.

Как же сие услышали, то пришли в великую робость и, оставя тут полатку и весь какой тут ни был для стола припас, сели на лошадей и поехали.

 Тут мы можем как бы подвести и небольшой итог из собранных сведений, поскольку мы подошли к отправной точке начала «Пугачевщины» Оно из вооруженной шайки стало оформляется как общественное повстанческое движение.

 В понедельник 16 сентября 1773 г., в самый канун вооруженного выступления, на речке Усихе вместе с Е.И. Пугачевым находились И.Н. Зарубин, В.С. Коновалов, И.Я. Почиталин, С.А. и С.В. Кожевниковы, В.Я. Плотников, А.Т. и К.Т. Кочуровы, Идеркей Баймеков. В разные дни с 9 до 16 сентября в лагере на Усихе появились и другие яицкие казаки: Т. г. Мясников, М.А. Кожевников, Д.С. Лысов, К.И. Фофанов, Баранга Мустаев, В.А. Кшинин, Сюзюк Малаев, Уразгильды Аманов, Ф.А. Чибикеев, Балтай Идеркеев,

Но все это были либо рядовые необученные и неграмотные яицкие казаки или беглые солдаты. В «Армии» Пугачева не было офицеров, подготовленных к ведению современной войны.

 Не опирался он и на православную церковь, что так же резко снижало шансы на успех восстания.

Среди собравшихся не обошлось и без предателя-шпиона. 

Им оказался М.В. Чернухин – лазутчиком, приехавшим на Усиху для того, чтобы выведать, а потом сообщить властям планы Пугачева

А Яицким властям о Пугачёве уже было известно еще с 13 сентября 1773 г.  когла Т Мясников приехал Усихи в Яицкий городок и, будучи на базаре, неосторожно открыл не вполне надежным людям данные о месте укрывательства "Петра III".

15 сентября слесарь С. Кононов подал донос о том в комендантскую канцелярию. В тот же день комендант И.Д. Симонов отправил в прияицкую степь розыскные команды старшины М.М. Бородина и поручика В. Иглина.

Узнав об этом, С.А. Кожевников бросился к речке Усихе и 16 сентября успел предупредить Пугачева о грозящей опасности.

17 сентября из Яицкого городка были посланы новые розыскные команды: одна из них во главе со старшиной И.К. Акутиным и вахмистром А. Гришечкиным направилась к реке Кущум, другая во главе с сержантом И. Долгополовым – к речке Усихе, где и схватила находившегося там В.Я. Плотникова.

Далее события развивались следующим образом:

А как я спросил Чику, куда он ведет, то он отвечал:

 Поедем-де в Толкачова хутор. И когда-де можем собрать столько людей, чтоб появиться к городку, так думать нечего, поедем туда со славою, когда же увидим, что не с чем, то скроемся в Узени. Я-де думаю, когда подъедем к Яицкому городку, то многия к нам пристанут, вить не захотят быть замучены, когда донесено будет, что с нами были согласны”.

Справка: Толкачев Петр Прокофьевич, яицкий казак, участник восстания 1772 г. на Яике, примкнул к Е.И. Пугачеву 17 сентября 1773 г. и с того времени служил в его войске. Был взят в плен карателями в битве под Сакмарским городком (1.IV.1774), содержался под следствием в Оренбургской секретной комиссии. По определению Сената от 10 января 1775 г. Толкачев был бит кнутом, заклеймен и сослан в пожизненную ссылку в Поморье, в Кольский остро г. Последнее прижизненное документальное известие о Толкачеве относится к 1801 г.

Не доезжая же Толкачева хуторов, (Бударинский хутор братьев Толкачевых находился на правом берегу Яика в 88 верстах ниже Яицкого городка) татарин Идорка спрашивал меня:

Не прикажете ли-де мне ехать в свои кибитки?

И я-де тамо соберу людей и буду вас с ними на дороге, когда вы из Толкачева хуторов поедите к городку, дожидаться. А когда вам ехать будет не с чем, то и мы врознь разъедемся”. Почему Идоркину ехать я приказал, а сами в полночь в хутор Толкачова и прямо в дом к большому брату их Петру приехали.

В оном хуторе по повестке Чики и от протчих собралось туг живущих человек дватцать, в том числе явился ко мне и Еким Давилин 162, которой был потом у меня дежурным и в милости при мне.

Справка: Давилин Еким Васильевич (1737 – 1774), яицкий казак, участник восстания 1772 г. на Яике, примкнул к Е. И. Пугачеву 17 сентября 1773 г., позднее служил у него в должности адъютанта («дежурного»), погиб в битве у Солениковой ватаги под Черным Яром 25 августа 1774 г.

«Оной Давилин послал казака, – не помню, как зовут, – на Кожахаров фарпост с указом, которой велел я написать Почиталину в такой силе, что государь Петр Третий император принял царство и жалует реками, морями, лесами, крестом и бородою, ибо сие для яицких казаков было надобно.

(Кожехаров форпост на правом берегу Яика в 94 верстах ниже Яицкого городка. В этот форпост и в находившийся в 15 верстах от него выше по Яику Бударинский форпост ездил с указом Е.И. Пугачева казак Петр Владимиров.)

«Когда ж сей указ был готов, и Почиталин давал мне подписывать, то я приказал, чтоб подписал он, а мне-де подписывать неможно до самой Москвы, для того что ненадобно казать мне свою руку, и есть-де в оном великая причина. Включено ж в том указе, чтоб стоящия на фарпостах казаки шли ко мне яко к своему государю.

Когда же на Кажахаровском фарпосте указ получили, то тотчас ко мне в хутора Толкачева приехали.

Не знаю верно, а думаю, что прежде тем фарпостным о сем сказано было. И как с теми пришедшими стало в хуторех сорок человек, да калмык – дватцать, тотчас развернули знамена, кои привез Алексей Кочуров от Михаилы Кожевникова, ибо тот их шил у себя в доме, а всех знамен было тогда восемь.

 На полотных ничего другова нашито не было, как одни кресты раскольничьи. Кои привязали к копейным дротикам, сели на коней и, выехав повыше Кожахарова фарпоста, поехали прямо к Яицкому городку.

А как доехали до Идоркиных кибиток (оныя – яицкия ж казаки), то Идорка встретил нас с дватцатью человеками, из татар яицкими казаками, и к нам присоединился.

А мимоездом взяли с Бударинского фарпоста дватцать казаков и, пройдя тот фарпост, начевали. Где Идорка представлял мне, чтоб послать к Нурали-хану указ и требовать у него на вспоможение людей, чтоб взойти на престол.

Справка: Нуралы-хан - правитель Младшего казахского жуза (Северо-Западного Казахстана) в 1748 – 1786 г г. С первых дней восстания, предводимого Е.И. Пугачевым, Нуралы занял двойственную по отношению к нему позицию.

Он, с одной стороны, формально поддерживал контакты с Пугачевым, с другой стороны, уклонялся от предоставления Пугачеву военной помощи, удерживал от этого султана Дусали, а в сношениях с русской администрацией края (оренбургским губернатором И.А. Рейнсдорпом, астраханским губернатором П.Н. Кречетниковым, яицким комендантом И.Д. Симоновым) не только заявлял о своей лояльности, но и выражал готовность послать конные отряды казахов для совместных военно-карательных операций против восставших

В апреле 1786 года Нуралы-хан лишился власти и бежал из степей в Оренбург. В июне того же 1786 года российская императрица Екатерина II отстранила казахского хана Нуралы от ханской власти. Нуралы-хан был отправлен в Уфу, где скончался в 1790 году

« Я сие одобрил и велел на татарском языке написать тот указ Идоркину сыну Балтаю , которой и написал на татарском языке, но в каких терминах, – того пересказать прямо не могу, а только сие помню, что требовал на вспоможение людей. И тот указ послали с яицким же казаком, татарином, а как зовут, – не знаю. Но оной татарин туда не доехал, а был пойман яицкими казаками и привезен в городок.

Справка: Балтай Идеркеев (1750 г. р.), яицкий казак, туркмен, приемный сын Идеркея Баймекова (см. выше, прим. 156), вступил в отряд Е.И. Пугачева вечером 17 сентября 1773 г. С того времени исполнял в его ставке обязанности секретаря, составляя на татарском языке манифесты и именные указы.

Захвачен в плен карателями в битве под Сакмарским городком (1.IV.1774), содержался под следствием в Оренбурге и в Казани. По определению Тайной экспедиции Сената Балтай Идеркеев был отправлен на пожизненную службу солдатом в гарнизонной команде города Архангельска.

«На другой день поехали к городку и, не доехав онаго, еще с двух фарпостов по дватцати человек в толпу свою, сколько неволею, а больше охотою присоединил.

Не доезжая же последнего к Яицкому городку хутора, чей, – не знаю, поймали толпы моей казаки в стороне яицкого казака Скворкина.

А как он был старшинской руки, то яицкия казаки и просили меня, чтоб онаго для страху повесить, что я тотчас и исполнить велел. Кто тут палачевскую должность исправлял, – того не помню.»

Итак, у нас появляется и первая жертва будущего восстания:

Скворкин Алексей Петрович, яицкий казак "послушной" стороны, 18 сентября 1773 г. был схвачен казаком-повстанцем Василием Кшининым у Сластиных хуторов. На допросе он признался в том, что был послан старшиной М.М. Бородиным для разведывания сил восставших.

По настоянию казаков-повстанцев Скворкин в тот же день был казнен.

"Палачевскую должность" при казни А.П. Скворкина "исправлял" яицкий казак Иван Семенович Бурнов (1746 – 1775), участник восстания 1772 г. на Яике, служивший в сентябре 1773 г. – августе 1774 г. в повстанческом войске.

Бурнов был в группе заговорщиков, арестовавших Пугачева 8 сентября 1774 г., позднее находился под следствием в Яицком городке и в Москве. По определению Сената от 10 января 1775 г. Бурнов и другие главари заговора были помилованы, но подлежали высылке на поселение в Прибалтику. Еще до отправления к месту поселения Бурнов умер 22 января 1775 г.

«А не доезжая несколько верст Яицкаго городка, приехал ко мне киргиской мулла, которой требовал по-татарски к Нурали-хану письма и говорил:

Я-де верно уповаю, что Нурали-хан даст помощь”. Оной мулла, как видно, на то подговорен был Идоркою. А как письмо в такой силе, яко от государя, написано было Идоркиным же сыном и отдано мулле, то он и поехал. Однакож сего муллу я никогда не видывал, и помощи от хана никакой не имел.

Справка: «Киргиской мулла» – Забир Карамуллин, казанский татарин, мулла. В 1772 – 1773 г г. служил секретарем и переводчиком у хана Нуралы, который и послал его к Е.И. Пугачеву с тайной целью установить личность новоявленного «Петра III» и выведать его планы.

В ночь на 18 сентября Забир прибыл в ставку Пугачева у Чаганского форпоста, вручил ему ханские подарки и вступил в переговоры относительно оказания военной помощи восставшим. В тот же день Пугачев отправил Забира с именным указом к хану Нуралы. Забир благополучно добрался до ставки хана Нуралы и, по имеющимся документальным свидетельствам, продолжал служить у него в 1774 г.

Именной указ Е.И. Пугачева, посланный 18 сентября 1773 г. с Забиром Карамуллиным хану Нуралы, имел содержание, аналогичное его же указу, отправленному ранее в тот же день с казаком Уразгильды Амановым

Продолжение рассказа Е. Пугачева:

  «Потом приказал я своей толпе, коей было тогда сто человек казаков, дватцать татар и дватцать человек калмык, а всего сто сорок человек, построиться в одну шеренгу и распустить знамена.

(Имеются и иные данные о численности отряда Е.И. Пугачева, подошедшего 18 сентября 1773 г. к Яицкому городку (от 200 до 300 человек).)

         Сие для того зделал, чтоб показать Яицкому городку, что у меня силы много.

А таким образом и подъехал к Яицкому городку версты на три разстоянием.

А между тем разговаривал с казаками: “Я-де пошлю туда к войску указ, и когда нас примут, так прямо въедем, а когда будут противиться, то поедем мимо, за Строганов сад, и там начуем”.

Потом написанной на последнем фарпосте указ, якобы от точнаго государя, хотел лишь посылать.

Но в Яицком городке усмотрели, что я близко подъезжаю, то все яицкия казаки и военная команда выбралась чрез Чаганской мост.

Пехота и с пушками осталась у мосту, а ко мне ехали навстречу все яицкия казаки, по слухам мне известно было, – тысяч до трех, и думал в то время, что разберут нас по рукам.

Однако же я сего великаго числа не весьма же и устрашился; более думал и то, что есть в том числе и мои согласники, а пошол прямо, а противныя мне, – не знаю, для чего, – остановились.

В оное время, как выше сказано, запечатанной и подписанной на имя старшины Акутина указ послал к ним с казаком Быковым , ибо сей охотою для отвозу того указа ехать согласился, и ведено тот указ отдать Акутину и в кругу вычесть; а Акутина вызвать ко мне для опознания, ибо сказано было мне от казаков, что Акутин бывал в Петербурге и государя Петра Третияго видал, так он-де и меня узнает.

Хотя, впрочем, я и сам никогда там не бывал, однакож делал сей обман в пользу свою и в уверение своей толпы.

Когда ж Быков указ Акутину отдал, а сей ево казакам нечитал; Быков же, не знаю, каким образом, поворотился назад.»

В действительности дело было немного не так как описывает Е. Пугачев.

Подполковник И.Д. Симонов, узнав о подходе к Яицкому городку отряда Е.И. Пугачева, выслал против него под начальством премьер-майора С.Л. Наумова команду в 270 солдат гарнизона и 40 оренбургских казаков; вскоре к Чаганскому мосту подошли со старшинами И.К. Акутиным, Н.И. Назаровым и А.И. Витошновым яицкие казаки (числом до 500 человек).

Справка: Акутин Иван Кириллович (1718 – 1785), яицкий казак, старшина с 1766 г., депутат Уложенной комиссии 1767 г. В октябре 1773 г. – марте 1774 г. находился в команде старшины М.М. Бородина в осажденном Оренбурге, позднее был в карательном корпусе генерала Ф.Ю. Фреймана на Южном Урале. 7 мая 1775 г. Акутин был произведен в полковники и назначен атаманом Уральского казачьего войска; находился на этом посту по день смерти (1.X.1785).

Справка: Быков Петр Алексеевич, яицкий казак, вступил в отряд Е.И. Пугачева 18 сентября 1773 г., позднее служил в повстанческом войске, после поражения от карателей в битве под Татищевой крепостью (22.III.1774) и у реки Быковки (15.IV.1774) скрывался в степных хуторах под Яицким городком, был арестован 12 сентября 1774 г., содержался под следствием в Яицком городке и в Оренбурге. По определению Тайной экспедиции Сената от 14 марта 1775 г. Быков был наказан плетьми и отправлен на пожизненную службу солдатом в Прибалтику, в один из «остзейских» гарнизонов.

«В то же время Авчинников, Лысов перебежали ко мне, да и протчих человек пятдесят, смотря на тех же, толпу мою умножили.

Справка: Овчинников (Авчинников) Андрей Афанасьевич (1739 – 1774), яицкий казак, участник восстания 1772 г. на Яике, вступил в отряд Е.И. Пугачева 18 сентября 1773 г. С того времени служил в его войске походным атаманом казаков-повстанцев, руководил рядом крупных боевых операций, погиб в битве у Солениковой ватаги под Черным Яром 25 августа 1774 г.

«А как у меня с теми предателями стало команды сот до двух, а Акутин старшина увидел, что от него казаки ко мне передаются, поворотился назад со всеми казаками к мосту, где стояла городская военная регулярная команда.

А я пошол вверх по Чагану с тем, чтоб перейти оной и начевать, ибо сие происходило уже к вечеру. А за мною командировано было для недопущения чрез Чаган команда, состоящая в каком точно числе, – не знаю, без пушки, да и у меня в то время ни одной еще не было.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11