Владимир Баранов.

Четыре стороны одиночества



скачать книгу бесплатно

Четыре стороны одиночества

(повесть)

18+


Посвящается всем,

кто не разучился любить.

Все герои, события, имена -

продукт больной фантазии автора,

который слишком часто смотрел канал «НТВ».

Любые возможные совпадения случайны.



Как послушные дети,

не сообразуйтесь с прежними похотями,

бывшими в неведении вашем

Первое соборное посл. св. ап. Петра, 1:14

ПРОЛОГ

Огромное красное солнце поспешно уходило за горизонт, ленивые вечерние волны, как-будто из последних сил, неспешно набегали одна за другой на безлюдный пляж. Под одним из шезлонгов лежало потерянное кем-то из постояльцев гостиничное полотенце с вышитым золотом гербом отеля «Сол Пальмерас». Узкие и пустынные улицы курортного города Варадеро, словно гигантские змеи, привычно уползали во тьму.

На огромной кровати президентского номера монотонно раскачивалась и учащённо дышала Ольга. В её голове начинался Китайский новый год. Взрывались тысячи хлопушек и петард. Вот-вот должен был разорваться огромным многоцветием Большой императорский салют. Раньше она только в книжках про такое читала. А вот теперь это происходило в реальной жизни.

Ольга подумала: «Да, это – настоящая вечная любовь… Теперь мы с Сашенькой навсегда… Только он и я. Только я и он. И пока смерть не разлучит нас…». Сегодня Александр был на удивление неутомим. Нежные ласки длились уже почти час.

Ещё несколько движений и Ольга окончательно потеряла контроль над собой. Как сказочная Алиса, она просто нырнула в Кроличью нору…


ГЛАВА ПЕРВАЯ.

ОЛЬГА.

Последнее, чего может ждать от жизни человек, родившийся в городе Березники Пермского края Российской Федерации, так это каши с небес. Не в смысле овсяной там или перловой… с этим как раз нет проблем, в любом магазине фасованные крупы по 10-15 рублей за килограмм, вода из уличной колонки, вообще – бесплатно… а в смысле манны небесной. С ней, как раз, беда. Тот же пророк Моисей – не будь дураком, предпочёл с ограниченной группой граждан еврейской национальности сорок лет нарезать круги в квадрате триста на триста километров, хотя лет за десять-пятнадцать мог бы без лишнего напряжения уважаемых иудейских товарищей дойти хоть до Березников, хоть до Красновишерска.

Ольга манны небесной не ждала никогда. Она родилась в Березниках в 1989 году и советский период относительного благополучия своей семьи не могла помнить по вполне объективным причинам. СССР рухнул в 1991 году, полусекретный оптико-механический завод им. Серго Орджоникидзе, на котором работал отец, скопытился от долгов и полного отсутствия заказов годом позже, ещё через два года скоропостижно умер от инфаркта безработный и к тому времени сильно пьющий отец.

Мать Ольги – Инна Вячеславовна работала учителем в школе, а по вечерам мыла полы в детской поликлинике. С мая по октябрь всё её свободное время забирал огород. Без огорода её скудного заработка физически не хватило бы для того, чтобы обеспечить собственное выживание, а также вполне сносную жизнь своих детей: Ольги и её старшего брата – Валеры.

В то время она считалась ещё очень красивой женщиной, но повторно выйти замуж, да ещё с двумя детьми, было уже нереально. А от случайных залётных ухажёров она решила отказаться сама. Ради детей.

Ольга была очень похожа на мать, и, с самого детства было понятно, что она вырастет (если доживёт) очень красивой девушкой. Но жизнь в Березниках – это не каникулы в Сан-Тропе. Поэтому, на свою красоту Ольга не надеялась никогда. К семи годам она уверенно оперировала уголовно-матерным березниковским диалектом Великого и могучего русского языка. К восьми годам умела, не более чем с двух ударов, разбить нос однокласснику или однокласснице примерно равного с ней веса. К десяти годам могла одним отработанным движением отбить горлышко у любой пивной или водочной бутылки до образования формации «розочка», с помощью которой вполне успешно можно было проигнорировать настойчивую просьбу заинтересованных лиц о сдаче денег, которые мать дала на обед в столовой, в фонд помощи местной малолетней приблатнённой шпане.

С тринадцати лет, после жестокого изнасилования и последующего убийства лучшей подруги (насильника и убийцу так и не нашли, а девушку хоронили в закрытом гробу), Ольга окончательно замкнулась. Она стала доверять только самой себе, а также остро заточенной напильником большой плоской отвёртке, которую она взяла в ящике с инструментами, оставшемся от отца. Также, неожиданно пригодился ростовой манекен, которого непонятно откуда притащил после окончания третьего класса на их огородный участок брат Валерий, одержимый идеей изготовления суперпугала в целях увеличения урожайности плодово-ягодных культур. Говоря проще, чтобы вороны и дрозды не съедали половину вишни и смородины, не оставляя шансов хоть что-то вынести на базар. Но в это же лето Инне Вячеславовне в РОНО дали одну путёвку в детский лагерь в Анапе сразу на 2 смены подряд, и, Валера, во избежание дурного влияния летних березниковских пыльных улиц, был туда незамедлительно отправлен. Проект «Суперпугало», в итоге, так и не был реализован. Манекена мама назвала Василием и поселила в небольшом огородном сарае, где следующие несколько лет он бесстрашно охранял лопату, грабли и две уже порядком затупившиеся мотыги.

Ольга училась на тройки и четвёрки. Единственная пятёрка в четверти за всё время обучения в средней школе № 11 была у неё по рисованию. Историю, литературу и географию она худо-бедно вытягивала на «четыре с минусом», а вот естественные науки давались ей с огромным трудом. Алгебра, биология, химия и физика казались ей совершенно непонятным набором понятий и формул.

Несмотря на это, после страшного убийства подруги, этим же летом, она попросила мать взять в городской библиотеке медицинский атлас. Пришла на огород, достала ростовой манекен из сарая и нанесла на него несмываемым красным маркером две жирные полосы – аорту и бедренную артерию. В какой-то медицинской передаче по телевизору говорили, что при поражении любой этих артерий кровь будет литься ручьём, если быстро не наложить жгут, да и не факт, что жгут этот поможет; вроде как пять минут такой кровопотери и невезучий пассажир уже на собеседовании у апостола Петра.

Каких-либо оснований не верить умным людям из телевизора у Оли не было. За лето и половину сентября Василий вполне успешно, не теряя дежурной улыбки, перенёс около четырёхсот пятидесяти попаданий отвёрткой в каждую артерию из разных положений, включая различные имитации захвата условным маньяком юного Ольгиного тела. С этих самых пор она не расставалась с отвёрткой. Климат в Березниках немного хуже, чем на Лазурном берегу Франции, поэтому сапоги актуальны по восемь месяцев в году. В высокие кожаные или резиновые сапоги, когда уж совсем грязно, отвёртка ложилась идеально. В тёплые месяцы она переезжала специальный наружный карман сумки, который можно было открыть и закрыть одним движением, так как клапан кармана удерживал только зашитый внутрь магнит.

Ввиду полученной психологической травмы, о каких-либо отношениях с противоположным полом Ольга даже не думала. Мальчиков она просто не замечала, а они, наслышанные о некоторых её умениях, особо и не приставали, несмотря на её красоту. С четырнадцати лет, когда её гормоны упорно чего-то просили, она вполне спокойно снимала напряжение, что называется «одной левой» и данный вопрос пропадал с повестки дня до следующего гормонального всплеска, которые случались не часто.

Всё изменилось в шестнадцать лет. Ольга влюбилась. Причём, влюбилась очень сильно, до рези в зубах, была готова на любые глупости ради Любимого. Любимым оказался Витя – новый мальчик, пришедший в сентябре в параллельный класс. Он с родителями (точнее с матерью и отчимом) переехал в Березники из соседнего Соликамска. Переехали они вынуждено. Отчим сильно пил и по несколько месяцев нигде не работал. Отца Витя не помнил совсем, потому что тот бросил мать почти сразу после рождения Вити. Витина мама была очень доброй женщиной, она считала себя обязанной второму мужу, который взял её с малолетним ребёнком на руках. В те далёкие времена он совсем не пил, и они жили в достатке. В «лихие девяностые» он был успешным челноком, пока не впал игровую зависимость. За два года он проиграл почти все накопления и влез в долги. Кроме того, начал регулярно заливать своё горе водкой. Челночный бизнес из-за регулярных игровых и пьяных загулов пришлось оставить.

Весной 2005 года Витиной маме неожиданно предложили хорошую работу в Березниках на заводе «Уралкалий»; трёхкомнатную квартиру в Соликамске (остаток былой роскоши) они продали, раздали долги отчима, купили двухкомнатную в Березниках и решили попробовать начать новую жизнь.

Виктор был очень красивым, высоким, широкоплечим. Он с восьми лет занимался кикбоксингом. Его ноги порхали как крылья бабочки, два раза он выигрывал край и один раз стал вторым по Приволжскому федеральному округу. Собственно, влюбились в него почти все девочки со всей параллели. Оля уже было приготовилась страдать от безответной любви, но Витя неожиданно проявил инициативу сам. Он пригласил её на медленный танец на школьной дискотеке. Потом стал заходить за ней в школу. Целый месяц они только гуляли и целовались. Виктор был очень воспитанный и не позволял себе ничего такого. Это окончательно убедило Олю, что Витя – её судьба. Она решила, что подарит ему самое дорогое – свою девственность. Да только вот не сложилось…

В один из декабрьских вечеров Виктор пришёл домой и увидел мать, у которой не было живого места на лице, сплошные кровоподтёки. Пьяный отчим избил её, пытаясь узнать, где она спрятала деньги, которые откладывала на дальнейшее обучение сына. У отчима начался страшный рецидив, и ему надо было играть. Витина мама ничего не сказала, несмотря на все побои. Пьяный отчим отстал и взбешённый пошёл допивать остатки водки на кухню. Витя решил, что ублюдка надо проучить. Он ворвался на кухню и резким ударом колена в голову отправил отчима в глубокий нокаут. Как потом оказалось, в кому. Через два дня отчим переехал в иной мир, не приходя в сознание. Витя переехал в Следственный Изолятор. Через месяц скорый суд и семь лет колонии. Вроде, с одной стороны, состояние аффекта, а, с другой стороны – профессиональный спортсмен, у которого ноги – оружие. В общем, с потерей девственности Оле пришлось повременить…

Два года спустя она встретила Руслана. У него был свой бизнес, дорогая машина и море обаяния. Через месяц после начала отношений с Русланом она наконец-то лишилась девственности. Всё было очень красиво, все выходные они провели в самом дорогом отеле Екатеринбурга (у Руслана были дела в этом городе и он взял Ольгу с собой). Весь номер был усыпан лепестками роз и заставлен свечами. Несмотря на весь ультраромантический пафос, Ольга ничего не почувствовала… Руслан подёргался на ней пять минут, резко замер, сказал: «Детка, ты – лучшая», повернулся на бок и уснул. Потом они ещё несколько раз занимались таким же бестолковым сексом, только уже без роз, свечей и дорогого отеля. Он просто привозил её к себе на съёмную квартиру, пыхтел пять минут, в очередной раз присваивал почётное звание «лучшей детки» и засыпал.

Через три месяца он уже мог неделями не звонить ей и не привозить к себе. Иногда, конечно, появлялся, обычно пьяный и с букетом роз, даже клялся в вечной любви, чтобы побыстрее получить доступ к телу. А иногда просто присылал смс, типа: «Много дел. Устал. Увидимся позже». А потом пропал… приехал весь на нервах, сказал, что срочно надо уехать на два месяца в Москву, что всё объяснит позже. Но через два месяца Руслан не появился и через три тоже. Через шесть только появился, по весне. Как только сошёл лёд, и птицы потянулись с югов, труп Руслана всплыл в затопленном карьере, по частям всплыл… и не весь. Правую кисть так и не нашли.

После Руслана в жизни Ольги были ещё мужчины, много мужчин, её красота не могла быть незамеченной. Они дарили ей огромные букеты цветов, украшения, и даже iPhonы с iPadами, когда эти устройства вошли в моду. Некоторым она даже позволяла переспать с ней, но скорее из вежливости и без всякого удовольствия для себя… Под внешней, идеально-кукольной, оболочкой тела в разорванной на лохмотья Олиной душе образовалась гнетущая, чёрная пустота полного одиночества.


ГЛАВА ВТОРАЯ.

ВАЛЕРИЙ.

– Молодой человек, так вы будете покупать кольцо или нет?

Этот вопрос девушки-продавца магазина «Адамант» вывел Валерия из ступора, в котором он находился несколько минут. 58 000 рублей за кольцо из белого золота с тремя искрящимися под яркой лампой бриллиантами – это всё же не на заборе гвоздём нацарапано, это маленькая личная беда… А вариантов нет. Надо брать.

– Да-да, беру конечно, можно картой заплатить? – быстро сказал внезапно проснувшийся Валерий.

Кольцо упаковали в красивую коробочку, Валерий расплатился, быстро вышел из магазина и сел в припаркованный чёрный внедорожник. Мотор он заводить не стал. Кондиционер и радио отключил. Ему нужна была максимально возможная тишина, чтобы закрыть глаза и ещё раз спокойно всё обдумать. Он понимал, что где-то что-то упустил, но не понимал где. Это состояние дико нервировало его, потому что он привык всё и всегда контролировать. А о каком контроле с его стороны может идти речь, когда ему меньше, чем за два дня пришлось согласиться на официальную свадьбу, от которой он успешно уклонялся почти пять лет? Кольцо, лимузин ресторан «Живаго», гостиница для гостей, двадцать пять белых голубей, путешествие свадебное… полмиллиона рублей в никуда… а самое противное во всем этом – полное непонимание, как такое вообще могло произойти.

Валерий прикрыл глаза и решил ещё раз проанализировать все события, причём не только последней недели, которая резко изменила его размеренную жизнь, а копнуть ещё глубже, залезть на самое дно ящика воспоминаний – детства в Березниках. Возможно, ответ на терзающий его вопрос, лежит где-то там – в глубине…

***

Первое, что неожиданно всплыло в бурном потоке памяти – это жареная картошка с луком и грибами, которую делала мама. Ни в одних, даже дорогих, ресторанах, которые он посещал, ни у одной из женщин, у которых ему доводилось ночевать, нельзя было найти ничего подобного той – маминой жарёхе. Он несколько раз просил Наталью, свою постоянную подругу, научиться правильно готовить это блюдо, но каждый раз у неё получалось не то. Иногда «есть можно», иногда «да, вкусно», но не то – не так волшебно, как получалось у мамы. Валерий прямо говорил об этом Наташе, чтобы она как-то исправилась, как он любил говорить: «выросла над собой», и начала готовить как надо, но Наталья только обижалась на эти слова и, потом, по нескольку дней не готовила вообще ничего, да ещё и не разговаривала с ним.

После жарёхи в памяти всплыл манекен. Обычный такой ростовой манекен, который кто-то выбросил на помойку, и где маленький Валера его нашёл и притащил на огород. Он с детства любил порядок. И часто доходил в этой любви до крайнего занудства. В третьем классе, в мае он придумал с помощью манекена повысить урожайность вишни и смородины, тоже из любви к порядку. Непредсказуемые вороны и дрозды, которые тоже любили и вишню, и смородину, очень расстраивали его психику.

Урожайность повысить не удалось. Уехал в детский лагерь «Орлёнок». Сразу на 2 смены. Зато удалось попробовать домашнее вино. Ребята из первого отряда смогли где-то купить вино и специально напоили его и друга Толика, чтобы посмеяться. Старшие ребята объяснили ему и Толику, что пить вино – это очень круто и очень по-мужски. Валерия сильно рвало с перепоя. Всю ночь. С тех пор он вообще никогда не пил вина. Став взрослым, предпочитал крепкие напитки типа водки. А когда стал полноценным менеджером среднего звена, стал пить исключительно виски, чтобы дополнительно подчеркнуть свой новый жизненный статус.

***

Валерий недовольно приоткрыл глаза, он начинал нервничать. Сумбурные и отрывочные воспоминания детства совершенно не помогали найти ответ на вопрос. Надо проматывать дальше, например, до момента переезда из Березников в Пермь, когда он поступил в Пермский Государственный Технический Университет. Специальность, конечно, была не самая престижная, зато поступил на бюджетное место.

Мама воспитывала его и сестру Ольгу одна, денег на платное образование по хорошей специальности не было совсем, а поступить бесплатно на специальность с проходным балом – 29 было нереально, ввиду того, что по математике и физике у него всегда были уверенные четвёрки и не более того. Любую тройку по любому предмету он всегда исправлял до четвёрки. Даже если где-то не хватало способностей, то он брал усидчивостью и монотонной зубрёжкой материала. Пятёрки ему были не нужны, а учиться на тройки он считал недостойным. Валера очень любил маму и не хотел её расстраивать, даже по мелочам.

В студенческом общежитии он вёл весьма скромную жизнь. В регулярных попойках и дежурном общажном промискуитете его участие было минимальным, Валера продолжал придерживаться своей теории о необходимости и достаточности четвёрки. Если стараться получить высший балл, то не останется время на подработку. А без подработки не будет денег. А без денег при капиталистическом строе жить очень тяжело. Опять же, если постоянно пить и гулять, то не хватит времени выучить на «четыре». С тройками в зачётке лишат стипендии. Мама, опять же, расстроится. А это недопустимо.

Первой записью Валеры в трудовой книжке стала должность продавца-кассира в кафе быстрого питания «Цыплята по-английски». Его совершенно не смущало то, что должность не очень престижная, ведь деньги не пахнут. После третьего курса он устроился курьером в региональное торговое представительство компании «Гоффман групп», которая специализировалась на продаже профессионального слесарного инструмента и оснастки для металлорежущих станков. Здесь-то и пригодилась любовь Валерия к порядку. За всё время работы курьером он не сорвал ни одной доставки. Все накладные всегда были подписаны получателями. Коллеги шутили, что Валера настолько зануден, что мог бы заставить кого угодно расписаться в накладной даже кровью, лишь бы отстал. После окончания университета директор регионального представительства предложил Валере перейти на должность младшего менеджера по продажам. В этом же году таким же младшим менеджером в «Гоффман групп» пришла Наталья.

Наталья была очень красивой девушкой, Валерию она сразу очень понравилась. Нельзя было сказать, что он влюбился, так как любовь к женщине это всегда безрассудство, которое может повредить идеальному порядку вещей. А нарушение порядка недопустимо. Но глубокую симпатию и сексуальное влечение он, конечно же, испытал. Невозможно было не испытать. Наталья была очень особенной. Красивое лицо, спортивная фигура с небольшой, но очень упругой грудью, пышные платиновые волосы. Кроме того, она была очень спокойной и доброй. Никто и никогда не слышал, чтобы она кричала на кого-то или даже немного повышала голос.

Они стали часто проводить время вместе. А через полгода Валеру и Наталью руководство компании отправило на трёхнедельное обучение в головной офис в Мюнхене. Планировалось резкое расширение бизнеса в России, необходимо было обучить ряд перспективных младших менеджеров новой товарной номенклатуре. В ходе этой совместной командировки они очень сблизились. Ещё через месяц стали вместе жить, Наташа переехала в квартиру, которую снимал Валерий. Перед тем, как окончательно принять решение о совместном проживании, Валерий показал Наташу своей матери – Инне Вячеславовне. Маме она очень понравилась, к тому же мама очень расстраивалась, что её сын так долго живёт один. А Валерий очень любил маму и не хотел её расстраивать, даже по мелочам.

После получения маминого одобрения вопрос наличия или отсутствия любви к Наталье Валерия мало интересовал. Ему было удобно жить с ней, тем более, что она не требовала ничего особенного. Кроме того, Валерия в скором времени повысили сразу до старшего менеджера, теперь ему по статусу нужна была «как бы жена». Гражданский брак Валерий считал самым правильным изобретением эпохи постмодерна. Обязательств никаких, ничего ни с кем делить не надо, никаких колец на руках, в любых официальных документах ты также, как и Римский Папа, стабильно холост. А стабильность, как известно – основа любого порядка. Сожительница же твоя упорно считает себя женой (ведь всем прогрессивным девушкам известно, что штамп в паспорте – это пережиток тоталитарной коммунистической эпохи, и, что синяя эта клякса вообще ничего не значит). В любых ВКонтактах и Фейсбуках непременно ставит статус «замужем», в разговорной речи любит употреблять такие обороты: «а мы с мужем решили», «муж мне подарил» и прочие не менее ёмкие, но не имеющие никакой фактологической базы, реплики. Но, как говорится, чем бы дитя не тешилась. ВКонтакт всё стерпит.

***

– Нет, опять не то… – подумал Валерий.

– Воспоминания классные, можно ещё вспомнить покупку большой однокомнатной квартиры… и особенной радости – чёрного внедорожника BMW X6 с трёхлитровым двигателем и всеми возможными наворотами. Всё было очень круто, всё как я люблю, не ждал ни одного дня… пришёл и забрал прямо из салона… хоть и в кредит. Но всё равно, очень и очень круто… Никогда не забуду того дня, когда в первый раз припарковал свою прелесть у офиса…

– Можно ещё вспомнить девочек, которых удавалось пошевелить в командировках, не спрашивая одобрения Наташи… Особенно запомнилась Жаретова Гулия – менеджер из московского офиса… Милое личико, огромная грудь, большая упругая задница и море необузданной татарской страсти…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное