Владимир Андрианов.

Уголовная политика



скачать книгу бесплатно

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Российский государственный университет правосудия


Авторы:

М. М. Бабаев, главный научный сотрудник отдела уголовноправовых исследований РГУП, д-р юрид. наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ;

Ю. Е. Пудовочкин, профессор кафедры уголовного права РГУП, д-р юрид. наук, профессор;

В. К. Андрианов, старший преподаватель кафедры уголовного права РГУП, канд. юрид. наук


Рецензенты:

В. А. Блинников, судья Ставропольского краевого суда, д-р юрид. наук, профессор;

Л. А. Букалерова, зав. кафедрой уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Российского университета дружбы народов, д-р юрид. наук, профессор

От авторов

Эффективность и успешность современного специалиста в области уголовного права и предупреждения преступности, качество выполнения им профессиональных задач, связанных с защитой прав и свобод человека от опасностей, что несет в себе преступное поведение, во многом зависят от того, насколько органично формирование прикладных навыков применения уголовного закона сочетается у него с широким кругозором, способностью к аналитическому мышлению, умением адекватно оценивать социальную потребность в применении уголовного закона и последствия такого применения.

В образовательном пространстве Российского государственного университета правосудия эту задачу призван решать ряд предметов, расположенных на стыке юриспруденции с иными отраслями социального знания, в том числе и курс «Уголовная политика России», который предлагается обучающимся в рамках реализации основной образовательной программы подготовки магистров по направлению «Юрист в сфере уголовного судопроизводства».

При том, что сама уголовная политология как отрасль научного знания насчитывает практически двести лет своей истории, при том, что составляющие уголовную политику проблемы находятся под постоянным контролем отечественных специалистов в наши дни, учебных и учебно-методических материалов, которые бы облегчили изучение студентом этой большой и сложной науки, позволили бы сориентироваться в значительном корпусе вопросов и наметили бы путь углубленного их изучения, крайне недостаточно.

Настоящее издание, предлагаемое вниманию, прежде всего, студенческой общественности, разумеется, не может претендовать на то, чтобы считаться полноценным учебником по курсу уголовной политики. Это пособие, в котором его авторы стремились осветить содержание первых и от того наиболее сложных тем. Здесь раскрываются вопросы понимания уголовной политики, дается характеристика ее взаимосвязи с уголовным правом и криминологией, раскрываются информационные и иные основы формирования уголовной политики, раскрываются закономерности уголовного права как нормативного фундамента политики противодействия преступности.

В основе пособия – результаты многолетней работы его авторов над проблематикой уголовной политики и уголовного права, отдельные результаты которой были отражены ранее в некоторых монографиях (Бабаев М.

М., Пудовочкин Ю. Е. Российская уголовная политика и уголовный закон: Опыт критического анализа. М., 2017; Андрианов В. К., Пудовочкин Ю. Е. Проблемы теории юридических фактов в уголовном праве. М., 2015) и серии научных статей (Андрианов В. К., Пудовочкин Ю. Е. Закономерности уголовного права: определение, классификация, соотношение с принципами // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2016. № 6; Андрианов В. К., Пудовочкин Ю. Е. Закономерности возникновения уголовного права // Библиотека уголовного права и криминологии. 2017. № 6 и др.).

Представляя это учебное пособие, авторы выражают благодарность своим уважаемым рецензентам профессорам В. А. Блинникову и Л. А. Букалеровой за их поддержку в работе над книгой, а также желают успехов своим студентам в освоении сложной и интересной науки уголовной политологии.

Глава 1
Понятие уголовной политики

1.1. Уголовная политика как наука

Вопрос определения научного статуса уголовной политики (является ли она самостоятельной наукой или частью уголовного права, каков ее предмет и др.) до сих остается нерешенным. Основные параметры научной дискуссии на эту тему были заложены еще в 70-е годы прошлого века, когда после почти полувекового забвения проблематика уголовной политики была вновь актуализирована. Сохраняются они и по сегодняшний день.

Можно выделить несколько основных подходов к решению проблемы. Часть специалистов убеждена в том, что уголовная политика как отдельная отрасль науки в России не сформировалась, что она «зависла» между криминологией и уголовным правом, которые не смогли интегрировать в себе уголовно-политическую проблематику[1]1
  Устинов В. С. О концепции уголовной политики как научно-учебной дисциплины: Власть и право // Вестник Нижегород. ун-та им. Н. И. Лобачевского: Власть и право. 2003. Вып. 2 (7). С. 393; Иванов С. В. Уголовная политика Российской Федерации: Политолого-криминологический и уголовно-правовой аспекты: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 8, 12.


[Закрыть]
. Иные авторы доказывают, что уголовная политика составляет часть науки уголовного права[2]2
  Пионтковский А. А. Наука уголовного права, ее предмет, задачи, содержание и значение // Российский криминологический взгляд. 2007. № 4. С. 64; Волженкин Б. В. О предмете науки уголовного права: Уроки истории // История развития уголовного права и ее значение для современности: Материалы V Международ. науч. – практ. конф. (М., МГУ им М. В. Ломоносова, 26–27 мая 2005 г.). М., 2005. С. 85; Лопашенко Н.А. Уголовная политика. М., 2009. С. 15.


[Закрыть]
.

Наконец, третьи убеждены в том, что уголовная политика вправе претендовать на статус самостоятельной отрасли научного знания.

Нет единства в решении вопроса о классификационной принадлежности науки уголовной политики. А. А. Герцензон утверждал, что поскольку ее содержание в равной мере связано с другими отраслями уголовно-правовых наук, она должна считаться междисциплинарной научной отраслью[3]3
  Герцензон А. А. Уголовное право и социология (проблемы социологии уголовного права и уголовной политики). М., 1970. С. 196, 200, 201.


[Закрыть]
. В то же время П.Н. Панченко считает уголовную политику разделом науки правового управления или, иначе, правовой политики[4]4
  Панченко И. Н. Советская уголовная политика. Томск, 1988. С. 82.


[Закрыть]
; а И. А. Исмаилов пишет, что уголовная политика – часть политической науки[5]5
  Исмаилов И. А. Преступность и уголовная политика. Баку, 1990. С. 128, 129.


[Закрыть]
.

В решении вопроса о том, как следует определять статус уголовной политики и какими критериями при этом руководствоваться, приемлемым, скорее всего, можно считать следующий ответ. Два столетия существования уголовной политики стали периодом ее прогресса, динамического развития на уровне науки. Последовательно оттачивались представления о ее предмете, о структуре науки, нашедшие адекватное отражение в многочисленных дефинициях. Выработан собственный понятийный научный аппарат. О том, что речь идет о живой, развивающейся науке, свидетельствует фактически не прекращающийся уголовно-политический дискурс, стимулирующий создание теоретического фундамента в виде системы знаний об основных направлениях и конкретных путях деятельности по борьбе с преступностью в стране. Сформулированы концептуальные идеи и положения, способные стать руководящими ориентирами и нормативными установками для законотворчества и практической работы правоохранительных органов. Все это, несомненно, признаки, характеризующие статус уголовной политики как подлинной, самостоятельной науки.

Предмет науки уголовной политики не может быть поглощен наукой уголовного права или какой-либо иной наукой юридического, политологического или социологического направления.

Политика, как известно, есть сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями и иными социальными группами, ядром которой является проблема завоевания, удержания и использования государственной власти. Уголовная политика, следуя этой логике, может быть представлена как особая сфера деятельности субъектов политики, в рамках которой происходит формирование их отношения к преступности и мерам противодействия ей. Однако если политика есть предмет преимущественного изучения политологии, то уголовная политика, на первый взгляд, должна тяготеть к такому ее разделу, как теория управления социально-политическими процессами и с этих позиций вполне может быть рассматриваема как направление (отрасль) общей политологии либо как составной элемент более широкого направления (отрасли) – юридической политологии. Между тем оснований для такого вывода нет. В современной науке уголовная политика большей частью специалистов справедливо признается юридической, а не политологической наукой. Основной аргумент при этом связан с тем, что она призвана изучать не политику вообще, а те общественные и политические процессы, которые требуют правового регулирования, причем изучать как на предмет выявления самой потребности в правовом регулировании, так и с точки зрения выбора оптимальной формы и содержания такого регулирования. Практическая потребность такого изучения состоит в разработке оптимальной модели для правовой формы соответствующих отношений и установлении роли при этом государства. Соответственно, это уже – область ответственности юриспруденции. В этом отношении уголовная политология сродни криминологии. Обе представляют собой юридические науки, не имеющие своим предметом в чистом виде правовые феномены.

В самом общем виде, предметом уголовной политологии является уголовная политика. Однако он не ограничивается исключительно ею. При проведении уголовно-политических исследований важно учитывать, что:

• государство не единственный и не исходный субъект политики, а его деятельность в направлении преступности является результатом компромисса различных политических сил (или диктата одной из них),

• у каждого субъекта и адресата уголовной политики есть свои собственные, порой противоположные, уголовно-политические и иные интересы,

• уголовная политика есть политика правовая, отражающая отношение политических сил к праву вообще и к уголовному закону в частности,

• определение стратегии и тактики противодействия преступности испытывает влияние конкретных условий места и времени, криминологической, политической и экономической ситуаций,

• любое уголовно-политическое решение является «выгодным» для одних субъектов и «невыгодным» для других, оно сопряжено с затратами и установлением контроля.

Есть еще значимые аспекты формирования и реализации уголовной политики, которые по объективным причинам не отражаются в определении уголовной политики, но должны найти отражение в предмете и содержании уголовной политологии как науки. К тому же существует ряд проблем науковедческого, теоретико-методологического характера, которые призвана исследовать наука уголовной политики.

Исходя из этого, представляется, что в предметную область науки уголовной политики необходимо включить: историю и методологию науки уголовной политики, ее понятие и типологию, цели и принципы, уголовно-политические интересы субъектов этой политики, уголовно-политическую ситуацию, конституционные основы, направления и формы реализации данной политики, проблемы нормотворчества в сфере уголовной политики, мониторинг и показатели эффективности уголовной политики, сравнительную уголовную политику, уголовную политику противодействия отдельным видам преступлений.

В системе наук криминального цикла уголовная политология занимает особое место. Можно сказать, что она выступает своего рода «посредницей» между криминологией и уголовным правом. Через политическое «сито» просеивается криминологическая информация, прежде чем воплотиться в правовом решении; это же решение реализуется политическими силами в целях влияния на криминологическую ситуацию. Если криминология – общетеоретическая наука о том, что должно понимать под преступностью, то уголовная политика – общетеоретическая наука о том, какой должна быть борьба с преступностью. На этом фоне уголовному, уголовно-исполнительному и процессуальному праву отводится роль в большей степени «подчиненных», прикладных наук, раскрывающих конкретные правовые технологии уголовно-правового противодействия преступлениям. Однако характеристики наук как теоретических или прикладных, господствующих или подчиненных в данном случае не стоит воспринимать категорично. В каждой из них присутствует и теоретическая, и прикладная компонента, каждая из них определяет другую и одновременно определяется ей. Науки образуют целостный комплекс знания о преступности и уголовно-правовых мерах борьбы с ней, дополняя, уточняя и развивая положения каждой из них.

1.2. Уголовная политика как социальная практика

Понятие и сущность уголовной политики исследуются во многих трудах советских и российских ученых. Если говорить о сущности уголовной политики в целом, то она образует идеологическую, экономическую, социальную и нравственно-правовую основы (содержание) нормативного правового регулирования отношений государства и общества к преступности в стране.

Уголовная политика — это социальная политика борьбы с преступностью, которую, в определенном смысле, можно характеризовать как продиктованную интересами общества систему правил осуществления специфического взаимодействия государства и преступного мира. Иными словами, это – концентрированная, социально обусловленная, концептуальная реакция государства на существующую совокупность криминальных угроз.

Но уголовная политика – это не только, а в некотором смысле – и не столько, некий свод неких правил, которые, разумеется, сами по себе – социальный и правовой конструкт огромной ценности. Главное заключается в практике, сложность и многоплановое содержание которой делают как нельзя более уместным употребление здесь понятия «политика» (искусство управления).

Яркое по форме и верное по существу высказывание на этот счет принадлежит А. И. Бойко: «Уголовная политика есть особый угол зрения на криминальную действительность, самая высокая смотровая площадка: здесь располагается государственно-правовая идеология; здесь внешне понятные и ожидаемые решения поверяются стратегическими пластами народной жизни; здесь искусно маскируется истинный интерес элиты; здесь в первую очередь поле рисков и экспериментов; здесь нащупываются компромиссные решения и снимаются диалектические противоречия…, многочисленные политические искушения упираются в стену общественной необходимости и грозят социальными возмущениями; международные обязательства правящего режима могут своеволить против внутренних ожиданий собственного населения; экономические потребности и расчеты ставят предел государственно-правовым опытам; стереотипы воюют с реформистскими тенденциями. За отдельными насильственными акциями государства с неизбежностью следует нравственная экспертиза потомков»[6]6
  Бойко А. И. Уголовная политика: Учеб, пособие. Ростов-н/Д, 2008. С. 4, 5.


[Закрыть]
.

Что же касается определений уголовной политики, предложенных в юридической литературе, то, скорее всего, число их равно числу публикаций, ей (политике) посвященных. Пока не удалось создать некую согласованную формулу, вряд ли удастся создать ее и в обозримом будущем. Во-первых, разные ученые в соответствии со своими взглядами отражают в авторских дефинициях разные грани анализируемого предмета. Во-вторых, уголовная политика – предмет многогранный и многосложный, заведомо не укладывающийся в ограниченные рамки одной формулировки.

В литературных источниках, относящихся к середине прошлого века и ранее, была распространена двоякая трактовка понятия «уголовная политика»: в узком и широком смысле в зависимости от того, какое содержание вкладывается в него в том либо ином случае. В узком значении (такая трактовка тогда доминировала) оно, по сути, рассматривалось как синоним понятия «уголовно-правовая политика». Примером здесь может служить определение П. Н. Панченко: «Советская уголовная политика есть направление деятельности государства по руководству уголовно-правовой борьбой с преступностью»[7]7
  Панченко И. Н. Предмет и система научных основ советской уголовной политики: Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. М., 1990. С. 7; см. также: Загородников Н. И. Советская уголовная политика и деятельность органов внутренних дел: Учеб, пособие. М., 1979. С. 13.


[Закрыть]
.

Сегодня представляется возможным утверждать, что большинство специалистов выступает сторонниками только широкой трактовки исследуемой категории, в соответствии с которой уголовная политика предстает в качестве системы, включающей в себя комплекс взаимосвязанных, но вместе с тем относительно автономных подсистем: уголовно-правовую, уголовно-процессуальную, криминологическую, пенитенциарную, оперативно-розыскную политику. Именно такую позицию отражает определение рассматриваемого понятия, данное А. И. Коробеевым, А. В. Уссом и Ю. В. Голиковым. По мнению этих авторов, уголовная политика — это «генеральная линия, определяющая основные направления, цели и средства воздействия на преступность путем формирования уголовного, уголовно-процессуального, исправительно-трудового (ныне уголовно-исполнительное право) законодательства, практики его применения, а также путем выработки и реализации мер, направленных на предупреждение преступлений»[8]8
  Коробеев А. И., Усс А. В., Голик Ю. В. Уголовно-правовая политика: тенденции и перспективы. Красноярск, 1991. С. 7.


[Закрыть]
.

Различия в дефинициях наблюдаются не только в широте охвата предмета, но и в качественной характеристике уголовной политики. Некоторыми авторами уголовная политика рассматривается как совокупность руководящих идей (положений, постулатов), другими – как соответствующая деятельность, включая сюда и последствия этой деятельности, позволяющие судить о ее эффективности; наконец, третьими – как сочетание того и другого.

Приведем несколько показательных дефиниций. Г. И. Забрянский дает определение государственной политики противодействия преступности как основанной на определенных идеях деятельность государственных и негосударственных институтов по формированию и реализации основных задач, принципов, направлений и средств противодействия явлению преступности с целью защиты человека, общества и государства от преступных посягательств[9]9
  Забрянский Г. И. Основы концепции государственной политики противодействия преступности несовершеннолетних // Ученые труды Российской академии адвокатуры. 2007. № 2. С. 99.


[Закрыть]
. Э. Ф. Побегайло указывает: «Уголовная политика – это направление специальной деятельности государства в области борьбы с преступностью. Подчеркиваю, речь идет именно о направлении указанной деятельности, а не о самой деятельности. Уголовная политика представляет собой стратегию и тактику этой борьбы»[10]10
  Побегайло Э. Ф. Уголовная политика современной России: Концептуальный подход // Противодействие преступности: Уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты: Материалы III Российского конгресса уголовного права (Москва, 29–30 мая 2008 г.). М., 2008. С. 464, 465.


[Закрыть]
. А. И. Александров пишет: «То, какой власть хочет видеть преступность и каким способом она готова привести преступность в это состояние, и есть уголовная политика государства. Уголовная политика – это отношение власти к преступности»[11]11
  Александров А. И. Государственно-правовая политика в сфере уголовного судопроизводства: состояние, проблемы, решения // Российский следователь. 2008. № 15. С. 7.


[Закрыть]
.

Обилие практически всех возможных подходов и дефиниций в известной степени избавляет от необходимости предлагать новые формулировки. Можно констатировать лишь, что нашим представлениям о сущности уголовной политики отвечает ее широкая трактовка, в рамках которой она понимается одновременно и как деятельность государства, и как некий набор принципов и правил ее осуществления.

Важно отметить: каким бы ни был подход к пониманию уголовной политики в широком ее смысле, она всегда рассматривается как целостность, единая структура, включающая в себя ряд подструктур. А. А. Герцензон справедливо подчеркивал: «Каждая отрасль уголовно-правовых наук, будь то наука уголовного права или процесса, исправительно-трудовое право или криминалистика, в особенности же криминология, изучает под своим углом зрения различные стороны уголовной политики. Ни одна из них, взятая в отдельности, не может охватить весь комплекс уголовно-правовых проблем. Поэтому изучение практической уголовной политики должно осуществляться представителями всех указанных отраслей уголовно-правовых наук путем совместного изучения и обобщения материалов практики»[12]12
  Герцензон А. А. Уголовное право и социология (проблемы социологии уголовного права и уголовной политики). М., 1970. С. 194.


[Закрыть]
.

Все перечисленные выше конкретные отрасли политики, входящие в систему уголовной политики, более или менее обоснованно позиционируют себя в качестве самостоятельного источника политико-правовых положений, составляющих концептуальную базу для соответствующей деятельности. Но одновременно все они представляют собой единство, а в той части, в какой они таковым пока не являются, – должны стремиться к нему.

В рамках структуры «большой» уголовной политики отношения между отдельными составляющими ее подструктурами целесообразно строить на принципах, которые условно можно назвать конфедеративными. На «большой» уголовной политике лежит функциональная обязанность синхронизировать ключевые решения и тренды изменений в уголовно-правовой, уголовно-процессуальной, уголовно-исполнительной, криминологической, оперативно-розыскной деятельности, добиваясь максимальной согласованности и эффективности совместных усилий.

В свою очередь, четкое взаимодействие всех подструктур, обеспечивающее результативное функционирование самой системы, немыслимо без опоры на определенную совокупность ключевых, концептуальных идей и положений, общих («сквозных») и обязательных для всех отраслей уголовной политики, которые в методологическом отношении должны быть ориентиром и импульсом для каждой из них. Одним из основных источников таких идей является уголовное право (понятия преступления, ответственности и наказания, криминализации и декриминализации и т. д.). Не менее важным источником идей такого уровня должна стать криминология (понятие преступности, ее общественной опасности, предупреждения преступлений и т. д.).

Сегодня уже вряд ли оспорима роль уголовной политики как общетеоретической и методологической основы всех дисциплин криминального цикла. На это обстоятельство обращал внимание Г. М. Миньковский, подчеркивая, что главное в уголовной политике – ее ведущая роль по отношению к материальным и процессуальным отраслям права криминального цикла, применение норм которых является одной из форм реализации уголовной политики[13]13
  Миньковский Г. М. Правовая политика в сфере борьбы с преступностью и проблемы законодательного регулирования этой борьбы // Труды Академии МВД РФ: Проблемы формирования уголовной политики Российской Федерации и ее реализации ОВД. М., 1995. С. 25.


[Закрыть]
. Среди важных смыслов реализации такой роли – обеспечение непротиворечивости действий всех субъектов борьбы с преступностью, снятие возникающих правовых коллизий и т. и.

По справедливому замечанию Г. Ю. Лесникова, уголовная политика выполняет в отношении такого рода отраслей методологическую роль, обусловленную «поисками оптимальных путей предупреждения и борьбы с преступностью не только в рамках уголовного законодательства (материального, процессуального и исполнительного), но и с помощью внеправовых мер, способных существенно повлиять на криминальную ситуацию в России. Уголовная политика имеет полинормативную основу»[14]14
  Лесников Г. Ю. О современных тенденциях уголовной политики России // Российский криминологический взгляд. 2006. № 2. С. 102.


[Закрыть]
. Г. Ю. Лесников, в частности, упоминает, кроме правовых, нормы морали, религиозные нормы, обычаи, традиции и политические директивы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное