Владимир Алеников.

Веселые истории про Петрова и Васечкина



скачать книгу бесплатно

© ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2013

Весёлые истории о Петрове, Васечкине и их друзьях

Нормальное кино

Петров и Васечкин стояли на улице. Васечкин что-то с жаром рассказывал.

«Ну а дальше?» – спросил Петров, не отрывая от Васечкина горящего взгляда. «А дальше, – восторженно рассказывал Васечкин, – они, значит, дерутся, он ему – РАЗ! а потом ещё – БЗДЫНЬ! ну тот – ХЛОПС и копыта откинул».

«Круто! – сказал Петров, сглотнув слюну. – Ну?»

«Баранки гну! – сказал Васечкин. – А мамаша его в это время вот такой стакан выдула, ей жутко выпить хотелось, ну и лежит себе без памяти. А этот, которого он ухайдокал, ему говорит…»

«Погоди, – прервал его правдивый Петров, – как это он ему говорит, если он уже копыта откинул?»

«Да нет, он ещё не совсем откинул. Лежит, доходит. Ну и говорит ему. Ты, говорит, уже не жилец».

«Это почему?»

«Почему, почему? Потому что раненый был. Ну он как это услыхал, побежал к отчиму, РАЗ! – ему в брюхо с ходу. Ну тот всё, лежит».

«Копыта откинул?»

«Ну да. А этот вышел на воздух, сел и готов».

«Тоже копыта откинул?»

«Ага!»

«В порядке кинцо!» – сказал завистливо Петров.

«Нормально! – сказал Васечкин. – Ну ладно, я потопал. Будь здоров!» И он ушёл.

«Покеда!» – сказал ему вслед Петров и поспешил к кинотеатру.

У входа висела большая афиша: «Гамлет».

Вот из май нэйм?

Петров и Васечкин прогуливались по станции юных техников. Долговязый мальчик в очках по фамилии Горошко, обрадовавшись посетителям, с удовольствием демонстрировал им экспонаты.

– А теперь пройдёмте вот к тому экспонату, – значительно произнёс он, подводя Петрова с Васечкиным к громоздкой железной конструкции, отдалённо напоминающей человека. – Это наша последняя работа, – с гордостью произнёс Горошко. – Робот серии С-187/ 315-вч бис. Собран на деньги, вырученные от сбора металлолома. Мы его зовём просто – Холмс.

– Ух ты! – восхитился Петров. – А почему Холмс?

– А чего он может-то, ваш робот? – поинтересовался Васечкин.

– Холмс в совершенстве владеет дедуктивным методом, – гордо объявил Горошко. – Будет незаменим в криминальной практике.

– В смысле? – не понял Петров.

– В том смысле, что он может всё про тебя рассказать! – несколько раздражённо ответил Горошко.

– Прямо всё? – прищурился Васечкин. – Ну, пусть расскажет. Про меня, например. Давай, – обратился он прямо к роботу, – рассказывай. Ну, кто я такой?!

Робот молчал, невозмутимо подмигивая разноцветными лампочками.

– Так просто он не скажет, – несколько обидчиво произнёс Горошко. – Надо пятачок бросить!

– Как в метро, что ли? – обрадовался Васечкин. – Ну даёте. Ладно. Давай, Петров, гони пятак.

Сейчас мы этого Холмса проверим.

Петров безропотно достал пятак. Васечкин выхватил его у него и сунул в монетоприемник, около которого красовалась надпись: «Гнутых монет не бросать!»

Лампочки на роботе радостно замигали, внутри него что-то загудело.

– Давай, теперь спрашивай! – шепнул Горошко.

– Кто я такой? – спросил Васечкин, вдруг несколько оробев.

Робот ещё немножко погудел, а затем ответил бесстрастным металлическим голосом:

– Ты – Петя Васечкин. Тебе 12 лет. Учишься в шестом классе. Двоечник. Прогульщик. Обманщик. Грязнуля…

– Ну ладно, хватит! – несколько раздражённо прервал его Васечкин. По всему было видно, что он обиделся. – Хватит. Угадал! Вот что, – повернулся Васечкин к Петрову, – сейчас я этого умника сделаю.

– В смысле? – снова не понял Петров.

– В смысле обману! – пояснил Васечкин. – Спорим? На три желания?

– Ну спорим, – согласился Петров, хотя видно было, что спорить он совсем не хотел.

– О'кей! Давай руку! Разбей! – попросил Васечкин у Горошко.

Горошко разбил, заметив при этом:

– С разбивалы не берут!

– Стойте здесь! – распорядился Васечкин. – Я сейчас!

И тут же куда-то исчез. Горошко и Петров озадаченно переглянулись. Петров тяжело вздохнул.



Тем временем откуда ни возьмись появился седобородый старичок на костылях и, ковыляя, подошёл к роботу.

– Вам чего, дедушка? – поинтересовался Горошко.

– Я знаю чего, – проскрипел дедушка и, повернувшись к Петрову, прошамкал: – Дай пятачок!

Поражённый Петров тут же выдал требуемое. Старичок бросил пятачок в монетоприемник и спросил:

– Ну, кто я такой?

Робот снова загудел и тем же бесстрастным голосом заговорил:

– Ты – Петя Васечкин. Тебе 12 лет. Учишься в шестом классе. Двоечник.

– Ладно, стоп, стоп! Хватит! – заорал Васечкин, выпрямляясь, отрывая бороду и отбрасывая костыли. – Ну ладно! Ещё не вечер! Ты у меня попрыгаешь, умник! Ты стой здесь! – объявил он глубоко потрясённому Петрову и снова исчез.

Петров долго глядел ему вслед, затем наконец с трудом перевёл дыхание и взглянул на Горошко.

Тот был не менее потрясён и без слов развёл руками.



Тут откуда ни возьмись появился шикарный лощёный негр в белом костюме. Небрежно поигрывая тросточкой, он подошёл к роботу и на ломаном русском языке обратился к Петрову:

– Малшик, дай пьятак!

Петров уже держал пятак в руке. Негр бросил его в монетоприемник и на плохом английском языке вопросил: «Вот из май нэйм?»

Робот, погудев, невозмутимо ответил:

– Ты – Петя Васечкин. Тебе 12 лет. Учишься в шестом классе. Двоечник.

– Ну, это уже слишком! – на отличном русском языке произнёс негр, вытирая белым рукавом чёрную ваксу на лице – Нет, я всё-таки тебя сделаю! – проревел он. – Ждите! – загадочно сказал он Петрову и тут же исчез.

– Во даёт! – выдохнул ему вслед Горошко.

– Этот может! – подтвердил Петров.



Откуда ни возьмись появилась девочка с двумя косичками. Она прыгала через скакалку, напевая под нос: «Я не Петя Васечкин, я не Петя Васечкин!..»

– Мальчик, дай пятачок, я тебя поцелую! – обратилась она к Петрову.

– Ага! – сказал Петров, судорожно роясь в карманах. – У меня нету! – озадаченно сказал он.

– Ну и дурак! – заключила девочка и быстро сунула в монетоприемник какую-то шайбу.

Робот тревожно загудел, судорожно замигал лампочками.

– Кто я такая? – ласково спросила девочка. – Ну, говори! А?

Робот гудел всё сильнее, аж весь затрясся.

Наконец он глухо проскрежетал:

– Да, ты не Петя Васечкин!..

– Ну, что я сказал! – обрадовалась девочка, срывая с себя парик. – Что, съел?!!!

– ТЫ козёл!!! – произнёс робот, выплёвывая обратно засунутую в него шайбу. – Пока ты тут выпендривался, кино твоё уже кончилось!

Шайба впечаталась прямо в лоб поражённому Пете Васечкину.

Классиков надо беречь!

– Петька! – кричали ребята со двора. – В футбол идёшь играть?

– Иду! – крикнул в ответ Васечкин и помчался к двери, ухитряясь обуваться на бегу.

– Петя, Петя, – взывала к нему бабушка, собиравшаяся идти в магазин, – а пол за тебя кто, Пушкин будет мыть?!

– Ага, Пушкин! – весело отвечал Васечкин, натягивая перед зеркалом кепку и вратарские перчатки.

– А посуда? – продолжала бабушка. – Ты же посуду не вымыл!

– Посуду Гоголь помоет, – сострил Васечкин, открывая дверь, – Николай Васильевич.

И помчался вниз по лестнице. Бабушка в отчаянии высунулась в окно.

– Ты же пропылесосить обещал! – выкрикнула она.

– Лев Толстой пропылесосит! – донеслось до неё. – Граф!!

– Господи ты боже мой, никакого сладу с ним нет! – сокрушалась бабушка. – Что ты будешь делать!

Она взяла сумку и ушла в магазин.



Васечкин стоял в воротах, ловко прыгая за мячом. Но вот мяч перехватил какой-то сердитый мужчина.

– Хватит, наигрался! – сказал он центральному нападающему. – Опять двойку принёс. Марш домой!

И все уныло разошлись.



Васечкин вприпрыжку взбежал по лестнице, открыл дверь и… обомлел.

Пушкин выжимал половую тряпку в ведро. Затем он снял сюртук, который ему мешал, и… ПРОДОЛЖАЛ МЫТЬ ПОЛ.



– Я помню чудное мгновенье, – бормотал он, – передо мной явилась ты…

Из кухни показался вытиравший тарелку Гоголь.

– Давно хотел Вас поблагодарить, Александр Сергеевич, за подсказанные Вами идеи «Ревизора» и «Мёртвых душ», – говорил он, – отменная, доложу Вам, вышла вещица.

– Да ну что Вы, Николай Васильевич, – смутился Пушкин, – не стоит благодарности.

И снова стал выжимать тряпку в ведро.

Дверь из васечкинской комнаты открылась, и оттуда показался Лев Толстой. Он был босой и, шлёпая босиком по свежевымытому полу, сосредоточенно работал пылесосом.

– Всё смешалось в доме твоём, Петруша! – ласково и в то же время укоризненно сказал он вконец остолбеневшему Петьке.

Тот опомнился.

– Лев Николаевич, – залепетал он, – Николай Васильевич, Александр Сергеевич!!! Не нужно, я сам. Прошу вас, пожалуйста, товарищи классики, я сам. САМ!

– Ой ли? – недоверчиво поглядел на Васечкина Толстой, продолжая тем временем работать пылесосом.

– Честное пионерское! – взволнованно шептал Васечкин. – Всё сам буду делать, всё!

– Ну что, господа, поверим отроку? – спросил Толстой, поворачиваясь к Александру Сергеевичу и Николаю Васильевичу…


Бабушка поднималась по лестнице. Она открыла дверь и… замерла. Всё в квартире блестело. Нигде ни пылинки. Всё на местах. Неожиданно бабушка насторожилась. Из ванной доносился странный шум.

Бабушка открыла дверь в ванную и… вынуждена была прислониться к дверному косяку, чтобы не упасть от удивления: Васечкин стирал бельё.

– Ты что, Петенька? – забеспокоилась бабушка. – Не заболел ли, чай?

– Здоров! – отвечал Васечкин, вытирая со лба мыльную пену и продолжая яростно работать. – Нам учительница говорила – к классикам нужно очень бережно относиться!

Автограф

У выхода из Дворца спорта стояла толпа. Ждали выхода знаменитого спортсмена.

– Идёт, – зашептали в толпе. – Вот он!

Знаменитый хоккеист появился в дверях. Толпа бросилась на него, подминая друг друга. В основном это были мальчишки лет десяти – четырнадцати. Они протягивали знаменитости фотографии или просто бумагу для автографа. Знаменитость подписала штук десять, потом бросилась сквозь толпу, села в ожидавшую её машину и укатила.


Петров стоял и смотрел на толпу. Из толпы вынырнул Васечкин. Вид у него был растерзанный, но довольный. В руке он держал дневник.

– И зачем тебе понадобился его автограф? – накинулся на него Петров. – Вон сколько времени потеряли. Да ещё пуговицу тебе оторвали!



– Балда! – ухмыльнулся в ответ Васечкин. – Это же мой отец. Я, когда двойку получу, всегда у него так дневник подписываю!

Тимуровцы

В класс влетел Васечкин.

– Мужики! – с порога заорал он. – Я нашёл для нашего звена тимуровскую работу!

Его обступили.

– Есть старушка, – продолжал он, – первый сорт! Ей надо в магазин сходить да комнату убрать.

– Ура! – закричало звено. – Теперь мы выйдем на первое место!

– За мной! – крикнул Васечкин, убегая.

Звено бросилось за ним.



Вскоре они были уже у дома старушки.

– Стойте, – сказал Васечкин, – отдышаться надо!

И вдруг увидел старушку.

– Вот она! – закричал он. – Держи её!

Ребята подбежали к старушке. Сначала у неё забрали авоську, потом подхватили её самоё и, несмотря на сопротивление, перенесли через улицу. Дальше не знали, что с ней делать, и стали ждать Васечкина. Васечкин подбежал.

– Бросьте вы её! – заорал он, подбежав. – Это не та старушка. Обознался я. Да бросьте, вам говорят!

Старушку бросили.

– Куда вы? – взывала она. – Мне ведь совсем в другую сторону надо было! Тимуровцы!

Но тимуровское звено уже умчалось.

Кто у кого

– Я из-за тебя двойку получил, – сказал Васечкин Петрову. – И зачем только я с тебя списывал?!

– У меня тоже двойка, – сказал грустно Петров. – Я сам списывал.

– С кого? – удивился Васечкин.

– С Горошко, – сказал Петька.

– Нашёл, с кого списывать! – возмутился Васечкин и пошёл искать Горошко.

– Горошко, ты с кого списывал? – спросил он его. – Я ведь знаю, что ты никогда сам не решаешь.

– А я и не скрываю, – сказал Горошко. – Я с Кубышкиной списывал.

Васечкин пошёл к Кубышкиной.

– Кубышкина! – строго спросил он. – Ты сама контрольную решала?

– Не-а, – застенчиво заулыбалась Кубышкина. – Я у Люды Яблочкиной списала.

Васечкина разыскал Яблочкину.

– Яблочкина! – сказал он устало. – Признавайся, контрольную сама решала?

– Ты что! – возмутилась Яблочкина. – Я с Вовы Сидорова списывала.

Васечкин нашёл Сидорова.



– Сидоров, – из последних сил сказал он. – Говори честно, контрольную сам решал?

– Ты что, Васечкин, обалдел? – рассвирепел Сидоров. – Я ведь с тебя списывал. И, между прочим, двойку из-за тебя получил!


Визит к больному

Вова Сидоров болел. Он лежал и скучал. Раздался звонок в дверь. Пришли Васечкин и Петров. Соседка привела их в комнату. Сидоров очень обрадовался, увидев их.

– Здорово, мужики! – завопил он с кровати.

– Здравствуй, Сидоров! – сказал Васечкин.

– Вот навестить пришли, – сказал Петров. – Как дела-то?

– Температура нормальная? – спросил Васечкин. – Везёт же некоторым!

– Я очень рад, ребята, что вы пришли, – сказал Сидоров. – Да вы садитесь.

– Да нет, – сказал Петров, – мы уж скоро пойдём.

– Мы в школу опоздали, – сказал Васечкин, – вот и решили – навестим тебя и скажем в школе, что мы тебя навещали. Нас тогда никто и ругать не будет за опоздание.

– Даже похвалят, – сказал Петров.

– А… – сказал Сидоров, – понятно.

– Ну ладно, – сказал Васечкин, – нам пора. А то и на второй урок опоздаем, да, Петров?

– Ага, – сказал Петров. – Пошли. Будь здоров.

– Пока, – сказал Васечкин. – Не кашляй.

– До свидания, – сказал Сидоров. – Приходите ещё.

– Ладно, – пообещал Васечкин, – когда в следующий раз опоздаем, тогда придём. Ну, покеда!

И они ушли.

– Я буду ждать вас, ребята, – грустно вздохнул Сидоров, глядя на опустевшую вазу.

Это мой папа

В телефонную кабину зашёл Васечкин. Он поставил портфель на пол и решительно набрал номер.

– Феликс Александрович? – сказал он явно изменённым голосом, – Петя Васечкин сегодня в школу не придёт. Он заболел.

– Чем?

– У него грипп. Вирусный. Да, температура высокая. Пожалуйста.

– Кто говорит?

– Как кто? Васечкин говорит. Владимир Эдуардович… Кто такой Владимир Эдуардович? Как кто такой? Это мой папа! – в сердцах произнёс он, потом с ужасом посмотрел на трубку и медленно повесил её на рычаг.


Затем Васечкин повернул голову направо, где висела огромная реклама кинотеатра, а потом налево, где его ждал Петров.

Тот вопросительно посмотрел на друга и с удивлением увидел сквозь стекло будки, как Васечкин с убитым лицом безнадёжно качает головой.

Джентльмены

Прозвенел звонок на урок. 3-й «Б», сокрушая всё на своём пути, ворвался в класс и расселся. Девочки, которым не хватило мест, стояли сзади.

Вошла учительница Алла Ивановна. Все встали, потом сели. Девочки по-прежнему стояли.

Алла Ивановна не выдержала.

– Неужели же в вашем классе нет ни одного джентльмена? – спросила она.

– Что вы, Алла Иванна! – ответил ей с места удивлённый Васечкин. – Джентльменов у нас навалом, а вот стульев не хватает!

Объяснение

– Аллё, аллё! Старцева, это ты?

– Я.

– Это я, Васечкин. Ты мою записку прочла?

– Прочла.

– Ну и как?

– Нормально.

– Ну, а вообще-то, ты как ко всему этому относишься?

– К чему?

– Как к чему? Ну, ко мне, например?

– Нормально.

– А-а… Я к тебе тоже хорошо отношусь. Слышишь, Старцева? Аллё! Аллё!

– Чего ты орёшь?

– Да, плохо слышно чего-то. Телефон барахлит. Я говорю, я к тебе тоже хорошо отношусь.

– Я слышу.

– А на Яблочкину я плевать хотел. Слышишь, Старцева?

– Слышу.

– Плохо слышно чего-то. Старцева!

– А?

– А ты со мной… пойдёшь?.. А?

– Куда это?

– Ну… это… на край света, в общем. А? Старцева! Ты чего молчишь?

– Пойду.

– Ну да? Правда?

– Правда. А чего тут такого.

– Ну, ничего, конечно. Но ты молоток, Старцева!

– Чего?

– Я говорю, ты, говорю, молоток!

– А-а.

– Да-а. Ты чего молчишь? А? Старцева!

– А когда пойдём?

– На край света, что ли?

– Ну да.



– Да хоть сейчас. Я тут с угла звоню. Выходи, и пойдём. Пойдёшь?

– Пойду.

– Ну, пока, Старцева. Спускайся, давай.

– Аллё! Аллё!

– Чего?

– Только я в пять часов обязательно дома должна быть. У меня музыка.

– А-а.

– Ну пока.



– Аллё, аллё! Старцева! Уже повесила. Что ж делать-то? До пяти ведь никак не успеть. Вечно у этих отличниц то музыка, то английский. Мало нам, что ли, в школе задают?!

Воздушное путешествие

В воздухе, чуть покачиваясь, висел привязанный к торчащей из земли рельсе воздушный шар с гондолой. Шар был готов к отлёту.

Петров по-хозяйски хлопотал вокруг, – заканчивал последние приготовления. Появился Васечкин с литровой банкой варенья в руках.

– В дорожку! – довольно усмехнулся он, похлопывая по банке и подмигивая Петрову.

Петрову, однако, это не понравилось.

– Ты что? – возмутился он. – В какую ещё дорожку?! Лишний груз мне не нужен. Всё рассчитано!

– А что же мне делать? – растерялся Васечкин, уныло разглядывая варенье в банке. – Клубничное всё-таки.

– Делай что хочешь, – отрезал Петров. – С нами оно не полетит.

Васечкин поплёлся прочь. Завернув за угол, он остановился и, убедившись, что Петров не видит его, открыл банку и… содержимое её стало быстро перекочёвывать в васечкинский желудок.

Тем временем Петров уже проявлял нетерпение. Но вот появился Васечкин, тяжело перевалился в гондолу, за ним туда же залез Петров и отвязал шар.

И шар со странным звуком рвущейся материи взмыл в воздух.

Но – странно! – корзина была пуста.



На земле, на оторвавшемся от неё дне, стояли Васечкин и Петров. Задрав головы вверх, они следили за удалявшимся воздушным шаром.

Петров перевёл взгляд на Васечкина, на его раздувшееся пузо.

Васечкин по-прежнему уныло следил за шаром.

Воздушный шар поднимался всё выше и выше, исчезая в голубом небе.

Как Васечкин Гошу навещал

Гоше было четыре года, а его брату Пете Васечкину – десять. Гоша ходил в детский сад, а Васечкин – в школу, в третий класс. Гоша неожиданно заболел желтухой, и его положили в больницу, в изолятор. Васечкин пришёл его навестить.

– Тебе кого, мальчик? – спросила его медсестра.

– Тут у вас братан мой лежит, – сурово ответил Васечкин. – Георгий.

– А… Гошенька! – догадалась сестра и заулыбалась. – Ну, проходи, проходи. Только Гошенька у нас в инфекционном лежит, туда нельзя. Так что можешь на него вон в то окошечко полюбоваться.


Васечкин прошёл по коридору и действительно обнаружил окошко, за которым увидел брата. Гоша лежал на кровати и явно скучал.

Васечкин постучал по стеклу. Гоша повернулся, узнал его и обрадованно замахал рукой.

Васечкин молча разглядывал желтушного братца. Вид его ему не понравился, и он решил Гошу развеселить. Он прижался к стеклу всем лицом и скорчил рожу. Гоша засмеялся. Васечкин ещё сильнее притиснулся к стеклу, своротил нос и выпятил губы. Гоша снова засмеялся.

Вдохновенный Васечкин сунул пальцы в рот и скорчил страшную физиономию. Гоша улыбнулся, но как-то слабо. Васечкин тем временем состроил новую ужасную гримасу. Гоша смотрел на него во все глаза. Неутомимый Васечкин постарался придать лицу самое жуткое выражение. Рожа получилась невероятная. Губы Гоши скривились. Страшным усилием Васечкин изобразил что-то сверхъестественное. Гоша заревел.

Твёрдо решив во что бы то ни стало развеселить брата, Васечкин изобретательно скалил зубы, скашивал глаза – Гоша ревел всё пуще.


Прибежавшая медсестра в ужасе смотрела на Васечкина, который, войдя в раж, прыгал перед окном, изгаляясь в самых невероятных гримасах. Наконец она решилась окликнуть его:

– Мальчик, можно тебя на минуточку?

Голос у медсестры был ласковый, но, остановленный в момент самого невероятного прыжка, Васечкин нахмурился.

– Тут с тобой поговорить хотят, – продолжала медсестра. – Не бойся, всё будет хорошо, главное, не волнуйся.

Ласково приговаривая, медсестра провела недоумевающего Васечкина по коридору, впихнула в какую-то дверь и тотчас же захлопнула её, привалясь к ней спиной. Только после этого она облегчённо перевела дух. На двери было написано: «ПСИХИАТР».

Выиграл

4-й «Б» толпился вокруг Васечкина и в напряжённой тишине следил за тем, как он поглощает килограммовый кремовый торт. Горошко держал в вытянутой руке часы. Они громко тикали. Кусок за куском исчезал в горле Васечкина.

– Во даёт! – восхищённо произнёс маленький Вова Сидоров.

Васечкин доел последний кусок и победно оглядел одноклассников.

– Ура! – завопили те. – Качай Васечкина!

Множество рук подхватили Васечкина и подбросили его в воздух.

И тут прозвенел звонок на урок.

Васечкин тяжело плюхнулся на пол.


К нему подскочил Петров.

– На! – не без сожаления сказал он Васечкину, протягивая перочинный нож. – Пользуйся, раз выиграл. – И пошёл в класс.

– Везёт тебе, Васечкин! – сказала Маша Старцева. – И торт съел, и ножик выиграл. Счастливчик! – И тоже пошла в класс.

Коридор стремительно пустел.


Васечкин попытался оторваться от пола, но у него ничего из этого не получилось.

– Сейчас из ушей полезет! – с мучительным выражением лица тоскливо думал Васечкин.

В руке он сжимал злополучный нож и громко и безудержно икал:

– Ик! Ик! Ик! Ик!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3