Владимир Алеников.

Приключения Петрова и Васечкина в Колумбии. В поисках сокровищ



скачать книгу бесплатно

– Си, – подтвердил его новый друг. – Везде искать. И моя понимать, что надо бежать из Коломбиа далеко. Но хэй вида паррра ми.

– Там для вас жизни нет, – перевёл Васечкин.

– Си, амиго. И моя бежать сюда, Ррросссия. Теперрр моя тут. Но моя бояться. Люди Сантьяго меня найти и тут. Они как это… но дескансаррран!

– Не успокоятся, – подсказал Васечкин.

– Си, амиго, грррасьяс. Спасибо. Не успокоятся, пока меня не найти и схватить.

– А что им надо? Что за тайна такая?

Пабло Ломас неожиданно напрягся и стал зорко смотреть по сторонам.

Васечкин терпеливо ждал. Сердце его билось всё сильнее, чуть не выпрыгивало из груди.

Колумбиец, ничего подозрительного вокруг не обнаружив, вздохнул и несколько расслабился.

– Буэно, амиго, – сказал он наконец. – Моя рррасссказать тебе всё. Ты герррой и моя керрридо амиго. Люди Сантьяго Моррралес могут меня найти и матаррр эн куалкьеррр моменто.

– Убить в любой момент? – пересохшими губами повторил ужаснувшийся услышанному Васечкин.

– Си.

Индеец печально покачал головой.

– Моя не верррнуться Коломбиа. Вот моя секрррето де фамилиа.

С этими словами Пабло Ломас полез куда-то за пазуху, порылся там и извлёк кусок свёрнутой тряпки. По крайней мере именно так выглядело это для Васечкина.

Пабло Ломас положил свёрток на колени и аккуратно развернул его. Васечкин с трудом проглотил застрявшую в горле слюну. Перед глазами у него находилась удивительная, почти неправдоподобная вещь – старинная, начертанная чернилами карта.

– Что это? – не столько сказал, сколько прохрипел Васечкин.

– Эсто вьехо мапа, – как бы подтверждая, сказал индеец.

– Старая карта?

– Си, амиго. Карррта. Эль мапа муэстра лос тезорос эскондидос эн. Карррта показывать, где лежать лос тезорос.

Сердце у Васечкина внезапно перестало стучать и замерло.

– Лос тезорос? – прошептал он. – Сокровища?

– Си, амиго. Сокррровища. Лос тезорос тут.

Колумбиец ткнул пальцем в карту.

– Эсте уна исла, – сказал он.

– Это островок, – машинально перевёл Васечкин.

– Си, амиго. Исла Ла Торре.

– Это он так называется – Ла Торре?

– Си. Ла Торре. Эсте Ислас дель Росарррио.

– Острова Росарио…

– Си. Это острррова близко от Каррртахена.

– А это что? – спросил Васечкин, показывая на крестик, нанесённый на указанном островке.

– Тезоррро.

– Клад?

– Си, амиго. Ты очень умный чико. Тут эль рррока…

– Скала?

– Си. Эль рррока походить на эль торре.

И Пабло Ломас изобразил руками нечто большое и возвышенное.

– А-а… Эль торре – это башня, – догадался Васечкин. – Так скала называется, правда? Вердад?

– Си, вердад.

– Ясненько.

Отсюда и название острова, да?

– Си, сеньор. Эль рррока, и тут, – индеец снова ткнул в карту, – дос пальмерррас.

– Чего тут ещё? – не понял Васечкин.

Пабло Ломас поднял руку, показал два пальца и снова повторил со значением:

– Дос пальмерррас.

– Две пальмы? – осенило Васечкина.

– Си, амиго. Комо эсте. Вот так.

И Пабло Ломас соединил пальцы на двух руках, демонстрируя крест.

– Дос пальмос эль крррузадос.

– Две скрещённые пальмы?

– Си. Тут зарррыть тезоррро.

– Тут клад?

– Си, ми амиго.

– Ясно. И кто его там зарыл?

– Фрррэнсис Дрррейк. Пирррата. Ми фамилиа….

Но тут индеец неожиданно осёкся, лицо его окаменело, и он остекленевшим от страха взглядом уставился куда-то за спину Васечкина. Васечкин обернулся.


На Переходном мосту, около вольера с Хуанито, стояла очередная толпа экскурсантов. Среди них Васечкин мгновенно выделил одетого в длинное пальто и меховую шапку смуглого человека лет сорока с чёрными тонкими усиками, в котором легко узнавался иностранец. Человек этот в свою очередь пристально смотрел в их сторону.

– Асесино! – помертвевшими губами прошептал индеец. – Эль эс эн асесино!

«Асесино… – быстро промелькнуло в голове у Васечкина, – знакомое слово… в каком-то фильме недавно слышал… про Джеймса Бонда, кажется… а-а… вспомнил!»

– Убийца? – ужаснулся он. – Вы уверены? Пабло Ломас ничего не ответил. Он судорожно оглядывался по сторонам в поисках места, где бы можно было укрыться.

Экскурсия у вольера в это время двинулась дальше. Усатый, однако, не торопился следовать за всеми. Он единственный остался на месте.

Васечкину показалось, что глаза его насмешливо блеснули.

– Может, полицию позвать? – спросил он у индейца. – Хотите?

Пабло Ломас по-прежнему не сказал ни слова. Он, очевидно, решил, куда ему бежать, и начал вставать со скамейки.

Васечкин быстро оглянулся на усатого и успел увидеть, как именно в эту секунду тот приложил к губам какую-то трубку и дунул.

Пабло Ломас коротко охнул, схватился за шею и, так и не успев толком выпрямиться, снова грузно осел на скамейку.



– Вам плохо? – прошептал Васечкин. – Что с вами?

Пабло Ломас посмотрел на него и судорожно сунул Васечкину в руку тряпичную карту.

– Прррятать! – прошептал он. – Твой теперрр! Теперрр ты владеть тезорррос!

Больше индеец ничего не сумел сказать, глаза его стали закатываться, и он стал медленно заваливаться на Васечкина.

– Помогите! – в отчаянии завопил тот. – Человеку плохо! На помощь!


Экскурсия, которая как раз проходила мимо, тут же приняла живейшее участие в происшедшем. Васечкин только успел сунуть карту в карман, как их уже обступила плотная толпа.

Пабло Ломаса уложили на скамейку, вызвали скорую.

– Ты его знаешь, паренёк? – спросил какой-то мужчина у Васечкина. – Вы вместе, что ли?

– Нет, мы только что познакомились, – честно ответил Васечкин, у которого зуб на зуб не попадал от ужаса.

У него было странное чувство. Казалось, что всё происходит, как в тумане. И люди в этом тумане двигались, словно в замедленном фильме. Он, конечно, много чего повидал и в антарктической Эргонии, и в Южной Африке, не раз сам оказывался на краю гибели, но чтобы преступление происходило вот так, посреди белого дня, при всём честном народе…. С такой вероломной жестокостью он ещё не сталкивался.

Васечкин проглотил застрявшую в горле слюну и с опаской оглянулся.

Но усатый исчез, на Переходном мосту уже никого не было.

Вокруг царила обычная тревожная суета, сопутствующая подобным происшествиям. Сердобольные женщины подложили Пабло Ломасу под голову сложенные шарфы, чтобы ему было удобно лежать, кто-то пытался делать ему искусственное дыхание, но всё оказалось бесполезно. Индеец в себя не приходил.


Вскоре появились санитары с носилками. Пабло Ломаса переложили на них и понесли к «скорой», которая уже ждала неподалёку.

Васечкин машинально поплёлся за ними. Туман в его голове наконец полностью рассеялся, и он уже было двинулся к врачам «скорой», чтобы рассказать им, что произошло на его глазах, как внезапно откуда ни возьмись прямо около машины появился усатый.

Васечкин словно окаменел. Хотел было шагнуть вперёд, но не мог, так и прирос к месту.

Усатый тем временем что-то энергично стал объяснять врачам, что именно, Васечкин не слышал. Затем усатый вытащил из кармана какой-то документ, то ли паспорт, то ли что-то ещё, показал докторам, после чего уселся в машину, рядом с лежащим на носилках Пабло Ломасом. Там он склонился над бедным индейцем и вроде как участливо провёл рукой по его лицу, а затем, как показалось Васечкину, что-то быстро выдернул у него из шеи. После чего якобы дружески погладил неподвижного индейца по груди.

– Он его ощупывает… Хочет карту найти! – догадался Васечкин.

Он преодолел сковавший его страх и ринулся вперёд с целью разоблачить коварного убийцу.

Усатый, видимо, что-то почувствовал, так как поднял голову и пристально посмотрел на приближающегося Васечкина. Потом сделал странный жест – поднял вверх палец. То ли это означало, что он, так же как и индеец, узнал Васечкина, то ли это был знак предостережения.

Васечкин на секунду резко остановился от неожиданности. Потом двинулся дальше, но этой секунды оказалось достаточно. Он опоздал. Один из санитаров, сидящих в машине, протянул руку, захлопнул дверцу, за которой остались Пабло Ломас и усатый убийца, и «скорая помощь» тут же укатила.

Толпа вокруг быстро рассеялась.


Васечкин безнадёжно посмотрел вслед уехавшей «скорой» и растерянно побрёл дальше, пытаясь осознать всё, что сейчас произошло у него на глазах. В таком состоянии его и обнаружили Петров и Маша, находившиеся в весёлом возбуждении.

– Ты куда пропал, Васечкин? – заорал Петров. – Тебе кое-кто привет передавал.

– Кто? – тихо спросил Васечкин, с трудом возвращаясь к обычной жизни.

– Дед Пихто! Белые медведи, ясно кто! – заржал Петров. – Поиграться с тобой хотели!

– Вот как… – то ли спросил, то ли просто уточнил Васечкин.

– Ты чего такой потерянный? – поинтересовалась Маша, заметившая его необычное состояние. – Ты, случайно, не заболел?

– Ты чего, Васечкин? – удивился и Петров, тоже наконец обративший внимание на то, что его лучший друг полностью потерял свой обычный задор. – Случилось чего?

– Случилось, – хмуро подтвердил Васечкин. – Много чего случилось. Пойдёмте отсюда. Разговор есть.

Петров, разом посерьёзневший, переглянулся с Машей, и оба они, уже больше ни о чём не спрашивая, направились к выходу вслед за быстро шагавшим впереди Васечкиным.

Глава пятая,
в которой Петров, Васечкин и Маша узнают много нового о спрятанных сокровищах


– …Вот так всё и было, – закончил Васечкин свой рассказ.

После чего с некоторой гордостью поглядел на внимательно слушавших его Петрова и Машу. Все трое сидели на кухне у него в квартире и пили чай.

– Ну и дела!… – переводя дух, произнёс Петров. – С тобой, Васечкин, не соскучишься.

Васечкин на это только развёл руками и выпятил нижнюю губу, как бы подтверждая, что, мол, да, такой уж я, ничего не поделаешь.

– А карта где? – спросила Маша, обладавшая редкой способностью трезво мыслить в любых, даже самых необычных обстоятельствах. – Ты её, случайно, не потерял?

– С чего это я вдруг её потеряю? – возмутился Васечкин. – Я что, растеряха какой-нибудь, что ли?

– Ну, может, и не растеряха… – примирительно сказала Маша, не желавшая ввязываться в этот ни к чему не ведущий спор. – Так где же она тогда?

– Вот!

Васечкин вытащил из кармана тряпичный свёрток, отодвинул в сторону чашки с недопитым чаем и широким жестом разложил на столе карту.

– Любуйтесь!

Петров и Маша с почтением склонились над старинным артефактом.

– И вправду вот она! – прошептал впечатлённый увиденным Петров. – Ну ты, Васечкин, даёшь!

– При чём тут Васечкин, – тут же отреагировала Маша. – Он что, эту карту в бою добыл? Или рисковал чем-то? Трудился? Ему её просто подарили. Повезло, можно сказать. Оказался в нужное время в нужном месте.

Но на Петрова этот Машин комментарий впечатления не произвёл. Петров всегда был за справедливость.

– Может, и не в бою, – вступился он за друга, – но Васечкин очень даже при чём. Это же именно с ним случилось, а не с тобой и не со мной.

– Вот как? – поджала губы Маша.

– Именно так. Просто есть такие люди, – пустился в рассуждения Петров, – с которыми всегда что-то случается. Ну, они как бы притягивают к себе приключения. Вот наш Васечкин как раз такой. Можно, конечно, считать, что это случайность, но когда таких случайностей много, то это уже закономерность. Разве не так?

И Петров, крайне довольный произнесённым монологом, с гордостью посмотрел на Машу.

– Ладно, Петров, остынь, – примирительно произнёс Васечкин. – На этот раз повезло мне, в другой раз кому-то из вас. Дело не в этом. Главное, что вот она – карта. А вот тут Картахена…

– Картахена? – обрадовалась Маша. – Там, где у нас олимпиада будет!

– Она самая. Только олимпиада твоя сейчас ни при чём. Есть дела поважнее. Смотрите, вот Картахена, а вот здесь острова Росарио.

Все затаив дыхание стали рассматривать карту.

– Тут вот какой-то остров – «Манки Айленд»… – прочёл Васечкин.

– «Обезьяний остров» – перевела Маша.

– Ну да. Я и говорю. А вот тот самый островок Эль Торре. Вот, видите, тут даже скала нарисована, а здесь две скрещённые пальмы. Там нас ждут сокровища. Вопрос, как нам туда попасть, чтобы их достать.

– Это сейчас совсем даже не самый важный вопрос, – возразила Маша, которая любила, чтобы последнее слово оставалось за ней. – Для начала надо понять, что это вообще за сокровища такие. И откуда они там взялись, если они, конечно, в самом деле там зарыты…

– А это мы сейчас выясним, – миролюбиво произнёс Петров и потянулся за планшетом. – Там, где у вас ответов нет, придёт на помощь Интернет! – продекламировал он. – Сейчас поглядим…

После чего набрал в поисковике два слова – «Колумбия» и «сокровища».

– Вот, пожалуйста! – сказал он через несколько секунд. – Что и требовалось доказать!

– И что же там сказано? – ехидно прищурилась Маша.

– Вот, слушайте.

И Петров начал читать.


«Испанский галеон „Сан Хосе“ с грузом золота, серебра и изумрудов на борту, затонувший в 1708 году в Карибском море у берегов Колумбии, был обнаружен на морском дне, приводит „Эль Эспекталор“ заявление президента страны Хуана Мануэля Сантоса. „Отличные новости: мы нашли «Сан Хосе», – написал президент в твиттере. – Завтра я сообщу детали на пресс-конференции в Картахене“».


– Картахена! – обрадовался Васечкин. – Она самая. Рядом с нашим кладом!

– Вот именно, – поддакнул Петров. – Я же говорил!

– Что говорил? – удивилась Маша. – При чём тут какой-то галеон затонувший и этот клад? Какая тут связь?

Петров и Васечкин переглянулись. Связи пока действительно не прослеживалось, но признаваться в этом не хотелось.

– Читай дальше, Петров! – сказал Васечкин. И Петров продолжил чтение.


«Испанский галеон „Сан Хосе“ пытался уйти от преследования британских военных кораблей возле островов Росарио у колумбийских берегов 8 июня 1708 года. Судно затонуло после взрыва на борту, унеся под воду груз сокровищ на миллионы долларов в современной валюте. Это крупнейший подводный груз драгоценностей в Западном полушарии. Пока точно не ясно, кому достанутся сокровища, поскольку Испания скорее всего оспорит их принадлежность».


– Ну вот, – вздохнул Петров. – Теперь всё. И он победно посмотрел на Машу.

– И что это доказывает? – спросила та, скептически разглядывая Петрова. – Какое отношение имеет спор Испании с Колумбией к этой карте?

Петров почувствовал себя неуютно, отвёл глаза, закашлялся.

– Доказывает то, что сокровищ там, в этой Колумбии, навалом, – пришёл на помощь другу Васечкин. – И под водой, и в земле, куда ни плюнь, короче. Надо просто это сокровище достать, вот и всё. Плёвое дело!

– Куда ни плюнь, плёвое дело! – передразнила его Маша. – Что-то ты больно расплевался, Васечкин! Может, на этом твоём Эль Торре давно уже всё выкопали, и ничего там нет.

– Как это нет? – возмутился Васечкин. – Ещё как есть. Иначе бы никто за Пабло Ломасом не гонялся, карту эту не разыскивал.

– Ну, допустим. А что это за сокровища, ты знаешь? Он тебе объяснил?

Васечкин задумался.

– Что-то он такое говорил про пирата… А-а, вспомнил. Кажется, Филипп Дрюк… Или нет, вроде Фридрих Дряк…

– Сам ты Дряк! – рассмеялась Маша. – Эх ты, любитель сокровищ!. Не знаешь, как пирата зовут, а хочешь его клад отыскать.

– Думай, Васечкин! – умоляюще попросил Петров, страдающий за репутацию друга. – Вспоминай!. Ну, ты же можешь!..

– Хорошо. Я постараюсь. Не смотрите на меня.

– Старайся как следует! – посоветовала Маша. Наступила тишина. Все сидели молча.

Петров и Маша старались не смотреть на мучительно хмурившего лоб Васечкина.


– Эврика! – вдруг так громко закричал Васечкин, что Маша вздрогнула.

– Что с тобой, Васечкин? – рассердилась она. – Чего ты разорался? Ты что людей пугаешь! Совсем, что ли?

– Вспомнил! – сияя, ответил ей Васечкин. – Дрейк, вот как его звали. Фрэнсис Дрейк.

– Ты уверен? – спросил Петров.

– Абсолютно. Он сказал Фрэнсис Дрейк. И ещё он сказал пирата. В смысле, пират.

– Тогда это просто, – объявила Маша. – Сейчас всё выясним. Дай-ка мне планшет, Петров.

– Пожалуйста.

Маша быстро набрала в поисковике имя и фамилию знаменитого пирата.

– Вот он, – сказала она. – Тут даже его портрет есть. Великое дело Википедия.

Петров и Васечкин посмотрели на портрет Фрэнсиса Дрейка.

– Солидный мужик, – прокомментировал Васечкин. – Сразу видно, что ему было что зарыть.

– Этот мог, – подтвердил Петров. – Запросто.

– Может, вы послушаете сначала, что тут написано? – язвительно поинтересовалась Маша. – А потом уже будете ваши комментарии дурацкие выдавать.

– Почему это дурацкие? – обиделся Петров. – Нормальные комментарии. Васечкин прав, видно, что Дрейк этот олигарх настоящий. Такой человек какой-нибудь маленький клад не будет зарывать. Уж клад так клад!

– Точно. Как на Монте-Кристо, – поддержал Васечкин. – Там такой клад был на этом острове, что Эдмон Дантес целый дворец снял посреди Парижа и мог там жить сколько хочешь. Просто ему это не надо было, вот он и уехал со своей Гайдэ. В смысле, уплыл.

– Куда уплыл? При чём тут этот Дантес с Гайдэ? – растерялась Маша. – Что вы мне голову морочите?

– Не обращай внимания, это я так, к слову, – ответил Васечкин. – Давай, Старцева, читай! Время не ждёт!

На это Маша ничего не сказала, только неодобрительно покачала головой.


«Сэр Фрэнсис Дрейк, – начала она читать вслух своим звонким голосом, – родился около 1540 года, умер 28 января 1596 года. Английский мореплаватель, корсар, капер, пират, вицеадмирал. Первый англичанин, совершивший кругосветное плавание. Активный участник разгрома испанского флота (Непобедимой армады) в Гравелинском сражении в 1588 году. Благодаря умелым действиям Дрейка, англичанам удалось получить преимущество над превосходящими огневой мощью силами противника. Фрэнсис Дрейк родился в Кроундейле, недалеко от Тейвистока, в Девоншире в семье фермера Эдмунда Дрейка, впоследствии ставшего священником. Всего в семье Дрейков было двенадцать детей, Фрэнсис был старшим. В 1549-м семья Дрейка перебралась в Кент. В 12 лет стал юнгой на торговом корабле. Он так полюбился владельцу судна, своему дальнему родственнику, что тот после смерти завещал корабль Дрейку, и тот в 18 лет стал полноправным капитаном».


Слушайте! – вдруг воскликнул Петров. – Мы когда были в Антарктиде, помните, между Антарктидой и Огненной Землёй есть пролив Дрейка? Это же, наверное, в его честь назвали?

– Да, это в его честь, – сухо ответила Маша, которая терпеть не могла, когда её перебивали. – Вот здесь ниже написано: «Имя Фрэнсиса Дрейка увековечено в географии». Можно я продолжу, Петров? Или ты ещё хочешь что-то сказать?

– Да нет, – смущённо развёл руками Петров. – Продолжай, конечно. Это я просто так, к слову.

– Спасибо, – вежливо поблагодарила Маша и продолжила чтение.


«В 1567 году Фрэнсис Дрейк отправился в плавание в Гвинею и Вест-Индию, командуя кораблём в работорговой экспедиции своего родственника Джона Хокинса. В ходе этой экспедиции, близ мексиканской крепости Сан-Хуан-де-Улуа, корабли англичан подверглись нападению испанцев, и большая их часть была потоплена. Уцелело лишь два корабля – Дрейка и Хокинса. Англичане потребовали у испанского короля, чтобы он заплатил им за потерянные корабли. Король, естественно, отказался. Тогда Дрейк объявил, что он возьмёт всё, что сможет, у короля Испании».


Маша сделала паузу и учительским взглядом поглядела на Петрова и Васечкина. Оба слушали, затаив дыхание.

– Ну ты чего остановилась, Старцева? – удивился Васечкин. – Читай дальше. Я чувствую, сейчас мы всё узнаем.

– Хорошо, – вздохнула Маша. – Слушайте дальше.


«В 1572 году Фрэнсис Дрейк отправился в собственную экспедицию в испанские владения в Вест-Индии, захватил город Номбре-де-Дьос на Панамском перешейке, а затем – несколько судов возле гавани Картахены. В ходе этого рейда Дрейк также перехватил на Панамском перешейке испанский „Серебряный караван“ (около 30 тонн серебра), направлявшийся из Панамы в Номбре-де-Дьос. 9 августа 1573 года Дрейк вернулся в Плимут богачом и известным всей Англии капитаном».


– Ну, что я говорил? – торжествующе воскликнул Васечкин. – Всё ясно.

– Что именно тебе ясно? – поинтересовалась Маша.

– То, что он около Картахены столько нахапал, что всё обратно довезти не мог. Корабль бы потонул. Сама подумай, 30 тонн серебра! Скажи, Петров!

– Да, это тебе не жук пукнул! – глубокомысленно подтвердил Петров.

– Вот именно! А до этого он ещё сколько всего награбил! В этом Номбре-де-Дьос и на других судах. Теперь понятно, почему он клад зарыл на Эль Торре. У него небось не один такой клад.

– А почему же он за ним не вернулся? – спросила Маша.

– Откуда я знаю почему. Что-то ему помешало, наверное. Он небось где только не плавал. Не зря ведь пролив около Огненной земли его именем назвали. Зачем ему было возвращаться в Картахену, если он везде что-то захватывал. Посмотри-ка, что он там дальше делал.

Маша вернулась к статье, быстро просмотрела её до конца.

– Это правда, – согласилась она. – Он действительно весь мир обошёл. А вот интересно. Послушайте.


«В 1577 году Дрейк был отправлен королевой Елизаветой в экспедицию к тихоокеанскому побережью Америки. Он прошёл вдоль тихоокеанского побережья Южной Америки на север, атакуя испанские порты, в том числе Вальпараисо, а затем исследовал побережье значительно севернее испанских колоний, приблизительно до современного Ванкувера. 17 июня 1579 года Дрейк высадился, как предполагается, в районе Сан-Франциско и объявил этот берег английским владением, Новым Альбионом. После пополнения провизии и ремонта, Дрейк пересёк Тихий океан и вышел к Молуккским островам».


– К каким островам? – переспросил Петров.

– К Молуккским. А что?

– Да так, ничего. Я так и думал.

Маша вздохнула, качнула головой и продолжила чтение.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12