Владимир Алеников.

Приключения Петрова и Васечкина в Колумбии. В поисках сокровищ



скачать книгу бесплатно

Светлой памяти моей мамы, филолога Стеллы Алениковой, привившей мне любовь к испаноязычной культуре


Моему постоянному читателю

Дорогой мой постоянный Читатель!

Так уж вышло, что именно мне выпали честь и особое удовольствие стать постоянным летописцем всех примечательных событий, происходящих в жизни этой обаятельной троицы: Васи Петрова, Пети Васечкина и их одноклассницы и недостижимого идеала – Маши Старцевой. Подробности моего давнего с ними знакомства, если ты помнишь, описаны в книге «Весёлые приключения Петрова и Васечкина» в рассказе «Ловля тритонов». И с тех самых пор, что бы ни случалось с этими неразлучными друзьями, я тщательно пытаюсь донести до тебя, дорогой Читатель, их удивительные истории во всех красочных деталях, не скрывая никаких хоть сколько-нибудь примечательных нюансов.

Надо заметить, что за последние пару лет приключения моих энергичных героев стали носить всё более экзотический характер. В книге «Петров и Васечкин в стране Эргония» я рассказал о том, как они оказались в Антарктиде, а на следующее лето вся троица очутилась в Африке, о чём я и поведал в книге «Петров и Васечкин в Африке». На обоих континентах с друзьями случалось немало волнующих и опасных происшествий, из которых они всякий раз выбирались с риском для жизни. Вот и на этот раз судьба занесла их туда, куда они совсем не ожидали и где ещё никогда не бывали, – в Латинскую Америку.

Дружба их, признаюсь тебе, Читатель, от рискованных перипетий, в которые они постоянно попадают, только крепнет. К тому же нельзя забывать, что все трое героев понемногу растут и меняются. В книге «Приключения Петрова и Васечкина. Обыкновенные и невероятные», равно как и в одноимённом фильме, снятом на её основе, они ещё учились в третьем классе, а теперь уже перешли в седьмой. Я хочу сказать, что, хотя характеры их в целом остаются неизменными, всё же после каждых, почти фантастических приключений, которые они переживают, трое друзей приобретают какие-то новые черты, проще говоря, взрослеют. На мой взгляд, они от этого становятся только лучше. Впрочем, тебе со стороны виднее.

И ещё. Как правило, главные похождения славной троицы в основном приходились на летние каникулы. Одна из книг, описывающих эти события, так, кстати, и называлась, если помнишь – «Каникулы Петрова и Васечкина. Обыкновенные и невероятные». Но на сей раз они отправились в своё новое путешествие прямо посреди учебного года. Впрочем, не будем забегать вперёд. Давай разберёмся во всём по порядку, с самого начала.


Напоследок хочу поблагодарить тебя, мой дорогой постоянный Читатель, за то, что ты продолжаешь внимательно следить за судьбами моих героев. Твои письма и отклики, приходящие как на мой сайт – www.alenikov.ru, так и на сайт, посвящённый этой чудесной троице – www.vasechkin.ru – огромный стимул для моей работы.

Обещаю, что постараюсь рассказать обо всём, что с ними случилось в Колумбии, предельно честно, ничего не приукрашивая, ровно так, как оно и происходило на самом деле.

Ведь мне очень важно твоё доверие, дорогой Читатель. Без твоего участия и поддержки, то есть без этой нашей взаимной незримой связи я вряд ли справлюсь с последующими описаниями обыкновенных и невероятных приключений Петрова, Васечкина и Маши. Очень надеюсь, что они не разочаруют тебя и на этот раз.

Твой Владимир Алеников

Глава первая,
в которой Васечкин строит планы мести, а Петров мечтает о благотворительности


Зимние каникулы ознаменовались для ученика седьмого «Б» Пети Васечкина немаловажным событием, повлёкшим за собой весьма неожиданные последствия. Поскольку был он простужен и оказался вынужден вместо катка или лыж целую неделю слоняться по квартире, то так случилось, что Петя прочитал «Графа Монте-Кристо» Александра Дюма. Даже можно сказать, не столько прочёл эту книгу, сколько проглотил, настолько увлекли его злоключения несчастного графа. В школу Васечкин вернулся вдохновлённый и, как всегда, полный новых идей.

– Остров Монте-Кристо на самом деле существует! – с горящими глазами сообщил он во время перемены своему лучшему другу, Васе Петрову. – Я уже всё по Интернету проверил, прогуглил. Но, конечно, там уже никаких сокровищ нет, даже в помине. Одни туристы. Но это ничего, Петров, не бери в голову. Ты, главное, не дрейфь!

– А я что, я – ничего… – развёл руками Петров, не совсем понявший, почему он должен не дрейфить.

Однако по опыту ему было известно, что с Васечкиным лучше не спорить. Особенно, когда он находился в таком возбуждённом состоянии.

– Вот именно! – темпераментно взмахнул кулаком Васечкин. – Знаешь, сколько ещё ненайденных кладов на свете? Ну, которые в земле зарыты?

– Сколько? – осторожно уточнил Петров.

– Полным-полно, вот сколько!

И Васечкин неопределённо развёл руками. Жест этот, видимо, должен был продемонстрировать изобилие неоткрытых пока кладов.

– Вот бы нам с тобой найти сокровище, – вздохнул он, – уж тут-то они бы у нас все попрыгали!

– Кто бы попрыгал? – снова аккуратно поинтересовался Петров.

– Ты чего тормозишь, Петров?! – возмутился Васечкин. – Я же тебе рассказывал. Монте-Кристо всем отомстил, со всеми разобрался. Когда у тебя такие сокровища, ты что хочешь можешь сделать!

– И с кем же ты собираешься разобраться? – полюбопытствовал Петров.

Васечкин задумался. Но, впрочем, ненадолго.

– Ну хотя бы с Сидоровым, например! – объявил он вскорости.

– С Вовой? – поразился Петров.

– Ага. Именно.

– А чего он сделал?

– Как чего? Помнишь, я в пятом классе директора запер? Я же тебе рассказывал, как это было, забыл, что ли? Я когда проходил мимо его кабинета, то увидел, что ключ в двери торчит. Ну, я и подумал, чего он тут торчит. Так что я его повернул и вынул. А Сан Саныч внутри был. Часа два потом не мог выбраться, пока его открыли. Вспомнил теперь?

– Вспомнил. А что ты с ключом сделал? – заинтересовался Петров.

– При чём тут ключ! Не в этом дело. Ключ я выбросил. Важно, что Сидоров это видел.

– Что ты ключ выбросил?

– Что я директора запер. И то, что меня тогда чуть из школы не выгнали, это всё из-за Сидорова! А осенью, когда мы с тобой подорлика из зоопарка принесли? Ты и это, что ли, забыл?


Тут необходимо сделать отступление и пояснить читателю, что прошлым летом Петров и Васечкин вместе со своей одноклассницей и их общим кумиром – отличницей, спортсменкой и красавицей Машей Старцевой – побывали в Африке, где пережили целый ряд невероятных и смертельно опасных приключений. Многие из этих волнующих событий были связаны с замечательной африканской фауной. Друзья впервые лицом к лицу столкнулись с дикими животными[1]1
  Все эти события детально изложены в книге «Петров и Васечкин в Африке». – Здесь и далее примечания редактора.


[Закрыть]
. Впечатлённые этой поездкой, оба, вернувшись домой, решили записаться в КЮБЗ – Кружок юных биологов при Московском зоопарке.

Правда, долго они там не продержались. Васечкин, которому руководитель секции поручил наблюдать за кенгуру и подробно записывать эти свои наблюдения, через пару дней просто взвыл.

– Не могу больше, – пожаловался он Петрову. – Достала меня эта кенгуру. Сидит и ничего не делает.

– А что она должна делать? – удивился Петров, который в свою очередь наблюдал за муравьедом.

– Я не знаю. Ну хоть что-нибудь.

– Но она ест?

– Ну, ест.

– Спит?

– Спит.

– Прыгает?

– Прыгает. Иногда.

– Так чего тебе ещё надо?

– Петров, ты как хочешь, а я зоологом быть передумал! Я понял, что это не моё. То есть я, конечно, животных люблю, но не настолько, чтобы часами на них пялиться. Кенгуру – это же не Старцева!

– Ну да, – согласился Петров. – Кенгуру на Машу непохожа. Нисколько.

– Вот именно! – вздохнул Васечкин.

Оба помолчали.

– А как твой муравьед?

– Муравьед тоже на Машу непохож, – подумав, сказал Петров, – тем более.

– Да я не об этом. Тебе не надоело за ним наблюдать?

– Вообще-то он мне нравится. Но, если честно, подустал уже немного от этих наблюдений, – признался Петров. – А что делать?

– У меня вот какая идея. Видел там, в секции, подорлика? Настя за ним ухаживает.

– Ну, видел.

Подорлик был небольшой хищной птицей, которую по каким-то причинам ещё не отправили в общий вольер.

– Давай мы его в школу отнесём и на большой перемене выпустим! Представляешь, как все обалдеют! Особенно Машка!

Петров обдумал идею. Предложение ему понравилось.

– А как мы это сделаем? – поинтересовался он.

– А очень просто. Я уже всё прикинул. Я его сюда, под куртку засуну, так что не видно будет. А потом мы его также назад вернём, и все дела. Никто тут ничего не узнает. Ну что, идёт?

– Идёт! – кивнул Петров, пожимая протянутую ему руку друга.


Так они и поступили. Подорлик, спрятанный под курткой, был тайно принесён в школу. На большой перемене, когда все высыпали из своих классов, Васечкин с Петровым отошли к самой дальней стенке и выпустили пернатого хищника. Тот облегчённо взмахнул крыльями и полетел. Размах крыльев у него оказался совсем не маленький, метра полтора. Все замерли, наблюдая величественный полёт гордой птицы. Подорлик красиво парил над головами учеников. В том числе и над головой обомлевшей от этого зрелища Маши Старцевой. Петров и Васечкин радостно переглянулись и уже протянули руки, чтобы поздравить друг друга, как случилось непредвиденное.

Именно в этот момент из своего кабинета, находившегося в противоположном конце коридора, неспешно начала выходить завуч – Калерия Константиновна, которую все в школе называли просто – Холера. Была она женщиной крупной, можно даже сказать, монументальной. Нравом обладала крайне суровым, так что боялись Холеру куда больше, чем самого директора. На голове у завуча возвышалась замысловатая причёска, вроде как накрученный из волос тюрбан. Васечкин как-то высказал предположение, что она прячет в эту свою причёску консервную банку. Предположение это одноклассники сочли вполне правдоподобным.

Короче говоря, подорлик, завидев выплывающую из кабинета даму, очевидно принял волосяное сооружение на её голове за некое подобие гнезда, куда и решил приземлиться. Холера же, завидев летящую на неё огромную птицу и почувствовав, что та разместилась у неё на макушке, вначале вытаращила глаза, а потом издала истошный дикий вопль, подобного которому в школьных стенах ни до, ни после этого события не слыхали.

Закончилась история вызовом родителей Петрова и Васечкина в школу и строгим, даже строжайшим выговором с предупреждением. Из КЮБЗа друзей за похищение птицы исключили, что, впрочем, как уже было сказано, не особо их расстроило. Они простились с подопечными – кенгуру, муравьедом и участвовавшим в изложенном событии подорликом (между прочим, в благодарность друзья выпустили ему в клетку с полдюжины белых мышек, чтобы славная птица могла вдоволь наесться!) – и занялись другими делами.

Ну, а теперь вернёмся к разговору о Сидорове. Вернее, о задуманной Васечкиным мести.


– Всё я помню, – сказал Петров. – У меня с памятью всё в порядке. А при чём тут Сидоров?

– Так это же он растрезвонил, кто подорлика в школу принёс.

– А-а, – почесал в затылке Петров. – И что?

– Ничего. А в третьем классе, помнишь, когда мы лягушек в букет засунули? Ну, когда у Инны Андреевны день рождения был?

– Помню, – обрадовался Петров. – Она стала нюхать, а оттуда на неё глаза глядят! Она чуть в обморок не упала! Да, было классно…

– Ага, нас тогда тоже чуть не выгнали. А ведь это опять Сидоров настучал!

– Вот гад! – возмутился Петров.

– Именно. Все неприятности от него!

– И как же ты ему решил отомстить?

– Как? – задумался Васечкин. – А очень просто. Когда у тебя в руках сокровища, проблем нет. Ты знаешь, что у Сидорова дача в Валентиновке?

– Ну да, – кивнул Петров. – Он там с родителями за грибами ходит, рыбу удит. И чего?

– Да ничего, чего ты расчевокался-то? Я рядом с его дачей построю огромный такой домину, вот чего. Ну, типа дворца. Этажа три, даже лучше четыре. И наверху такой здоровенный балкон. И буду по утрам на этот балкон выходить и вниз так, знаешь, небрежно махать.

Васечкин поднял руку и изобразил, как он будет сверху махать, при этом нагнул голову, уставился в пол и крикнул: «Привет, Сидоров!»

– И Сидоров мне так снизу: «Приветик!» А сам, представляешь, будет от злости лопаться. Ну как, круто? – покосился он на Петрова.

– Круто, – без особого энтузиазма согласился Петров. – Но, если честно, не очень. А ещё с кем ты хочешь разобраться?

Васечкин посмотрел вокруг. Недалеко от них, вокруг Маши Старцевой стояло несколько девчонок, как всегда, с восхищением её слушавших. Выделялась рыжая и долговязая Люда Яблочкина, как раз громко чему-то смеявшаяся в этот момент. Васечкин неприязненно поморщился и покачал головой.

– Да вот хотя бы с ней, с Яблочкиной! Помнишь, как она нам на контрольной списать не дала?

– Ну, помню. Она никогда не даёт.

– Вот именно! Считай, теперь она доигралась!

Петров с уважением посмотрел на друга.

– Ты серьёзно?

– Конечно. Я тебе говорю, Монте-Кристо тоже всем отомстил.

– И что ж ты сделаешь?

– Что? А вот что!



Глаза у Васечкина загорелись, он даже победно улыбнулся, представляя себе униженную Люду Яблочкину.

– Я всем машины куплю. Ну, всему нашему классу.

– Какие машины? – не понял Петров.

– Самые обыкновенные. Вернее, самые лучшие. «Мерседесы». Когда у тебя есть сокровища, ну, в смысле, полно денег, это всё не проблема. Каждому по машине. С водителями. Чтобы они по утрам всех в школу привозили. Ну и отвозили, само собой.

– А если кто близко живёт? – на всякий случай уточнил Петров.

– Всё равно. Лучше же на машине, чем пёхом. Разве нет?

– Безусловно, – подумав, согласился Петров. При этом в очередной раз поразился, какие прекрасные идеи приходят в голову его другу. У Васечкина не голова, а целая Госдума!

– И что, всех будут возить? – поинтересовался он.

– Конечно, – усмехнулся Васечкин. – То есть всех, кроме Яблочкиной. Ну, она, когда это увидит, ясное дело, тут же примчится и спросит: «А почему у меня нет машины? Почему меня не возят?» А я скажу: «Ты нам с Петровым списывать давала? Вот теперь на ножках прокатишься, Яблочкина!»

И Васечкин покровительственно поглядел на друга.

– Ну как?

Петров вздохнул.

– Знаешь, – сказал он, – если б у меня было много денег, я бы всякие лекарства накупил. Особенно детям, которые болеют. Ну и взрослым, конечно, тоже. Но детям в первую очередь. Вон по радио всё время рассказывают – то этому ребёнку не хватает на операцию, то другому. И ещё я бы для бездомных животных приюты бы построил. Для собак, для кошек, ну и для других тоже. Хорошие! Удобные. Чтобы им там хорошо было.

– Ну, это всё само собой, – согласился Васечкин. – Это мы с тобой всякие фонды откроем, чтобы они этим занимались. Так все делают. Но разобраться кое с кем всё равно надо. Пусть знают!

Петров неопределённо пожал плечами, из чего следовало, что эта идея его не особенно вдохновляет.

– Только пока о наших планах никому, замётано?

– Замётано. Я вот, знаешь, о чём думаю… – протянул Петров, глядя куда-то вдаль.

– И о чём же?

– О том, что, если мы этот клад разыщем, к нам опять все приставать будут. Сам знаешь, до сих пор на улице оборачиваются.


Тут опять необходимо пояснить читателю, что, после возвращения из Африки, когда стало известно, как смело повели себя там оба друга и что в результате их подвигов была поймана преступная банда сомалийских пиратов-похитителей, вся троица – Петров, Васечкин и Маша – стала знаменитой на всю страну. Газеты, радио, телевидение наперебой брали у них интервью, так что, в конце концов, они просто начали прятаться от назойливых журналистов. Постепенно папарацци пропали, но до сих пор то один телеканал, то другой периодически вспоминали об африканской эпопее. Съёмочные группы неожиданно появлялись в самых разных местах и в самый неподходящий момент, например во время игры в футбол. Приходилось останавливать игру и общаться с неуёмными тележурналистами, которые снова и снова просили пересказывать сильно приевшиеся нашим героям подробности их приключений.


– Я понимаю, о чём ты, – озабоченно вздохнул Васечкин. – Самому надоело. Но мы в этот раз умней будем. Я знаю, что надо будет всем говорить.

– Что?

– No comments! – вот что! Так все говорят, когда не хотят, чтобы к ним приставали. Я сто раз видел. Адвокаты всякие или там звёзды. Но камментс!, и всё тут. Журналисты сразу отстают.

– Ты думаешь? – усомнился Петров.

– Точно тебе говорю. И вообще не думай о плохом. Главное, найти сокровища, – заключил Васечкин. – А уж как отвертеться от папарацци и на что потом деньги потратить, мы с тобой сообразим. Скажи, Петров?

На этот раз у Петрова никаких сомнений и возражений не оказалось.

– Стопроцентно! – кивнул он.

– Давай пять!

Друзья звонко соединили ладони в знак согласия и пошли в класс.

Глава вторая,
в которой Маша переживает очередной триумф, а Петров и Васечкин обсуждают план действий


Учитель математики Михаил Давыдович снял очки с толстыми линзами, тщательно протёр их, затем неспешно водрузил обратно на нос и внимательно оглядел притихший класс. Все знали, что этот жест обычно предшествовал какому-то важному сообщению. Так и оказалось.

– Дорогие друзья! – торжественно провозгласил учитель. – В этот славный солнечный денёк хочу сообщить вам преприятнейшее известие.

Он сделал значительную паузу, хихикнул и продолжил:

– Ваша одноклассница Маша Старцева снова одержала новую и на этот раз весьма значительную победу. Как вы помните, в прошлом году по результатам математической олимпиады Маша заняла первое место в районе, а сейчас она стала чемпионкой общегородской олимпиады и вошла в юношескую сборную России. Это большое достижение для нашей школы. Поздравляю тебя, Маша!

Класс оживился, все радостно захлопали. Петров и Васечкин со значением переглянулись. Васечкин выпятил нижнюю губу и важно закивал головой, в том плане, что, мол, знай наших. А Петров просто поднял руку и показал большой палец.

Что касается Маши, то она, немного покраснев, встала и застенчиво улыбнулась.

– Спасибо, Михаил Давыдович, – сказала она. – Это скорее ваша заслуга, а не моя. Без вас ничего бы у меня не вышло.

– Ладно тебе скромничать, – ответил учитель. – Ты здорово потрудилась, чтобы добиться таких результатов. Но это ещё не всё, друзья. Вместе с юношеской сборной Маша уже в феврале поедет на международную математическую олимпиаду в Колумбию, в город Картахену. Так что желаю тебе, дорогая Маша, там всяческой удачи! Ну, а мы, само собой, будем тут за тебя болеть.

Снова раздались аплодисменты. На этот раз реакция у Петрова и Васечкина была на редкость одинаковой. Оба вытаращили глаза, приоткрыли рты и восхищённо уставились на Машу.

– Во даёт! – прошептал Васечкин.

– Картахееена! – растягивая букву е, мечтательно проговорил Петров.


На перемене друзья еле пробились сквозь окружившую Машу толпу.

– Поздравляю, Маша! – солидно произнёс Васечкин.

Он хотел добавить что-то ещё, но ничего, кроме глупого слова «молоток» или «молодца», на ум не приходило. Следовало, конечно, сказать, как он гордится тем, что именно Маша попала в сборную и поедет на престижную олимпиаду, но и эти слова как-то толком не складывались, что бывало с Васечкиным довольно редко. Так что он просто взял Машину руку и как следует потряс.

– Спасибо тебе, Васечкин! – улыбнулась Маша, с трудом вырывая назад руку.

Толпа вокруг них разошлась, они остались втроём.

– И я тебя поздравляю, – сказал Петров. – Мы с Васечкиным счастливы, что ты наша современница! – подумав, торжественно объявил он.

Васечкин ревниво посмотрел на Петрова. Ранее он в своём друге способности к таким выражениям не замечал. К тому же то, каким взглядом Маша при этом окинула Петрова, Васечкину совсем не понравилось. Следовало немедленно взять инициативу в свои руки.

– Вот что, – откашлявшись, заявил он. – Нам это дело надо отметить. Так принято. Когда какая-то победа или там радостное событие какое-нибудь.

– И как же мы это отметим? – заинтересовалась Маша.

– Как? – переспросил Васечкин. – Очень просто…

Тут он замялся, поскольку к этому вопросу готов не был. Идея отметить Машину победу являлась чистой импровизацией.

– А я знаю как, – пришёл к нему на помощь Петров. – Давайте в зоопарк сходим. Лично я давно не был. Соскучился.

– Отличная идея! – поддержал Васечкин. – Я слыхал, там пара скунсов появилась. Ну, вонючек! Очень хочется на них поглядеть.

– Вонючек? – засомневалась Маша. – Может, лучше на других животных посмотрим?

– И на других тоже посмотрим, нет вопросов! А насчёт вонючек не беспокойся, если их не раздражать, ну, в смысле, если они угрозы не чувствуют, то они не воняют. Другое дело, конечно, когда они думают, что им что-то угрожает. Ну, тут они такую струю могут пустить, – с энтузиазмом произнёс Васечкин, – что мало не покажется! Будет вонять за несколько километров. И вонь эту ничем не убьёшь, она неделями держится. Бывает, люди даже дома свои бросают, уезжают в другое место, потому что воняет так, что сил нет! Короче, я что хочу сказать… Эти вонючки…

– Ты так много про вонючек знаешь, Васечкин! – вроде бы с уважением, а на самом деле со скрытой иронией перебила его излияния Маша. – Я чувствую, ты всерьёз этим вопросом интересовался.

– Ну, знаем кое-что, – небрежно пожал плечами не заметивший Машиного сарказма Васечкин. – Мы, конечно, на олимпиадах не побеждаем, но тоже не лаптем щи хлебаем.

– Понятненько, – хмыкнула Маша. – Щи хлебаете, но не лаптем.

Васечкин стушевался. С Машей разговаривать и раньше было не просто, а теперь, после этой новости, стало ещё сложней.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12