Владимир Аксельрод.

Вокруг Финляндского вокзала. Путеводитель по Выборгской стороне



скачать книгу бесплатно

Во втором благотворительном обществе – «Обществе пособия нуждающимся ученикам 11-й гимназии» – все правление составляли жители Симбирской и прилегающей к ней улиц: председатель – Барсов Петр Иванович, товарищ председателя – протоирей Кедринский Николай Григорьевич, делопроизводитель – Георгиевский Михаил Владимирович, члены правления – Дворянов Иван Афанасьевич, Квашнин Иван Поликарпович, Липинский Александр Александрович, Штром Вильгельм Федорович, Борнеман Василий Александрович, Зубов Петр Михайлович[190]190
  «Весь Петербург» на 1898 г. С. 760. В адресной книге содержится подробная информация об этом обществе – членов 153 (32 почетных и 121 действительных). За 1902–1906 учебный год внесено на учение 660 руб., приход 1778 руб. 54 коп., расход 1250 руб. 12 коп., запасный капитал 2715 руб. 10 коп.


[Закрыть]
.

С именем Уваровых связана и история участка № 6/27 на углу улицы Михайлова и улицы Комсомола, не дошедшего до нашего времени. Как уже было сказано ранее, в середине XIX в. на участке от Невы до Бочарной улицы и дальше располагался сахарный завод, принадлежавший потомственному почетному гражданину П. М. Пивоварову[191]191
  Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб., 1849. С. 185, 380.


[Закрыть]
. В 1860-е гг. этот участок приобрел барон Гауф[192]192
  Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга на 1867–1868 гг. С. 17.


[Закрыть]
.

Леонтий Андреевич Гауф (1796–1867) был известной личностью в столице. Банкир, купец 1-й гильдии (с 1825 г. – потомственный почетный гражданин и кавалер), один из учредителей и первый председатель правления (1864–1867 гг.) Петербургского частного коммерческого банка, владелец оптовой фирмы «Миллер и Гауф» при Петербургском порте. Жил в собственном доме № 4 в Кирпичном переулке. Кроме сахарного завода на Выборгской стороне Гауф имел в собственности два оптовых склада в Гостином дворе при столичной бирже. Кроме того, состоял членом совета Государственных кредитных установлений и Мануфактурсовета, являлся генеральным консулом Гессенским и Саксен-Веймарским. С 1862 г. и до своей кончины состоял гласным Петербургской городской думы

Ф. 513. Оп. 102." id="a_idm140687700180576" class="footnote">[193]193
  ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3006. Чертежи дома на участке, принадлежавшем Буфе, Биельской, И. Е. Уварову, совладельцам – А. В. Бухвостовой, О. В. Шуббе, Е. В. Ярцевой по Симбирской ул., 27, и Тихвинской ул., 6. См. также: Векслер А. Ф., Гусева А. В. Улица под псевдонимом или..? // Новый топонимический журнал. 2012. № 1. С. 21–22.


[Закрыть]
. У Гауфа-то один из пустопорожних участков и приобрела жена ейского купца К. И. Уварова[194]194
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 2668. Л. 20, 39. Дела Правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества по залогу имущества жены потомственного почетного гражданина Ксении Ивановны Уваровой, находившегося на Симбирской ул., 27, и Воскресенской улице.


[Закрыть]
.

Один за другим здесь возвели два каменных и два деревянных двухэтажных дома. Также, как и в доме И. Е. Уварова, первые этажи отдавались ею под торговлю. Упомянутая ранее жена унтер-офицера Мария Оленицкая содержала здесь закусочную, а крестьянин Иван Земсков – мясную лавку, купец И. В. Болховитинов – чайный магазин, а муж домовладелицы – ренсковый погреб[195]195
  Там же. Л. 23–24, 46.


[Закрыть]
.

22 июня 1874 г. в имуществе К. И. Уваровой произошел пожар, убыток от которого оказался в 11 тыс. руб.: сгорел деревянный двухэтажный дом на углу Симбирской и Воскресенской улиц[196]196
  Там же. Л. 62.


[Закрыть]
. Но очень скоро на месте пепелища построили новый деревянный двухэтажный лицевой дом. Пожары, правда, не столь крупные, преследовали этот дом и позже[197]197
  Там же. Л. 170. Еще один пожар произошел 14 февраля 1911 г., убыток от него составил 960 руб.


[Закрыть]
. В 1901 г. имущество К. И. Уваровой унаследовала ее дочь – жена генерал-майора, впоследствии генерал-лейтенанта А. Е. Ярцева[198]198
  Там же. Л. 101.


[Закрыть]
. В 1910-е гг. совладельцами дома также стали ее дочери, внучки И. Е. Уварова: жена капитана А. В. Бухвостова и жена врача, надворный советник О. В. Шуббе[199]199
  Там же. Л. 141.


[Закрыть]
. Характерная черта того времени: потомки купца и потомственного почетного гражданина принадлежали уже к другому сословию – дворянству. Но по-прежнему немалый доход они получали как от жильцов дома, так и от аренды торговых помещений. В предреволюционные годы в доме А. Е. Ярцевой открылись шляпный и чайный магазины, мелочная, кожевенная, бакалейная, сливочная и съестная лавки, булочная, парикмахерская, портерная, наконец, пивная распивочная лавка Санкт-Петербургского акционерного общества пивоваренного завода «Новая Бавария». Среди жильцов дома наряду с купцами, мещанами и крестьянами немалый процент составляли финляндские уроженцы, проживал здесь и баварский подданный М. Филизер; в ведомостях о доходах встречались также имена и представителей дворянского сословия, например капитан-лейтенанта лейб-гвардии 1-й Артиллерийской бригады М. И. Буяковича, и технической интеллигенции, как например, инженера С.-Петербургского Металлического завода Е. А. Галле[200]200
  Там же. Л. 152–155.


[Закрыть]
.

Наследницы К. И. Уваровой владели этим домом до его национализации[201]201
  «Весь Петроград» на 1917 г. С. 363.


[Закрыть]
.

На участке, расположенном на углу улиц Комсомола и Михайлова, до нашего времени в перестроенном виде дошел жилой дом при Спасо-Бочаринской (во имя Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня) церкви. О самом храме, одном из старейших на Выборгской стороне, мы расскажем в отдельной главе, а пока продолжим наше знакомство с домами на нечетной стороне улицы Комсомола.

Об истории углового участка № 29, где в конце XIX – начале XX вв. работал винтоделательный и механический завод «Бруно Гофмарк», речь пойдет в главе, посвященной Тихвинской улице. На участке же дома № 25, по данным адресных книг «Весь Петербург» и «Весь Петроград», в 1892–1917 гг. располагалась исправительная тюрьма, которая соседствовала со Спасо-Бочаринской церковью.


Улица Комсомола, д. 27


На участке № 23–25 в послевоенное время построили трехэтажное здание, стилизованное под архитектуру раннего классицизма, с характерным для этого стиля желтым цветом и декором: окном-люкарной, украшенным цветочными гирляндами и сандриками, на фоне почти голой, лишенной украшений, стены.

Судьба этого участка по-своему интересна. С 1809 по 1850-е гг. здесь находился двор садовника Марселя с каменными оранжереями, которые унаследовали его дети[202]202
  Санкт-Петербургская адресная книга на 1809 г. СПб., 1809. С. 102. Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб., 1849. С. 80, 149.


[Закрыть]
. Дошедший до нас дом возвели в середине XIX в., когда этим участком владели генерал-майор, капитан флота I ранга Павел, девица Елена и Любовь Ильины[203]203
  ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3005. В деле представлены планы участков Марселя и исправительной тюрьмы от 16 июля 1844 года, генерального плана наследников Марселя; ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 440. Дело Правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о выдаче ссуды под залог дома жены капитана Васильевой.


[Закрыть]
. В 1860 г. по купчей крепости этот дом перешел во владение жены инженер-капитана Е. И. Васильевой[204]204
  В указанном архивном деле представлено «свидетельство 2-го департамента Санкт-Петербургской палаты Гражданского суда, которое удостоверяет, что дом этот достался жене капитана Александра Павловича Васильева по купчей крепости, совершенной в сем департаменте 2 феврале 1860 г. от генерал-майора Николая флота капитана 1-го ранга Павла и девиц Елены и Любови Ильиных…». Д. № 440. Л. 10.


[Закрыть]
. О том, что представлял собой этот дом, мы можем судить из подробной ведомости о доходах с дома, составленной мужем домовладелицы, тогда еще капитаном А. П. Васильевым: «В главном корпусе 7 чистых больших комнат с каменным балконом на выход в сад, с переднею, коридором, кухнею и двумя подвалами с внутренним входом в них. К квартире относится каретный сарай, конюшня в 6 стойл, ледник, отдельный чердак и сеновал. Квартира занимается самим домовладельцем… 3 комнаты, гостиная, столовая и кабинет имеют полы с паркетом (из них в одной цветного дерева), мраморный камин и штучные печи. Стены покрыты французскими обоями высшего сорта, на потолке лепные украшения. К ней же относится сад с весьма редкими многолетними деревьями дуба и липы. Вход в квартиру через гранитный подъезд…».


Улица Комсомола, д. 23–25


Улица Комсомола, д. 23–25. Элементы декора


К достоинствам дома А. П. Васильев относит также то, что «дом по счастливому положению окруженный садом, пустопорожним местом, с глухими брандмауэрами, совершенно безопасен от пожара», и то, что «дом устроен на местности, которая осушена прокладкой… подземной сточной трубы, что весьма редко на Выборгской стороне. Осушение это дает возможность устраивать глубокие и даже жилые подвалы, что особенно возвышает ценность части земли, не застроенной еще по фасаду улицы, на которой лавки дадут высший доход. При каждой отдельной квартире устроены особо к ней принадлежащие отхожие места; для всех квартир общая каменная прачечная и общие помещения для дворников»[205]205
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 440. Л. 6–9.


[Закрыть]
.

Надо сказать, что жильцами дома были люди приличные: капитан Макарович, капитан Вейсенфольк, поручик Карпов, вдова помещика Емельянова, мещанин Федот Карпов[206]206
  Там же. Л. 6–7.


[Закрыть]
, добросовестно вносившие квартплату, тем не менее дом Е. И. Васильевой за недоимки Городскому кредитному обществу не раз выставлялся на торги, однако в последний момент Екатерина Ивановна возвращала долг и торги отменялись[207]207
  Там же. Л. 73–74. В «Прибавлениях к Санкт-Петербургским ведомостям» сообщалось об объявлении торга в Городской распорядительной думе на 12, а переторжки на 17 февраля 1864 г., а уже 1 февраля 1864 г. недоимки Кредитному обществу Васильевой были уплачены.


[Закрыть]
. Но после смерти мужа, 13 августа 1869 г., совершена купчая «на проданный вдовою подполковника Е. И. Васильевой временно обязанному крестьянину Ярославской губернии Угличского уезда деревни Дьяково С. Д. Дмитриеву дом»[208]208
  Там же. Л. 100.


[Закрыть]
, а уже 18 декабря 1870 г. он продает этот дом Женскому патриотическому обществу[209]209
  Там же. Л. 103.


[Закрыть]
– старейшей и наиболее влиятельной в России женской общественной организации, учрежденной указом императрицы Елизаветы Алексеевны от 29 декабря 1812 г. для «вспомоществования бедным, от войны пострадавшим».

В 1895 г. в обществе состояло 43 действительных члена, 34 почетных члена и 29 почетных старшин. К этому времени в ведении общества находились 7 школ с интернатом, 8 школ для приходящих, одна рукодельная школа с магазином, 7 ремесленных отделений и классов[210]210
  http://www.encspb.ru/


[Закрыть]
.

Само общество располагалось на Симбирской ул., 9, а в доме № 23 открыли находящуюся под его попечением женскую школу в память цесаревича, безвременно умершего сына Александра II великого князя Николая Александровича. При ней устроили церковь со звонницей[211]211
  ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3041; Дом № 23 Васильевой, ныне Женского патриотического общества на надстройку второго этажа…


[Закрыть]
.

Из переписки, которую вели в связи с устройством этой церкви помощница попечительницы Николаевской школы Ю. Н. Данзас, надзирательница М. А. Ярцева и правитель дел подполковник М. Е. Ермолов с 12 октября 1912 г. по 7 января 1913 г., мы узнаем, что устройство школьной церкви и звонницы было доверено архитектору Собственного Его Императорского Величества дворца Юлию Юльевичу Бенуа.

16 ноября 1912 г. получено благословение на устройство церкви от Временного управляющего Санкт-Петербургской епархией епископа Нарвского Никандра. 8 ноября 1912 г. Синод разрешил устройство церкви в честь столетия Общества. Размещалась она на верхнем третьем этаже; колокола висели в слуховом окне. Желание оборудовать на собственные средства домовую церковь выразил санкт-петербургский купец 2-й гильдии М. М. Постников. Ее освятил 17 декабря 1912 г. епископ Гдовский Вениамин. В знак благодарности благотворителю «Попечительство решило представить М. М. Постникова» к всемилостивейшей награде, предварительно «испросив в Канцелярии Санкт-Петербургского градоначальника сведения о благонадежности устроителя церкви». Процитируем письмо, написанное попечительницей школы Екатериной Нарышкиной, на имя одного из высокопоставленных чиновников Владимира Карловича Саблера в Зимний дворец:

«Его превосходительству

В. К. Саблеру


Зимний дворец


Милостивый Государь

Владимир Карлович!

Санкт-Петербургский 2 гильдии купец Михаил Михайлович Постников в октябре минувшего года изъявил желание оборудовать на собственные средства церковь в помещении Николаевской школы Императорского женского Патриотического Общества.

На всеподданнейшем докладе Ея Величеству Августейшей Председательнице Патриотического общества, ходатайства попечительства Николаевской школы о разрешении устроить и освятить при школе церковь во имя Святого Николая Чудотворца Ея Императорскому Величеству благоугодно было, 8 ноября 1912 года, собственноручно начертать: „Прочла с удовольствием“.

Все работы по сооружению церкви, по ее оборудованию, по сооружению колокольни и прочие расходы производились Постниковым с примерной быстротой, и церковь была вполне закончена 17 декабря минувшего года и в этот день состоялось ее торжественное освящение, причем все расходы по означенному освящению господин Постников принял на себя.

Общая сумма расходов, понесенных жертвователем Постниковым на означенную святую цель, выражается в сумме около 8000 рублей.

Сообщая о вышеизложенном, имею усердно просить Ваше высокопревосходительство представить названное лицо, согласно установленному для поощрения церковного строительства порядку, к статусному ордену Св. Анны третьей степени.

В надежде на сочувственную поддержку моего ходатайства, пользуясь случаем, просить Вас, Милостивый Государь, принять уверение в совершенном моем к Вам уважении и истинном почтении.


Подписала Е. Нарышкина

7 января 1913 года»[212]212
  Письмо Е. Нарышкиной Саблеру. Ф. 535. Оп. 1. Д. 648 – дело по церкви Святого Николая Чудотворца при Николаевской школе Императорского патриотического общества.


[Закрыть]
.

Это лишь один из примеров подвижнической деятельности благотворителей Симбирской улицы. Из адресных книг «Весь Петербург» за 1900–1910 гг. известно, что помощницами попечительницы школы в память Цесаревича и Великого князя Николая Александровича Е. А. Нарышкиной были: В. Ф. Вышнеградская, Н. И. Оржевская, графиня М. А. Келлер, фрейлина М. С. Толстая; директорами школы в разные годы назначались доктора медицины Г. И. Арронет и В. М. Фин. В адресных книгах называются имена благотворителя школы купца Э. Г. Лесснера и надзирательниц Л. И. Ильинской и О. П. Пашкевич[213]213
  «Весь Петербург» на 1900 г. С. 459.


[Закрыть]
.


Улица Комсомола, д. 21


Николаевскую школу закрыли в 1918 г., позже здание перестроили под жилье.

Канули в лето и доходные дома № 19 и № 21. На месте первого из них располагается магазин завода ЛОМО, на месте второго – производственное здание Центра измерений ЗАО «Водоканал». В 1870-е гг. стоящий на этом сдвоенном участке двухэтажный деревянный дом принадлежал купеческой дочери А. И. Щербаковой[214]214
  ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3003. Чертежи дома и помещений для торговли на участке, принадлежавшем Миловой, А. Я. Щербаков, А. И. Бари, А. О. Бари, Г. А. Бари по Симбирской ул., 19, 21; ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 3609. Л. 3. Дело Правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о залоге имущества купеческой дочери Анны Ивановны Щербаковой.


[Закрыть]
.

В нем проживали преимущественно крестьяне, мещане и отставные солдаты. Имущество А. И. Щербаковой включало в себя также два надворных флигеля, один из которых был двухэтажный, частично нежилой, а другой такой же двухэтажный на каменных жилых подвалах. Во дворе располагались также одноэтажная каменная служба[215]215
  Там же. Л. 4–9.


[Закрыть]
. В 1876 г. Анна Ивановна вышла замуж за потомственного почетного гражданина А. О. Бари[216]216
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. 4099. Л. 1.


[Закрыть]
, и тогда на принадлежащем ей участке построили еще три двухэтажных и один одноэтажный деревянных дома. В результате количество жильцов увеличилось вдвое, хотя социальный состав их оставался прежним[217]217
  Д. № 4099. Л. 4–8.


[Закрыть]
. Значительно больше помещений было отведено под торговлю. В доме располагались лабаз купца Елиснева (так в оригинале), мясная и зеленная лавки И. Земскова, закусочная М. Оленицкой, суровский магазин Антипина, красильный магазин Мартынова, железная и москательная лавки Набатова.

Один из учредителей торговой фирмы Петербургского акционерного общества виноторговцев И. Г. Полозов, происходивший из крестьян деревни Дмитровской Даниловского уезда Ярославской губернии, открыл здесь ресторан[218]218
  Там же. Л. 11–12.


[Закрыть]
.

Ряд помещений арендовало Управление Финляндской железной дороги[219]219
  Там же. Л. 117.


[Закрыть]
. В 1881 г. на участке возвели каменный трехэтажный на подвалах дом, что стало возможным в результате объединения капиталов супругов Бари[220]220
  «Весь Петербург» на 1900 г. С. 41.


[Закрыть]
. Из адресных книг известно, что в предреволюционные годы владельцами двух участков № 19 и № 21 являлись А. О. Бари и его дети Антон, Георг, Раиса и Сергей.

Адольф Оттович в адресных книгах значится казначеем Санкт-Петербургского общества велосипедистов-любителей[221]221
  Там же.


[Закрыть]
. Потомственным почетным гражданином стал Сергей Адольфович, а Георг занимался судебной деятельностью[222]222
  Там же.


[Закрыть]
. В 1900-е гг. семейным гнездом Бари был дом на Измайловском проспекте в 1-й Роте под № 4[223]223
  Там же.


[Закрыть]
. В 1910 г. отец и дети разъехались: Адольф Оттович жил в Царском Селе, на Малой ул., 17, Георг снимал дорогую квартиру на Французской набережной (ныне – наб. Кутузова) в доме № 30, Раиса проживала в собственном доме на Симбирской ул., 19, и только Сергей Адольфович по-прежнему жил в 1-й Роте[224]224
  «Весь Петербург» на 1910 г. С. 56.


[Закрыть]
.

Много владельцев поменял и четырехэтажный светло-бежевого цвета дом, стоящий на участке № 17. Второй и четвертый этажи его оформлены рустом. Чередующиеся прямоугольной и полуциркульной формы окна декорированы сандриками и нарядными наличниками. На третьем этаже дома размещаются два балкона.

В 1864 г. участком владели купец 2-й гильдии А. И. Скоков и его сестра Е. И. Волкова. Тогда здесь стояли двухэтажный каменный дом и каменная одноэтажная служба[225]225
  ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3002. Чертежи дома на участке, принадлежавшем Шмидту, И. Т. Оникову, наследникам Ониковым по Симбирской ул., 17; ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 719,719-6. Л. 6. Дело Правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о залоге дома Санкт-Петербургскому купцу 2-й гильдии Алексею Ивановичу Скокову.


[Закрыть]
. Жильцами дома были преимущественно мещане, крестьяне и мастеровые завода «Арсенал». Но случались среди них и титулярные советники, и коллежские асессоры, и штабс-ротмистр[226]226
  Там же. Л. 2–5.


[Закрыть]
. Как и в других домах на Симбирской улице, часть помещений на первом этаже сдавалась домовладельцами под торговлю. В 1860-е – начале 1870-х гг. здесь открылись табачная лавка Зиновьевой, булочная Т. Дангельма, лабаз, принадлежавший самому домовладельцу[227]227
  Там же.


[Закрыть]
.



Улица Комсомола, д. 17


В 1875 г. участок переходит в собственность крестьянину И. Т. Оникову[228]228
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 719-6. Л. 5.


[Закрыть]
, при котором в 1878–1879 гг. по проекту архитектора К. Т. Андрущенко возвели дошедший до нас каменный лицевой четырехэтажный доходный жилой дом[229]229
  Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века: Справочник. Указ. изд. С. 22.


[Закрыть]
. Кроме того, во дворе построили еще один четырехэтажный каменный флигель, два двухэтажных деревянных дома на каменных подвалах со службами[230]230
  Андрущенко Константин Трофимович, автор проектов 19 доходных домов в Петербурге.


[Закрыть]
.

Количество квартир возросло до 73, расширился и социальный состав квартиросъемщиков. Наряду с мастеровыми завода «Арсенал», купцами, мещанами и крестьянами увеличилось количество проживающих в доме чиновников, в основном коллежских и титулярных советников, отставных военных нижних чинов (унтер-офицеров, рядовых, писарей, барабанщиков, стрелков, горнистов). Но в списке жильцов мы нашли и имя генерала-майора Ф. Ф. Матюковича. Феодосии Филиппович Матюкович (1818–1891) в военную службу поступил в 16 лет, в 1834 г.; первое офицерское звание получил в 1847 г. после окончания Пиротехнической артиллерийской школы, а через 14 лет его продвижение по службе набирает стремительные обороты – капитан с 1867 г., генерал-майор с 1881 г. С 1864 г. генерал находился в распоряжении Главного артиллерийского управления. О его авторитете военного специалиста свидетельствует тот факт, что с 1878 г. Матюкович состоял совещательным, а с 1886 г. – постоянным членом Артиллерийского управления. В доме на Симбирской проживал со своей многочисленной семьей (у Матюковича было семь детей), один из которых, Вячеслав, пошел по стопам отца, дослужившись до подполковника[231]231
  Волков С. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Указ. изд. Т. 1.


[Закрыть]
.

14 комнат домовладельцем было отдано под 5-е Выборгское смешанное городское училище, которым заведовала А. В. Шарова[232]232
  ЦГИА СПб. Ф. 515. On. 1.Д. 711-6. Л. 191–197. Ведомость о доходах с дома от 10 октября 1888 г.


[Закрыть]
. По-прежнему многие квартиры использовалось под торговые помещения. В 1880-е гг. в доме И. Т. Оникова открыли булочную-пекарню, портерную лавку (она принадлежала самому домовладельцу), табачный магазин, мелочную лавку, часовую мастерскую. До 1917 г. домом владели сыновья И. Т. Оникова Василий и Леонтий Ивановичи[233]233
  Там же. Л. 196.


[Закрыть]
. Василию принадлежал магазин бракованной посуды на Среднем проспекте В. О. в доме № 16/39.[234]234
  «Весь Петроград» на 1917 г. С. 362.


[Закрыть]

Сохранились воспоминания Галины Константиновны Гусевой, в девичестве Голубевой (прабабушки одного из авторов книги) – в этом доме прошло ее детство и юность. Семья Голубевых занимала три комнаты в пятикомнатной квартире. Окна выходили во двор. В квартире было три печки, отапливались они дровами. В этом доме находилась прачечная и булочная, куда бегала маленькая Галина со своими сестрами за свежим хлебом и булочками. Брат Г. К. Гусевой, Михаил, работал на военном заводе «Арсенал», а также был редактором газеты, которую выпускал завод им. И. В. Сталина (впоследствии Ленинградский Металлический завод).

Константин Матвеевич, отец Галины, работал там же бригадиром. Осенью 1941 г. он получил возможность эвакуировать своих родных в Омск. Но жена, Ольга Васильевна, к тому времени была уже очень слаба. Галина и ее сестры не могли оставить больную маму. Вечером 8 января 1942 г., когда Константин Матвеевич находился на рабочем месте, на завод упала бомба, он получил множественные тяжелые ранения и умер. Через четыре дня от истощения и голода слег Михаил – он умер 12 января. К тому времени Галя осталась единственная в семье, кто мог ходить. 24 января 1942 г. умерла Ольга Васильевна и ее положили рядом с мужем и сыном на дубовый стол в большой комнате, где с началом блокады уже не жили. Галину и ее сестру Веру забрали в детский дом. В середине марта в детский дом попала бомба. Ночью всех детей перевели в бомбоубежище. Там ребятам сообщили, что на следующий день их эвакуируют в Краснодар. В этот же день всех детей из разрушенного детского дома (в том числе Галину) переправили по «Дороге жизни» через Ладожское озеро. Дальше на товарном поезде они добрались до Краснодара. Группа, в которую попала маленькая Галя, пешком шла в станицу Исправна Ставропольского края, где их взяли на воспитание колхозники. Галину приютила семья станичницы Полины и ее мужа Георгия (фамилия неизвестна). Осенью 1944 г. Галина получила письмо от своего дяди, но только в 1949 г. она смогла вернуться в Ленинград[235]235
  Там же. С. 504.


[Закрыть]
. Подобная судьба была и у многих жителей улицы Комсомола, переживших блокаду…

Следующий дом на нашем пути № 15, четырехэтажный, лимонного цвета фасадом со скромным декором, который составляют замковые камни над окнами третьего этажа, рустовка второго и четвертого этажей и здесь же простые наличники окон. Некоторое разнообразие вносит акцентирующая центр здания на уровне 2-го и 3-го этажей сложная композиция, образуемая причудливым полуциркульным сандриком. Этому дому, пережившему блокаду, более 135 лет. Построен в 1875 г. по проекту архитектора В. В. Штрома[236]236
  Запись беседы А. Гусевой с Г. К. Гусевой, сделанная в 2009 г.


[Закрыть]
. Первым же владельцем этого участка, по данным атласа Н. Цылова, в 1830-1840-е гг. стал почетный гражданин Ф. А. Гудков. Ему в разных частях Санкт-Петербурга принадлежали 17 домов[237]237
  Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века: Справочник. Указ. изд. С. 341. Василий Васильевич Штром (1821–1896), академик архитектуры, автор двух доходных домов на Симбирской (Комсомола) улице (дома № 15 и № 5–7/4, углового корпуса).


[Закрыть]
. Наследником стал сын, купец 2-й гильдии, потомственный почетный гражданин А. Ф. Гудков[238]238
  Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб., 1849. С. 63, 380.


[Закрыть]
. А дошедший до нашего времени дом возведен внуком первого владельца участка, также потомственным почетным гражданином Ф. Ф. Гудковым. Еще два таких же четырехэтажных флигеля построили при нем во дворе, один в 1879 г., другой в 1881 г.[239]239
  ЦГИА СПб. Ф. 513. Он. 102. Д. № 3000. Чертежи дома на участке, принадлежавшем А. Васильевой, Ф. Гудкову, Е. З. Михневичу, М. М. Дробович по Симбирской ул., 15.


[Закрыть]
Большинство квартир в доме были пяти– и четырехкомнатные и лишь единичные шести-, семи– и даже двенадцатикомнатные. Среди жильцов дома в «Ведомостях о доходах» мы встречаем коллежского советника, купца, строительного подрядчика, но чаще других квартиры снимали здесь мещане. На первом этаже дома в аренду сдавались торговые помещения под сливочную и молочную лавки, пекарню. Четыре комнаты были отданы под камеру мирового судьи[240]240
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4244. Л. 1. Дело правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о залоге дома почетного гражданина Федора Федоровича Гудкова. Первое заявление Ф. Ф. Гудкова в Городское кредитное общество датировано 19 октября 1876 г.


[Закрыть]
.

В 1885 г. имущество Ф. Ф. Гудкова перешло в собственность статскому советнику Е. З. Михневичу[241]241
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4244. Л. 47, 60.


[Закрыть]
, который владел домом 16 лет. При нем все строения оставались без изменений. Из жильцов его дома можно выделить судебного пристава Чернышева, занимавшегося шестикомнатную квартиру, коллежского секретаря Миллера, снимавшего квартиру из пяти комнат. В двенадцатикомнатной квартире проживала Н. И. Оржевская, супруга сенатора, председательница Попечительского совета Васильевского училища для девочек. Такую же квартиру снимал купец 2-й гильдии Петров. 12 комнат занимало 2-е Выборгское городское шестиклассное начальное училище для мальчиков; 11 комнат были отданы домовладельцем «страдникам» (охранникам) тюрьмы «Кресты». Крестьянин Иван Нипоминов открыл в доме Е. З. Михневича пекарню (она размещалась в шести комнатах с тремя кладовыми), а мещанин Иван Михайлов – молочную ферму. Свою торговлю в доме имел и уже упомянутый купец 1-й гильдии Тимофей Крюков[242]242
  Там же. Л. 70–73, 120–121.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное