Владимир Шлифовальщик.

Ложка дёгтя



скачать книгу бесплатно

* * *

Фил открыл глаза; свет нестерпимо резанул, и пришлось зажмуриться снова. Но за это короткое мгновение романтик успел заметить высокие деревья, покрытые зелёной листвой, равнину, поросшую яркими цветами и высокую красивую изгородь в сотне шагов впереди. Когда он открыл глаза вторично и проморгался, то охнул от восторга.

После угрюмого Отстойника Закуполье казалось чудесной страной из сказок старой Лайги, которые она рассказывала детворе, когда пребывала в благодушном настроении от своей браги. Мир за Куполом был окрашен в яркие радостные цвета в отличие от угрюмых блёклых тонов Отстойника. Романтик взглянул наверх и присел от страха. Он не увидел над головой привычного полупрозрачного Купола, лишь ярко-синее пространство, по которому плыли незнакомые белые комья. А нестерпимо яркий свет, оказывается, лился от огромного светила, которое висело посреди неба.

И растительность! Лепест праведный, какая тут яркая растительность! Разве напоминала она чахлые кривые кусты или жухлую траву Отстойника! Озарённая светилом, она была настолько красочна, что у бедного романтика закружилась голова.

– Вот мы и дома, Фил, – улыбнулся Герт и не удержался от колкости: – Прости. Я хотел сказать «господин Фил».

Романтик хотел упасть на траву и лежать долго-долго, любуясь белыми комьями на небе и вдыхая сладкий аромат ярких цветов. Наверное, романтика за последние сутки увеличилась и в несколько раз превысила норму. Но новичок не дал упасть, он неожиданно толкнул Фила и закричал:

– Бежим!

Не успев опомниться, Фил помчался вместе с Гертом к высокой изгороди. Сзади раздалось топанье, но оглянуться назад не было сил. На ходу новичок вынул пару навычек – прыгучестей – и активировал их. Добежав до стены, друзья, благодаря навычкам, легко перемахнули через неё, словно две блоховошки. За изгородью рос густой кустарник; Герт потянул романтика за рукав, и они спрятались в кустах, затаив дыхание.

С той стороны изгороди раздались топот и дыхание преследователей.

– Куда они побежали? – спросил звучный баритон.

Не менее звучный тенор ответил ему:

– Кажется, за забор перепрыгнули.

– Сколько их?

– Двое. Смотрилы в оранжевой форме.

– Кошмар! Сколько тут работаю, первый раз такое случилось.

– Я тоже не слышал, чтобы из Отстойника кто-то выбирался.

– Сообщи, пусть дружина сконфигурится, и наряд сюда перепухнет. Я пока покараулю.

Сидящего в кустах Фила вдруг осенило:

– Зачем мы прячемся? – спросил он в полный голос. – Мы ведь невидимы.

– Тихо, идиот! – зашептал Герт. – Мы уже давно видимы. Матаккумуляторы сели.

Романтик оглядел себя и убедился, что новичок прав. А голос за стеной обрадовался:

– Эй, Дак, они здесь! На территорию забрались!

– Отползаем! – прошептал Герт, и друзья начали потихоньку пробираться вдоль ограды.

* * *

Изгородь окружала с полдесятка внушительных строений, в окнах которых отражалось светило.

На счастье беглецов людей им не встретилось, лишь за изгородью где-то топал один из грузчиков. Фил предложил отползти подальше и отсидеться, но Герт отверг это предложение:

– Сейчас сюда перепухнут дружинники.

– Дружинники? Перепухнут?

– Ну да, – тревожно проговорил новичок, оглядываясь. – Дружинники – это вроде смотрил ваших, только они временно конфигурятся. И у нас скоро будут очень большие неприятности. Даже не знаю, что и придумать.

– Я же говорю, давай отсидимся тут, – начал сердиться Фил. – Может, не заметят.

Герт с сожалением поглядел на романтика:

– Эх ты, темнота! У них ведь следило есть. Штуковина такая. С ней любой предмет можно где угодно увидеть и следить за ним.

– Ну, так то предмет…

– А мы кто, по-твоему?

– Люди.

Теперь настала очередь раздражаться Герту:

– Следилом можно увидеть любой предмет, любую вещь, любое существо, любое явление, функцию, формулу, действие где угодно и когда угодно! В любом участке дружины при конфигурации появляется такое следило. Ясно?

– Ясно, – убито пробормотал Фил, не понимая толком насчёт конфигурации, но догадываясь, в какую переделку они вляпались. Теперь их точно схватят и в абстров превратят. Герта сделают Решительным Человеком, а его, Фила – Романтическим Нечто.

Но решительный Герт не унывал. Он деловито оглядел ближайшее строение и с досады хлопнул себя по колену:

– Жаль, перепухальника нет. Тогда бы на склад проникли запросто…

– Зачем?

– Поискать розетку матэргетическую: матаккумуляторы у прята зарядить. Тогда бы мы спрятаться могли от следила. Я тебе что, каждую мелочь объяснять должен?!

– А зачем перепухальник? Может через дверь можно?

Новичок настолько рассердился, что на мгновение выскочил из кустов:

– Какая дверь?! Где ты двери видишь, дурень?! Нет в Закуполье дверей! Нет!! Нигде нет! Тут все перепухают! Для этого перепухальник нужен! Понял, неуч?!

– Тогда через окно, – невозмутимо предложил романтик. – Окна ведь в Закуполье есть. Сам посмотри, вон их сколько.

Герт на удивление уважительно глянул на Фила:

– Ты прав. Давай-ка за мной поживее, пока дружина сюда не перепухнула.

* * *

Проникнуть в ближайшее строение оказалось очень легко. Герт камнем разбил прозрачную субстанцию («стекло», как объяснил он), и друзья влезли в образовавшийся проём, чудом ухитрившись не порезаться.

Напарники попали в титанических размеров зал. Фил огляделся и присел от удивления. Он увидел длинные ряды огромных призм, верхние основания которых упирались в недосягаемый потолок. Где-то на середине каждой призмы мерцала надпись. Научившийся читать романтик разглядел ближайшие надписи: «Магнитная проницаемость», «Момент инерции», «Текучесть». На каждой призме сбоку приделана какая-то штуковина с двумя рукоятками и тёмным овальным отверстием между ними. Над одной рукояткой краснела надпись «Загрузка», над другой – «Выгрузка», а над овалом – «Поставь носитель».

– Знаешь, дружище, куда мы попали? – повернул к Филу радостное лицо новичок. – В пещеру с сокровищами! Это – хранилище свойств!

– Второсклад? Для Лепеста?

– Ага. А заодно и для нужд наружников.

Фил не понял, причём здесь наружники. Но времени на обдумывание у него не было – слишком много нового вокруг. Значит, призмы – это огромного размера накопники, в которых хранятся свойства. Фила даже затрясло от возбуждения:

– Так давай ими нагрузимся!

– Нам прят зарядить сперва нужно, – возразил Герт, глазами пытаясь отыскать розетку. – И спрятаться, как следует.

Ближайшая матэргетическая розетка нашлась на стене между призмами с надписями «Живучесть» и «Размножаемость». Едва Герт успел подсоединить к ней прят, как Фил почувствовал какое-то движение. В десяти шагах от них возникли пять рослых наружников в серой форме с красными повязками. Четверо из них держали в руках дематоры, а пятый – странный плоский предмет, на который он смотрел не отрываясь. Герт охнул и активировал прят. По знакомому странному ощущению романтик догадался, что они с Гертом исчезли.

Невооружённый наружник недоумённо поднял голову, потом потряс плоским предметом и сказал своим друзьям:

– Не пойму ничего. Только что тут шныряли!

Один из вооружённых через плечо глянул на предмет.

– Вот гады! Прятом воспользовались! Теперь следило бесполезно!

Невооружённый расстроено опустил плоскую штуковину и развёл руками:

– И как теперь их ловить будем? Не сидеть же здесь всё время.

– Только старым добрым способом – натянем пуст вокруг склада. Через него не проберутся. И матэргию отрубим: их прят через полдня разрядится.

– И что толку, следило не следит через пуст!

– Зачем следить? Будем запухать сюда раз в четверть часа. А сами у грузчиков посидим пока. Здесь-то и сидеть не на чем.

– А если у них перепухальник тоже есть? Упухнут, а мы будем, как дураки, сидеть у грузчиков…

– Откуда у этих животных из Отстойника перепухальник! – хохотнул один из серых.

Все пятеро моментально растворились в воздухе.

– Кто это? – осведомился Фил шёпотом. Хоть Герт и говорил, что с прятом можно даже орать во всю глотку, но романтик в это слабо верил.

– Дружинники, кто ж ещё! Блюстители порядка!

– Я не понял, что они собираются делать.

– Ты же слышал – пуст натягивать. Это скверная вещь, брат. Просто пустота без свойств и особенностей. Вляпаешься в неё – и прямиком на тот свет!

Стараясь далеко не отходить от заряжающегося прята Герт приподнялся и вытянулся, чтобы выглянуть в окно. За окном дружинники возились с пустом, оборачивая им здание. По лицу новичка было видно, что на этот раз вляпались друзья крепко.

– У тебя же дематор есть, – вспомнил Фил. – Может, этих дружинников того самого?..

– У них тоже не злапаусы в кобурах! – сердито возразил новичок. – Перестреляют на раз!

И он опять задумался.

– Ну, Герт, ты чего нос повесил? – осведомился романтик, жизнерадостно улыбаясь. – У нас же полно свойств, посмотри вокруг!

Он обвёл рукой вокруг себя, показывая на бесконечные ряды призм. Но понурившийся новичок не разделил его оптимизма.

– И что? – уныло спросил он.

– Как что?! Напитаемся силой и прошибём этот пуст!

– Я же тебе уже объяснил, что пуст – это абсолютная пустота. Её ничем не прошибить.

– А мы всю силу заберём, которая есть на этом складе, – сказал романтик уже не так уверенно.

– Тебе же, дурню, рассказывали притчу о Хабидоське!

– Причём тут Хабидоська?! – удивился романтик, не уловив мысли Герта.

– А при том, что нельзя много свойств в себя пихать! Перенасыщение может произойти. Интересно, чем ты слушал проповеди?

– Ты же сам говорил, что это всё ерунда. Как там… Религия – опиум для народа!

– Может и говорил, – неуверенно согласился новичок. – Но в данном случае Либра права. Перенасытишься свойствами – может произойти качественный скачок. Большое количество положительного свойства скачком переходит в отрицательное качество. Вник хоть чуть-чуть?

Фил понял, конечно, далеко не всё. Но он не стал обдумывать слова Герта, потому как ему в голову пришла новая мысль.

– Прят зарядился? Давай поищем с тобой хитрость. Где-то тут она мелькала…

Новичок ничего не успел возразить, как Фил схватил прят, выдернув его из розетки, и пошёл искать по залу хитрость. Герту пришлось пойти рядом с ним, чтобы не выйти из поля действия прята. Им не пришлось долго блуждать среди рядов: призма с хитростью нашлась довольно быстро.

Герт не успел ничего сказать, как Фил вынул накопник и сунул его в овальное отверстие. Немного подумав, он повернул рукоятку с надписью «Выгрузка».

– Погоди, ты что делаешь? Вдруг тут сигнализация…

Но Фил только отмахнулся. Рукоятка щёлкнула и призма тихонько зажужжала. Металлический женский голос равнодушно произнёс:

– Для идентификации положи правую руку на панель.

Романтик немедленно подчинился.

– Выгрузку свойств производит только заведующий складом, – сообщил голос. – При следующей попытке выгрузки будет открыт огонь на поражение!

8

До вечера друзья сидели в почти полной темноте: лучи светила («солнца», как называл его Герт) не могли пробиться через пуст. Лишь тускло мерцали надписи возле призм. То, что снаружи вечер, можно только догадываться. Новичок отключил бесполезный прят, решив активировать его, когда в помещение перепухнут полицейские.

Положение друзей аховое, ещё хуже чем тогда, в доме отца Гведония. Перескочить абсолютную пустоту, поглощающую любой предмет, любое существо, любое явление, невозможно. Единственный способ – перепухнуть через отверстие в пусте, когда очередной дружинник появится, чтобы проконтролировать ситуацию. Как объяснил Герт, для этого нужно специальное устройство – перепухальник, который позволяет исчезнуть в этом месте и материализоваться, «вспухнуть», в другом.

– Я уже говорил, у всех наружников есть перепухальники, – «успокаивал» он удручённого романтика. – В любое место за мгновение перемещаешься.

– И в жилища тоже?

– Конечно.

Хоть Фил и делил в Отстойнике жилище на несколько десятков человек, он знал, что жилище может быть и персональным. Например, Мих жил один в весьма обширном по меркам обиталища доме. Или отец Гведоний, который тоже обладал собственным домом.

– Это что же получается, что у тебя дома в любой момент могут вспухнуть незваные гости? Или, ещё хуже, воры?

– Тёмный ты человек! – с сочувствием глянул на Фила новичок. – А пуст на что? Мы на ночь или когда уходим надолго, всегда включаем пуст. А если ты в квартире живёшь, то для пуста есть специальное пустое пространство в стенах. Перед уходом ты туда напускаешь пуст, и он как бы обёртывает квартиру. Воры не заберутся. Ты не об этом сейчас думай!

Фил мало что понял из рассказа Герта. Одно было ясно – перепухальник необходим как воздух. С помощью него можно выпухнуть со склада в любом направлении, лишь бы имелась в пусте дыра.

Пару раз в пусте появлялось небольшое отверстие, и в помещении возникал дружинник с небольшим светилом в одной руке и со следилом в другой, но друзья пребывали начеку. Они моментально активировали прят, и блюститель порядка зря пялился в следило, пытаясь их отыскать. Пытаться с помощью прята проскользнуть мимо дружинника опасно – для двоих дыра в пусте слишком мала. Заденешь чуть – смерть моментальная. К тому же за дружинником отверстие через несколько мгновений захлопывалось. Видимо, напарники следильщика опасались, что под прятом беглецы выскочат и скроются.

В третий раз вслед за дружинником в отверстие протиснулась юная красавица в синей форме. Как только Фил в тусклом свете дружинникова светила увидел спутницу следильщика, у него отвисла челюсть и забилось сердце, как при быстром беге. Он чуть не выскочил из поля действия прята, но новичок вовремя удержал его.

Она была ослепительна, эта девушка. Найза, первая краса обиталища нищесвоев, по сравнению с ней страшна как толстоглазик. У девушки наличествовали все атрибуты красавицы, и они превышали все разумные пределы. Блондинка с огромными синими глазами, точёным лицом, нежным румянцем и пухлыми чувственными губами. Фигура и грация – словами не выразить! Она что-то сердито говорила звонким голосом, а дружинник кивал головой и пытался возразить. Фил прислушался к разговору.

– Нельзя пустом опутывать склад! – чарующе возмущалась блондинка. – Кто вам разрешил?

– Но тут беглецы прячутся, – объяснял ей дружинник, поглядывая на следило. Свободную руку он держал на кобуре с дематором.

– Нет тут никого. Они давно уже удрали, ваши беглецы.

– У них перепухальника нет. И отверстие мы захлопываем тут же.

– Мне всё равно! – очаровательно сердилась девушка. – Я – заведующая складом и отвечаю за сохранность свойств. Нельзя держать в темноте меганакопники – могут параметрявки завестись.

– Так дежурное освещение включи.

– Оно автоматически включается в ночное время. А сейчас не ночь.

Они ещё сколько-то препирались, потом девушка достала своё светило и отправилась к противоположной стене помещения, мимо притаившихся под прятом беглецов. Фил чуть не потерял сознание от созерцания красавицы, пока она проходила мимо. Лишь присутствие опасности в виде дружинника удержало его от падения.

– Послушай, Нея! Тебе нельзя здесь оставаться, – канючил дружинник, шагая рядом с ней и озираясь.

– Но мне отчётность нужно готовить! – хмурилась ослепительная Нея.

– Я с тобой посижу. Тебе охрана нужна.

– Ты меня отвлекать будешь. Ничего со мной не случится. Я кабинет пустом отгорожу.

У Фила возникла мысль выскочить из поля действия прята и напасть на дружинника, но он её отмёл: товарищи блюстителя придут на помощь, если их напарник пропадёт в помещении надолго. Беглецы под прикрытием прята осторожно проследовали за парочкой, пока не упёрлись в противоположную стену. Блондинка подошла к двери и скрылась за ней. Дружинник немного постоял в раздумье, а затем двинулся назад и вскоре пропал в отверстии.

– Ты же говорил, что в Закуполье дверей нет, – шепнул Фил, показывая на дверной проём, в котором скрылась прелестная Нея.

– Я про наружные двери говорил, – огрызнулся Герт. – А межкомнатные есть. Внутри помещения можно и пешком походить, чтобы перепухальник не тратить.

Он отключил прят и проговорил:

– Значит так, Фил, у нас есть только один способ отсюда выбраться – раздобыть перепухальник. И он, скорее всего, есть у этой блондинистой стервы. В Закуполье редко кто без него обходится.

– Зачем ты её так называешь? – оскорбился романтик. – Она не стерва! Такая красивая…

Герт с интересом глянул на Фила, и тот покраснел.

– О-о! Как интересно! Наш романтик интересуется женским полом! – ехидно обрадовался новичок. – Дурында ты всё-таки, нищесвой!

– Почему это? – вскинулся романтик.

– Да потому что она – заведующая этим хранилищем. Сам видишь, свойств тут – уствойствиться можно по самое горло! Вот она и нахапала себе блондинистости и фигуристости.

– Своровала?

– Вот чудик! Зачем воровать? Она свойства списывает. Усушка, утруска… Она же кладовщик!

Романтик только обречённо махнул рукой, мол, всё равно не понять. Герт разъяснять не стал. Он дружески похлопал его по плечу:

– Я не думал, что ты такой чувствительный, братец! От первой же смазливой девки слюной изошёлся, как подросток. В город выберемся, там такие девицы ходят – весь тротуар слюной укапаешь.

Новичок мечтательно поизучал взглядом потолок:

– У нас ведь женщины любят свойства менять как наряды. По утрам нацепит на себя хозяйственность, днём – деловитость, а зато по вечерам в ресторанах и клубах… М-м-м!.. Сегодня у неё стервозность зашкаливает, завтра – миловидность и доверчивость, послезавтра – красота и ласковость…

– Зря ты всё красноречие у отца Гведония забрал, – прервал размышления Герта Фил. – Разошёлся – не унять.

И тут романтика осенило:

– Слушай, может, с твоим красноречием у этой Неи перепухальник выпросить? Ну, наговоришь ей всяких приятностей…

Герт встрепенулся было, но тут же потух.

– Не получится. Посмотри на неё и на меня. Куда ж мне с такими внешними данными!

Он продемонстрировал грубые руки, неприятное смотрилоподобное лицо и мощный, но кривоватый торс.

* * *

Уловив движение среди призм, друзья метнулись к пряту и скрылись под его защитой. На этот раз в зале оказался не дружинник. По помещению из угла в угол заметались неуловимые глазу призрачные тени.

– Что это? – содрогнулся Фил.

– Не бойся, это параметрявки. Овеществлённые свойства, грубо говоря. Они не опасны.

– Вроде абстров?

– Не совсем. Точнее, наоборот. Абстры – это абстрактные Люди, Существа или Предметы. А параметрявки – это как бы живые свойства.

Герт уже хотел отключить прят, но тут дверь, за которой скрылась заведующая складом, распахнулась, и на пороге появилась она, Филова пассия. Блондинка, растрепанная и сердитая, в правой руке держала какое-то приспособление, а в левой – зажжённое светило.

– Я же говорила этим идиотам, что в темноте параметрявки заводятся, – мило проворчала она вполголоса. – Сейчас эти тварюшки отведают моего чистила!

Девушка щёлкнула приспособлением и, держа его перед собой, как оружие, двинулась по проходу между рядами призм. Параметрявки заметались с удвоенной скоростью. Ослепительная блондинка чистилом загоняла их обратно в меганакопники, но шустрые существа упорно не хотели загоняться. Параметрявки явно беспокоили её больше, чем притаившиеся в темноте преступники, о которых предупреждал дружинник. А, может, она просто забыла о них – слишком коротка память в блондинистой голове.

Чтобы не тратить драгоценную матэргию, друзья спрятались в самом дальнем углу и отключили прят. Они довольно долго наблюдали, как красавица бойко расправляется с параметрявками и превращает их обратно в обычные свойства. Маленькая симпатичная параметрявка, спасаясь от карающего чистила, метнулась в угол, где прятались беглецы и в нерешительности остановилась перед ними. От неё веяло таким обаянием, что Фил так и понял, что это – овеществлённое Обаяние.

– Ну, иди сюда, – тихонько позвал параметрявку Герт. – Прыгай в меня, спасайся.

Обаятельная параметрявка какое-то время раздумывала, но, услышав приближающийся противный скрип чистила, решилась прыгнуть на грудь новичку и проникнуть ему внутрь. Видимо, для параметрявки лучше быть чьим-то свойством, чем сидеть в тесном меганакопнике. Герт тут же преобразился. На его похорошевшем лице заиграла очаровательная улыбка.

– А теперь держись, красотка! – проговорил он, вышел из области действия прята и направился прямо к блондинке. Всё произошло так быстро, что Фил не успел его задержать.

Девушка, увидев вышедшего из ниоткуда Герта, опешила, а затем, взяв себя в руки, замахнулась на него чистилом, как на надоедливую параметрявку. Но обаятельный новичок не смутился:

– Привет! – поздоровался он, ослепительно улыбнувшись.

Фил сморщился от такого банального начала разговора.

– Ты кто такой? – грубо спросила заведующая складом, отступая к меганакопнику. – Я дружину сейчас позову.

– Зови, – просто сказал Герт. – Но сперва дай немного посмотреть на тебя. Хочу запомнить напоследок твоё лицо, твои глаза.

Романтик сплюнул и закрыл лицо обеими руками.

– Зачем это? – поинтересовалась блондинка, опуская чистило.

– Я люблю тебя, – заявил Герт. – С того момента, как впервые увидел. Ради тебя я проник сюда, рискуя своей свободой, а может и жизнью.

Герт когда-то рассказывал, что одни свойства влияют на другие. Наверное, увеличение блондинистости добавляет наивности и отнимает ум. Идиотская фраза новичка почему-то произвела на девушку впечатление. Она очаровательно улыбнулась:

– Ты пришёл, чтобы признаться мне в любви?

– Да. А ещё, чтобы забрать тебя отсюда и увести в далёкие страны.

– Ты хочешь меня похитить? – удивилась блондинка. По её личику видно было, что она совсем не прочь, чтобы её похитили и увезли с этого скучного склада, тем более такой обаятельный воздыхатель.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25