Владимир Шали.

Вечные деревья исчезающего сада-2 (сборник)



скачать книгу бесплатно

Молодой колодец
 
Светла вода в колодце молодом —
Совсем недавно вырытом в пустыне —
Я шёл к нему – покинув отчий дом —
Я шёл к нему – забыв отца и мать —
Любимых жён оставив в отдаленье —
Я шёл к нему – чтоб главное сказать —
– Любимый мой – мне хочется так жить —
Я шёл к тебе из времени чужого —
Я шёл к тебе – чтоб самым первым быть
Над вечностью колодца молодого —
 
* * *
 
Весёлый дух в колодце молодом
Весь день мерцал отображённым солнцем —
Я видел сон во времени ином —
Шли караваны – Огненный старик
Пил медленно из медного сосуда
Свободу зренья – Призрачный родник —
Уже я видел свет иной страны —
Но оглянулся – там меркло солнце —
Бесправный раб – погонщик тишины —
Задумался у тёмного колодца —
 
Свобода зренья
 
Как тяжела свобода зренья —
Как трудно глаз не опускать —
Молчать во время песнопенья —
Свободно жить и умирать
Без радости прикосновенья —
 
* * *
 
Я опьянён цветами минарета —
Есть в камне тайна и голубизна —
Я вечный раб невидимого света —
Неведома бывает новизна —
Неведома – невидима святыня —
Мы в ней необъяснимое храним —
И вот я говорю – Прощай рабыня —
Небесная мечта Бибиханым —
 

Таинственный Трепет – Египет. <Монообраз>

 
И снова я в царстве небесном —
И снова равнину покинет
Таинственный трепет – Египет —
Напиток спасительный выпит —
И снова звучит бессловесный
Таинственный трепет – Египет —
 
Египетская культура моей любви

Я был смятён и растерян – словно сириец Апр[1]1
  Апр – подневольный раб не египетского происхождения.


[Закрыть]
, попавший на выставку «Сокровища египетских гробниц». Древняя вражда раба к господину и в то же время таинственный трепет родства – вот что испытывал я к одной женщине. Я был единственным родственником её существа и в то же время непримиримым её врагом. В тот миг я вообразил себе жизненный путь неизвестного юноши из Фив. Я прошёл с ним путь от времени Атум Хепри[2]2
  АтумХепри – восходящее солнце.


[Закрыть]
до времени Сокара[3]3
  Сокар – бог мёртвых загробного мира.


[Закрыть]
– от времени, насыщенного кровью и страстью, до времени пустоты похоронной камеры.

И я не нашёл ни одной пропасти между двумя днями с сотворения мира, ибо все мы по-разному одинаковы.

Вот так, думая о жизни и смерти этого юноши, как о себе самом, я понял, что военный лук своими изгибами и стремлением напоминает птицу, в которую пущена стрела – так же как телесная близость напоминает любовь.

Девять монологов неизвестного юноши из Фив
I
 
Кочевник в безводной пустыне остынет —
Босыми ногами песок шевеля —
И только летящий осилит пустыню —
Летящий – как песня – живой – как земля —
Горячий песок и буран леденящий —
Богиня Хатхор[4]4
  Хатхор – богиня радости.


[Закрыть]
– ты нам путь освети —
Пустыню и зной побеждает летящий —
И гибнет идущий в начале пути —
Прекрасен идущий – но песня иная
В сгоревших губах – как сухая река —
И счастье тому – кто идёт не ступая —
Чьи ноги легки – чья любовь высока —
 
II
 
Весь день все убегали женщины —
И лишь одна досталась ночи —
А те свиданья – что обещаны —
Зловещие – их Хнум[5]5
  Хнум – богтворец.


[Закрыть]
отсрочил —
Но всё ж пропели птицы вещие —
Скользнули в разноцветных перьях —
Какому птичнику завещаны —
В каких неведомых деревьях —
 
III
 
Снова демоны страсти
Дышат волей хмельной —
Белоснежные снасти
Венчая с волной —
Рвётся тело на части —
Хор Хентхети[6]6
  ХорХентхети – бог страсти.


[Закрыть]
– о сгинь —
Разноцветные масти
Разнотелых богинь —
 
IV
 
Твой голос телесен —
Твой голос горяч —
Он тем интересен —
Что глух и незряч —
И всё в нём смертельно —
Весь мир полюбя —
Твой голос отдельно
Живёт от тебя —
То в чёрном – то в белом
Возникни на миг —
Душою и телом
Поделен твой крик —
Мне страшен твой голос —
Когда он поёт —
Но если я скроюсь —
Он тоже умрёт —
 
V
 
Давит левая стена —
Правит правая стена —
Сам Осирис[7]7
  Осирис – бог плодородия.


[Закрыть]
вьёт тела —
Ночь темна —
Вдруг сказала мне она —
– Я одна —
– Ты одна лишь день и два —
Я же вечность сплю у дна —
И мне жалость не видна – не дана —
Давит левая стена —
Правит правая стена —
Вот и вся моя вина —
Вся весна —
 
VI
 
Та похожа на веретено —
Эта – на звук веретена —
Но сегодня пуста стена —
Как темно —
Не темнее – конечно – тьмы —
Когда Я уступает Мы —
И на прежнюю черноту
Баст набрасывает черту —
 
VII
 
Была ты скучна —
Как перхоть на утреннем солнце —
Мрачна и точна —
Я думал – что тело твоё разорвётся —
Но форма прочна —
О тоска – уходящая вдаль —
Мне только на запад идти за тобой остаётся —
Что ж – руку подай —
 
VIII
 
Ну и печальный день —
Ну и тоска —
Узка от птицы тень —
Но не близка —
На яркий сон песка
Ложится тень крыла —
Боль у виска цвела —
Ну и тоска —
Я выпил сок песка —
Приблизил к птице тень —
Переломилась лень —
Ну и тоска —
Ну и печальный день —
 
IX
 
Озарена последняя дорога
Внезапной неразгаданной весной —
И бог Амон[8]8
  Амон – бог солнца.


[Закрыть]
– кочующий с Востока —
На Западе прощается со мной —
И вижу я – что этот день последний —
Последний день – Совсем последний день —
Жрец надевает кожаный передник
И в царство снов мою уносит тень —
Да – я умру – узнав себя впервые —
Не выдержав прощального луча —
Промчатся колесницы боевые —
Колёсами палящими стуча —
Амон с Атоном[9]9
  Атон – бог солнечного диска.


[Закрыть]
встретятся в зените —
И будет надпись о великом зле —
– Когданибудь и вы в любви сгорите —
Любовь свою не встретив на земле —
 
P.S. В Египетском саду
 
Дева на солнце качается в кресле —
В памяти красные сосны воскресли —
– Где ты —
– Я там – где рассвет золотится —
Птица смеётся – цветок шевелится —
Сад возникает и вновь пропадает —
Дева качается и вспоминает
Жизнь – освещённую диском Атона —
– Кто ты —
– Я дочка царя Эхнатона[10]10
  Эхнатон (Аменхотеп IV) – египетский фараон.


[Закрыть]
 —
Сад мой возлюбленный высох от зноя —
Я не узнаю лицо твоё злое —
Мумия чёрная – опустошённый
Сад мой египетский —
Мальчик влюблённый —
Дева на солнце качается в кресле —
В сердце горячем пустоты воскресли —
– Спи в саркофаге – обманщик – виновник —
Опустошённый жрецами любовник —
Спи – обескровленный —
Как ты весь сжался —
Спи – обессловленный —
Любви не дождался —
Дева на солнце качается в кресле —
– Вдруг он проснётся —
Ах – если бы – если —
Он не проснётся – он умер без песни —
 

Деревянная птица. Монообраз

Посвящается изобретателю махолёта Мише Ляхову


 
Вторая половина ночи —
Уснул торгаш – уснул рабочий —
Кто от любви – кто от вина —
Кто от усталости —
Но точен график сна и беспорочен —
Вторая половина ночи
Равняет всех бездействием тягучим —
Лёгкой смертью на несколько часов —
И таинством летучим —
Ласкающим дверной засов —
Всё уже без движенья круг —
Всё меньше вертикальных взлётов
И деревянных птиц вокруг —
Изобретённых для полётов —
 
* * *
 
Качается пернатый сон —
Когда взлетают души птиц
В ночное время всех времён —
Кто здесь гармонию нарушил —
Великий грешник иль святой —
Когда у птиц летают души —
А крылья в немощи земной —
 
* * *
 
Так необычен – так высок
Полёт ночного самолёта
На север – запад – юг – восток —
Я белый раб пустых страниц —
Я по ночам воображаю
Ночной полёт бескрылых птиц —
Как мы преступно далеки —
И лишь дано совсем немногим
Пересекать материки —
 
* * *
 
Там птица пела полутенью
В плену зелёного куста —
Земному подражая пенью —
Я знал о пении земном
Не более – чем знает птица
В своём сражении со злом —
 
* * *
 
Что видит птица из подъезда
В стеклянных матовых дверях —
Мельканье шумного оркестра —
Что птице видеть – Ей летать —
Но крылья камнем перебиты —
И птица знает – надо жить —
Есть удивительный момент
У всякого – кто обессмыслен
И вырезан из кинолент —
 
* * *
 
Тревожно птица пролетела
Последняя среди цветов
И выскользнула из прицела —
И умер свет – кругом туман густой —
И ни одной картины в мире белом —
Что ищет ветер в воздухе пустом —
Касаясь жизни мимолётным телом —
 
* * *
 
Там птицу с машущим крылом
Фанатик строит за углом —
И на окно моей любимой
Он смотрит вечером с тоской —
Взгляд пряча за своей доской
Неистребимоястребиный —
Мы ходим по рукам весны —
По древнегреческим обломкам —
По симфоническим осколкам —
Но тайны птичьи не ясны —
Мы бьёмся сердцем и умом
Над этой деревянной птицей —
Красивой – стройной – бледнолицей —
С упругим машущим крылом —
 
* * *
 
Вот опять в сером небе птицы —
Милая – не говори небылиц —
Осень – Мы можем с тобой проститься
Велосипедным мельканием спиц —
Птицы – Я только сегодня постиг
Невероятный изгиб вереницы
Улетающих в жаркие страны птиц —
Птицы заполнили в синей тетради страницы —
И даже на улице – птицы вместо деревьев и лиц —
 
* * *
 
Как я устал от ваших лиц —
Да и на улице темно —
Мне говорит мой друг артист —
– Сыграем блиц —
Мне всё равно —
На бледной шахматной доске
Стоит моя душа в тоске —
Во имя деревянных птиц
Сыграем блиц —
Во имя птиц идёт игра —
И ночь – как чёрная икра —
Сеанс для шахматных убийц —
Играем блиц —
Мелькают миллионы спиц —
Бежит велосипедный театр —
Я опять играю блиц —
Во имя деревянных птиц —
Которые не полетят —
 
* * *
 
Простые радости в чужих не вижу лицах —
И человек теперь так смутно виден —
Иное время нахожу лишь в птицах —
Рассеивается оболочка веры —
И воздух стал так тонок и прозрачен —
Что явно стали видны лицемеры —
Быть может – образ разноодинаков —
И тут и там одни и те же лица —
В разновеликом океане знаков
Душа земли могла б соединиться —
 
* * *
 
В разновеликом океане лиц
Наш общий образ разноодинаков —
Условны знаки в мире единиц —
От тайнописи птичьих верениц
Судьба земли не может отклониться —
Сначала были миллионы птиц —
Лишь после родились сердца и лица —
 
* * *
 
Полезно в пространстве беззвёздном
Быть маленьким и неизвестным —
У неба – миллион площадей —
Где множество птиц без людей —
На каменной площади снизу
Крадётся бандит по карнизу —
И я понимаю с трудом —
Что с ним в измеренье одном —
На дне – что не выше предела —
Идёт белокрылая дева —
И ей не взлететь – не упасть —
Её ограничена страсть —
Твоя ограничена власть —
Надменный правитель и некто —
Кто мир окольцовывал всласть —
Разбив нас на вектор и сектор —
Чуть выше над уровнем моря —
Чуть ниже – на самой воде —
Живут и удача и горе —
А в небе – миллион площадей —
Поэтому нравится бездна
И мрачное небо в глуши —
Поэтому вес наш телесный —
Бессмысленный якорь души —
Полезно в пространстве беззвёздном
Быть маленьким и неизвестным —
 
* * *
 
Я под окном – где вьётся локон —
Балконный клёкот – мыслей клок —
И тело Блока среди роз —
Виденья городских деревьев —
Сухие крылья мёрзлых птиц —
Я под окном в сто тысяч окон —
Закрывших миллионы лиц —
В подвале спит моя сестра —
Поджав то крылья – то колени —
Всё говорит мне – Ты не гений —
Но боль сомнения остра —
 
* * *
 
Дойду ли я до главной высоты —
Смогу ли дотянуться до балкона —
Где шелестели красные цветы —
Как языки китайского дракона —
На улице под флагом суеты —
Не смеющий не выше и не дальше —
Я вдруг увидел красные цветы
Давнымдавно – а может быть – и раньше —
Тяжёлые дома – краса страны —
Вокзала городского окруженье —
Вдоль каменной безжизненной стены —
Недвижных птиц – неведомое пенье —
 

Из книги «Вертикальная площадь»

Ночные голоса на железной дороге
 
Людей соединяет страх —
На тёмных станциях России
Ночные голоса в слезах —
Всё в этой тихой нищете
На станциях и полустанках
Безумствует о красоте —
Последний трус —
Последний раб —
Всё грезит давними мечтами —
И каждый говорит – Я слаб —
Я слаб – я больше не могу
Стоять среди путей железных
И сердце отдавать врагу
В Своих надеждах бесполезных —
 
Вертикальная площадь
 
Вертикальная площадь – ограда —
Театральная мельница – дом —
Мнимый рай на краю камнепада —
Эмиграция мнимая – страх —
Верность ветрена – ночь многоцветна —
Мнимый рай превращается в прах —
Театральная мельница – крик —
Перелётные птицы в колёсах —
Вертикальная площадь – тупик —
Вертикальная площадь – стена —
Вверх по ней вертикальная лошадь
Без наездника скачет одна —
Театральная мельница – в ней
Зреют ветреной верности зёрна —
Эмиграции мнимых идей —
Вертикальная площадь – обман —
На стене многоцветные окна
Недоступных придуманных стран —
Эмигрируют наши дворы
В многоцветную ночь без отчизны —
В вертикальную площадь игры —
В театральную мельницу жизни —
 
Ночные голоса на железной дороге
 
Загляните в окна электрички —
Той – которая летит в ночи —
Там сидят две молодые птички —
Рядом с ними – зажигая спички —
Курят папиросы трепачи —
Спит старуха – а её вещички
Тянет уголовная рука —
Так вечерний ужас электрички
Расправляет лапы паука —
Загляните в окна ресторана
В тайный час ночного кутежа —
Где барменпаук плоды обмана
Делит в чёрной кассе без ножа —
Загляните в смрадный зал вокзала —
Где судьба – забыв о красоте —
Души пассажиров привязала
К вечной тесноте и суете —
Загляните в тайную вечерю —
В мёртвый мир заученных речей —
В голоса – окрашенные чернью
Перед беспросветностью ночей —
Посмотрите вниз глазами Бога —
Сквозь поля – озёра и леса
Мчит страна – железная дорога —
А вокруг ночные голоса —
 
Студия мёртвых судеб
 
Ночь – Хаос – Я кочую в эфире —
Чтобы в душу мне врезался косо
Самый толстый угол в мире —
Ребро пирамиды Хеопса —
Пусть в бессмертие одинаков —
Влево мост и направо мост —
В центре мыслящих казематов
Заключён одинокий мозг —
Ещё веруя – но не веря
В злое равенство – верь – не верь —
Мысли правые всё левее —
Мысли левые всё правей —
Мнимы гении – мнимы судьи —
Вертикально встаёт стена —
Словно студия мёртвых судеб —
Открывается тишина —
Есть в лице у моей любимой
Красный отблеск свободы мнимой —
От рождения стали мнимы
Север – запад – восток и юг —
Все мы мнимые пилигримы —
Окольцован свободы круг —
Я – кочующий звук свободы —
Ты – кочующий свет мечты —
Мнимы помыслы – мнимы всходы
В мёртвой студии темноты —
 
Монолог мнимого эмигранта
 
Окно в окно – и в том окне окно —
Виолончель – темно – темно – темно —
Через попранье прав —
Через огонь застав
К нам прилетел Мстислав —
Без путеводных звёзд
И путезвёздных карт
Свой голос к нам принёс
Картавый аргонавт —
Я мнимый эмигрант
Без крыльев и без прав —
И мне твоя игра
Мучительна – Мстислав —
Ведь я – огонь в окне —
И в том окне окно —
Я мнимый эмигрант
И мне темно – темно —
Услышат ли меня —
Увидят ли меня —
Я мнимый эмигрант —
Свет мнимого огня —
 
Дитя диктата
 
Там – на углу – висит плакат —
Рука – направленная в небо —
Диктат —
Не надо хлеба и воды —
Страшны восходы и закаты
Диктата —
И весь каскад великих дат —
Диктат —
И в школе начатый диктант —
Диктат —
И даже звук часов тиктак —
Диктат —
И южный пляжный аспирант —
Ведущий растасовку карт —
Поклонник секса и попарта —
Дитя диктата —
И ты – поэтаристократ —
С лицом измученного фата —
Дитя диктата —
И критикующий диктат —
Пусть гений он иль дилетант —
Читал он Канта иль Декарта —
Дитя диктата —
 
Вертикальная площадь
 
Вертикальная площадь – что это – Просто стена —
По которой бежит вертикальная лошадь —
Или так бесконечна она —
Что уже настоящее кажется прошлым —
Вертикальная площадь – колодец – конец —
Чёрный замкнутый двор – табакерка мечтаний —
Здесь погиб мой отец
Или – впрочем – покинул страну очертаний —
Жили в сером колодце из каменных стен
Ленинградцыуродцы
Из разных систем —
Гражданин из горизонтальной системы
Каждый день проклинал
Вертикальные стены —
А фанатикромантик
Из вертикальной системы
Каждый день целовал вертикальные стены —
Прямоходскороход гражданин Горизонтов —
Бюрократобормот с механическим зонтом —
Альпинистгитарист гражданин Вертикальман —
Постаревший турист с юморком тривиальным —
С удлинённою вечностью и фонарями
Вертикальная площадь ушла якорями
В грязный двор с ленинградскими дикарями —
Вот идёт мимо каменных стен Вертикальман —
Гуманоидный глаз он не чувствует в камне —
Вот ползёт из подъезда слепой Горизонтов —
В серых плитах не видя разбитых Эзопов —
Вертикальная площадь – В ней вертятся камни —
Открываются ставни – Чтото плещет и ропщет
Свет далёкий и давний – Ты поможешь беспомощным —
Вертикальная площадь —
Вертикальман и Горизонтов снова высунулись из окон —
От подвала до чердака пролегла вертикаль чудака —
Альпинист Вертикальман – фанатик —
Бюрократ Горизонтов – лунатик —
Но любовь у них всё же одна —
Вертикальная площадь – стена —
Горизонтов по вертикали наяву поползёт едва ли —
Но – как правило – лунатизм заменяет ему альпинизм —
Вот ползут по стене – как медведи —
Тёмной ночью врагисоседи —
Собирая верёвки в круги —
Оставляя в стене крюки —
– Эй – лунатик – кричит фанатик —
Отвечает ему лунатик —
– Надоело не мучиться —
И не видно стены конца —
И над ним во всей Вселенной
Поднялись вертикальные стены —
Надвигаясь и хохоча —
– Что ты ползаешь – саранча —
И куда вы ползёте – кто вы —
– Безызвестны людисовы —
Или верите – за стеной
Ожидает вас мир иной —
Горизонтов ползёт зевая
Вертикальман наверх зовёт
За стеной их никто не знает —
За стеной их никто не ждёт —
Будет каменный двор навечно —
Мрачной родиной для двоих —
Их не слышать бесчеловечно —
Но никто не услышит их —
Горизонтов и Вертикальман
Покидают мир нереальный —
Пыль снимая с ночных одежд —
Словно кожу с былых надежд —
Два ребёночка утром ранним
Выбегают на грязный двор —
Горизонтик и Вертикальник
Начинают весёлый спор —
Вертикальник кричит в упор —
– Твой папа – вор —
Горизонтик от зла дрожит —
– А твой – жид —
Горизонтов и Вертикальман —
Два создания не уникальных —
В доме с окнами на помойку
Проживают поскольку постольку —
Горизонтов кричит – Верти – Кальман —
Вертикальман поёт – Гори – Зонтов —
А помойка гнилыми клыками
Доедает остатки азота —
Мы ходили гулять в вертикальную площадь —
Мы хотели понять вертикальную площадь —
В пять – и в десять – и в двадцать пять —
Как стали попроще потолще —
Приходилось соскальзывать —
МЫ НАПРАСНО УЧИЛИ МОТИВЫ —
В НАШЕЙ МУЗЫКЕ ЧТОТО НЕ ТО —
МЫ ПУГЛИВЫ И МОЛЧАЛИВЫ —
И О НАС НЕ УЗНАЕТ НИКТО —
 
Натурализм
 
– Коридор сумасшедшего дома —
здесь бывали и Гойя и Босх —
Здесь – впадая в азарт ипподрома —
мчится мозга расплавленный воск —
Сфера черепа зла и громадна —
раздуваема ветром задач —
Переполнена звуками ада
под названием врач и палач —
– Два далёких конца коридора
собираются медленно в центр —
Санитар – сенбернаром надзора
свою цепь протащил – словно цель
Коридор и вонюч – и неряшлив —
как большой черноморский улов —
Вязнет в теле овсяная каша —
что пришла из больничных котлов —
Коридор – поле вечных сражений —
где сцепились с испугом недуг —
Повторяемость диких движений —
одномыслия замкнутый круг —
– Здесь в любом убегающем взоре
отражается белый халат —
Но разумней шаги в коридоре —
чем безумие спящих палат —
 
Монолог сладенького сумасшедшего
 
Мне мама говорит моя – Сладенький я —
Бьёт медсестра ключом – змея – Сладенький я —
Врач – в виде параллелограмма – приходит – Как дела – Ренат —
Лишь двадцать восемь килограммов мой вес – но это рафинад —
Кругом припайки и прибойки – кастрюля – сахар на парах —
Моё качание на койке – моё мычание – вот страх —
Моё молчание – вот тайна – моё звучание – вот бред —
Для окружающих случайно – я приношу безумный вред —
Зубами сахар разгрызаем – мою болезнь – мою зурну —
И – если я неузнаваем – то вечно маму узнаю —
И снова море – окиян – и снова качка сахарина —
Врач спросит – сладенький ли я – То знает мать моя Полина —
Но в день приёма в понедельник – она мертва уже неделю —
 
Монолог сумасшедшего – пьющего китайский чай
 
У лицея лицезрели лицемеры – как химеры —
Ротозеи ротозрели – как в стакан влезали кхмеры —
Бледноватого оттенка – а не красного совсем —
– Чай разбавлен – Я не ем —
В голове Хуа и хуны – хунвейбины – братья хунты —
ЧеГевара и Хуан – хам на холме хамит холмам —
Всем – Всем – Всем —
– Чай разбавлен – Я не ем —
– У лицея лицезрели – больно скрипкою Гварнели
Проводила по мозгам – мне капризная мадам —
Дай конфетку – Я отдам —
Дай конфетку – я – не там —
Дай конфетку – я не атом —
Дай конфетку – буду братом —
За окном кричит весна – это – может быть – она —
Сладкой ржавчиной с решёток нализалась без вина —
И теперь кишок вороток в мозговых сплетеньях сна —
Вместе с криком – БонниЭм —
– Чай разбавлен – я не ем —
 
* * *
 
Звук флейты и вкус никотина —
Закрытая виза – туман —
Знакома ль вам эта картина —
Знакома – Открыто окно —
Свободное небо безлико
Для тех – кому знать не дано —
И мнимое поле познанья
Откроется – если в ночи
Не будет преград для изгнанья —
И – мягко ступая – как мим —
В окно эмиграции мнимой —
Я буду свободой любим —
Зачем мы на свете живём —
Зачем ты молчишь – пантомима —
Всё мнимо в полёте моём —
Всё мимо – всё мимо – всё мимо —
 
* * *
 
Богу в помощь осенняя полночь —
В шубе сумрачной стыну – как волк —
Расступись – вся бездарная сволочь —
Наступил долгожданный восторг —
Пропадите вы – торг и продажа —
И не чмокай так сладко – халдей —
И не стойте у стен Эрмитажа
Вы – безликие толпы людей —
Ну а если не кончится полночь —
И неправда пройдёт через край —
Веселись – победившая сволочь —
И всю жизнь у меня забирай —
 
* * *
 
Микробы свободы в Найроби —
Центральная Африка – зной —
Шагаю в оборванной робе —
В утробе и колбе земной —
Нет места ни фальши – ни злобе —
Нет выкрика грозного – пли —
Микробы свободы в Найроби
Рождаются в пекле Земли —
Там зверь или дух одногорбый
Колдует над ширью саванн —
Микробы свободы в Найроби
Слетелись в ночной караван —
В момент умертвляющей скорби
Я болен – как все – и со мной
Микробы бессилья в Найроби —
В утробе и в колбе земной —
 
* * *
 
Чёрная башня задушит часы —
Сколько б ни минуло лет —
Звёздная россыпь – небесные сны —
Было всё это – и нет —
Ржавая гиря – упав на весы —
Вмиг разрешает вопрос —
Капельки звякнувшие росы
Вас не воспримут всерьёз —
Чёрная башня сожмет циферблат —
Есть ли у веры предел —
Рвутся – взрывая гранёный канат —
Сотни брезентовых тел —
Это конец – только кто виноват —
Что отвернулся мой бог —
Чёрная башня сожмёт циферблат —
Выдавит времени сок —
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6