Влада Южная.

Тебя уволят, детка!



скачать книгу бесплатно

Друзья пристыженно замолчали. Еще бы, они знали, что это правда.

– Поэтому, – завершила я пламенную речь, – вы можете считать Дена каким угодно красавчиком, а меня какой угодно стервой, вот только не забудьте представить себя на моем месте. У меня второй секс после него случился в институте! На третьем курсе! По большой пьяни! Просто потому, что я боялась хоть кого-то к себе подпустить после такого разочарования.

Ленка сочувственно вздохнула. Ромка опустил голову. Я решительно допила спиртное до дна и поднялась на ноги. Мой взгляд пронзал широкую, обтянутую синей футболкой спину Дена сильнее тысячи ножей.

– Эй! Эй! Притормози, подруга! Ты куда? – позвал Ромыч.

– Пойду верну ему бабулю, – произнесла… нет, выплюнула я.

– Но…

Удерживать меня было поздно. Я чувствовала, как закипела кровь и перед глазами упала красная пелена. Не хотела так беситься, но неприятные воспоминания и алкоголь сыграли взрывоопасную мелодию на моих нервах. Я выбралась из-за столика. Ромка потянулся следом, пытаясь удержать, но наткнулся на мой взгляд и тут же сделал шаг назад. О да, он знал меня лучше родной матери и понимал, в какие моменты стоит держаться в сторонке.

Я пошла через зал мягкой и пружинистой походкой, почти физически ощущая, как сокращается расстояние между мной и Деном. Тот наклонился, обхватив подружку одной рукой, и что-то бормотал ей на ушко. Я сжала кулаки. Мое тело рассекало воздух, как нож, режущий теплое масло.

Мои передвижения совпали с потоком посетителей, которые как раз вошли и торопились занять свободные столики. Какой-то парень, воняющий луком, с размаху врезался в меня. Я, не глядя, оттолкнула его одной рукой. Он, наверно уже пьяный, с трудом устоял на ногах и обругал меня тупой стервой. Мой средний палец более чем красноречиво ответил, что я о нем думаю.

У меня была одна цель, и даже конец света не мог в тот момент заставить свернуть с намеченного пути.

Ден как будто ощутил мое приближение и повернулся. Я с удовлетворением заметила, как приоткрылся его рот, а взгляд пополз по моему телу сверху вниз. Он выглядел таким ошарашенным, что у меня внутри все затрепетало от сладкого ощущения превосходства.

Пожираемая глазами Дена, я подошла к стойке и оперлась на нее локтем, находясь в катастрофически опасной близости от этого козла. Его ноздри затрепетали, когда он вдохнул аромат моих духов. Брюнетка, сидевшая по другую сторону, вытянула шею, чтобы разглядеть меня. Ее лицо приняло недовольное выражение. Я мило ей улыбнулась.

– Чего тебе надо? – бросил Ден, который уже совладал с первой реакцией и тоже нахмурился, как и его подружка.

– Ты сегодня днем у меня ничего не забыл случайно? – пропела я сладким голоском и похлопала его по плечу.

Краем глаза взглянув на столик, за которым остались друзья, я заметила, что Ленка сидит, зажав ладонью рот, а Ромка трясется от смеха.

О да, представление началось.

Ден слегка вздрогнул от прикосновения и посмотрел на мою руку.

Больше всего на свете мне хотелось ее отдернуть или, на худой конец, впиться в его гладковыбритую морду длинными ногтями, но я держалась из последних сил.

– Что я должен был забыть? – безо всякого интереса спросил он.

Брюнетке очень не нравился этот разговор, я чувствовала флюиды ненависти и страха, исходившие от нее в мою сторону.

– Может быть, свою бабулю? – съязвила я.

– Что?! – он скривился, а потом вдруг… заржал.

Меня холодный пот прошиб. Ден ржал… надо мной?! Я поджала губы и прищурилась.

– Вика, ты пьяна, иди проспись! – наконец простонал он, отсмеявшись.

– Кто это такая? – подала голос брюнетка.

– Не обращай внимания, заяц, – с выражением полного превосходства на лице, Ден вдруг повернулся ко мне широкой спиной и приобнял подругу. – Пойдем пересядем.

Я продолжала стоять, цепляться за барную стойку и хватать ртом воздух, пока драный Ден Овчаренко уводил свою подружку-потаскушку под ее истеричные вопли: «Нет, ты объясни мне, кто она такая?»

Он? Ржал? Надо мной?!

Только что?

Господи, он что, считает себя бессмертным?

Перед моими глазами так и стояло ухмыляющееся лицо Дена.

Клянусь всем, чем можно, я еще заставлю его рыдать в три ручья!

– Добрый вечер, между прочим, – раздалось за спиной.

Я обернулась и увидела парня, пристроившегося на стуле рядом. Перед ним стоял разноцветный коктейль с зонтиком и стопка водки. У парня были маленькие маслянистые глазки и кудрявая бородка, обрамлявшая пухлые щеки. Скосив глаза, я увидела, что он одет в классический пиджак и спортивные штаны.

Вот гадство, еще один фрик на мою голову!

– Ты очень красивая, – горделиво произнес парень.

– Спасибо, это невзаимно, – огрызнулась я, все еще не в силах выбросить из головы гадского Дена.

Фрик ни капельки не обиделся. Видимо, привык к такому обращению.

– Будешь? – он пододвинул ко мне коктейль.

Да-а-а. О да. Горький вкус поражения просто необходимо чем-нибудь приглушить. Я придирчиво оглядела уровень жидкости в бокале и убедилась, что он не тронут. Вынула и бросила на стойку трубочку и зонтик, а затем сделала глоток.

– Спасибо, ты чертовски мил.

Фрик заулыбался во все свои тридцать два зуба.

– Поедем ко мне, а?

– Ага, – я тоже натянула улыбку, – бегу, и волосы назад.

С этими словами я отлепилась от стойки и походкой, как можно более исполненной достоинства, пошла обратно за свой столик. В сторону Дена старалась не смотреть.

– Не могу понять, ты добилась, чего хотела, или нет? – приподнял бровь Ромка. – Но вижу, угощение уже отхватила.

Я поставила на столик бокал с наполовину отпитым коктейлем.

– Дают – бери, бьют – беги. Но, если честно, я лажанулась. Этот придурок надо мной поржал!

– А что ты ему сказала? – насторожилась Ленка.

– Всего лишь предложила забрать обратно бабулю.

– А он?

– Не поверил. Или сделал вид, что не поверил.

– Конечно, – фыркнул Ромка, – если он ее не видит, то как поверит? Это мы в тебе не сомневаемся, а от человека, которому ты при любом удобном случае стараешься испортить жизнь, этого ожидать глупо.

– Да, – со вздохом признала я, – это было глупо. Совершенно необдуманный порыв. Не знаю, что на меня нашло. – Я уронила лицо в ладони. – Ден лишает меня способности мыслить трезво. Слишком уж бесит. И еще эта бабуля…

Тут я подняла голову и огляделась.

– Что такое? – удивился Ромка.

– Бабули… нет! – я повертела головой, но взгляд нигде не находил фигуры в ситцевом платье.

В какой момент она пропала? Я как-то упустила это из внимания.

– Классно! – Ленка захлопала в ладоши. – Ты все-таки вернула ее Дену. Наверно, тем, что подошла и потрогала его.

Мои губы сами собой растянулись в торжествующую улыбку. Я подняла бокал с коктейлем.

– За это надо выпить. За свободу от бабули!

– За свободу от бабули! – подхватили друзья.

Громкий звон стекла слился с нашим веселым смехом.

– Отлично, – сказал Ромка, облизывая губы, – теперь тебе, самое главное, нужно держаться подальше от Дена. Чтобы опять чего не подхватить.

– О, поверь, приложу все усилия! – кивнула я.

– Ладно, ребят, вы сидите, а я пошла работать, – вздохнула Ленка.

Действительно, в зале уже почти не осталось свободных мест, и хотя тут работали и другие официанты, наглеть подруге тоже не стоило.

Вместе с исчезновением бабули у меня словно камень с души упал. Я почувствовала резкий подъем настроения и даже смогла не думать о Дене, хотя он продолжал сидеть в другом конце зала и обниматься со своей подружкой. Мы с Ромычем быстро «приговорили» остатки спиртного, и меня непреодолимо потянуло танцевать.

В конце концов, разве не было повода для веселья? Освободиться от навязчивого привидения… да любой другой на моем месте до потолка бы уже прыгал!

– Давай! – Я вскочила на ноги и протянула обе руки Ромычу, когда быстрая танцевальная музыка вдруг сменилась композицией Quit playing games with my heart одного популярного в прошлом мальчикового коллектива.

– Я не хочу танцевать! – скривился он и покачал головой.

– Давай! – настойчиво повторила я. – Такой антиквариат играет! Ты просто обязан окунуться со мной в девяностые!

– Иди в баню, Вика! – крикнул Ромка в ответ. – Ты пьяная, как вся моя жизнь!

Я только рассмеялась, закидывая руки за голову и покачивая бедрами.

– But I wish I could so bad, baby, – запела я, собирая многочисленные мужские взгляды по всему залу своими телодвижениями.

Это определенно был сумасшедший вечер. Я напилась. Я приставала к Дену Овчаренко. Мне безумно хотелось, чтобы он проглотил язык, глядя на меня. В тот момент это казалось очень забавной идеей. Я знала, что он пускал на меня слюни в девятом классе. Именно поэтому и выбрала его когда-то. Кто ж знал, что он такой козел?!

– На преступление меня толкаешь, – закатил Ромка глаза и с видимой неохотой поднялся на ноги.

Я схватила его за руки, дернула к себе. Он ловко обхватил меня, прижимая к груди. Я рассмеялась, откидывая голову и покачиваясь в его объятиях.

– Ты же знаешь, что сейчас все хотят тебя трахнуть, – прошептал мне на ухо друг, улучив момент.

– Да, – лукаво ухмыльнулась я, – но у меня есть ты.

– Прикрываешься мной, как щитом, да?

– Ага.

Я развернулась и положила руки Ромарио на свои бедра, обводя взглядом зал. Действительно, многие посетители оторвались от своих стаканов и наблюдали за нами. Хоть и не одни оказались на танцполе, но, возможно, дело было в том, что мы с Ромкой хорошо смотрелись вместе. И никто не знал наш маленький секрет.

Я начала усиленно тереться задницей о Ромкины бедра. В наказание он ущипнул меня за бок. Для нас это была всего лишь игра «в настоящую пару», и мы играли в нее уже не в первый раз.

У Ромки было прекрасное гибкое тело. Он с легкостью угадывал и подхватывал любые мои движения. Женская часть населения определенно много потеряла, когда он родился немного «неправильным», да.

Я медленно сползла спиной вниз по Ромке, словно умирала от желания упасть к его ногам, и в этот момент наткнулась на пронзительный взгляд из глубины зала. Ден тоже не смог устоять против нашего маленького спектакля. Я с удовлетворением заметила, что брюнетка вне себя от бешенства, пока ее собеседник неотрывно пялится на мою грудь. На мою грудь, которую… о, боже… только что накрыли ладони друга, пока он поднимал меня обратно на ноги одним движением.

Я подняла руку и коснулась пальцами своих приоткрытых губ, уставившись на Дена в ответ. Он больше не смеялся, и это радовало. Да, бедняжке вдруг стало не до смеха. Я почувствовала, как от этой мысли возбуждение заструилось по телу. Этот парень когда-то наказал меня за отказ? Теперь он всю жизнь, снова и снова, будет получать от меня отказы.

Руки Ромки скользили по гладкой ткани моего платья, казалось бы, чтобы ощутить все изгибы, но на самом деле для того, чтобы продемонстрировать их зрителям. Я задрожала. Давно уже не приходилось так возбуждаться без особого повода. Голова начала кружиться. Мне хотелось мучить Дена, дразнить и раз за разом напоминать, что ему остается упиваться жалкими воспоминаниями о том единственном соитии, которое и актом любви-то толком не назовешь. Пусть обломается, гад.

Ромка снова развернул меня лицом к себе, делая вид, что покрывает поцелуями шею. Да, наш танец плавно переходил в представление для взрослых.

– Ден смотрит на тебя, – шепнул он.

– Я знаю. Надеюсь, ему сейчас очень жмет в штанах.

– Ты злая сучка, – засмеялся Ромарио. – Мне его жаль.

– А мне – нет. Потому что ему меня точно не жаль.

Он закружил меня, мы не рассчитали силы и врезались в кого-то из танцующих. Как назло, напал дикий хохот. Композиция отзвучала, а я продолжала сгибаться от смеха, пока не почувствовала резко подступивший к горлу комок.

– Ой…

– Что такое? – Ромка обхватил ладонями мое лицо и поднял к себе.

Со стороны, наверно, казалось, будто он собирается меня поцеловать.

– Мне нужно на воздух, – простонала я. – По-моему, последний стакан был лишним.

– Пойти с тобой?

– Нет. Не хочу, чтобы ты видел, как меня рвет в кустиках.

– Я еще и не такое с тобой видел!

– Все равно, должна же в женщине остаться хоть какая-то загадка. – Я решительно отодвинула Ромку и поковыляла к столику, чтобы накинуть шубку.

Мне действительно стало нехорошо, и с каждой минутой становилось все хуже. Кое-как я выползла на воздух, отошла подальше от входа, за угол, чтобы не маячить у дверей, как девица легкого поведения. Прислонилась спиной к стенке и откинула голову.

Во всем виноват гадский Ден. Это из-за него и его бабули я так напилась.

От прохладного воздуха возбуждение должно было пройти, но не проходило. Я сжала кулаки, понимая, что отчаянно хочу провести эту ночь в компании кого-нибудь любящего и нежного, но, конечно, не проведу ее так, потому что не привыкла делать это с кем попало.

Послышались шаги. Кто-то приближался. Я подумала, что это Ромка все-таки вышел меня проведать, и открыла глаза, но узрела того фрика с полными щеками и курчавой бородкой.

– Как отдыхается, красавица? – ухмыльнулся он.

– Отвали, – устало вздохнула я.

Не испытывала совершенно никакого желания ни с кем любезничать. Черт возьми, да меня вот-вот могло вырвать на его ботинки!

– А она дерзкая! – вдруг послышался незнакомый голос с другой стороны.

Я вздрогнула от неожиданности и увидела, что из подворотни, которая располагалась за клубом, вышел долговязый парень в толстовке с накинутым на голову капюшоном. Как назло, охранники ушли внутрь заведения, и позвать на помощь было некого. Я открыла рот и хотела как-то привлечь внимание возможных прохожих, но щекастый фрик быстро зажал мне губы ладонью. Он оказался сильнее, чем выглядел со стороны. Долговязый скрутил мне руки.

– Тащи ее, где потемнее! – приказал щекастый. – Сейчас накажем сучку.

Они зашаркали ногами, уволакивая меня подальше от освещенной улицы. Прямоугольник подворотни поглотил нас, с двух сторон возвышались стены, поодаль угадывались очертания помойки. Похоже, это были задворки клуба, куда выносили мусор.

Паники я не ощутила, только злость. Да как эти выродки посмели лапать меня своими грязными руками?! Спасибо Дену, в школьные годы уже приходилось отбиваться от наглых особей, и я прекрасно знала, что нужно делать. Для начала – обмякла, сделав вид, что теряю сознание. Фрики приободрились. Тогда я изловчилась и укусила того, кто зажимал мне рот, а второго – ткнула острым каблуком под коленку. Они одновременно заматерились и на какой-то миг отпустили меня.

Я почувствовала близость спасения и рванула назад из подворотни, но внезапно подвело собственное тело. Я запуталась в ногах, ощущая странную слабость. Щекастый быстро заслонил дорогу и вмазал по лицу с такой силой, что я отлетела обратно и пропахала на коленках и ладонях по грязному асфальту, очутившись в какой-то луже. О ее содержимом не хотелось и думать.

Боль была такой острой, что на глаза непроизвольно выступили слезы.

– Ты же сказал, она не будет рыпаться? – услышала я за спиной голос одного из них.

– Не должна. Наверно, «химия» еще не до конца подействовала, – отозвался второй. – Подожди, сейчас сама начнет просить добавки.

Я не понимала, о чем они говорили, знала только одно: я стою на четвереньках в какой-то вонючей подворотне, где ни черта не видно, выход мне преграждают два подонка, а в голове такой шум, что вот-вот отключусь по-настоящему.

Ты в полной заднице, детка.

Как и вся твоя жизнь.

Тебя увольняют, за тобой полдня ходило привидение, как за какой-то психопаткой, а теперь два немытых придурка собираются тебя оприходовать в вонючей подворотне.

Тем не менее сдаваться так просто я не собиралась. Попыталась вспомнить, где моя сумка, ведь когда выходила, то взяла ее с собой на случай, если понадобится влажная салфетка или косметика, чтобы привести себя в порядок. Там же находился и телефон. Когда фрики схватили меня, сумка упала под ноги и осталась лежать где-то возле стены клуба.

Добраться туда было не легче, чем слетать на Луну.

Уже не паника, а волна чистейшего дикого страха скрутила внутренности. Друзья находились совсем рядом, но даже не подозревали, что происходит! Подонки повалили меня на спину, их грубые руки зашарили по моему телу, хватая за грудь, бедра и лапая где придется. Я попыталась вцепиться ногтями в лицо щекастого, но все движения получались замедленными, как бег под водой, и ему не составило труда отбиться.

Это точно не простое опьянение. Я вспомнила красивый коктейль, которым меня угостил фрик.

Гадство! Вот гадство!

Черт возьми, я не могла даже крикнуть! Горло свело то ли от ужаса, то ли так подействовал неизвестный наркотик, которым меня опоили. Звук расстегиваемых ширинок ударил по нервам хуже молотка.

– Я первый, – скомандовал щекастый и полез на меня, раздвигая ноги. – Люблю обламывать пафосных сучек.

А затем… он просто взлетел на воздух.

Незапланированный полет закончился встречей со стенкой. Фигура Дена, появившаяся на месте щекастого, показалась мне огромной и черной. Как у ангела смерти. Он принялся месить фриков. Я испытала такое облегчение, что даже тихонько заплакала. В тот момент мне было плевать, от кого придет помощь. Пусть это будет гадский Ден – если он превратит подонков в пыль, я не скажу ни слова против.

Ден схватил долговязого за толстовку и швырнул в стену следом за щекастым. Тот издал крякающий звук, но в отличие от своего пухлого друга не отключился, а вскочил на ноги, готовый к атаке. Я не могла даже пошевелиться, наблюдая, как они по очереди наносят друг другу удары в тесном и затхлом закутке, провонявшем гнилью и мочой.

Шли минуты, а схватка никак не заканчивалась. Ден двигался четко, стараясь не расходовать силы попусту, но долговязый дрался нечестно, то и дело пытаясь исподтишка применить запрещенный прием. Все это происходило без единого звука, слышалось только шарканье ног. Противники не матерились и не кричали, отчего поединок казался еще более напряженным.

Наконец я увидела, что долговязый отпрыгнул достаточно близко ко мне. С трудом пошевелившись, подставила ему ногу. Тот как раз собирался отступать под градом ударов, сыпавшихся от Дена, споткнулся и полетел на спину. Ден получил преимущество и с такой силой пнул долговязого в челюсть, что голова фрика откинулась назад, и он отправился за компанию со своим дружком считать овец на зеленых лугах отключки.

Ден тут же опустился рядом со мной на колени. Его взгляд медленно скользил по моему телу, которое наверняка представляло собой жалкое зрелище после валяния в грязи. Мне показалось, что он растерян.

– Ты? – только и сказал он.

Приехали. Бросился спасать, сам не зная кого? Вот это обломинго ему, наверно, – увидеть меня в роли спасенной. То-то лицо так вытянулось.

– Нет, твоя бабуля, – съязвила я на автомате, поражаясь, что защитные реакции на Дена до сих пор при мне.

Он будто и не почувствовал иронии в моем голосе.

– Они… – он умолк, не закончив фразу.

– Обломались, – нервно усмехнулась я.

При нем хотелось сохранить хотя бы жалкие крохи самолюбия, если таковое еще было возможно. Ни за что на свете я не позволила бы Дену упиваться моим отчаянным положением, тем более упрекать чем-то наподобие «доигралась». Да, мне не следовало принимать угощения от незнакомцев и отходить хотя бы на шаг от Ромки после того, что устроила на танцполе. О’кей, я способна с первого раза усвоить урок.

– Как ты меня нашел?

Он не должен был видеть, как мне больно оттого, что мое тело едва не растоптали, какой ничтожной дурой я себя чувствую. Боль испытывают слабые, а я – не такая.

– Не знаю, – Ден пожал плечами, – как будто в спину кто-то толкнул. Захотелось выйти подышать, потом услышал какую-то возню за углом, а дальше уже не задумывался…

Я неожиданно для самой себя расхохоталась, потому что наконец осознала, каково было Дену прилететь сюда в костюме Супермена и обнаружить, что он получил по морде, защищая меня. Меня! Да у него наверняка со школы одна мечта – придушить меня собственными руками. А тут раз – и отхватил от фриков, защищая мою честь. Хренов рыцарь без страха и упрека!

Хохотать было легче, чем рыдать на плече у своего врага. Я собиралась дать волю слезам позже. Только не на виду у гадского Дена Овчаренко!

Он смотрел круглыми глазами, как я пытаюсь подняться и падаю обратно от хохота и от того, что действие «химии» продолжало усиливаться.

– Пьяная идиотка! – бросил Ден, а затем подхватил меня под мышки и поставил на ноги.

Я старалась не думать о том, во что превратилась моя шуба после валяния в луже и как от меня несет помойкой.

– Ты – мой герой, Денчик! – с придыханием пробормотала я, чувствуя, что коленки подкашиваются. – Мой чертов драный герой!

Новая волна смеха скрутила меня, и я повисла на нем, как обезьяна на пальме.

– Вика, у тебя серьезные проблемы с алкоголем, – произнес Ден, выводя меня из подворотни. – Завязывай так бухать.

Мне показалось, что в его голосе сквозит беспокойство.

Ого. Ден Овчаренко переживает за мою печень. Это круто.

– Я не пьяная, – если бы ему не пришлось волочить меня на себе, я бы непременно топнула ногой, – меня эти фрики какой-то «химией» опоили.

Ден на мгновение замедлил шаг, потом задумчиво произнес:

– Тогда понятно.

Что ему понятно?

Что ему, к чертям, обо мне вообще понятно?!

В этот момент я осознала, что его рука лежит на моей талии и обжигает сквозь одежду не хуже каленого железа. Под действием наркоты я не могла трезво мыслить, не могла дать ему отпор или сказать, чтобы убрал от меня свои лапы. С другой стороны, если бы Ден меня не держал, я бы точно свалилась на землю.

Мир вокруг менял запахи и краски, я все больше отрывалась от реальности. Кожа стала очень чувствительной, трение одежды доставляло невыносимые мучения. Хотелось сбросить с себя все до последней нитки. Теперь, кажется, становилось понятно, о чем говорили те подонки, утверждая, что я «буду просить еще».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6