Влада Ольховская.

Между мирами



скачать книгу бесплатно

– Да мне все равно, гений ты или нет. – Катя осторожно взяла его за руку, словно боялась этим легким движением причинить ему боль. – Вчера я видела, как ты совершил настоящее чудо. Ты спас всех тех людей – и спас меня. Спасибо.

– Да мы ведь квиты, – указал Найт. – Ты тоже не дала мне пойти на корм акулам!

– Как же иначе? Пока ты не доберешься до Лондона, ты мой пассажир, я несу ответственность за твою жизнь! Правда, я пока слабо представляю, как доставить тебя в пункт назначения. Если поделишься идеями, я буду только рада.

– С идеями пока туго, – помрачнел Найт. – Я немного перестарался вчера. Не то чтобы у меня был выбор, но все же… короче, моя магия пока бесполезна. Ее просто нет! Когда она вернется, я многое смогу: почувствовать землю, попросить о помощи других магов, передать им послание. Но пока – ноль, я простой смертный.

И это тоже был новый опыт. Он, маг из седьмой ветви, не был поразительно силен, но легко превосходил других чародеев, не связанных с Великими Кланами. Найт научился колдовать еще ребенком, и с тех пор магическая энергия никогда его не покидала.

Сегодня все было иначе. Он чувствовал себя раненым и слабым, там, где раньше кипела сила, теперь была пустота. Это пугало его, однако Найт старательно скрывал страх, чтобы поддержать свою спутницу.

А она все равно поняла. Катя, мало что знающая о магии, догадалась, что его беспокоит. Он почувствовал, как ее пальцы осторожно сжимают его руку.

– Не переживай, все хороню. Ты и не обязан решать все наши проблемы один! Нас здесь двое, и мы оба будем стараться найти выход. Может, мы вообще обойдемся без магии! Через час появится корабль, заберет нас отсюда, и окажется, что мы с тобой только зря переживали. Так что не нервничай, тебе нужен покой.

Найт только растерянно кивнул, он не привык, чтобы о нем, главе ветви, кто-то заботился. Обычно все было наоборот: к нему приходили за решением проблем! Но эта хрупкая человеческая девушка, кажется, и правда ничего не боялась и не требовала.

От этого желание спасти ее становилось сильнее.

* * *

Днем облака исчезли, и стало очень жарко. Солнце щедро бросало охапки раскаленных лучей на зеркальную гладь океана и маленький желтый плот, затерявшийся на ней. Это было плохо – и даже очень плохо.

Начать хотя бы с того, что резина постоянно перегревалась. Катя была вынуждена постоянно смачивать ее водой, иначе их единственное убежище могло в один не слишком прекрасный момент лопнуть. Тогда их ожидала бы лишь мучительная смерть: рядом по-прежнему не было ни земли, ни кораблей.

Людям приходилось еще хуже, чем резине. На плоту не было ни крыши, ни тени, им негде было спрятаться. Катю не покидало чувство, что она попала внутрь микроволновки: она не представляла, что солнце может быть таким жарким. Любая попытка смочить кожу водой делала ситуацию еще хуже: вода быстро испарялась, а оставшаяся соль усиливала ожог.

Поначалу Катя еще стеснялась раздеваться при едва знакомом мужчине, но жара быстро взяла свое, и она стянула юбку и кроссовки, а из блузки сделала импровизированный платок на голову, оставшись в одном белье.

Найт ничего не стал говорить, но она знала, что он смотрит на нее – и этот взгляд ее совсем не раздражал. Катя даже поймала себя на том, что ей хотелось ловить этот взгляд.

То было еще утром, а днем им стало не до таких мелочей. От жары и повышенной влажности Найт почувствовал себя хуже, рана на затылке воспалилась, никакие соляные компрессы не помогали. Он еще и мужественно отказывался пить, чтобы ей досталось больше воды. Кате приходилось дожидаться моментов, когда он оказывался на грани потери сознания, чтобы поднести к его губам бутылку с водой. Вот тогда он пил, но, опомнившись, прекращал и даже сердился на нее.

Воды оставалось все меньше. Катя понятия не имела, что будет дальше.

– Ты весь горишь, – обеспокоенно заметила она, проводя рукой по его лбу. – Думаю, температура под сорок, а у меня и лекарств нормальных нет!

– Жаль… Если бы можно было сбить температуру хоть ненадолго! Подозреваю, что она и сдерживает мою магию.

– Как это?

– Помнишь, я говорил тебе, что маги крепче обычных людей? – поинтересовался Найт. – Я не солгал. Сила любого Великого Клана направлена на укрепление здоровья, независимо от того, на какое колдовство мы способны. Если я оказываюсь в таком паршивом состоянии, как сейчас, моя сила уходит на поддержание во мне жизни, и ей плевать, чего я хочу.

С одной стороны, Катя была рада это услышать – она бы не пережила его смерть, одиночество пугало ее. С другой, без его магии они оба вряд ли выберутся отсюда. Они в воде уже почти сутки, а рядом с ними по-прежнему нет никого и ничего!

Ей было страшно, но она не хотела грузить его этим. Она смочила рубашку Найта в воде и положила ему под голову, надеясь, что это принесет ему хотя бы временную прохладу. Больше Катя ничего сделать не могла и просто села рядом с ним. Отдыхая, она украдкой пыталась разглядеть его правую руку, частично скрытую под одеялом. Она была уверена, что Найт дремлет и ничего не заметит.

Но он заметил:

– Что тебя там так заинтересовало?

Катя почувствовала, как ее щеки пылают от смущения.

– Высматривала обручальное кольцо, – признала она. Катя так устала, что не могла даже придумать подходящую ложь.

– Зачем тебе?

– Чтобы понять, сколько маленьких Интегри будет меня благодарить, когда я верну им папку и мужа.

– Тогда я тебя разочарую: толпы с дарами у твоих дверей не будет. У меня никого нет. Если я умру, титул главы седьмой ветви перейдет к моей младшей сестре.

– Ты не умрешь, даже не начинай, – поморщилась Катя. – Я не позволю тебе! Говорю же: только не в мою смену.

– Как скажешь, – устало улыбнулся он, прикрывая глаза. – Кстати о твоей смене… Как вышло, что русская красавица вдруг оказалась на борту американского самолета?

– Ты сейчас про меня или про себя?

– Очень смешно! Про тебя.

Она терпеть не могла этот вопрос. К счастью, обычно его и не задавали: ее коллеги, опасающиеся всего, что связано с политкорректностью, не хотели ее оскорбить. Вдруг подумает, что они не рады русской! Если же среди них находились любопытные, Катя отвечала какой-нибудь шуткой.

Но ему она могла ответить серьезно. Во-первых, Найт открыл ей свою тайну – Катя подозревала, что далеко не каждому позволено узнать о Великих Кланах. Во-вторых, они, возможно, умрут вместе и очень скоро. Какой толк что-то скрывать?

– У меня двойное гражданство.

– Родители из Америки? – предположил он.

– Муж американец.

– А…

Катя насмешливо закатила глаза:

– Что, решил, что все ясно?

– Уже представил себе сказку про Золушку.

– Напрасно. Там не было сказки.

А может, и была, но очень грустная, Катя не стала уточнять. Она приучила себя к тому, что прошлое должно оставаться прошлым. Так легче, зачем снова проходить через одну и ту же боль? Но здесь, на раскаленном от солнца плоту, рассказ полился сам собой. Было что-то необъяснимо правильное в том, чтобы сидеть рядом с ним, смотреть на далекое небо и вспоминать жизнь, которая, похоже, подходила к завершению.

Катя всегда мечтала стать стюардессой – с тех пор, как маленькой девочкой впервые попала на борт самолета. Прошли годы, а мечта так и осталась с ней. Катя получила образование и без труда устроилась в авиакомпанию. Это было несложно: она выросла миниатюрной красавицей, таких охотно брали на работу стюардессами.

В воздухе она чувствовала себя комфортней, чем на земле. Катя набралась опыта, научилась быстро соображать и не теряться в стрессовых ситуациях. Она знала, что она на своем месте, о другой работе она и не мечтала, и все же с годами в ее душе появилось чувство, что чего-то не хватает.

Она разобралась, чего: семьи и детей. Она любила полеты и путешествия, но ей отчаянно хотелось стать мамой, просыпаться и думать о любимом мужчине, а не о том, в каком городе она должна быть к вечеру. Ее перестали устраивать мимолетные романы, ей захотелось серьезных отношений.

Тогда она и познакомилась с американским пилотом Энрике Пилларом – такой союз был не редкостью среди людей, связанных с авиацией. Они работали на разные компании, им сложно было находить время для свиданий, но они постоянно общались по телефону. Энрике умудрялся устраивать им свидания не реже раза в месяц, и каждая встреча была незабываемо красивой.

– Постепенно я влюбилась. Но не в Энрике, а в то, какой он сделал мою жизнь, – признала Катя. – Только тогда я не видела разницы. Ужасно, да?

– Не слишком. Я бы сказал, знакомо, я и сам так увлекался.

– Я не просто увлеклась, я согласилась выйти за него замуж.

У них была красивая свадьба, красивый дом, и сами они, что таить, были красивой парой: высокий и смуглый Энрике рядом с изящной блондинкой Катей. После свадьбы она без сомнений уволилась, чтобы сосредоточиться на семье. Ей уже исполнилось двадцать шесть, она не хотела тянуть с рождением ребенка.

Но – не сложилось. Она не собиралась рассказывать обо всем Найту, вырывать из души подробности, которые до сих пор иногда не давали ей спать по ночам. Поэтому ему она все объяснила просто: «У меня не получилось выносить ребенка – были выкидыши на разных сроках».

А за этой короткой фразой, произнесенной спокойно и ровно, скрывался ее персональный ад. Первая беременность наступила через два года после свадьбы, но долго не продлилась – выкидыш случился на сроке трех месяцев. Это поразило и напугало Катю, она сразу же легла в больницу на обследование. Вот только медики в один голос твердили, что она здорова, и это был несчастный случай.

Катя не спешила верить им, она уговорила мужа пройти обследование. Она помнила то щемящее чувство, когда внутри нее угасла драгоценная жизнь. Она не хотела, чтобы это повторилось. Но Энрике тоже оказался здоров, врачи дали им зеленый свет.

И снова беременность потребовала усилий, специального питания и поддерживающих препаратов. Когда стало известно, что она ждет ребенка, Катя вела себя предельно осторожно. Она много гуляла на свежем воздухе, старалась избегать любых конфликтов, даже в город выезжала только при крайней необходимости.

Не помогло. Четыре месяца – и выкидыш. Физически она восстановилась быстро, но захлестнувшая ее депрессия не отпускала почти год. Катя чувствовала себя чудовищем, уничтожающим собственных детей, пустой и бесполезной скорлупой. Энрике поддерживал ее, как мог, однако ему все больше хотелось отправиться в очередной полет и оказаться подальше от нее.

Катя поняла, что превращается в истеричку. Она взяла себя в руки, стала посещать психотерапевта, прошла повторное лечение, не выявившее никаких болезней, а потом – курс общей терапии. Она все еще была молода, ей едва исполнилось тридцать, все анализы показывали, что ее здоровью позавидовали бы иные спортсмены. Она снова стала улыбчивой и веселой, Энрике тянулся к ней.

Третья беременность держалась долго и перевалила за критический срок в четыре месяца. Катя знала, что у нее будет дочь. Энрике был на седьмом небе от счастья и старательно записывал понравившиеся имена. Они сделали ремонт в одной из комнат, купили целый стеллаж игрушек и уютную деревянную люльку. Катя уже представляла, как будет нянчиться с малышкой, целовать крошечные пальчики и розовые, еще совсем пухлые пяточки.

На седьмом месяце беременности у ребенка остановилось сердце. Люлька так и осталась пустой, гроб понадобился раньше.

Катя даже не помнила первые месяцы после операции – она попала в больницу с нервным срывом. Муж почти не навещал ее, а когда она вышла, пытался утешить, говорил, что они попробуют снова, но при этом старался не смотреть ей в глаза. И она все поняла. Энрике был хорошим человеком и он, может, и не хотел ее винить, но иначе не получалось. Кого еще ему винить, себя?

Он был американцем по паспорту, но испанцем по крови. Энрике всегда хотел большую дружную семью, дом, наполненный звонкими голосами детишек. А ему досталась жена, не способная выносить даже одного ребенка. Катя сама подала на развод, он с готовностью принял ее предложение. Они очень быстро решили вопрос с имуществом и больше никогда не встречались.

Она с удивлением обнаружила, что не любит его – и никогда не любила. Она сохранила его фамилию только потому, что ей не хотелось менять все документы.

Подруги убеждали ее, что рано сдаваться. Они подсовывали ей статьи о несовместимости партнеров: иногда так бывает, что два человека здоровы, а их дети – нет. Судьба. Нужно не отчаиваться, а искать кого-то нового.

Вот только Катя не собиралась искать. После того, последнего, выкидыша, когда ее ребенок уже успел стать маленьким человеком, она поняла, что не вынесет еще одну попытку. Раз у нее не получилось стать матерью, значит, ей просто не суждено. Нужно смириться с этим и идти другой дорогой, жить дальше.

Она задействовала старые связи и скоро получила работу – снова стала стюардессой. Если одна мечта погибла, нужно было держаться за оставшуюся. Теперь, когда Катя сделалась прежней, мужчины не оставляли ее без внимания, но она не собиралась второй раз выходить замуж. Ее сердце билось спокойно и ровно, иногда она позволяла себе короткие романы ради развлечения, однако центром ее жизни оставалась карьера.

Это давало плоды: скоро ее повысили до старшей стюардессы. Правда, Катя знала, что не молодеет, и не представляла, что будет делать, если ее уволят из-за возраста или если она дослужится до пенсии. Но пока она отлично выглядела и могла не беспокоиться об этом ближайшие пять лет.

– И я уж точно не собиралась умирать в воздухе, – усмехнулась она. Катя сделала глоток и протянула бутылку с водой Найту.

Все это время он слушал ее молча, не пытался утешить и не задавал вопросов. От этого, как ни странно, было легче. Катя, поначалу настороженная, говорила все больше. Это казалось правильным: открыться хоть кому-то, и он узнал то, о чем не знали ни ее подруги, ни родители.

– Ты не умерла, – тихо напомнил Найт.

– Это пока.

– Я не дам тебе умереть.

– Посмотрим, как оно сложится. Но, знаешь, я вот сейчас говорю и понимаю: это была жалкая жизнь.

– По-моему, кто-то перегрелся на солнце, – нахмурился маг.

– Нет, я серьезно! Стюардесса-домохозяйка-стюардесса. Вся моя жизнь вместится в три слова. Спорим, никто больше не может так бездарно потратить тридцать пять лет!

– Никогда не спорь на деньги, увязнешь в долгах, – посоветовал он. – Я, например, прожил свою жизнь куда бездарней.

– Ты-то? Ты же глава Великого Клана!

– Я глава седьмой ветви Великого Клана, это совсем другое. Это как маленькое провинциальное подразделение огромной корпорации.

– И тем не менее!

– Моя роль не так уж уникальна, – вздохнул Найт. – Кто угодно может ее играть. Если я умру, моя сестра справится с ней не хуже меня. Я сейчас говорю не о том, кем я работал и как это делал. Я говорю о жизни, обо мне как о человеке. Маги и люди во многом схожи. Ты пыталась завести семью, я – нет.

– Мои попытки ни к чему хорошему не привели.

– Все равно, ты четко понимала свои ценности и приоритеты. А у меня ничего не было! Точнее, была толпа девиц, которых я теперь по именам не вспомню. Я никогда не думал о семье, мне казалось, что это неважно. Думал, что женюсь лет в сорок пять, потому что нужно продолжать линию крови. Жена и ребенок у меня никогда не ассоциировались с моим личным счастьем. Мне это было просто не нужно. Честно, вчера, когда я садился в самолет, мне было пофиг, кто станет моей женой. И вот он я, болтаюсь в океане, в шаге от того, чтобы стать рыбьим кормом, и понимаю, что это хреново – ничего не значить для других. Мои родители мертвы, с сестрой мы не слишком близки. Если я не вернусь, никто не станет делать мне условную могилу. Нет тела – нет надгробья. Зачем оно, если никто не захочет меня навещать?

– И я слышу это от человека, который велел мне не думать о смерти!

Она пыталась свести все в шутку, хотя и чувствовала, что Найт предельно серьезен. А как иначе? Они оба устали, оба обожжены солнцем, мага еще и мучают постоянные боли от незаживающей раны. Здесь нужно постараться, чтобы верить в лучшее!

Поэтому она не стала его упрекать, она просто села к нему ближе и обняла его. В первые секунды Найт напрягся – он, похоже, такого не ожидал. Но потом он расслабился и прижал Катю к себе.

– Тебя будут помнить те люди, которых ты спас, – прошептала она.

– Они даже не знают, что это был я.

– Это неважно. Они будут помнить чудо. Знаешь, я хочу верить, что мы с тобой выберемся из этой передряги. Но даже если нет… это не так уж плохо – остаться для кого-то чудом.

* * *

Они спали по очереди. Кто-то должен был отдыхать, кто-то – следить за тем, чтобы плот не перегрелся и чтобы корабль, если он вдруг появится на горизонте, не прошел мимо.

Первой отправилась отдыхать Катя – она не спала предыдущей ночью и валилась с ног от усталости. Они договорились, что Найт разбудит ее к закату, но, как она и предполагала, он позволил ей поспать чуть дольше. Когда она проснулась, океан уже был укрыт ночью, и единственным источником света у них над головами оставались звезды.

Но какие это были звезды! Катя бывала в разных странах, рассматривала небо из разных уголков планеты, однако такое она видела впервые. Прямо над ними в непроницаемой тьме сияли крупные бриллианты – белые, голубые и желтые. Луны в эту ночь не было, но она оказалась не нужна. Звезды были похожи на миллиарды китайских воздушных фонариков, которые запускают в небо, когда загадывают желание.

Миллиарды чьих-то желаний.

– Это поразительно, – прошептала Катя.

Она перевела взгляд на своего спутника. Бледный свет звезд скрывал его болезненный вид, тени, оставленные у него под глазами потерей крови, и красные пятна солнечного ожога. Найт казался здоровым и сильным, как и она. В ночной прохладе, под этими звездами, так легко было поверить, что они не обречены и у них все будет хорошо.

Даже если еды у них совсем мало, воды почти не осталось, а завтра солнце может сжечь их до крови. Плевать, что будет завтра. Не до конца понимая, что делает, Катя подалась к нему и поцеловала.

Может, это было глупо – но так правильно сейчас! Не важно, что она его едва знает и он даже не человек. Ее жизнь уже перевернулась с ног на голову, зачем вообще запреты?..

…А затем, что у него тоже есть чувства. Может, она ему вообще неприятна! Эта мысль отрезвила Катю, заставила поспешно отстраниться от него и смущенно отвести взгляд.

– Прости, пожалуйста.

– Если меня что и разочаровывает, так твои смены настроения, – рассмеялся он. – Начала – так продолжай!

– Я я не знаю, что на меня нашло.

– Я тоже не знаю, но одобряю.

– Ты же маг…

– При чем тут это? От обычного человеческого мужчины меня отличает только умение колдовать. А это, поверь мне, никак не влияет на отношение к поцелуям красивых женщин!

– Я поторопилась.

Катя сейчас чувствовала себя полной дурой. Такое поведение просительно разве что шестнадцатилетней девочке – а она в матери шестнадцатилетней девочке годилась! Что он теперь подумает о ней? Что ей самой о себе думать?

Она стыдилась смотреть на него, поэтому перевела взгляд на океан. В черных волнах отражались искристые звезды, такие близкие и так много… С каждой секундой их становилось все больше.

Катя с удивлением перевела взгляд на небо, но там все было по-прежнему. Огней становилось больше только в океане, и она наконец поняла, что это не отражение. Прямо под ними что-то сияло – и оно было таким же огромным, как звездное небо.

– Найт, – еле слышно произнесла она.

– Что с тобой? – смутился маг. – Я тебя обидел?

– Да забудь ты про это! По-моему, у нас проблема…

Проследив за ее взглядом, он перебрался к надувному борту и тоже посмотрел вниз. Казалось, что они теперь плывут по морю золотых и серебряных огней. Под ними кружились живые искры, танцевали и переплетались на глубине, но к поверхности даже не приближались.

– Что это? – спросила Катя.

– Плохо, – коротко ответил Найт.

– Но это же так красиво!

– И очень плохо.

– Как что-то настолько красивое может быть плохим?

– Это только с моей удачей… Я не знаю, что это, но догадываюсь.

– Ты можешь мне объяснить?

– Вот это, – Найт указал на золотые огни, скрывающиеся в черных волнах, – нечто вроде морской версии блуждающих огоньков. То есть, примитивная форма призраков. Можешь рассматривать их как мистическую версию медуз: они сравнительно безопасны и сами по себе угрозы не несут.

– Что же тогда очень плохо?

– Эти огни могут появляться сами по себе, а могут кружить, как паразиты, возле кого-то очень могущественного. Если они сами по себе, нам ничего не угрожает. А если нет… Тот, вокруг кого они кружат, может нас почуять.

– Каким образом?

– Я ведь маг, – напомнил Найт. – Может, я и не могу использовать свою силу, но она никуда не исчезла.

– А если он вылезет, то… все?

– Скорее всего, да.

Она почувствовала, как он сжимает ее руку. Катя знала, что ему страшно. Ей, наверно, тоже следовало испугаться, однако она не могла, слишком уж красивым было движение призраков под водой. Их маленький плот как будто скользил по северному сиянию!

А потом там, вдалеке, за огнями, появилось оно. Огромное пятно, мерцающее лунным светом. Большое, сильное и быстрое, мгновенно распугавшее золотые огоньки. Оно уверенно приближалось к поверхности, а значит, уже почуяло цель.

Найт обнял ее, прижимая к себе, а она даже не смотрела на него, не в силах оторвать взгляд от бездны и существа, которое из нее выбралось.

Оно вынырнуло в сотне метров от плота, и это было к лучшему, потому что иначе поднятые им волны перевернули бы жалкое спасательное суденышко. Морское чудовище было огромным, Кате показалось, что перед ними за мгновение вырос небоскреб. А еще это была самая жуткая тварь, какую ей доводилось видеть – до такого не дошли даже создатели фильмов ужасов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6