Влада Ольховская.

Ангел тысячи лезвий



скачать книгу бесплатно

Пролог
Герой

Огонь загнал их в угол, и бежать было некуда. Языки пламени, танцующие на стенах и потолке, ослепляли, едкий черный дым от горящего пластика обжигал легкие и не давал дышать. Настя прижимала к лицу влажный платок, но все равно не могла подавить хриплый кашель, разрывающий ее изнутри. Глаза слезились – и не только от жара. Она слишком хорошо понимала, что они не выживут здесь, и плакала от ужаса перед тем, что теперь казалось неизбежным.

Так не должно было случиться. День начинался как обычно: сорок минут в метро, торопливый бег на каблучках, потому что светофор уже мигает, одно из офисных зданий, зеркальными боками рисующих горизонт города, дежурное «Здрасьте» коллегам. Все было так же, как и вчера! Откуда она могла знать, что где-то под ними, этажом ниже, вспыхнет пламя? Настя понятия не имела, почему это случилось и почему сигнализация сработала так поздно. Лифты отключились мгновенно, а когда девушка бросилась к лестнице, там уже все было затянуто черным дымом.

Кому-то удалось спастись – она видела, как люди выбегают на улицу, напуганные, но счастливые, потому что огонь их не коснулся. Настя кричала, звала их, и они точно знали, что она все еще здесь. Но что они могли изменить? Прыгнуть с шестого этажа она бы ни за что не решилась.

А потом огонь, расползавшийся по стенам, отогнал ее от окна, заставил искать убежище. Настя делала все, как ее учили когда-то в школе – на работе она только расписалась на бланке с правилами безопасности, даже не читала их. А вот школьные уроки, оставшиеся в далеких уголках памяти, вдруг проявились, вывели Настю и остальных в самую прохладную комнату возле туалетов, дали в руки платки и шарфики, смоченные водой.

Но на этом – все. Из кабинетов, превратившихся в жерло вулкана, не было выхода. И то, что Настя осталась здесь не одна, ее не утешало: рядом с ней рыдали такие же беспомощные девушки, как она сама. Надежда на то, что их все же спасут, таяла на глазах. Настя с ужасом представляла, как ее родных вызовут опознавать жуткий обгоревший труп…

Когда впереди мелькнул темный силуэт, Настя не поверила своим глазам, решила, что это слезы рисуют перед ней миражи. Никто не мог сюда прийти, все ведь в огне! А если бы пожарные вдруг и добрались так высоко, их была бы целая команда, а не один человек. Разве нет?

Оказалось, что нет. Темный силуэт за завесой пламени не исчез, он приближался, становился все более отчетливым. Внезапно огонь отступил, да так, как не должен был – как живой зверь, испугавшийся хозяина.

На пороге кабинета стоял молодой мужчина в форме охранника офисного здания. Настя никогда не видела его раньше – она бы такого запомнила! Высокий, подтянутый, с густыми каштановыми волосами и яркими изумрудными глазами, он резко отличался от одутловатых дяденек, которые целыми днями разгадывали кроссворды на первом этаже. Да и форма на нем была совсем новая, еще со складками, указывавшими, что она долго хранилась сложенной – и по размеру ему не подходила.

Получается, мужчина только что надел ее. Но зачем? И где его одежда – не мог же он в здании голым оказаться!

Огненный водоворот не давал Насте сосредоточиться на этом, она снова закашлялась, сгибаясь пополам в приступе удушья. Она боялась потерять сознание, когда почувствовала, что жар постепенно спадает. Так не могло быть, но было. Девушка быстрым движением смахнула слезы с глаз и с удивлением обнаружила, что огонь отступает.

– Дамы, вы тут, конечно, пригрелись, но задерживаться не стоит, – очаровательно улыбнулся им мужчина. – Пора уходить.

Он был спокоен, несмотря на ад, окружавший их. Никто не должен был относиться к пожару так равнодушно, даже опытный спасатель, а этот мужчина никуда не спешил! Настя решила, что он ей все же чудится, что это галлюцинация, порожденная ее лишенным кислорода мозгом. Однако когда она обернулась на своих спутниц, то увидела, что они тоже завороженно смотрят на мужчину.

Он повел их к выходу, причем так спокойно, словно экскурсию тут организовывал. Он не кричал на ослабших девушек, не требовал двигаться быстрее. Напротив, он поддерживал их, подбадривал:

– Не нервничайте, красавицы, все будет хорошо. Где тут лестница?

– Как же вы попали сюда, если не знаете, где лестница? – поразилась Настя.

– С неба свалился, – подмигнул ей мужчина. – Так где лестница-то?

В его спокойствии чувствовалась какая-то магия. Только одно слово сейчас кружило в сознании Насти: герой. Раньше оно казалось ей таким пафосным, подходящим разве что перекачанным мачо из американских боевиков. Но вот он был перед ней, живой, невозмутимый, уверенный настолько, что подавил истерику группы перепуганных женщин. Как еще его можно было назвать?

Хотя магия была не только в этом, рядом с мужчиной действительно творилось нечто странное. Он не пробивался сквозь огонь – это огонь уходил с его дороги, забивался по углам, волной откатывался с потолка, как прибой. Уже это было чудом, но когда Настя присмотрелась внимательней, она обнаружила, что на месте пламени не остается повреждений. Словно и не было там никакого пожара! Рядом по-прежнему все горело, а на их пути появлялись идеально чистые ковры, белый пластик потолков и даже на бумагах не было ни следа копоти.

А за их спиной огненная завеса смыкалась, и огонь вел себя так, как и должен был. Ее спутницы, измученные жаром, едва живые от усталости, были не в том состоянии, чтобы заметить это. Но Настя все видела!

– Как вы это делаете? – не выдержала она.

– Я просто нахожу удачную дорогу, – многозначительно произнес мужчина. – Всегда. О, смотри, лестница!

Узкая лестничная клетка была затянута дымом настолько плотно, что входить туда было страшно. Однако мужчина просто повел рукой в воздухе, и черные клубы перед ними начали рассеиваться, освобождая путь к спасению.

Сообразив, что свобода уже близко, девушки оживились. Они бежали вперед, спешили, и Настя их прекрасно понимала. Ей казалось, будто она вырвалась из могилы! Не будет чудовищной смерти в огне, не будет опознания, рыдающей семьи и похорон с закрытым гробом. Эйфория, переполнявшая ее в этот момент, заставила девушку забыть обо всех странностях, что произошли на шестом этаже, и вместе с остальными бежать вперед.

Она поторопилась, оступилась на ступеньке и упала бы, если бы мужчина не подхватил ее на руки. Это он вынес ее на улицу, где среди дыма собрались люди, помогавшие раненым. Только там он осторожно поставил ее, дрожащую от пережитого шока, на ноги.

– Все в порядке, – тихо заверил ее он, и его голосу, мягкому и невозмутимому, Настя не могла не верить. – Теперь все будет хорошо. В здании никого нет, и никто не погиб сегодня.

– Кто вы такой? – прошептала девушка.

– Да разве ж это интересно? Просто человек, который случайно оказался рядом. С этим Настя была не согласна, но решила не давить.

– Вы меня спасли… Я могу хоть как-то вас отблагодарить?

– Конечно. Ответь на один вопрос, и мы, считай, квиты.

– На какой угодно, спрашивайте! – Настя была искренне рада тому, что может быть ему полезна. Глядя на скелет здания, почти сожранный огнем, она понимала, в каком она долгу перед этим человеком.

И он действительно задал всего один вопрос:

– А какой сейчас год?…

Глава 1
Дана и король

«Привет, мам! Ты вряд ли поверишь, что это письмо от меня, я ведь для тебя мертва. Я даже не знаю, где меня похоронили! Но я, правда, жива. А то тело, которое вам дали, это муляж. Звучит как бред? Но всю мою жизнь нельзя теперь назвать нормальной».

Дана ненадолго отстранилась от письма, тяжело вздохнула. Ей не нравилось это начало. Однако, переведя взгляд на мусорную корзину, заполненную смятыми листками бумаги, она вынуждена была признать, что ей ни одно начало не нравилось. Нужно было продолжать, ведь нельзя рассказать о безумных событиях парой нейтральных фраз.

«Знаю, тебе сказали, что я умерла на Эльбрусе. Помнишь, как ты отговаривала меня от той поездки, говорила, что у тебя на душе неспокойно? Ты была права. Я должна была умереть, мне просто не повезло. Я сорвалась в пропасть… Виновата была, конечно, не я, хотя ты вряд ли мне поверишь. Только что это меняет? Когда я падала туда, вниз, я была уверена, что умру. Это так страшно, мама – лететь и думать о том, что все заканчивается. Как самоубийцы делают это добровольно – не представляю! Они, должно быть, не знают, каким бывает страх. А когда узнают, становится уже слишком поздно.

Но для меня поздно не стало, мама, я выжила. Хотя когда я очнулась, мне показалось, что это загробный мир, чистилище или что-то вроде того! Я была в общей спальне с несколькими десятками девушек, потом туда пришла женщина, покрытая древесной корой, и сказала, что всех нас продадут с аукциона. Что это место такое – Красный гарем, закрытый мир, где маги и нелюди покупают себе человеческих жен.

Естественно, я не поверила ей. Кто бы поверил на моем месте? Я и еще одна девушка, Лиза, решили бежать. Но когда мы выбрались из дворца, мы увидели такие вещи… Я не знаю, как объяснить тебе, мам. Такое, чего в мире быть не может, и никакими спецэффектами этого не достигнешь. Магия! Настоящая магия, мама. Только магия эта не была такой доброй и невинной, как пишут в сказках. Лиза погибла, а меня поймали и вернули во дворец».

Взгляд Лизы, застывший в немом ужасе, она забыть так и не смогла. Иногда он снился Дане – как и многие события того времени.

Теперь все было по-другому. Она сидела в просторном кабинете с дорогой мебелью из вишневого дерева, перед ней открывался роскошный вид на цветущий сад. На ней было платье из нежнейшего золотого шелка, на которое в прошлой жизни ей пришлось бы два года копить, питаясь только хлебом, водой и добрыми мыслями!

Но даже среди этой роскоши она не забывала о том, через что прошла.

«Хозяйка аукциона была не рада моей диверсии. Это ты, мам, привыкла к моему характеру. Она не хотела ни привыкать, ни терпеть. Она все равно отправила меня на аукцион, но перед этим изуродовала, чтобы меня никто не захотел купить. Она не собиралась щадить меня, просто хотела унизить перед другими невестами и всеми мужчинами, что собрались там. А потом скормить какой-то твари, которая жила под дворцом!

Только знаешь, что? Облом ей! Меня купили. Ты бы видела ее лицо, когда меня забрали. Правда, мое лицо было примерно таким же. Потому что в этом мире магии и чудовищ вдруг оказался знакомый мне человек.

Помнишь Никиту Грабовского? Не помнишь, конечно, я только один раз о нем говорила, потому что мы и пересеклись-то однажды! Друзьями точно не были. На одной из вечеринок, которые я организовывала, он приставал ко мне, получил пощечину, все. Вообще не мой человек, и встречаться с ним снова я не собиралась.

А теперь представь мое удивление, когда я вдруг увидела его на аукционе. Он тоже узнал меня, потому и купил. Он меня спас, мама! Не хочу представлять, что было бы, если бы он не вмешался».

Она только потом поняла, на какую жертву он пошел ради нее. Никита не собирался жениться, у него были для этого серьезные причины. Но когда речь зашла о жизни и смерти, он не смог остаться в стороне. Дана не знала, судьба это или случайность, однако она до сих пор была благодарна ему.

«Хотя на самом-то деле его не Никита зовут. Никита Грабовский – это имя для маскировки в человеческом мире. А в мире магии он Амиар Легио, вот так-то.

Целый мир магии! Там есть колдовство, ведьмы, вампиры, оборотни, големы… Много кто есть! О ком-то я знала из книг и фильмов, о ком-то даже не слышала. И внезапно это все стало моей новой жизнью!

Тогда я и узнала о Семи Великих Кланах. Это колдовская элита, семь влиятельных семей, которые от природы получили уникальную силу. Они не слишком любят друг друга, тут все как у людей. Но поскольку по могуществу они примерно равны, им приходится жить в мире и уважении.

Для обывателей магического мира любой представитель Великого Клана – это уже аристократ. Серьезно, видела бы ты, как от них на улицах шарахаются! Кто-то кланяться начинает, а кто-то пытается дерзить – мол, я такой весь независимый и непокорный. Но этих чудиков мало, в основном нелюди предпочитают не нарываться.

Внутри каждого клана существует своя иерархия. Посторонним до нее дела быть не должно, а для самой семьи это супер важно, сложно даже сравнить с чем-то из нашего мира. В каждом клане десять ветвей, первая – это верхушка, чуть ли не боги для всех остальных. Дальше идет понижение, ну и десятая ветвь – это так, хвостик клана.

Так вот, Амиар оказался из Великого Клана, но из десятой ветви. Я не знаю, бочка меда это с ложкой дегтя, или наоборот – бочка дегтя с ложкой меда. У него еще и история была необычная. Он родился в первой ветви, должен был возглавить клан, но оказалось, что его магическая сила так незначительна, что его перевели в десятую ветвь. Это для них позор! Поэтому Амиар не хотел заводить семью и наследников, он считал, что только так может восстановить справедливость – позволить своей ветви исчезнуть. Ради меня ему пришлось отказаться от этого плана.

Нам сложно было привыкнуть друг к другу, мам. Помнишь, ты говорила, что ни один нормальный мужик меня долго не выдержит? Я-то знаю, что шуткой это было лишь наполовину. А теперь умножь это на проблемы с магическими кланами, и будет такой хаос, что ой-ой-ой! Я думала, что мы разбежимся, что он бросит меня. Но все само собой получилось».

В письме матери Дана решила ограничиться этим невинным «само собой получилось». Ее семье, которая и так много перенесла, не нужно было знать обо всех кошмарах Красного гарема. Например, о том, как на Дану напал вампир. О големе, который чуть не убил Амиара, и Дана была готова пожертвовать жизнью, чтобы его защитить. О тайных посланиях, найденных ею в комнате Эмилии Легио, матери Амиара. Об убийце, который прятался в зеркалах и чуть не расправился с девушкой.

Не нужно ее матери обо всем этом знать, пользы никакой, одни волнения. Да и не это Дана теперь считала главным.

«Я люблю его, мам. Кто бы мог подумать, что так будет? Я – точно нет. Я даже не знаю, когда именно это случилось. Там столько всего происходило, что я даже не заметила! Но теперь я знаю это наверняка. Поэтому если вначале я еще думала о том, как вернуться к прежней жизни, то теперь уже нет. Нельзя забыть обо всем, что я знаю.

Да и не хочу я забывать! Я никогда не была так счастлива, как с ним. Помнишь, когда я заводила очередное дикое хобби вроде прыжков с парашютом, ты все спрашивала, чего мне в жизни не хватает? Мне вот этого не хватало, мама. Амиара и всего, что я чувствую теперь.

Но дело не только в нем. У меня здесь есть друзья! И людей среди них нет, такая вот ирония. Кроме Амиара, я знаю уже трех представителей Великих Кланов! Мало кто таким может похвастаться, серьезно.

В первую очередь это, конечно, Рин Интегри. Он вроде как лучший друг Амиара, а значит, и я ему доверяю. Рин из девятой ветви своего клана, Амиар – из десятой, так что им легко было сойтись. Он очень классный, потому что ко всему относится просто. Огромной силы у него нет, но и комплексов по этому поводу – тоже. Он наслаждается жизнью, хотя несерьезным я бы его не назвала. Когда надо, он умеет клыки показать! Не буквально, конечно, клыков у магов нет, ты не подумай, это ж не вампиры!

Так вот, Рин приехал в Красный гарем просто потусоваться с друзьями и расслабиться. Искать жену на аукционе он не хотел, как и Амиар, но по другим причинам. Только уехал он все равно не один! Он теперь живет с Уникой – она в Красном гареме притворялась проституткой. Прежде чем ты возмутишься, сразу скажу: она не была проституткой на самом деле. Уника – ведьма, но ведьмам в Красный гарем нельзя, вот она и притворялась. Она ни к какому шабашу не относится, общины не признает, а жрицей любви назвалась, чтобы проще было магов грабить. Думаю, она тоже не представляла, что сойдется с Рином – а вот сюрприз! Они могут чудить сколько угодно, но я вижу, что они любят друг друга. Они красивая пара, и оба рыжие – бывает и так. Хотела бы я посмотреть на их детей… Уверена, что посмотрю, эти двое точно не расстанутся!»

Воспоминания о Рине и Унике всегда приносили улыбку. В их случае тоже, пожалуй, судьба постаралась. У ведьмы и мага из Великого Клана, теоретически, не было ни шанса сойтись. И пожалуйста!

Если бы Рин обладал большей силой, его клан забеспокоился бы. Но представителю девятой ветви было разрешено все что угодно, требования к нему были невысоки.

В Красном гареме Рин и Уника рискнули жизнью, чтобы помочь им с Амиаром. Дана не собиралась забывать это.

«Есть еще Катиджан Инанис. Ты его тоже знаешь – это тот холеный красавчик, Григорий Серов, которого вечно во всякие там списки самых сексуальных холостяков включают. Вспомнила его? Так вот, он тоже маг! Да еще и из третьей ветви своего клана, а это, на минуточку, аргумент.

Знаешь, если бы ты попросила меня описать Катиджана одним словом, я бы выбрала «неоднозначно». Я до сих пор не разобралась, какой он на самом деле. Они с Амиаром вечные соперники, сами себя зовут врагами, только это неправда. Они не враги. Когда все мирно, они могут подурить, подраться даже, совсем как мальчишки, хотя оба уже здоровые дядьки. Но когда стало плохо, Катиджан остался рядом с нами. Он сложный, мама, да только не плохой. Хотя доверять ему на сто процентов, как Рину, я бы не спешила».

Она хотела дописать, что в какой-то момент Катиджан пытался отнять ее у Амиара, однако остановила себя. Мама точно неправильно поняла бы такое. Она бы подумала о страстном любовном треугольнике – только зря. Возможность забрать невесту у давнего соперника Катиджан считал просто очередной победой. Он не любил Дану – да и никого не любил. Он был типичным представителем элиты Великих Кланов, сосредоточенным только на себе.

Дана не сомневалась, что в глубине души он не такой. Вот только сможет ли эта глубина пробиться через слой пафоса и эгоизма – вопрос. Без посторонней помощи – вряд ли, и тут девушке оставалось лишь верить в судьбу.

«Ну и конечно, Наристар Арма. Он из них всех самый крутой – вторая ветвь. Но если Катиджан свою корону носит открыто и громко, так сказать, то Наристар – совсем другая история. Он молодой и очень тихий, не думаю, что ему так уж просто общаться с людьми. Его клан создает механические артефакты, поэтому Наристару проще найти общий язык с големами. Надеюсь, Света это исправит.

Света тоже была на аукционе, как и я. Она маленькая совсем, лет ей, по-моему, восемнадцать или девятнадцать, точно не помню. Но уже тогда она вела себя взрослее, чем многие тетки постарше. Она умница. Ей не повезло, ее купил какой-то бурдюк с жиром, да только она сумела от него сбежать и сама попросила Наристара о помощи. Он дал ей убежище, со второй ветвью Великого Клана никто спорить не будет. Вряд ли он сразу отнесся к ней серьезно, но Света его приручила, это видно. Не намеренно, ты только не думай, что она какая-то ушлая манипуляторша! Она просто искренне заботилась о нем, не думая о его деньгах и титуле. Он к такому не привык.

Было бы честно, если бы у них все сложилось хорошо. Только судьба не всегда такая добрая… Света умерла, защищая Наристара. Ну, вроде как умерла. Мне-то самой это понятно, но я не знаю, как это описать тебе. Если бы мы с тобой поменялись местами, я бы точно не поверила!

Дело в том, что на Наристара напала Горгона. Ага, та самая, что в легендах. Здоровая такая бабища со змеями, торчащими из головы, и глазами, способными превращать людей в камень. Она хотела убить Наристара, но Света закрыла его собой. Ну и превратилась в камень, чуда тут не произошло.

Вот только Наристар не дал ей умереть окончательно. Он ведь мастер артефактов! Он превратил окаменевшую Свету в каменного голема. Чтобы тебе было проще, представь себе живую статую. Она думает, говорит, двигается как человек – она и есть тот же человек, что и раньше. Но теперь она вся сделана из камня, даже волосы и одежда.

Не представляю, что она чувствует. Я бы точно не хотела быть на ее месте! Да и сама Света, когда увидела, что с ней стало, хотела умереть. Наристар уговорил ее остаться, потому что он очень ее любит, хотя вряд ли сам понимает это. Сейчас он ищет способ вернуть ей человеческое тело.

Видишь, как здесь все сложно, мама? Но самая важная новость еще впереди».

Дана потянулась, разминая затекшие мышцы. Кресло было удобным, но и оно не спасало от усталости, ведь она не вставала уже несколько часов. Когда она села за письмо, за окном еще было светло. Теперь же кабинет окутал полумрак, который рассеивала только настольная лампа с фарфоровым абажуром.

«Оказалось, что Амиар не из десятой ветви на самом деле. Когда он только родился, на него поставили магическую печать, блокирующую его силу. Его собственная мать пожертвовала жизнью ради этого! Она и рассказала мне правду через подсказки, которые я нашла в ее комнате.

Все дело в том, что Амиар – Огненный король. Это очень редкий дар, который появляется раз в несколько столетий. То есть, он маг, который обладает способностями всех Семи Великих Кланов и почти бесконечной энергией. Легенда гласит, что все Великие Кланы произошли когда-то от Огненного короля. А значит, когда такой маг рождается, ему достается роль правителя над всеми остальными.

Но есть подвох, мам, куда ж без него! Сила Огненного короля настолько велика, что человеческое тело просто не может ее вместить. Если Амиар использует весь свой дар, это разрушает его изнутри. Поэтому клеймо нужно не только для контроля, но и для защиты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7